Закон о торговле РФ

Максимальная отсрочка по договору купли-продажи

Если предприятие является производителем и оптовым продавцом непродовольственных товаров, то срок, на который покупателю предоставляется отсрочка платежа, нормативными актами не установлен и может быть любой продолжительности по согласованию сторон договора купли-продажи.

Согласно п. 1 ст. 488 ГК РФ, В случае, когда договором купли-продажи предусмотрена оплата товара через определенное время после его передачи покупателю (продажа товара в кредит), покупатель должен произвести оплату в срок, предусмотренный договором, а если такой срок договором не предусмотрен, в срок, определенный в соответствии со статьей 314 настоящего Кодекса.

Если же предприятие является производителем и оптовым продавцом продовольственных товаров, то максимальные сроки отсрочки установлены пунктом 7 ст. 9 ФЗ от 28.12.2009 № 381-ФЗ «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации» где сказано: в случае, если между хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность, и хозяйствующим субъектом, осуществляющим поставки продовольственных товаров, заключается договор поставки продовольственных товаров с условием оплаты таких товаров через определенное время после их передачи хозяйствующему субъекту, осуществляющему торговую деятельность, срок оплаты таких товаров для установления данным договором определяется по следующим правилам:

1) продовольственные товары, на которые срок годности установлен менее чем десять дней, подлежат оплате в срок не позднее чем десять рабочих дней со дня приемки таких товаров хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность;

2) продовольственные товары, на которые срок годности установлен от десяти до тридцати дней включительно, подлежат оплате в срок не позднее чем тридцать календарных дней со дня приемки таких товаров хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность;

3) продовольственные товары, на которые срок годности установлен свыше тридцати дней, а также алкогольная продукция, произведенная на территории Российской Федерации, подлежат оплате в срок не позднее чем сорок пять календарных дней со дня приемки таких товаров хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность.

Таким образом, максимальная отсрочка зависит от вида и особенностей товара.

Вы также можете ознакомиться с Постановлением ФАС Московского округа от 27.05.2014 № Ф05-4874/14 № А40-85159/13; рекомендацией: Порядок и форма расчетов: формулировка условий договора, возможные риски для поставщика.

Профессиональная справочная система для юристов, в которой вы найдете ответ на любой, даже самый сложный вопрос.
Попробуйте бесплатно

18 декабря Госдума приняла закон «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации», который должен вступить в силу 1 февраля 2010 года (если Совет Федерации или президент не наложат вето, что маловероятно). Закон неизбежно внесет изменения в практику взаимодействия поставщиков, торговых сетей и участников российского рынка факторинга.

Ритейлеры и их поставщики до августа 2010 года должны будет привести договоры поставки продовольственных товаров в соответствие с новыми требованиями. Перед вторым чтением проекта закона в Госдуме ритейлеры жаловались, что чиновники отстранили их от участия в работе над законопроектом. Существует опасность, что таким же образом от процесса пересмотра договоров между поставщиками и сетями могут быть отстранены и российские факторы.

На первый взгляд, в законе о торговле для факторинга есть очевидные плюсы: закрепляются максимально допустимые отсрочки; из договоров поставки убираются все обременения, кроме скидок за объем; договорные отношения поставщиков и ритейлеров становятся более прозрачными. Однако закон назван «об основах…», и тем, как эти основы будут применяться на практике, никто не озаботился. Поэтому участникам рынка факторинга придется приспосабливаться к новым правилам ведения бизнеса методом проб и ошибок…

Отсрочка меньше и сложнее

Закрепление отсрочек платежей в зависимости от срока годности продуктов питания может (теоретически) стать стимулом для снижения факторинговой комиссии. По крайней мере, в той ее части, которая касается использования денежных средств.

Сегодня средняя отсрочка платежа по сетям составляет 60 дней вне зависимости от товарной группы и сроков годности продовольствия. Более 85% поставок на сети идут с отсрочкой свыше 30 дней, около 60% — свыше 60 дней. Закон ограничивает отсрочку по продовольственным товарам (включая алкоголь, консервы и «заморозку») 45 днями. Это ускорит оборачиваемость портфелей факторов и снизит стоимость фондирования для факторинговых операций.

Однако дифференциация периода отсрочки платежа в зависимости от сроков годности отдельных товарных позиций может свести на нет эффект снижения средней продолжительности отсрочки. Причина – в неопределенности условий договоров между ритейлерами (сетями) и их поставщиками. Нет четкого ответа на вопрос, как поставщики и сети будут отражать эту дифференциацию в договорах поставки – будет ли это отдельный договор для каждой товарной группы в зависимости от ее срока годности товара, либо ранжирование товаров по этому показателю будет проводиться в дополнительных соглашениях к действующим договорам.

В первом случае для Факторов мало что изменится, кроме увеличения документооборота. Во втором случае (более предпочтительном для поставщиков и ритейлеров) Факторам придется пересматривать внутренние процессы, связанные с финансированием клиентов, особенно при работе с крупными оптовыми компаниями, поставляющими в сети широкую номенклатуру товаров, имеющий различный срок годности.

Возрастет нагрузка на клиентов при предоставлении отгрузочных документов: каждую SKU поставщик должен будет ранжировать по сроку годности. Как показывает практика, стандартный объем поставки для сети – это несколько тонн груза, при этом большинство отгрузок – сборные. То есть один и тот же поставщик может в одну отгрузку включить SKU с тремя различными сроками годности, которые должны быть оплачены «не позднее» 10, 30 и 45 дней.

Решением проблемы документооборота могло бы стать закрепление в договоре понятия о средней отсрочке по всем продовольственным товарам, определяемую исходя из доли различного срока годности в структуре регулярных поставок. Однако далеко не факт, что регуляторы из ФАС и Минпромторга благосклонно отнесутся к такой трактовке закона о торговле.

Факторинг невыгодно платить раньше

Платить через десять дней за скоропортящийся товар или через 45 дней за алкогольную продукцию для торговой сети финансово не выгодно. Летом мы провели опрос, который показал, что сети будут искать любые способы, чтоб обойти данное ограничение. Взимание с поставщиков ретро-бонусов до начала поставок и увеличение отсрочек по непродовольственным товарам свыше 90 дней – одни из возможных мер сохранения денежного потока ритейлеров.

Однако приниматься они могут и в комплексе с факторингом. Не секрет, что даже в спокойные докризисные годы торговые сети регулярно заходили на просрочку, в так называемый период ожидания. Просрочка небольшая, 3-5 банковских дней, и для большинства факторов некритичная, ведь торговые сети – одни из самых надежных дебиторов. Кроме того, просрочка носит технический характер – платежный день сети просто не совпадал с продолжительностью отсрочки, то есть ритм платежей по договору факторинга не учитывал ритм платежей по договору поставки.

С закреплением максимальных отсрочек и их дифференциацией — использование периода ожидания в факторинге может позволить сетям «безболезненно» задерживать платежи по скоропортящемуся ассортименту на срок до 45 дней (максимальный период ожидания у российских факторов).

В связи с этим Факторам имеет смысл задуматься о снижении срока периода ожидания или даже его отмене (например, путем взимания комиссий – хоть и пониженных — за «заход» в период ожидания). Ведь использование периода ожидания – это сигнал для системы риск-менеджмента: дебитор ненадежен, требуется изменение условий для клиента, поскольку Фактору придется увеличивать сроки фондирования.

С другой стороны, использование периода ожидания в работе с сетями может стать дополнительным конкурентным преимуществом факторов в борьбе за клиента-поставщика. И этим, наверняка, захотят воспользоваться ритейлеры (разумеется, под девизом внедрения цивилизованной практики рыночной конкуренции).

Чем заканчивается использование методов работы, входящих в противоречие с задачами риск-менеджмента, рынок уже знает на примере ФК «Еврокоммерц». Остается надеяться, что последователей этих гуру факторингового бизнеса на рынке не появится…

К цивилизации или обратно в 90-е

Актуальность установления единых и прозрачных правил игры в контексте закона о торговле хочу подчеркнуть особо. Эта прозрачность для факторов даже более важна, как для самих ритейлеров и их поставщиков. Ограничение размера бонусов и вывод их в отдельные договора наносят удар по годами сформированным практикам «неформальных договоренностей» между ними. Исключение бонусов (кроме «ретро-» за объем) из договоров поставки, в идеале, должно стимулировать заключение договоров на оказание услуг. На практике же, не исключено, что эти договора могут стать лишь красивой витриной, демонстрирующей регуляторам успехи в борьбе за прозрачность. А реальный «бонусный» денежный оборот будет осуществляться наличными и глубоко в тени. Стоит ли говорить, что теневые договоренности, как правило, рано или поздно негативно отражаются на «белых» взаимоотношениях. А это в свою очередь увеличивает риски участников рынка факторинга, которых ритейлеры и их поставщики посвящать в хитросплетения своих неформальных расчетов никогда не спешили.

Закон ждет правки

Еще до того, как закон была принят Госдумой, заинтересованные стороны заявляли, что его нормы будут меняться. Причем, первые поправки могут быть направлены в парламент уже в 2010 году. В реалистичности подобного сценария сомневаться нет оснований – настолько жаркой была борьба вокруг законно о торговле. Поэтому участникам рынка факторинга следует выработать конструктивную позицию в отношении как самого закона, так и будущих поправок к нему. А лучше приложить хотя бы минимальные усилия для защиты своих интересов при доработке закона после его вступления в силу. Конструктивность позиции российских факторов должна стать отражением их целей в отношении сетевой торговли в стране. Имеющая сегодня хождение среди участников рынка факторинга позиция «пусть меняют, все равно приспособимся и возьмем свое», конечно, тоже имеет право на существование. Но ведь жить и развиваться — лучше, чем выживать и существовать.

На место праву покупать пришли протекционизм и «импортозамещение», на место праву продавать — ограничение всех форм торговли

Сенатор Сергей Лисовский предложил поправки в закон о торговле, которые лишат потребителей возможности ходить в супермаркеты после 21:00 и в воскресенье. Инициативу отвергли буквально все: от вице-спикера Думы Ирины Яровой до первого вице-премьера Игоря Шувалова. Однако подобные новости появляются у нас по несколько раз в год. Мы к ним привыкли и редко высказываем чувства. Представить эти чувства сложно, но вот небольшой мысленный эксперимент.

Свобода с ограничениями

Закончен длинный рабочий день. Половина десятого: гипермаркет еще работает, еще можно заполнить полупустой уже холодильник. Тут некто, незнакомый мужчина, перекрывает вам проход. Что бы вы сделали, если бы это произошло? Если бы незнакомец сообщил, что сегодня он не пустит вас ни в один крупный магазин? Если бы добавил, что будет стоять на вашем пути каждый вечер?

Кто-то, мужчины покрепче, справились бы своими силами. Кто-то решил бы проблему при помощи полиции. Кто-то остался бы без привычной еды: в круглосуточной лавке много всего, но на борщ в ней не наберешь.

Беда в том, что с сенатором или депутатом своими силами не справишься. Не поможет и полиция, точнее, поможет, но не вам. У покупателя нет известных способов остановить такого человека.

К нынешнему положению дел потребитель шел долго. Новая Россия не в последнюю очередь начиналась с принятого в январе 1992 года указа Бориса Ельцина «О свободе торговли». Этот указ, по сути потребительская конституция, гарантировал россиянам свободу торговли и понимал ее как двуединую свободу: свободу продавать при незначительных исключениях что угодно «в любых удобных» для покупателей местах и вместе с тем свободу покупать — право беспошлинно ввозить товары из-за границы. Эта свобода просуществовала недолго.

Уже в апреле 1992 года правительство Москвы откровенно злоупотребило одной из оговорок указа — запретом на торговлю на остававшихся сакральными территориях, «прилегающих к зданиям государственных органов власти», — и целиком прекратило торговлю на некоторых улицах (Охотный Ряд, Новый Арбат) и площадях. Как это много раз бывало и потом, комментаторы отнеслись к этому нарушению законности благодушно, решив, что возможностей для торговли остается все еще немало.

Однако всего лишь через пару месяцев, в июне, новая редакция указа установила: товары можно продавать не «в любых удобных местах», а лишь в немногих «отведенных» для этого. Вскоре появились лицензирование торговой деятельности и ограничения на беспошлинный ввоз товаров.

Спустя 18 лет, в декабре 2009 года, указ «О свободе торговли» был уже формально отменен как утративший силу в связи с принятием закона о торговле. В новом положении вещей право продавать и покупать де-факто трактуются государством как нежелательные.

Строительство барьеров

На место праву покупать пришел протекционизм — на торговых переговорах представители государства стремятся отстоять насколько возможно высокие барьеры для ввоза продукции, социально значимые товары обложены превосходящими обычный уровень пошлинами. «Импортозамещение» — единственный узнаваемый лозунг современной экономической политики, но и для его реализации зачастую ничего не делается: малые производители не знают, что делать с продукцией, так как малый ретейл, их традиционный партнер, под влиянием административного давления неуклонно сжимается.

На место праву продавать пришла политика подавления всех форм торговли: сетевых магазинов — в связи с их предполагаемым монополизмом, рынков — в связи с вменяемым им уклонением от налогов, киосков и павильонов — в связи с недостаточно привлекательным внешним видом.

Мы далеки от того, чтобы поддерживать отмененный ельцинский указ во всех его частностях: в нормальных обстоятельствах перед Большим театром не должно быть рынка. Однако нам не нравится регулятивный тренд, который оказался игрой в одни ворота: за 25 лет подавление свободы торговли, изначально сосредоточенное на центральных московских Охотном Ряду и Театральной площади, охватило всю страну. Голосование кошельком, которое давало потребителю непосредственную власть над тем, что и где будет продаваться, во многом сменилось властью политиков и чиновников, для которых голос потребителя — только один из многих.

В 2012 году уникальный по теме опрос ФОМ «Конкуренция в экономике — благо или зло?» показал, что только 11% сограждан полагали, что в случае столкновения интересов потребителя и производителя правительство будет ориентироваться на потребителя. Втрое больше, 34%, придерживались противоположного мнения.

Потребитель видит, как чиновники и политики пользуются полученной от государства доверенностью: сначала запретили покупать пиво и сигареты в киосках, потом эти самые киоски начали убирать (и не только в Москве), затем ковш оказался занесен над иностранными интернет-магазинами, и вот дошла очередь и до гипермаркетов.

Ложное объяснение

Разделяя позицию граждан-скептиков, мы все же не думаем, что там, где потерял потребитель, непременно выиграл производитель или какая-то значимая группа. Выигравшим может быть чиновник или политик как таковой. Второй по популярности (23%) среди опрошенных ФОМ ответ, согласно которому «правительство не защищает ни тех ни других», отражает, вероятно, именно эту сторону происходящего жизни. Показателен пример самого Сергея Лисовского: когда-то бизнесмен, не избегающий участия в политике (член ельцинского избирательного штаба, задержанный в Белом доме со знаменитой коробкой из-под ксерокса), а сейчас политик, не избегающий бизнеса. Сенатор руководит ассоциацией оптово-распределительных центров, а интересы последней, очевидно, сталкиваются с корпоративными интересами торговых сетей, имеющих свои собственные склады. Образ, как будто шагнувший в российскую жизнь из романов Айн Рэнд.

Ограничение часов работы супермаркетов мотивируется интересами малого бизнеса. Однако, смеем предположить, реальный жизненный интерес большинства малых предпринимателей, к числу которых принадлежат и авторы статьи, вовсе не в том, чтобы кто-то устранил конкурентов. Малый торговый бизнес меньше всего страдает от работы «Ашана» в ночную смену. Малые торговые форматы сносят повсеместно (вот недавно в Калуге закрыли Центральный муниципальный рынок), и едва ли бывшие предприниматели продолжают интересоваться часами работы бывших коллег из крупного ретейла. Для малого бизнеса сравнение власти потребителей и власти политиков оказалось не в пользу последних: потребители хотя и не всегда на словах, зато на деле поддерживали развитие всех торговых форматов.

Инициатива о запрете ночной торговли такова, что не вызывает сомнений, как к ней относиться. Так же как к действиям незнакомца, что перегородил дорогу!

Правительство рассмотрит вопрос о моратории на изменение закона «О торговле». Такое предложение внесли ретейлеры на первой отраслевой встрече с вице-премьером Дмитрием Козаком. Кроме того, сети хотят больше саморегулирования Дмитрий Козак (Фото: Александр Астафьев / ТАСС)

О предложении на один или два года ввести мораторий на изменение главного для розницы отраслевого закона — «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в России» («О торговле») — РБК рассказали участники состоявшегося в понедельник, 26 ноября, совещания крупнейших розничных сетей с вице-премьером Дмитрием Козаком. В числе участников первой «торговой» встречи с вице-премьером — главы X5 Retail Group («Пятерочка», «Перекресток», «Карусель»), «М.Видео-Эльдорадо», «Магнита» и другие. Один из собеседников РБК напомнил, что закон «О торговле» сейчас проходит оценку фактического воздействия — Минэкономразвития проверит этот и еще 28 действующих нормативно-правовых актов на предмет их влияния на бизнес-климат. Результаты министерство должно представить в феврале 2019-го. Анализируемые законы должны были обеспечить конкуренцию и прозрачность рынка и защитить интересы российских производителей, однако на деле, как указывалось в плане проверки министерства, создают сложности для участников рынка.

Как сообщила РБК глава «Магнита» Ольга Наумова, введение моратория позволит отрасли, во-первых, адаптироваться уже к введенным изменениям, а также более комплексно и эффективно проработать возможные дальнейшие изменения. По ее словам, логичным развитием отрасли должно стать саморегулирование — например, в формате создания совета рынка. Сейчас, НП «Совет рынка» действует, например, в энергетике: ​в его набсовет входят представители потребителей, всех компаний, участвующих в производстве, распределении и сбыте электроэнергии, а также регулятор. ​

Несмотря на просьбу о моратории, сети выступали с инициативами все-таки изменить некоторые положения действующего законодательства. На совещании также обсуждалось проведение оценки фактического воздействия принятых в январе 2017 года поправок в закон «О торговле», в частности об ограничении размера ретро-бонуса до 5%: предлагается вывести логистику из-под действия этой нормы, рассказал РБК директор по взаимодействию с органами государственной власти X5 Retail Group Станислав Наумов. По его словам, также оценке фактического воздействия подвергнут так называемый закон о возвратах: участники встречи выразили сомнения в его полезности в том числе и для поставщиков.

Как отметил один из участников совещания, X5 Retail Group также предложила изменить методику расчета занимаемой доли рынка в муниципальных районах: сейчас ограничение в 25% не позволяет открыть ни одного нового магазина в относящемся к району населенном пункте, поскольку доля по району в целом превышена. Согласно предложению, превышение доли должно рассчитываться исходя из присутствия ретейлеров в конкретном населенном пункте.

Все предложения торговых сетей найдут свое отражение в протокольных решениях, заявил РБК представитель замглавы правительства Илья Джус. Стороны договорились создать рабочую группу под руководством замглавы Минпромторга Виктора Евтухова по рассмотрению предложений ретейла в сфере нормотворчества. На встрече, по словам Джуса, действительно обсуждалась одна из главных инициатив сетей — введение моратория на изменения законодательства о торговле: с точки зрения стабильности правил игры в отрасли и оценки фактического воздействия уже принятых изменений в закон «О торговле».

9 важных изменений в законе о торговле, к которым пора готовиться уже сейчас

Новости 10 августа 2016 Г. 08:10

С 15 июля этого года вступили в силу новые поправки в закон о торговле, которые вызвали большой ажиотаж в прессе. Многие эксперты называли чрезмерно жесткими и губительными для отрасли, другие призывали принять закон в наиболее жесткой форме. Отраслевые аграрные и торговые объединения призывали отказаться от госрегулирования и отдать все на откуп рынку. Тем не менее, закон был принят с достоточно серьезными изменениями для рынка.
Milknews ознакомился с разъяснениями Федеральной антимонопольной службы, которые были разосланы по всем территориальным органами ФАС России для использования в работе антимонопольщиков.
Краткое содержание основных положений представляет Milknews:
1. Вступление закона в силу
Поправки вступили в силу по истечению 10 дней с момента его официального опубликования. Таким образом с 15 июля действует новая редакция закона о торговле. При этом обращаем внимание, что ваши договоры поставки или иные договоры не признаются недействительными. Их нужно привести в соответствие с новым законом до 1 января 2017 года. Только потом те договоры, условия в которых противоречат закону о торговле, утратят силу.
Уточняется, что “если после заключения принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случае, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров”.
2. Действие закона по кругу лиц
Антимонопольные требования, согласно новым нормам, распространяются на всех лиц, входящих с хозяйствующим субъектом в одну группу.
3. Понятие “торговая сеть”
Появилось новое понятие “торговая сеть”. Это совокупность двух и более торговых объектов, которые принадлежат на законном основании хозяйствующему субъекту или нескольким хозяйствующим субъектам, входящим в одну группу лиц в соответствии с Законом о защите конкуренции, или совокупность двух и более торговых объектов, которые используются под единым коммерческим обозначением или иным средством индивидуализации”.
До этого понятие “торговой сети” предполагало только совокупность двух и более торговых объектов, которые находятся под общим управлением, или совокупность двух и более торговых объектов, которые используются под единым коммерческим обозначением или иным средством индивидуализации.
4. Услуги по продвижению товаров
К ним относятся услуги, оказываемые хозяйствующим субъектам, осуществляющим поставки продовольственных товаров в торговые сети, в целях продвижения продовольственных товаров, в том числе путем рекламирования продовольственных товаров, осуществления их специальной выкладки, исследования потребительского спроса, подготовки отчетности, содержащей информацию о таких товарах, либо осуществления иной деятельности, направленной на их продвижение.
ФАС обращает внимание, что это не исчерпывающий перечень. Услуги могут быть и иные. Этот перечень открытый, к ним могут быть отнесены сходные услуги.
5. Доступ к информации контрагента
По новому закону сеть обязана предоставлять поставщику доступ к информации об условиях отбора контрагентов на своем официальном сайте.
Поставщики по отношению к сети обязаны обеспечить доступ к информации об условиях отбора контрагента и качестве и безопасности поставляемых продуктов питания и опубликовать эти данные на своем официальном сайте.
ФАС уточняет, что раньше был альтернативный способ — ответ на запрос в 14 дней с момента его получения. Теперь — только публикация на сайте.
6. Совокупный размер вознаграждения
В новой редакции предусмотрено, что вознаграждение сети за приобретение товара и его продвижение не может превышать 5% от цены приобретенных товаров.
При расчете размера вознаграждения не учитывается сумма налога на добавленную стоимость, предъявляемая поставщиком сети в связи с приобретением товаров, а в отношении подакцизных товаров не учитывается также сумма акциза.
Таким образом, норма содержит две составляющих:

  • вознаграждение за приобретение товара;
  • плата за оказание услуг по продвижению.

Первое — вознаграждение — может быть включено в договор поставки и может исчисляться в процентах от цены товара.
Второе — плата за оказание услуг — не может быть включена в договор поставки. Плата за оказание услуг должна оформляться отдельно — договором возмездного оказания услуг, и и их стоимость должна быть зафиксирована точной стоимостью.
Если все услуги сети для всех поставщиков идентичны (имеют одинаковое содержание и объем действий), то стоимость для всех должна быть одинаковой. И если рассчитывать стоимость этих услуг будут выражены в процентах от товарооборота, то сумма для разных поставщиков будет разной, а это противоречит закону, пишет ФАС.
7. Запреты на взимание платы
Появились новые запреты:

  • нельзя взимать плату за право поставок продуктов в функционирующие или открываемые магазины;
  • нельзя взимать плату за изменение ассортимента продукции поставщика;
  • нельзя взимать возмещение расходов в связи с утратой или повреждением после перехода права собственности от поставщика сети, если поставщик сам в этом не виноват;
  • нельзя вообще взимать возмещение расходов, не связанных с исполнением договора поставки и продажи.

Если ФАС обнаружит, что кто-то что-то все-таки взимает, то возбудит дело об административных правонарушениях без проведения расследования.
8. Новые методы борьбы с дискриминацией
По новому закону запрещается:

  • создавать дискриминационные условия,
  • создавать препятствия для доступа на рынок;
  • нарушать установленный порядок ценообразования;
  • заключать договор с третьими лицами и передавать им товар на комиссию без передачи права собственности на этот товар, заключать договор поручения, агентский договор или смешанный. Делать это можно только при условии, что это одна группа компаний, и тогда в ФАС надо предоставить доказательства допустимости таких договоров;
  • навязывать поставщику:

— условия о запрете на заключения договоров поставки в другие сети на аналогичных условиях;
— условия об ответственности за неисполнение поставки на более выгодных условиях, чем для другой сети;
— условия о предоставлении поставщиком сведений сети о других договорах с сетями и их условиях;
— условия о снижении поставщиком цены до уровня, который при установлении надбавки не превысит минимальную цену в другой сети;
— условия о возврате нереализованной продукции, если такое не допускается законодательством;
иные условия, не относящиеся к предмету договора.
9. Ответственность за нарушения закона о торговле
Основанием для привлечения к ответственности по статьям 14.40 — 14.42 будут нарушения антимонопольных правил, требований по предоставлению информации и требований к условиям заключения договоров.
Запрет и административная ответственность за нарушение правил предусматривается не только для тех, кто включил запрещенные условия в договор, но и для тех, кто такой договор исполняет.
Постановление по делу об административном нарушении не может быть вынесено ФАС или терограном по истечению 2 месяцев со дня совершения нарушения. Если нарушен закон о торговле и антимонопольное законодательство, то срок увеличивается до 1 года. Если нарушение длится, то антимонопольщики начинают отсчет от даты обнаружения нарушения.
Поводом для возбуждения дела по статье 14.40 является принятие комиссией антимонопольного органа решения, которым установлен факт нарушения. Срок давности привлечения к ответственности исчисляется со дня вступления в силу решения комиссии.
Сроки давности по статьям 14.41-14.42 — год со дня обнаружения, а при длящемся нарушении — также год с момента обнаружения.
Поводы:

  • обнаружение должностными лицами достаточных данных, указывающих на нарушение,
  • материалы о нарушении, поступившие из правоохранительных органов, госорганов и органов местного самоуправления, а также общественных объединений;
  • сообщения и заявления юридических и физических лиц и сообщения в СМИ, содержащие данные, указывающие на наличие события правонарушения.

Дела возбуждаются немедленно при получении достаточных данных — без проведения расследования. 10716 просмотров

Закон о торговле РФ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *