Закон о верующих

Как в России работает запрет пропаганды гомосексуализма

В МВД России предложили ввести уголовную ответственность за «пропаганду педофилии и гомосексуализма» среди несовершеннолетних. Как пишет информационное агентство ТАСС, 19 октября на заседании Госдумы Сергей Алабин, начальник отдела по борьбе с педофилией управления организации борьбы с преступлениями против личности ГУУР, заявил: «Был озвучен вопрос по поводу пропаганды педофилии, гомосексуализма, нетрадиционных отношений и так далее. Лично я считаю, что административная ответственность малоэффективна. Если это возвести в ранг уголовной ответственности, то мы сохраним наше поколение, которое не должно вырасти ориентированным на педофилию и нетрадиционные отношения».

И хотя российская медицина официально принимает международный классификатор болезней (МКБ-10), в котором гомосексуальность не является заболеванием, это не мешает представителям МВД считать гомосексуальность отклонением — наравне с педофилией.

Закон против гей-пропаганды

Уголовная статья за «мужеложство» была отменена в России в 1993 году. А в 2013 году Госдума приняла закон, устанавливающий административную ответственность за гей-пропаганду среди детей в виде штрафа. Он может составить от 50 тысяч до 1 миллиона рублей.

Митинг против закона о «гей-пропаганде» в России, январь 2013 год

Среди недавних случаев — дело Евдокии Романовой, самарской активистки. Два года назад девушка перепостила ссылки из изданий The Guardian и BuzzFeed на ЛГБТ-тематику в соцсетях Facebook и “Вконтакте”. 26 июля 2017 года ей позвонила участковый местного отделения и вызвала в отдел полиции для дачи показании по делу человека, о котором девушка ни разу в жизни не слышала. Несмотря на подозрительный повод для вызова, девушка пришла в отделение, где ей были предъявлены обвинения в «гей-пропаганде». Девушка призналась DW, что сотрудники правоохранительных органов даже угрожали ее мужу, гражданину Австрии, депортацией из России. Романова подключила к делу СМИ и правозащитную организацию Amnesty International, однако штрафа за «гей-пропаганду» избежать не удалось. 19 октября самарский суд выписал Романовой штраф в 50 тысяч рублей за репост статей.

Что такое «пропаганда гомосексуализма»

Юрист правозащитной организации «Агора» Дамир Гайнутдинов считает, что критериев оценки пропаганды в российском законе нет, поэтому госорганам приходится «выкручиваться». Из формулировки Конституционного суда РФ следует, что «пропаганда нетрадиционных сексуальных отношений»- это распространение информации, которая может нанести вред здоровью, нравственному развитию и сформировать искаженные представления о социальной равноценности традиционных и нетрадиционных брачных отношений среди несовершеннолетних.

Юрист правозащитной группы «Агора» Дамир Гайнутдинов

«Грубо говоря, нельзя говорить о нормальности ЛГБТ. Во всяком случае в присутствии несовершеннолетних», — трактует закон Гайнутдинов.

В поддержку этого законопроекта Роскомнадзор проводил собственные исследования, которые опубликовал под названием «Концепция информационной безопасности детей». В ней приводится пример того, что опубликованная статистика усыновления гомосексуальными и гетеросексуальными парами «формирует у детей и подростков представления о том, что гомосексуальная пара не хуже гетеросексуальной может справиться с родительскими обязанностями». По мнению Роскомнадзора, подобная информация может повлиять на самоидентичность подростка и приравнивается к пропаганде.

Таня Локшина, программный директор Московского бюро Human Rights Watch, считает, что в России много законодательных актов с «расплывчатыми» формулировками. Но в законе «о гей-пропаганде» расплывчатости нет. «Практически любое публичное позитивное освещение ЛГБТ-людей, отношений может расцениваться как пропаганда. Теоретически этот закон можно применить ко многим людям. Но его применяют выборочно», — рассказала DW Локшина.

Нарушение прав граждан РФ

В июне 2017 года Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) признал российский закон 2013 года дискриминационным, а также указал на то, что он нарушает статьи европейской Конвенции по защите прав человека, а именно статью 10 («Свобода слова») и статью 4 («Запрещение дискриминации»).

Правозащитница Human Rights Watch Таня Локшина

Предпосылкой подобному решению стало обращение в ЕСПЧ трех россиян — активистов движения ЛГБТ: Николая Баева, Алексея Киселева и Николая Алексеева. Все трое привлекались к ответственности за пропаганду «нетрадиционных» отношений в России. ЕСПЧ постановил выплатить им компенсацию в размере 50 тысяч евро. Минюст России выразил свое несогласие с решением ЕСПЧ и обещал его обжаловать. В случае неисполнения решения ЕСПЧ России грозят штрафы и испорченная репутация.

Локшина считает, что в данном случае у РФ есть только один выход — отказаться от закона о «пропаганде нетрадиционных отношений». Впрочем, активистка не исключает, что Россия лишь выплатит компенсацию пострадавшим, а закон оставит.

Цель — самоцензура

Прецедентов применения закона не так уж много. Дамир Гайнутдинов рассказал DW, что за все время существования статьи к ответственности в РФ привлекли 14 человек. Юрист пояснил, что дискриминация ЛГБТ в России есть, но власти пока не готовы брать на себя за это ответственность.

«Правоохранители больше ориентированы на экстремизм, и массовое юридически оформленное преследование ЛГБТ вряд ли нужно с точки зрения имиджа», — считает Гайнутдинов. По словам правозащитницы Тани Локшиной, сравнительно небольшое число прецедентов объясняется выборочным правоприменением в России. Его цель — создать эффект «самоцензуры». Люди понимают, что если это случилось с кем-то, то может произойти и с ними.

Локшина рассказала, что пока обсуждаются и принимаются подобные законы, число нападений на ЛГБТ-активистов в России растет. Того, кто рискнет поддержать идеологию или мероприятия ЛГБТ, могут попросту избить. «Когда государство принимает закон, который фактически констатирует, что люди, являющиеся членами ЛГБТ-сообщества — люди второго сорта и вредны для общества, это подталкивает рост гомофобных настроений. С другой стороны, это дает ощущение безнаказанности агрессивным и радикальным гомофобам. Поэтому быть ЛГБТ-активистом сегодня — небезопасно», — говорит Локшина.


  • Политика в картинках

    Этические законы Миста.

    Здравствуйте уважаемые читатели!

    Люди не любят слушать нотации. Не любят , когда их учат жизни (ведь учить можно пока поперек лавки человек помещается, а у нас здесь 18 +)

    Если человек повзрослел, от нарушений его удерживает не страх наказания, а осознанный моральный выбор. А если повзрослел успешно, то свои правила он распространяет на себя, а не разглядывает окружающих сквозь призму субъективного мнения, рыдая на форуме о их несовершенстве. Все привыкли жить по только собственным правилам, но соблюдение норм окружающей среды может существенно облегчить жизнь. Пространство онлайн- игры Мист является для многих той самой «окружающей средой » по 3-5 часов в сутки ( про тяжелые случаи умолчу) .

    В статье я буду говорить о неочевидных правилах игры Мист, о границах ответственности между персонажем, игроком и человеком, буду анализировать, буду обвинять и , возможно, буду всех раздражать. Интересно? Тогда присаживайтесь удобнее, мы начинаем.

    1. Обозначим границы.

    Мист- население 600-800 человек, границы открыты, но попасть сюда непросто, остаться сложнее, а уйти практически нереально. Почему? Не спрашивайте, от меня это сокрыто туманом…

    Итак, первые шаги пройдены, лица и ники стали узнаваемы, а с ними и дела их обладателей. Земля, а точнее чат и форум полнится слухами, и мнение новичка об окружающих формируется во многом благодаря им. А как еще понять кто есть кто ? Здесь не та игра , где добро выглядит как добро, а зло страшное и с рогами. Остается только наблюдать и делать выводы.

    2. Что такое игровая этика?

    Определение игровой этики не сложно вывести, зная определение этики обычной. Основной закон этики гласит «Относись к другим так, как хочешь, чтобы они относились к тебе». Первоначально смыслом слова этос (ἦθος — «нрав, обычай») было совместное жилище и правила, порождённые совместным общежитием, нормы, сплачивающие общество, преодоление индивидуализма и агрессивности. Из этого следует, что игровая этика- правила построения прагматических и дипломатических игровых отношений, комплекс мер по созданию здорового игрового сообщества , и как бонус, эти правила , отвечают на вопрос:»А что делать , если я столкнулся с неэтичным поведением другого игрока?»

    Многие скажут : «А чего тут рассусоливать? Нужно заставить игрока вести себя нормально!»

    Но проблема в том, что норма понятие не статичное и индивидуальное, на каждую живую душу онлайна она своя. Для кого-то измываться над слабейшим или разглашать личную информацию — норма . И , как показывает практика насильственное прививание «добра» до добра еще ни разу не доводило.

    Другим вариантом могут быть жесткие карательные меры, но молча и блокировка не лечат троллей и хамов, увы.

    Для многих последней мерой остается отрастить большой и толстый «дзен» и попросту не замечать лишних персон . Метод действенный, но это индивидуальная мера защиты. Любитель неэтичного поведения может с легкостью переключиться на других.

    Имея же представление о нормах , мы сможем привлечь к ответственности обидчика и сами не будем создавать помех другим.

    3. Три грани ответственности.

    Часто на форуме в конфликтных темах можно услышать заезженную фразу про то, что это только игра, про «игровую возможность» и про то, что надо быть проще. К сожалению, эти прекрасные тезисы любят использовать не к месту.

    Ок , отобрать схрон , влезть третьим в храме или не дать союзнику набить фишек -это действительно игровая возможность, так как реализуется за счет игровых действий. А вот нахамить, передать стратегически важную информацию враждебному клану или продаться за черву, предав бывших союзников- это тоже возможность, ваша возможность быть говнюком, и к игре это никак не относится.

    Вся разница в ответственности. Для наглядности дам три примера.

    * Походил не туда или вылетел, подставив команду- «накосячил» и отвечает персонаж.

    * Обматерил или оклеветал кого-то в чате или на форуме- «накосячил» игрок, управляющий персонажем.

    * Попрошайничал, вымогал денежные средства или пошел бить лицо Васе в реале, за то ,что тот его крованул- «косячит » и отвечает человек.

    Область ответственности разная, наглядно можно представить в виде трех окружностей.

    Не забывайте ,что игровая этика служит не для того, чтобы требовать определённого поведения от других. Она служит для того, чтобы принимать решение о том, как поступать самому в сложившейся игровой ситуации. В каждой ситуации ведите себя так, чтобы не создавать для себя конфликта. Играйте, а не теряйте время на разборки!

    В категорию «этично-неэтично » попадают не только отношения

    Игрок А→ Игрок В, но и отношения Игрок → Игра. То есть злостное багоюзерство, ботоводство и деструктив вредит Мисту и портит «совместное общежитие» игроков, разобщает их в угоду эгоизма и погоней за наживой отдельных личностей. Не стоит забывать что процесс идет в обе стороны , и отдача не заставить себя ждать, что в случае с другим игроком, что в случае с Мистом (Учтите, еще не все «порезано»)

    4. Правила коммуникации

    А что делать тем игрокам , чей главный враг не абстрактный Вася 12 уровня , а собственный дурной язык, вспыльчивость и нежелание конструктивно общаться?

    Для начала подумать о будущем своего персонажа. Пребывать в постоянных разборках с игроками или яростно доказывать модератору как сильно он неправ, -просто тратить свое(и не только) драгоценное игровое время. Все эти «Васи», караулящие вас с дуэльными свитками, появляются не с проста.

    Есть большая вероятность, что «В начале было Слово». Ваше Слово. И Слово было не очень…

    В основе игровой этики лежит идея уважения. Вежливость — это и есть форма проявления уважения к партнёрам по игре.

    Просто сверьтесь со списком ниже, учиться уважать других никогда не поздно.

    * Пишите грамотно. Это не придирки граммар -наци. Неграмотное сообщение (помимо раздражения собеседника) может привести к искажению смысла сказанного и недопониманию .

    * Пишите кратко. В онлайн-игре отвечать нужно оперативно. И чем быстрее общение, тем короче должны быть ваши сообщения.

    * Здоровайтесь. Входя в игру, всегда приветствуйте присутствующих. Присутствующие в чате будут знать о вас. Вы не попадёте в ситуацию подслушивающего чужой разговор, а участников беседы вы не поставите в неудобное положение.

    * Никогда не говорите за других, если не уверены в дословности цитируемой мысли. Вы можете подставить другого игрока. Не говорите от лица клана, если у вас нет таких полномочий.

    * Фокусируйтесь на предмете конфликта, а не на его участниках. Не переходите на личности. В противном случае ничего кроме молч вам не светит.

    * Если вам приходится делать замечание другим игрокам используйте вопросительную форму: «Вы могли бы не флудить?» Замечания, высказанные таким образом вызывают меньше негатива.

    * Не оскорбляйте игроков за ошибки в игре. Либо промолчите, либо попытайтесь доброжелательно донести суть ошибки до игрока.

    Заключение.

    Каждый из нас сталкивался с незрелыми людьми , что путают цель и результат игры. Они идут к хорошей статистике по чужим головам, и не чураются создавать беспочвенные конфликты с другими игроками. Но время покажет ,что удовольствие от игры, от общения с товарищами и есть цель, а она важнее любых достижений . Ведь какая польза от этих кровавых побед, если удовольствие не с кем разделить?

    С вами была Ева Дитрикс , пока!

    Нравственные принципы, или Законы этики 

    Главная страница / В помощь учителю / Нравственные принципы, или Законы этики

    Существуют различные системы этики: этика Древней Греции, этика индуизма, конфуцианская этика. Каждая из них предлагает свою модель нравственности, выдвигая на первый план ограниченное число ключевых, всеохватывающих понятий: человечность, почтительность, мудрость и т. п. Такие понятия получают статус нравственных принципов, или законов, на которых держится здание этики.

    Все другие, частные моральные понятия группируются вокруг нравственных законов, выполняя функции их внутреннего оправдания и аргументации. Например, человечность как нравственный принцип, или закон, опирается на такие понятия, как сострадание, чуткость, внимательность, готовность простить или помочь. Нравственный закон почтительности реализуется через уважение, деликатность, скромность, послушание, тактичность, благоговейное отношение к миру.

    В разных системах этики используется различный набор моральных законов. В Древней Греции к числу главных моральных принципов (кардинальных добродетелей) относили мужество, мудрость, справедливость. В конфуцианской этике, распространённой в Китае и Японии, выделяются пять так называемых постоянств: человечность, справедливость, благопристойность, мудрость, честность. Христианская этика ставит на первое место веру, надежду, милосердие.

    Собственную модель нравственности предлагают иногда философы-моралисты. Например, известный русский философ ХIХ в. В. С. Соловьёв выдвинул идею трёх главных добродетелей: стыд, жалость, благоговение. В основе модели, предложенной немецко-французским мыслителем А. Швейцером (1875—1965), лежит ценность жизни, как таковой, и отсюда он выводит один всеохватывающий нравственный закон — «благоговение перед жизнью».

    Швейцер пишет: «Поистине нравственен человек только тогда, когда он повинуется внутреннему побуждению помогать любой жизни, которой он может помочь, и удерживается от того, чтобы причинить живому какой-нибудь вред».

    Речь идёт о главных, универсальных законах, которые в той или иной комбинации повторяются в различных системах этики. Ценность этих законов состоит в том, что они закрепляют в нравственном опыте важнейшие моральные обязанности. Они служат обозначениями сложившихся в процессе воспитания постоянных состояний сознания: человечности, справедливости, почтительности, разумности и т. д. Это добродетели, которые ещё Аристотель называл «привычными склонностями» к совершению нравственных поступков. Известно, что способы (средства, приёмы) реализации каждого морального принципа весьма многообразны. Они зависят от индивидуальных особенностей человека, от условий и обстоятельств конкретной жизненной ситуации, от сложившихся в данном обществе традиций нравственного мышления и поведения.
    Остановимся на пяти моральных принципах, наиболее часто встречающихся в системах светской этики и отражающих самое главное и лучшее, что отложилось в нравственном опыте человечества, — человечности, почтительности, разумности, мужестве, чести. Между ними устанавливаются хорошо отработанные функциональные связи в том смысле, что каждый из них поддерживает, усиливает и выражает всё остальное. Эти принципы, сохраняя относительную самостоятельность, имеют значение только как средства наиболее полной, точной и успешной реализации установок человеколюбия. Почтительность обеспечивает благожелательность и уважение в контактах с миром, мужество организует и мобилизует усилия, необходимые для достижения нравственных целей, за разумом закреплена роль интеллектуальной цензуры поведения, за честью — чувственно-эмоциональной.

    Человечность — система позитивных, объединяющих чувств и реакций: симпатии, понимания, сочувствия. В своих высших проявлениях она включает осознанное, доброе и непредвзятое отношение не только к людям, но и к природе, животному и растительному миру, культурному достоянию человечества. Это носящая надживотный характер способность и готовность индивида перенести естественную любовь к самому себе и к своим близким на других людей, на весь окружающий мир.

    Существует общая для обитателей нашей планеты обязанность: в любых, даже самых сложных ситуациях оставаться человеком — вести себя в соответствии с нравственной ступенью, на которую поднялись люди в процессе эволюции. «Если ты человек, то веди себя как человек» — такова универсальная формула морально-антропологической идентичности. Долг человечности — доброе и деятельное участие во всём, что происходит вокруг. Это верность и соответствие самому себе, своей социальной природе.
    Нельзя считать кого-либо человечным лишь потому, что он не причиняет никому вреда. Человечность как свойство личности складывается из повседневного альтруизма, из таких актов, как понимание, выручка, услуга, уступка, одолжение. Это способность войти в положение других людей, помочь им хотя бы добрым советом и словами участия. Ведь ситуации, когда люди нуждаются в моральной поддержке, не так уж редки. Иногда посочувствовать всё равно что помочь делом.

    Питательной внутренней средой человеколюбия является свойственное человеческой природе соучастие, сострадание, сопереживание. Говоря языком психологии, это эмпатия — способность входить в чужое эмоциональное состояние человека, сочувствовать ему. Эмпатию характеризуют как «тёплое вхождение» в роль другого человека, в отличие от «холодного вхождения», когда оно не сопровождается сочувствием и доброжелательностью. В соответствии с идеей и общей направленностью человечности участливость следует оценивать как моральную обязанность и важное нравственное качество личности, противоположное таким свойствам, как чёрствость, бессердечность, нравственная глухота.

    Конечно, мы откликаемся на переживания других людей не только в силу чисто эмоциональной отзывчивости, непроизвольно. Эмпатичность формируется и поддерживается благодаря усилиям воли, под контролем моральных принципов и правил. Для того чтобы войти в личный мир другого человека, разделить его радость или горе, приходится иногда преодолевать себя, оставлять в стороне свои собственные заботы и переживания. Быть эмпатичным трудно, это означает быть ответственным, активным, сильным и в то же время тонким и чутким (К. Роджерс). Отсюда выдвинутая им концепция развития «личностной силы» (personal power) в процессе личностно-центрированного воспитания и образования.

    В повседневном быту значительная часть эмпатических действий выполняется почти автоматически, по привычке. Они относятся к числу так называемых простых волевых действий, соотносимых с простыми нормами нравственности. Проще говоря, в таких случаях мы ведём себя надлежащим образом, по-человечески по привычке, воспринимая это как нечто вполне естественное и необременительное.

    За пределами межличностных связей и отношений существует чётко обозначенный, во многом высокоинституа-лизованный слой культуры эмпатии, связанный с созданием благоприятной для человека жизненной среды при строительстве жилых и производственных помещений, конструировании промышленных изделий, озеленении городов и т. д. Широко обсуждаются различные аспекты не только естественной, но и рукотворной среды, чтобы выяснить, в какой мере она отвечает национальным и общечеловеческим стандартам эмпатического, эстетического отношения к миру. Одним словом, существует, и вполне реально, мощный пласт культуры, сформировавшийся под влиянием сочувствия, сопереживания, взаимной помощи. Мы называем его культурой эмпатии, понимая под этим систему выработанных человечеством принципов и норм, сочувственного, понимающего, эстетически выдержанного мышления и поведения.

    Оставаясь хорошо организованной и скоординированной целостностью, культура эмпатии чётко разделяется на индивидуально-личную и социально ориентированную культуру эмпатии. В первом случае речь идёт об умениях и навыках эмпатического мышления и поведения отдельного человека. Эмпатичность выступает здесь в качестве важного личностного свойства, и в таких случаях говорят о характере отдельного человека: о его доброте, отзывчивости, чуткости. В отличие от этого социально ориентированная культура эмпатии является характеристикой общества в целом. Она включает систему стандартов благополучной жизни, утверждённых и поддерживаемых государством.

    Чуткость занимает особое место в сложной палитре моральных понятий и чувств, из которых складывается человеколюбие. Как одна из черт характера личности, чуткость представляет собой сплав нравственного внимания, нравственной памяти и нравственного понимания.

    Нравственное внимание — это этический интерес или особая форма любознательности либо пытливости, способность выявлять, распознавать переживания или состояния человека и по-доброму, по-человечески реагировать на них. Простого наблюдения для этого недостаточно; требуется нравственно мотивированное, сердечное внимание. Не зря говорят, что глаза смотрят и видят, но по-настоящему распознаёт и выделяет радость или печаль другого человека именно сердце, душа. Нравственное внимание задаёт определённый тон, определённое, этически выверенное направление внешнего внимания, способствует формированию особого типа личности, тонко чувствующего переживания людей. К проявлениям нравственного или позитивного внимания относятся используемые в общении расспросы о здоровье, поздравления с радостным событием, соболезнования, всякого рода предупредительные жесты, движения, действия. Во всех случаях это забота о других людях, приятное и лестное для них свидетельство значимости.

    Благодарность является важной составной частью человечности. Это — проявление внимательности, чуткости, благородства, свидетельствующее о том, что доброе отношение замечено, принято, оценено по достоинству. Благодарность предполагает готовность ответить добром на добро, любовью на любовь, уважением на уважение. Неблагодарность разрушает эту гармонию и наносит ощутимый удар по устоям морали. Поэтому ни одно сколько-нибудь значимое доброе дело, слово, побуждение не должно остаться без внимания, без нравственного отклика.

    Благодарность не просто достраивает здание человечности, она раздвигает горизонты человеколюбия, выполняет роль пружины, которая накапливает необходимую духовно-нравственную энергию, приводит в действие механизм новых благодеяний. Если благодарность выпадет из системы морали, человечность потеряет значительную часть своей внутренней силы и энергии. В итоге это может настолько ослабить мотивацию человеколюбивых поступков, что станет равносильно уничтожению морали. И. Кант не зря подчёркивал, что на благодарности лежит печать особой ответственности, ответственности за состояние и судьбу морали в целом. Он считал, что благодарность следует рассматривать как священный долг, т. е. долг, нарушение которого (как позорный пример) может в самом принципе уничтожить моральный мотив благодеяния.

    Парадокс, однако, заключается в том, что этика обязывает совершать добрые дела, не рассчитывая на благодарность, чтобы не снизить, не уничтожить этим нравственную ценность поступка. Говорят: «Сделай добро и забудь об этом». Оказав кому-либо помощь, недостойно жаловаться на то, что тебя за это не поблагодарили; неприлично напоминать человеку об оказанных ему услугах. Даже в разговоре с третьими лицами нужно избегать сообщений о своих благодеяниях. Возникает противоречие благородного самопожертвования и ожидания благодарности.

    Такое противоречие затрагивает основы внутреннего мира личности и требует своего разрешения. Рекомендуется вытеснять информацию о собственных добрых делах и не забывать о добрых делах других людей, и прежде всего об услугах, оказанных вам лично. В итоге всё сводится к тому, чтобы каждый знал, помнил и соответствующим образом исполнял свой долг человечности и благодарности, по возможности концентрировался на добром отношении к нему окружающих, а не на том, в какой мере и форме находят признание его собственные дела.

    Почтительность обычно ассоциируется с вежливостью, благожелательностью, учтивостью, хорошими манерами, что в целом правильно отражает сущность данного морального принципа.

    Но философское осмысление почтительности шире обыденного. В этом понятии заключено уважительное, благоговейное, поэтическое отношение к миру как к чуду, бесценному, божественному дару. Принцип почтительности обязывает относиться к людям, вещам, явлениям природы с благодарностью, принимая всё лучшее, что есть в нашей жизни. На этой почве ещё в древности сформировались разного рода культы: культ деревьев, культ железа, культ животных, культ небесных светил. Фактически они отражали благоговейное отношение к мирозданию, малой частью которого является каждый человек, призванный стать полезным звеном мира. В известном стихотворении Н. Заболоцкого об этом сказано так:

    Звено в звено и форма в форму. Мир Во всей его живой архитектуре — Орган поющий, море труб, клавир, Не умирающий ни в радости, ни в буре.
    (Метаморфозы)

    Этический иммунитет личности (в нашем понимании) — это безусловное право человека на уважение, независимо от возраста, пола, социальной или расовой принадлежности. Устанавливается персональное правовое поле личности, в которое не должен вторгаться никто, осуждается всякое посягательство на честь и достоинство человека.

    Этический иммунитет устанавливает равенство прав на элементарное уважение и признание каждого человека, будь то высокопоставленный чиновник, ребёнок или нищий бродяга. Так формируется демократическая структура характера, в которой, по словам А. Маслоу, центральное место занимает «тенденция уважать любое человеческое существо лишь потому, что это человек». С учётом и под контролем этического иммунитета возникают, развиваются и действуют общепринятые правила взаимного обхождения, поддерживается определённый уровень или необходимый минимум этической законности.

    Антитеза этикетной и неэтикетной личности

    Существует убеждение в том, что правила хорошего тона необходимо знать и соблюдать для наилучшей самореализации, достижения в контактах личных целей. Решающее значение имеет в таких случаях хорошая репутация, которую завоёвывает личность благодаря почтительности. Это репутация человека доброжелательного, уважительного, приятного в общении.

    На полюсе оценок люди, плохо знающие нормы этикета. Обычно в контактах с людьми они проявляют робость, беспомощность, растерянность. «Почтительность без ритуала приводит к суетливости», — подчёркивал Конфуций. Чаще всего это выражается в том, что человек бездействует там, где этикет предписывает определённую активность, символизирующую почтение. Например, не поднимается со своего места при появлении старших или женщин, молчит, когда нужно извиниться или поблагодарить за услугу, не наносит необходимых визитов вежливости и т. п. Кроме общих характеристик, применяемых к такому человеку: «невежда», «невоспитанный», «неотёсанный», существует ещё одна точная в психологическом отношении характеристика: «несуразный, неловкий, никчёмный, безынициативный». Проявить свою личность в облагороженной форме такому человеку не удаётся. Этикетное невежество как специфическая форма девиантного (отклоняющегося) поведения ограничивает поле и возможности самореализации.

    Активная форма этикетного невежества проявляется, когда человек нарушает правила приличия открыто, даже демонстративно: бесцеремонно вмешивается в разговор, злословит, отпускает фривольные шутки, сидит развалившись, громко смеётся, беззастенчиво хвалит себя и своих близких и т. д. Как негативное явление, близкое к активным формам этикетного невежества, расценивают отождествление почтительности с лестью и угодничеством. По общему мнению, это симптом неразвитой способности понимания и источник ложных суждений.

    Диалектика уважения и самоуважения

    Значимость почтительности и связанная с этим стратегия достижения личностных целей с помощью вежливости и обходительности вызывают некоторые опасения: не разовьётся ли на этой почве рабская психология? Нет ли здесь риска концептуальной подмены?

    Чтобы устранить возможность подобных превращений, устанавливается этически выверенная граница почтительности, которую нельзя переступать без ущерба для собственного достоинства. Каждый человек сам определяет эту границу. Вместе с тем существует правило: оказывая уважение людям, помни, что это делается и для того, чтобы показать себе и другим, как и насколько ты уважаешь себя, насколько дорожишь образом Я, вступая в контакт с оценивающим тебя человеком.

    Самоуважение — психологическая база и внутреннее оправдание почтительного отношения к людям. Лучше всего такой взгляд отображён в известном суждении: уважение, которое оказываешь другому, — это уважение, которое ты оказываешь себе самому. Но есть и другие варианты данной формулы: чем больше ты ценишь и уважаешь людей, тем больше ценишь и уважаешь себя самого; цени, почитай людей — и сам будешь почитаем. У этих высказываний есть своя логика. Проявляя уважение, человек активно внедряется в сознание другого человека и предлагает ему такую схему доброжелательных отношений, на которую рассчитывает сам. Это своего рода этическая подсказка, способ, с помощью которого человек подготавливает модель доброжелательных отношений к собственной персоне. Подобные рассуждения находятся в круге традиционных представлений о том, что для ориентировки в нюансах почтительного поведения нужен тонкий расчёт. Американский социолог Хоманс не зря сравнивал взаимодействие людей с экономической сделкой или «социальной экономикой», когда люди, как товаром, обмениваются любовью, уважением, признанием, услугами, информацией. Элементы такого расчёта действительно имеют место, и они связаны прежде всего с деятельностью разума, на который возлагают функции нравственно-интеллектуального мониторинга или контроля поведения. Это особенно важно для сегодняшнего взаимодействия людей, осуществляющегося в условиях межкультурного многообразия мира.

    Этика межкультурного диалога

    В политике мультикультурализма мы должны опираться на позитивный, объединяющий социальный капитал. Ставшие сейчас модными выражения типа «конфликт цивилизаций», «цивилизационный раскол», конечно, отражают некоторые тенденции развития современного мира, однако едва ли уместны в практике мультикультурного воспитания. Они подрывают веру в реальность духовного единства человечества, заостряя внимание на фатально действующих и почти непреодолимых противоречиях, ведущих к дезинтеграции и распаду мирового сообщества.

    Гораздо полезнее сделать акцент на создании высоко-синергичных, безопасных обществ, о которых писала Рут Бенедикт, противопоставляя их низкосинергичным обществам, в которых при наличии больших межличностных, межгрупповых и межкультурных противоречий накапливается отрицательная энергия и агрессия. Развивая идеи Р. Бенедикт, выдающийся американский психолог А. Маслоу акцентирует внимание на сознательном поиске социально приемлемых планов и структур поведения, способных обеспечить взаимную выгоду участников взаимодействия, исключив поступки и цели, наносящие ущерб другим группам или членам общества. По его словам, в конечном итоге всё сводится к формированию такого типа социального устройства, при котором индивидуум одними и теми же действиями и в одно и то же время служит как своим собственным интересам, так и интересам остальных членов общества.

    При этом неизбежно встаёт вопрос: является ли национальная самобытность и идентичность помехой или непреодолимым препятствием на пути интеграционных процессов? Тот, кто принимает такую точку зрения, вольно или невольно оказывается в поле негативной интеркультурной ориентации, где лучше всего возникают недоверие, неприятие иных средств и способов культурной самоорганизации. Так появляются различные формы дискриминации, взаимного непонимания, бытового национализма, болезненной подозрительности.

    Прямо противоположным является ответ мультикуль-турной педагогики на заданный вопрос. Мультикультур-ность воспринимается как источник взаимного обогащения, единения и динамичного развития общества. При этом должна осуществляться хорошо продуманная и сбалансированная политика мультикультурализма. В каждом конкретном случае она должна опираться на специфические особенности полиэтничной среды: исторические, социально-экономические, психологические, демографические, географические и т. д. Но общая формула мультикультурности остаётся во всех случаях неизменной и предстаёт в виде различных комбинаций из двух ключевых слов: «единство» и «многообразие», что предполагает нравственно аргументированное, разумное сочетание вариативности и интегративности в практике мультикуль-турного воспитания.

    Особое значение приобретает наполнение общих принципов и ориентиров взаимодействия культур конкретным морально-психологическим содержанием, соединяющим общечеловеческий и культурно-своеобразный опыт этической рационализации мира. Например, понятие человечности, выраженное в специфической языковой форме у одного народа, мало чем отличается от того, как оно представлено в языковом сознании другого народа. Вполне идентично русскому слову «человечность» китайское жэнь, кабардинское цыхугъэ, балкарское адамлык и т. д. У многих народов ключевым является понятие «лицо»: face — у англичан, напэ — у кабардинцев, бет — у балкарцев. Человека низкого, бессовестного у кабардинцев и балкарцев определяют вследствие этого как лишённого лица — напэншэ, бетсыз, что в общем соответствует аналогичным отображениям данного содержания в английском языке — to lose face или в русском — потерять лицо.

    Общим выражением необходимой в отношениях между людьми почтительности, честности, уважительности выступает термин намус. Он восходит к греческому слову nomos — норма, закон, усиливая тем самым значимость взаимного уважения и признания как общеобязательного, общечеловеческого правила, не знающего культурных барьеров и ограничений. Отсюда представление о неотъемлемом праве каждого человека на уважение и социальное признание. Считается, что каждый человек независимо от возраста, пола, вероисповедания, национальности и других различий обладает этим правом, своего рода «этическим иммунитетом», охраняющим его от посягательств на личную безопасность, достоинство и честь.

    Взаимное уважение и признание создают хорошую почву для доверия и открытости в контактах, ощущение психологического комфорта, уверенности в том, что к участнику диалога отнесутся с сочувствием и пониманием, что в случае надобности ему помогут, пойдут навстречу. Это свидетельствует ещё и о том, насколько тесно связаны человечность, уважение, доверие, открытость с толерантностью и эмпатией — способностью сочувствовать, сострадать, сужать границы собственного Я.

    Моральные понятия и установки, из которых складываются позитивная интеркультурная установка и объединяющий социальный капитал, взаимно усиливают и поддерживают друг друга. На основе общности базовых символов, ценностей и норм должна строиться практика мультикультурализма. Формальные различия в культуре в этом случае будут только усиливать процесс их взаимного притяжения и обогащения. «Открытие различий — это открытие новых связей, а не новых барьеров», — писал К. Леви-Стросс. Поэтому следует приветствовать глубокое, уважительное погружение в культуру других, особенно соседних, народов.

    Самым действенным средством мультикультурного воспитания является межкультурный диалог — свободное, благожелательное общение носителей различных культур, в ходе которого осуществляется обмен, сравнение и соединение различных способов, приёмов этической рационализации мира. Такое общение снимает страх, тревогу, снижает недоверие, позволяет внести необходимые коррективы в стереотипные, зачастую ошибочные представления о быте, нравах, истинных причинах и целях реальных участников социального контакта и обмена.

    Межкультурный диалог, построенный на основе позитивного социального капитала, сближает людей, вызывает у них желание демонстрировать через свои поступки лучшие черты культуры, которую они представляют. Это своего рода культурный патриотизм, заставляющий человека постоянно заботиться о том, чтобы показать себя в облагороженной форме, произвести на людей максимально благоприятное впечатление, не уронить честь своей фамилии, профессии, народа и т. д. В то же время обостряется инстинкт экологического выравнивания, нравственно-аргументированное критическое отношение к недостаткам своей культуры.

    Опыт показывает, что на почве культурного патриотизма развивается также этически значимая конкуренция культур, когда каждый из участников диалога постоянно и ненавязчиво доказывает, в какой мере он как носитель определённой культуры может способствовать созданию общества с высоким уровнем культурного взаимодействия. Правильно организованный межкультурный диалог становится инструментом позитивных преобразований в пространстве личности и общества. Так шаг за шагом формируется гражданское общество, в котором культурные различия только усиливают процессы консолидации вокруг общечеловеческих ценностей.

    Актуальный ликбез. 282 статья УК РФ с комментариями.

    Статья 282. Возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды
    1. Действия, направленные на возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды, унижение национального достоинства, а равно пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, национальной или расовой принадлежности, если эти деяния совершены публично или с использованием средств массовой информации, —
    наказываются штрафом в размере от пятисот до восьмисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от пяти до восьми месяцев, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок от двух до четырех лет.
    2. Те же деяния, совершенные:
    а) с применением насилия или с угрозой его применения;
    б) лицом с использованием своего служебного положения;
    в) организованной группой, —
    наказываются лишением свободы на срок от трех до пяти лет.
    Комментарий к статье 282:
    1. Конституция Российской Федерации (ст. 19) гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от расы, национальности, отношения к религии. «Не допускается пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства» (п. 2 ст. 29 Конституции).
    2. Данное преступление посягает на честь и достоинство граждан, их конституционные права и свободы, которые они могут использовать и защищать вне зависимости от национальной или расовой принадлежности либо отношения к религии.
    Признаками состава охватываются следующие виды деяний:
    а) действия, направленные на возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды;
    б) действия, направленные на унижение национального достоинства;
    в) пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии или расовой принадлежности.
    Указанные деяния тесно связаны между собой, и в конкретных обстоятельствах их признаки выступают, как правило, в комплексном виде.
    4. Действия, направленные на возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды, выражаются в распространении различных идей и взглядов, подрывающих доверие и уважение к определенной национальности или расе либо религиозному вероисповеданию, а также вызывающих неприязнь или чувство ненависти к образу жизни, культуре, традициям, религиозным обрядам граждан данной национальности или расы и т.п.
    Указанные идеи и взгляды могут распространяться путем агитации и пропаганды, в устной, письменной либо наглядно — демонстрационной форме. При этом идеи и взгляды носят общий характер и не обращены к конкретной личности. Для квалификации не имеет значения, соответствуют или нет действительности приписываемые той или иной нации или расе особенности, черты. Главный смысл подобных деяний — посеять между людьми разных национальностей, рас, религиозных конфессий взаимное недоверие, развить на основе тенденциозных, оскорбительных либо клеветнических суждений взаимное отчуждение, подозрительность, переходящие в устойчивую враждебность.
    5. Действия, направленные на унижение национального достоинства, имеют локальную цель — унизить, оскорбить, т.е. показать ущербность, неполноценность, неприглядность, ограниченность людей конкретной национальности либо отдельного гражданина. Такие действия могут проявляться самостоятельно либо выступать составным элементом предшествующих деяний по разжиганию национальной вражды.
    6. Пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, национальной или расовой принадлежности, как и предшествующий характер действий, может выступать самостоятельным квалифицирующим признаком либо составной частью механизма развития национальной, расовой или религиозной вражды.
    7. Преступление окончено с момента совершения указанных деяний (формальный состав). В силу особенностей объекта данного преступления оно не поглощает составы таких преступлений против чести и достоинства личности, как клевета и оскорбление (см. комментарий к ст. 129, 130).
    8. Определение понятия «публичность и использование средств массовой информации» при совершении преступления см. в комментарии к ст. 280.
    9. Применение насилия или угроза его применения (ч. 2 ст. 282) охватывает все виды причинения вреда здоровью, за исключением случаев умышленного причинения тяжкого вреда здоровью (см. комментарий к ст. 111), которые квалифицируются по совокупности с рассматриваемым преступлением.
    Угроза имеет квалифицирующее значение, если имелись основания опасаться ее осуществления (см. комментарий к ст. 119).
    10. Использование служебного положения (ч. 2 ст. 282) при совершении данного преступления означает, что между фактом имеющихся возможностей, обусловленных служебным положением (властные функции, наличие технических средств и т.п.), и фактом возбуждения национальной, расовой или религиозной вражды имеется причинная связь.
    11. Определение понятия «организованная группа» см. в комментарии к ст. 35.
    12. Субъективная сторона характеризуется виной в форме прямого умысла. Мотивы чаще всего носят националистическую окраску. Цели вытекают из направленности рассматриваемых действий — разжечь национальную, расовую или религиозную вражду; унизить национальное достоинство; показать превосходство либо неполноценность граждан по признаку их отношения к религии, национальной или расовой принадлежности.
    13. Субъектом может быть любое вменяемое лицо, достигшее шестнадцати лет; по п. «б» ч. 2 ст. 282 — занимающее служебное положение.
    Из представленного материала прямо вытекает, что по этой статье вполне можно привлечь любого либерала, русофоба и тому подобную публику, совершенно лишённую чувства меры и неотвратимости уголовной ответственности.

    Создать Нравственный кодекс в РФ

    Великое государство невозможно уничтожить снаружи, его можно только разложить изнутри. Россия всегда была мощной державой, которая ценой беспримерного мужества и высокой духовности своего народа выходила победителем в тяжелейших войнах. Патриотизм и любовь к родине для русского народа, это норма жизни, черта характера. Зная это, а так же растущую военную мощь нашей страны, враги осознают бесперспективность военного нападения на Россию. К экономическому удушению санкциями наше государство так же оказалось устойчивым. Но на смену силовым и экономическим методам, приходят технологии скрытых «гибридных» войн, которые имеют более разрушительный потенциал. Таким оружием современности является моральное разложение противника, настолько эффективное, что деморализованное общество перестает защищать свою страну и без единого выстрела само сдает его врагу.
    Технология морального разложения государства-жертвы основана на концепции программы «Окна Овертона», автором которой является американский социолог Джозеф П.Овертон (1960-2003). Он разработал технологию изменения отношения к совершенно чуждым и презираемым в социуме идеям, от оценки «абсолютно неприемлемо и аморально» до «актуально и естественно». По мнению экспертов, данная технология легче инкорпорируется в толерантное общество, у которого нет духовно-нравственных постулатов и, как следствие, нет чёткого разделения добра и зла. В социологическом подтексте, как и в медицине, толерантностью называют утрату организмом (обществом) способности распознать опасность, чужеродную угрозу.
    Ярким примером технологии разложения является толерантная Европа. Сегодня во многих европейских государствах общество законодательно приняло однополые браки и усыновление ими детей, уроки секс-просвещения в школах и детских садах, пропагандируется гомосексуализм. На высоком уровне лоббируется такая немыслимая и аморальная идея, как легализация педофилии. В Швеции открытая лесбиянка Ева Брунне, избранная епископом Стокгольма, призвала духовенство снять с храма кресты. И перечисленное лишь вершина айсберга. Все это нам кажется не реальным, но это факт, подтверждающийся многочисленными источниками официальных СМИ и интернет ресурсов. Дозированное вживление в сознание социума аморальных идей и планомерная подмена нравственных ценностей, убедительно доказывает безграничность возможностей «Окон Овертона» и её разрушительных последствий. Деморализованная Европа фактически лишена военной и политической воли, находится под «внешним» управлением и стремительно катится в пропасть.
    Оружие массового разложения сегодня внедряется и в нашей стране. Даже такое закаленное государство, как Россия, может не устоять против его агрессивного натиска. Мы умеем бороться с противником, которого видим, но это невидимый враг и поле сражения – наше сознание, а цель – уничтожение духовно-культурных устоев и семейных ценностей и как следствие гибель всего государства. Глобальная программа разложения охватила не только СМИ, ТВ и интернет, но и проникает в театры и школы. Часто под видом борьбы с пороками насаждаются эти самые пороки, навязывая толерантное отношение к ним. Под особым прессингом находятся три фундаментальных для государства института: семья, религия и культура.
    Институт семьи разрушают феминистическая и ювенальная инверсии, которые подменяют понятия семейной иерархии и супружеских ролей, принижают образ мужчины и провоцируют гендерные конфликты. Насаждают главенство прав детей и безусловную презумпцию виновности родителей. Мода и реклама, как коммуникативный феномен, используется для деградирования молодежи, навязывая гомосексуальный стиль в одежде и манерах поведения обоих полов, формируя фрустрационное (обесцеленное) отношение к жизни и своему будущему. Аморальные «киношедевры» девальвируют историческое и духовное величие страны, вселяют в социум комплекс национальной неполноценности и ущербности, что ведет к отторжению обществом духовно-культурных корней и разрушению патриотизма. Одним словом, проводится планомерная дебилизация общества.
    Возникает вопрос, как такое стало возможным в обществе? Ответ кроется в пассивности каждого из нас, продиктованном ложным опасением, что один в поле не воин. Парадокс, но сегодня каждому из 140 миллионов граждан нашей страны пытаются внушить, что он один, а раз так, то нечего не сможет изменить. Причем так ошибочно думает и простой рабочий, и высокопоставленный чиновник. На самом деле мы не одни, нас 140 миллионов граждан великой державы. Уже сегодня сотни тысяч человек собирают подписи в борьбе за нравственность, десятки тысяч граждан разного социального статуса обращаются в госорганы с письмами и инициативами в её защиту. И количество неравнодушных только увеличивается, потому сложившуюся опасную для России ситуацию мы можем изменить, потребовав создание в РФ «Нравственного кодекса», обязательного к соблюдению кинематографистами, деятелями культуры, работниками СМИ и всеми субъектами имеющими отношение к распространению массовой информации. Потому все мы, неравнодушные и культурные люди, уважающие свою историю и любящие свою страну, должны осознать себя частью единого и сплоченного отечества и защитить нашу Родину от этого разложения. В связи с чем, призываем всех сконсолидироваться и выразить свою гражданскую поддержку, подписав петицию в защиту национального достоинства — за создание Нравственного кодекса в России. Тогда программа разложения получит жесткий отпор. Вместе мы едины – значит непобедимы.

    Моральный кодекс

    МОРАЛЬНЫЙ КОДЕКС — 1) сумма, или свод нравственных законов, приведенных в единую согласованную систему; 2) результат обобщения и систематизации моральных норм; 3) совокупность нравственных норм и принципов, рекомендуемая индивидам и требующая сознательного отношения; 4) сумма конкретных представлений о должном и допустимом поведении.

    Самый древний из известных нам М.к. содержится в египетской Книге мертвых, где он связан с заупокойным культом. Перечень грехов и запретных действий приводится в так называемой «отрицающей исповеди», в которой умерший обращается к богам и заверяет их в своей нравственной незапятнанности. Ранний образец моральной и юридической деонтологии представлен также Законами Хаммурапи. В форме кодекса находят свое завершение самые первые философские, религиозные и дидактические рассуждения и системы. Нормативный характер имеют, например, «золотые стихи» пифагорейцев, афоризмы Гиппократа, наставления Гесиода, многочисленные экклезиастические сочинения.

    М.к. являются итогом, упорядоченной формой, а в дальнейшем и объективной основой моральной дидактики и педагогики. Они конституируют принципы морали и придают исключительное значение моральным нормам. Как правило, М.к. предъявляют индивидам очень высокие требования. К кодификации моральных норм обращаются не только с просветительскими целями, но и с целью закрепления формальной нравственности, противостоящей человеку, его склонностям и потребностям. М.к. являются определенным решением проблемы общественной идеологии и личного мировоззрения.

    Кодификация моральных норм и стандартов поведения в общественной среде является универсальной чертой развитых культур. Энергичные попытки кодификации норм предпринимаются в условиях перехода от традиционного уклада к государственной форме правления. На ранних стадиях развития государственности моральные нормы и нормы обычного (племенного) права закрепляются в многочисленных Законах и Правдах, которые выполняют синтетические функции. Они выражают понятие суда, власть судить, карать и миловать, олицетворяют суд и наказание, но также призваны надзирать за соблюдением справедливости, добродетели и истины. Нравственность предстает как объективная данность, ограничивающая произвол и законы кровавой мести. Древнейшие законы можно рассматривать в качестве противовеса групповому и личному эгоизму, тенденциям, которые в тех обстоятельствах незамедлительно и фатально приводили к неконтролируемому насилию и дезорганизации общества.

    Кодифицированная мораль ориентирована главным образом на внешние санкции, реакцию общества и его институтов. Нормы поведения и критерии оценки формулируются ясно и однозначно, чтобы исключить свободное и недобросовестное толкование. Для своего времени это — наиболее разумное и демократическое вменение морального долженствования. Вместе с тем кодексы предполагают и в некотором смысле формируют в индивидах авторитарное, догматическое и экстравертное мышление. Древние кодексы предусматривали самые жестокие наказания за нарушение запретов и утверждали мораль с помощью насилия. Весомость внешних санкций подавляет и нивелирует самостоятельные нестандартные личностные суждения о морали, не разрешает ни малейшего сомнения в провозглашенных нравственных истинах. М.к. этого времени требуют повиновения и послушания. Нравственность наделена здесь деспотическими чертами.

    Религиозное сознание также предрасположено к кодифицированному восприятию нравственности, которая рассматривается как незыблемая трансцендентная регламентация, связанная с законами мироздания. Самыми известными здесь являются религиозно-нравственные кодексы (например, Декалог Моисея, Десять заповедей Христа, благородные истины Будды, нравственные правила Корана). Содержание этих кодексов считается «словом Божьим», которое якобы возвещено людям через богоизбранного посредника, учителя религии и нравственности, и обладает поэтому религиозным и божественным авторитетом.

    Кроме того, существуют светские морально-правовые кодексы, которые апелли-руют не столько к религиозным умонастроениям, сколько к социальному опыту и правосознанию индивидов (например, Законы Хаммурапи, Кодификация императора Юстиниана, Русская Правда). Правовое сознание, несомненно, тяготеет к кодификации и формализации велений нравственности и подчиняет мораль праву. Легалистское истолкование морали в известных исторических рамках не противоречит религиозно-нравственным установкам. Кардинальными принципами и религиозных, и светских кодексов являются нормы — «не убий», «не укради», «не прелюбодействуй».

    В феодальном обществе возникают сословные кодексы, предназначенные в первую очередь для привилегированных групп — феодалов и клириков. Эти кодексы соответственно трактуют понятия рыцарской чести. С развитием ремесленных и торговых ассоциаций, укреплением городской коммуны появляются цеховые уставы и М.к. городского ремесленника.

    Идеи нестяжания (бедности), послушания (смирения) и воздержания, соответствующие духу евангельской морали, отражены в письменных уставах монашеских общин (орденов) и составляют главные обеты. Христианский нравственный идеал здесь воплощается в аскетизме. Необычный образ жизни монахов призван реабилитировать безразличие монахов к общественной жизни, укрепить этическую ориентированность поведения и оправдать известные духовные притязания. В святости они видели важнейшее условие личного спасения.

    Письменные кодексы «рыцарской чести», по-видимому, не составлялись. Поведенческие нормы средневековых рыцарей, тем не менее, представляют собой выразительную и цельную систему, которая складывается уже к XI—XII вв. Рыцари клялись прежде всего верно и самоотверженно служить Богу и Церкви, Королю и Даме, отстаивать интересы и честь своего сословия. Понятие рыцарской чести указывает на этические критерии поведения, служит символом бескорыстия и героизма. Рыцарские представления о чести связаны с защитой сословных привилегий и сословным эгоизмом, отделяют рыцарство от других сословий. Рыцарская мораль является своеобразной философией насилия и санкцией насилия как прямого осуществления феодального права.

    Эволюцией Кодекса рыцарской чести являются правила куртуазности, которые становятся наиболее актуальными в эпоху Возрождения, а также в XVI -XVII вв. в высшем свете и придворном обществе. Обучение этим правилам входит в систему образования высшего сословия. Понятие «человек чести» совпадает здесь с понятием образованной, воспитанной личности, подготовленной к политическому управлению обществом и к бюрократической деятельности. Правила куртуазности упраздняют воинские идеалы феодалов, ориентируют на дипломатические способы разрешения возникающих конфликтов, закладывают основы для этики толерантности. Сторонников правил куртуазности нередко упрекают в лицемерии, страсти к политическим интригам, в подмене морального характера искусственно созданной репутацией.

    С XVI-XVII вв. в связи с развитием товарно-денежных отношений и торгового капитала в среде мелких собственников-горожан появляется сумма правил, следование которым должно обеспечить личный успех, выражающийся в деньгах. Главными жизненными правилами становятся трудолюбие и бережливость. Данный кодекс поведения совпадает с этикой труда и рачительного ведения хозяйства. Выразителем этого кодекса на Западе считается протестантизм. В России этика труда опирается на патриархальные и православные традиции.

    Серия беспрецедентных нравственно-политических кодексов, созданных под эгидой межгосударственных организаций в XVIII- XX вв., содержит социальные программные установки и нравственные требования демократического и либерального свойства. Эти нормативные документы ориентированы исключительно на светские ценности (например, различные Хартии, Билли и Декларации о правах, среди которых можно выделить «Декларацию независимости», «Декларацию прав человека и гражданина», «Всеобщую Декларацию прав человека»). Они защищают достоинство человека и одновременно настаивают на социальных гарантиях условий для жизни, развития и самореализации личности.

    По-прежнему актуальны профессиональные нравственные кодексы, прообраз которых можно усмотреть в жреческом кодексе и этике врача. Эти кодексы отражают особенности и общественную ценность некоторых профессий (врача, юриста, педагога, журналиста, ученого, банкира, торговца, политика). Они ставят своей целью повысить социальную ответственность этих профессиональных групп.

    Некоторые замкнутые социальные группы, занимающие высокое положение в обществе, представляющие себя социальной элитой, вырабатывают свои элитарные кодексы, которые, как правило, являются апологией группового эгоизма и чванства. Свои М.к. создают также девиантные группы, например представители организованной преступности, «воры в законе».

    Словарь философских терминов. Научная редакция профессора В.Г. Кузнецова. М., ИНФРА-М, 2007, с. 339-341.

    Закон о верующих

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *