Выплата по возмещению вреда здоровью

Обзор судебной практики по вопросам возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении обязанностей по трудовому договору

Перед изучением Обзора рекомендуем предварительно ознакомиться с его оглавлением.

I. Основные положения о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении обязанностей по трудовому договору

Среди основных принципов правового регулирования трудовых отношений, закрепленных в статье 2 ТК РФ, предусмотрен такой, как обязательность возмещения вреда, причиненного работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей.
Согласно статье 21 ТК РФ работник имеет право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с исполнением трудовых обязанностей, и компенсацию морального вреда в порядке, установленном ТК РФ, иными федеральными законами. Статья же 22 ТК РФ обязывает работодателя возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены ТК РФ, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами.
Отношения по возмещению вреда регулируются как нормами трудового, так и гражданского законодательства и законодательства о социальном страховании.
Так, в силу статьи 184 ТК РФ при повреждении здоровья работника вследствие несчастного случая на производстве либо профессионального заболевания работнику (его семье) возмещаются его утраченный заработок (доход), а также связанные с повреждением здоровья дополнительные расходы на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию либо соответствующие расходы в связи со смертью работника.
Правовое регулирование указанных отношений осуществляется Федеральным законом от 24.07.98 N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», которым предусматривается, в частности, предоставление в полном объеме всех необходимых видов обеспечения по страхованию в возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью при исполнении обязанностей по трудовому договору (пункт 1 статьи 1).
Данный Федеральный закон устанавливает обязательный уровень возмещения вреда, но не ограничивает права застрахованных на возмещение вреда в размерах, превышающих обеспечение по страхованию. В связи с этим застрахованное лицо вправе требовать в судебном порядке возмещения вреда в части, превышающей обеспечение по страхованию на основании общих норм гражданского законодательства: статей 1084 — 1094 ГК РФ.
Установленная статьей 1064 ГК РФ презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт увечья или иного повреждения здоровья, размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред (пункт 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.01.2010 N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина»).

Порядок возмещения морального вреда определен статьями 237 ТК РФ и 1099 — 1101 ГК РФ.
Как указал Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении N 1, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда (пункт 32).
В соответствии с пунктом 3 статьи 8 Закона N 125-ФЗ возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.
Некоторые вопросы применения законодательства о возмещении морального ущерба в связи с несчастными случаями на производстве, критерии признания события несчастным случаем, подлежащим расследованию, разъясняются также в Постановлении Пленума Верховного Суда от 10.03.2011 N 2 «О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний».
Ниже приводится обзор выводов судов, изложенных в решениях конкретных дел, по вопросам возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении обязанностей по трудовому договору, а именно:
— объем и характер возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья;
— вопросы квалификации несчастного случая как связанного с производством;
— споры о компенсации морального вреда.

II.Выводы судов по вопросам возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении обязанностей по трудовому договору

1.Объем и характер возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья

1.1.Апелляционное определение Самарского областного суда от 08.04.2015 по делу N 33-3225/2015
Исковые требования:
Гражданин Я. (работник) обратился в суд к ОАО «Автовазтранс» (работодателю) с требованием о взыскании расходов на лечение (по оплате койко-места в стационаре, на приобретение комплекта для металлоостеосинтеза большеберцовой кости), компенсации морального вреда, обосновав требования произошедшим с ним при выполнении трудовых обязанностей несчастным случаем на производстве, в результате которого работник получил травму и находился на лечении.
Решение суда:
Исковые требования удовлетворены частично.
Позиция суда:
Установив, что гражданином Я. (работником) был приобретен комплект для металлоостеосинтеза большеберцовой кости, опираясь на положения статьи 1085 ГК РФ, а также подпункта «б» пункта 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», согласно которому расходы на лечение и иные дополнительные расходы подлежат возмещению причинителем вреда, если будет установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение, однако если потерпевший, нуждающийся в указанных видах помощи и имеющий право на их бесплатное получение, фактически был лишен возможности получить такую помощь качественно и своевременно, суд вправе удовлетворить исковые требования потерпевшего о взыскании с ответчика фактически понесенных им расходов, суд пришел к выводу о нуждаемости работника именно в указанном виде помощи, которая не могла быть им получена бесплатно, качественно и своевременно, при этом более короткий срок восстановления функции конечности, обеспечивающий более быструю социальную и медицинскую реабилитацию, был крайне необходим для работника, имеющего денежные обязательства.

В части же взыскания с работодателя расходов на платную палату суд указал, что работником не доказан факт невозможности получения койко-места в бесплатной палате, данные расходы не были вызваны объективной медицинской либо ситуационно-бытовой необходимостью.

1.2. Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 19.02.2015 N 33-3128/2015 по делу N 2-3536/2014
Исковые требования:
Гражданин Ф.(работник) обратился в суд к ОАО «Гражданское» (работодателю) с требованием о возмещении вреда, причиненного здоровью, взыскании денежных средств на приобретение комплекта медицинских конструкций, в обоснование заявленных требований указав, что при исполнении трудовых обязанностей в ОАО «Гражданское» он получил травму в виде оскольчатого перелома верхней трети левой большеберцовой кости со смещением обломков, проходил лечение в медицинском учреждении, где по рекомендации врачей с целью быстрейшего выздоровления им был приобретен комплект конструкций для остеосинтеза, однако получил письменный отказ ответчика в компенсации понесенных расходов.
Решение суда:
В удовлетворении требований отказано.
Позиция суда:
Отметив, что из содержания положений

2. Определение размера ежемесячной страховой выплаты в возмещение вреда здоровью в связи с несчастным случаем на производстве зависит от реализации застрахованным права выбора периода для исчисления среднего заработка, предшествовавшего месяцу установления утраты или снижения трудоспособности либо причинения вреда его здоровью. При этом не исключается возможность исчисления среднего заработка исходя из заработка за период, предшествовавший прекращению трудовой деятельности Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 27 января 2012 г. N 46-В11-32 (Извлечение) X. обратился в суд с иском к Фонду социального страхования РФ в лице ГУ — регионального отделения Фонда социального страхования РФ по Ханты-Мансийскому автономному округу — Югре о перерасчете сумм ежемесячных страховых выплат в связи с несчастным случаем на производстве и компенсации морального вреда. В обоснование заявленных требований истец указал, что в период работы бурильщиком в Мирненском управлении буровых работ 19 мая 1989 г. он получил производственную травму правого глаза, в результате чего утратил профессиональную трудоспособность на 10% с 27 октября 2009 г., что установлено заключением медико-социальной экспертизы от 19 ноября 2009 г. Расчет ежемесячных страховых выплат ответчиком произведен исходя из величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации. Однако такой расчет не соответствует волеизъявлению истца о назначении ему ежемесячных страховых выплат исходя из его заработка за 12 месяцев, предшествовавших установлению утраты трудоспособности, в связи с чем, по мнению истца, является незаконным. X. просил возложить на ответчика обязанность произвести с 27 октября 2009 г. перерасчет назначенных ему ежемесячных страховых выплат исходя из заработка за 12 месяцев, предшествовавших установлению ему утраты трудоспособности, т. е. в размере 7620 руб. ежемесячно, и взыскать с ответчика денежную компенсацию морального вреда, причиненного истцу незаконными действиями ответчика. Решением Центрального районного суда г. Тольятти от 24 марта 2011 г. иск X. удовлетворен частично. На Фонд социального страхования РФ возложена обязанность произвести перерасчет размера ежемесячных страховых выплат, начисленных X., исходя из размера среднего осовремененного заработка на момент установления утраты профессиональной трудоспособности в размере 3147 руб. ежемесячно, начиная с 1 января 2011 г.; в пользу X. взыскана сумма задолженности по страховым выплатам в размере 42 300 руб. Определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 17 мая 2011 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения. В надзорной жалобе X. просил об отмене принятых по делу судебных постановлений. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 27 января 2012 г. жалобу удовлетворила, указав следующее. В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов. Судом при рассмотрении дела допущены существенные нарушения норм материального права. В соответствии с п. 3 ст. 12 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» среднемесячный заработок застрахованного, на основании которого устанавливается размер ежемесячной страховой выплаты, исчисляется исходя из его заработка за 12 месяцев повлекшей повреждение здоровья работы, предшествовавших месяцу, в котором с ним произошел несчастный случай на производстве, установлен диагноз профессионального заболевания или (по выбору застрахованного) установлена утрата (снижение) его профессиональной трудоспособности. Пунктом 5 этой же статьи предусмотрено, что, если страховой случай наступил после окончания срока действия трудового договора, по желанию застрахованного учитывается его заработок до окончания срока действия указанного договора либо обычный размер вознаграждения работника его квалификации в данной местности, но не менее установленной в соответствии с законом величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации. Пунктом 6 ст. 12 указанного Закона предусмотрено, что, если в заработке застрахованного до наступления страхового случая произошли устойчивые изменения, улучшающие его имущественное положение (повышена заработная плата по занимаемой должности, он переведен на более высокооплачиваемую работу, поступил на работу после окончания учебного учреждения по очной форме обучения и в других случаях, когда доказана устойчивость изменения или возможности изменения оплаты труда застрахованного), при подсчете его среднего месячного заработка учитывается только заработок, который он получил или должен был получить после соответствующего изменения. Указанные положения Закона не исключают возможности исчисления среднего заработка застрахованного исходя из его заработка за период, предшествовавший месяцу установления утраты трудоспособности, в том числе с учетом только заработка за период, который застрахованный получил или должен был получить после того, как в заработке застрахованного до наступления страхового случая произошли устойчивые изменения, улучшающие его имущественное положение (повышена заработная плата по занимаемой должности или он переведен на более высокооплачиваемую работу), а также за период, предшествовавший прекращению трудовой деятельности, независимо от того, выполнялась ли в этот период работа именно той квалификации этой же профессии, которая была у застрахованного на момент повреждения здоровья. В соответствии со ст. 3, пп. 3, 5 и 6 ст. 12 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ страховой случай, с наступлением которого возникает обязательство страховщика осуществлять обеспечение по страхованию, связывается не только с фактом повреждения здоровья в результате несчастного случая или профессионального заболевания, но и с установлением утраты или снижения трудоспособности застрахованного, которое может производиться спустя некоторое время, иногда достаточно значительное, после самого повреждения здоровья застрахованного. Именно этим определяется установленное Федеральным законом от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ право выбора застрахованным периода для исчисления среднего заработка либо на время причинения вреда его здоровью, либо на время установления утраты или снижения его трудоспособности. Судом установлено, что X. 19 мая 1989 г. в период его работы бурильщиком 5 разряда в Мирненском управлении буровых работ получил производственную травму правого глаза, о чем был составлен соответствующий акт. 15 июля 2003 г. X. был переведен на том же предприятии бурильщиком 6 разряда и 4 августа 2009 г. с указанной должности был уволен по п. 8 ч. 1 ст. 77 ТК РФ в связи с отказом от перевода на другую работу, показанную ему в соответствии с медицинским заключением. 19 ноября 2009 г. X. впервые была установлена утрата 10% профессиональной трудоспособности в связи с указанным трудовым увечьем на период с 27 октября 2009 г. по 1 ноября 2011 г. При таких обстоятельствах истец имел право на исчисление его среднего заработка из заработка за 12 месяцев, предшествовавших прекращению им трудовой деятельности (4 августа 2009 г.), который одновременно является последним периодом работы перед установлением ему степени утраты трудоспособности и периодом после того, как в его заработке до наступления страхового случая произошли устойчивые изменения, улучшающие его имущественное положение. От реализации этого права истца зависит определение размера ежемесячной страховой выплаты, а также задолженности за прошлый период, причитающихся истцу. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ решение Центрального районного суда г. Тольятти от 24 марта 2011 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 17 мая 2011 г. отменила, дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав, что при новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и проверить расчет сумм возмещения вреда, причиненного здоровью истца, в соответствии с его требованием об определении суммы заработка на время прекращения работы перед установлением утраты им трудоспособности 19 ноября 2009 г. _____________

Обсуждая проблемы правоприменительной практики в сфере компенсации морального вреда за причинение вреда здоровью и жизни человека, хотелось бы обратить внимание на наиболее острые.

Первая проблема: размеры взыскиваемых судами сумм компенсаций значительно отличаются, отсутствует единообразный подход к их определению. Так, один судья за смерть человека может взыскать в пользу родственников компенсацию в 5000 руб., другой – 8,5 млн руб. Такой значительный разброс в размерах взыскиваемых сумм не создает для потерпевшего и причинителя вреда определенности.

Вторая проблема – сложность доказывания тяжести нравственных страданий потерпевшего. Это приводит к тому, что суды не дают им должной правовой оценки.

Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью» суды при определении размера компенсации должны учитывать индивидуальные особенности лица, которому причинен вред, степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства каждого дела.

Однако на практике все обстоит иначе – суды к вопросу определения размера компенсации морального вреда подходят формально, без учета степени нравственных страданий конкретного потерпевшего. В моей адвокатской практике был случай (2018 г.), когда учитель музыки после перелома руки и черепно-мозговой травмы, полученных в результате ДТП, стала профессионально непригодной и вынуждена была уйти с работы. Ей необходимо будет осваивать иную профессию, кардинально изменить жизнь. В данном случае нравственные страдания потерпевшей не равны страданиям другого профессионала, которому не требуется виртуозность рук.

Третья проблема связана с тем, что причинители вреда жизни и здоровью нередко уклоняются от выплаты взысканного судом возмещения и компенсации морального вреда. По роду деятельности в МОД «Союз пешеходов» я часто сталкиваюсь со случаями причинения вреда здоровью пешеходов по вине водителя. Потерпевший может оказаться единственным кормильцем в семье. В итоге он попадает в больницу, несет дополнительные расходы на лечение, теряет трудоспособность и т.д. Единственным источником дохода для семьи потерпевшего могут в таком случае оказаться только взысканные с виновника ДТП суммы на возмещение вреда здоровью и компенсацию морального вреда. В случае уклонения виновником ДТП от выплаты потерпевший оказывается в еще более затруднительном материальном положении.

Такая ситуация возникла с тремя пешеходами, здоровью которых в результате ДТП был причинен тяжкий вред. Один из них, в частности, потерял способность передвигаться. Суд взыскал компенсацию вреда в размере порядка 800 тыс. руб., однако виновник эту сумму не возместил из-за отсутствия средств.

На сегодняшний день злостные неплательщики не несут ответственности за уклонение от исполнения судебных решений. Единственное, что могут сделать судебные приставы – применить в отношении указанных лиц ограничительные меры: на выезд за границу, на пользование должником специальном правом. Однако данные меры, как показывает практика, не мотивируют должников выплачивать присужденные суммы – кто-то вовсе не выезжает за рубеж, кто-то не имеет водительских прав или уже лишен их и т.д. Кроме того, если у должника не найдут имущество, на которое может быть обращено взыскание, и все принятые судебным приставом допустимые законом меры по отысканию его имущества окажутся безрезультатными, исполнительный лист будет возвращен потерпевшему.

Четвертая проблема – затруднительность судебного процесса для самих потерпевших. Когда предполагается невысокая сумма возмещения, потерпевшие зачастую отказываются обращаться в суд из-за предстоящих расходов на адвоката и необходимости участия в многочисленных судебных заседаниях. По этой причине люди, получившие легкий и средней тяжести вред здоровью, нередко остаются без компенсации.

Полагаю, решить перечисленные проблемы помогут внесение изменений в законодательство, регулирующее указанную сферу, а также разъяснения ВС РФ.

Так, для устранения разброса в размерах компенсации целесообразно, на мой взгляд, установить минимальный размер, исходя из степени тяжести вреда здоровью и формы вины причинителя вреда (умысел, неосторожность, отсутствие вины). Минимальный размер компенсации морального вреда должен зависеть от степени физических страданий.

Эта минимальная сумма затем увеличивается на компенсацию за нравственные страдания, оцениваемые судом индивидуально для каждого пострадавшего по установленным критериям.

Таким образом, для минимального размера компенсации:

Форма вины будет выступать в качестве повышающего коэффициента (например, отсутствие вины – 1, неосторожность – 1,5, умысел – 2).

Рассмотрим на примере. Совершен наезд на пешехода, причинен тяжкий вред здоровью, вина водителя отсутствует.

Размер компенсации в таком случае составит: Д * 1 = Д руб. за физические страдания.

Также следует установить критерии свыше минимального размера для определения степени нравственных страданий потерпевшего.

Необходимо привлечь специалистов в области психологии и психиатрии, которые смогут выработать общие критерии для определения тяжести нравственных страданий, их длительности, что впоследствии позволит установить денежный размер компенсации за нравственные страдания.

Для решения проблемы сложности доказывания нравственных страданий необходимы новые разъяснения Пленума ВС, устанавливающие критерии оценки степени физических и нравственных страданий (например, как изменилась жизнь потерпевшего после причинения вреда здоровью, характер отношений между потерпевшим, родственником и погибшим и т.п.), обязывающие суды при рассмотрении данной категории дел оценивать каждый критерий и отражать оценку в решении, а также предусмотреть возможность проведения (судебной) психологической экспертизы.

Для гарантии прав потерпевших на получение взысканных судом сумм на возмещение вреда здоровью и жизни и компенсацию морального вреда необходимо ввести административную и уголовную ответственность за уклонение от уплаты возмещения по аналогии с неуплатой средств на содержание детей и нетрудоспособных родителей (ст. 5.35.1 КоАП РФ, 157 УК РФ).

Кроме того, при установлении минимальной суммы компенсации морального вреда в связи с причинением вреда здоровью необходимо включить указанные споры (если требования составляют не более 500 тыс. руб.) в категорию дел, по которым выдаются судебные приказы. Потерпевший без участия в судебных заседаниях сможет взыскать минимальную компенсацию. Для расчета суду будет достаточно медицинской экспертизы по определению степени вреда здоровью и акта должностного лица (судебного акта) о привлечении либо непривлечении причинителя вреда к ответственности.

Полагаю, что предложенные меры помогут гарантировать потерпевшему получение достойной, а не номинальной компенсации морального вреда.

Потерпевший и причинитель вреда, зная минимальную сумму компенсации и критерии, влияющие на ее увеличение, будут тем самым мотивированы заключить во внесудебном порядке соглашение (которое можно будет заверить у нотариуса). В этом случае отпадет необходимость обращаться в суд, поскольку сумма будет определена. В настоящее время досудебное разрешение споров о размере компенсации морального вреда маловероятно, поскольку стороны не могут договориться в связи с большим разбросом между минимальным и максимальным возмещением – потерпевший рассчитывает на большее и идет в суд, причинитель не платит до суда, так как надеется, что суд взыщет меньше. При наличии определенности по сумме им станет невыгодно затевать судебный процесс и нести соответствующие издержки.

Помимо этого, в случае нотариального заверения соглашения при его неисполнении потерпевший может обратиться к нотариусу для совершения им исполнительной надписи, что приравнивается к исполнительному документу и станет основанием для возбуждения исполнительного производства в отношении ответчика без судебного процесса.

Введение минимальной суммы компенсации также сделает возможной выдачу судебного приказа по данной категории требований, не превышающих 500 тыс. руб., что также значительно разгрузит суды. Для этого потерпевшему достаточно будет приложить к заявлению заключение судебной медицинской экспертизы и документы, подтверждающие наличие или отсутствие вины.

В заключение отмечу, что угроза реального лишения свободы при злостной, без уважительных причин неуплате присужденного возмещения вреда здоровью и жизни, а также компенсации морального вреда послужит мотивацией к исполнению решений судов.

25 июня Конституционный Суд вынес Постановление № 25-П, в котором разъяснил возможность потерпевшего взыскать с причинителя вреда расходы на услуги сиделки и увеличить их размер в случае, если суд установил изменение обстоятельств, влияющих на определение размера возмещения.

Инвалидность по вине больницы

Эдуарду Ворону при оказании медицинской помощи в июне 1996 г. по вине врачей муниципального учреждения здравоохранения «Ангарская городская детская больница № 1» был причинен вред здоровью в виде повреждения спинного мозга. В результате в возрасте 13 лет ему была установлена I группа инвалидности бессрочно. Позднее он был признан нетрудоспособным и нуждающимся в постоянном постороннем уходе.

20 июня 2006 г. Эдуард Ворон обратился в Ангарский городской суд Иркутской области с исковыми требованиями о возмещении вреда, причиненного здоровью, и компенсации морального вреда. Суд признал за ним право на возмещение утраченного заработка, а также право на возмещение дополнительно понесенных расходов на посторонний специальный медицинский уход в размере 1920 руб. ежемесячно и на постоянный посторонний уход в размере 1152 руб. ежемесячно.

Кроме того, суд взыскал компенсацию расходов на посторонний специальный медицинский уход и расходов на постоянный посторонний уход за период с 7 апреля 2001 г. по 30 ноября 2005 г. При этом размер компенсации рассчитывался в первом случае исходя из двух МРОТ в размере 800 руб. с учетом районного коэффициента в 20%, а во втором – исходя из 60% от двух МРОТ в 800 руб. с учетом районного коэффициента в 20%.

В дальнейшем в пользу Эдуарда Ворона был вынесен ряд судебных постановлений того же суда о взыскании утраченного заработка и компенсации дополнительно понесенных расходов на посторонний специальный медицинский уход и на постоянный посторонний уход. В возмещение вреда, причиненного здоровью, ежемесячно, начиная с 1 февраля 2009 г., взысканы дополнительные расходы на посторонний специальный медицинский уход в размере 2717 руб. и на постоянный посторонний уход в размере 1630 руб. бессрочно с последующей индексацией на день выплаты возмещения вреда.

Споры о размерах взыскания расходов на услуги по уходу за инвалидом

В 2016 г. Управлением соцзащиты населения Советского района г. Ростова-на-Дону Эдуард Ворон был признан нуждающимся в социальном обслуживании. Для него был разработана индивидуальная программа предоставления социальных услуг, в рамках которой было рекомендовано круглосуточное оказание социально-бытовых и социально-медицинских услуг на дому в объеме стационарной формы социального обслуживания.

Из-за большого и сложного объема помощи все Центры социального обслуживания населения Ростова-на-Дону отказали Ворону в предоставлении этих услуг и рекомендовали найти частную сиделку. Как следует из жалобы в КС (имеется у «АГ»), кадровые агентства посчитали, что стоимость социальных услуг с 8 до 23 часов составит 91,5 тыс. руб. в месяц. Так как сиделка не была найдена, за Эдуардом Вороном ухаживала его мать З., с которой тот заключил договоры о предоставлении социально-бытовых и социально-медицинских услуг на дому, на основании которых заявителем понесены расходы по найму сиделки.

Эдуард Ворон посчитал, что изменились предмет и основания иска, а потому обратился в суд. Он указал, что предметом спора стало возмещение расходов за наем сиделки, а основаниями – индивидуальная программа предоставления социальных услуг, договор о предоставлении социально-медицинских услуг и акты сдачи-приемки по нему, а также расписки в получении денег. Ворон попросил суд взыскать с ответчика дополнительно понесенные расходы на наем сиделки: с 1 января 2016 г. в размере более 45 тыс. руб. в месяц, с 1 мая 2016 г. – 61 тыс. руб. в месяц бессрочно, индексировать с учетом уровня инфляции и договором за вычетом выплаченных денег на посторонний уход.

24 апреля 2017 г. Ангарский городской суд снова применил Закон об обязательном социальном страховании от несчастных случаев и Временный порядок. Между тем, отметил Эдуард Ворон в жалобе в КС, положения этих нормативных актов не регулируют вопросы возмещения фактически понесенных расходов на наем сиделки.

Вынося решение, суд указал, что положения гл. 59 ГК предусматривают право гражданина на возмещение расходов на посторонний уход, но при этом не регулируют виды и размеры оплаты дополнительных расходов на него. В связи с отсутствием порядка увеличения объема и размера возмещения вреда, причитающегося потерпевшему (ст. 1085, 1087 ГК), суд отказал в удовлетворении требований о взыскании дополнительно понесенных расходов на наем сиделки, указав в резолютивной части: «отказать в установлении и взыскании новых размеров компенсации на посторонний уход».

Оставляя без изменения данное решение, судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда в определении от 22 августа 2017 г. указала, что в случае удовлетворения заявленных требований суд фактически изменил бы решение Ангарского городского суда Иркутской области от 20 июня 2006 г., которым определено право Ворона на компенсацию дополнительных расходов на посторонний специальный медицинский уход и на постоянный посторонний уход и данные расходы взысканы с последующей индексацией, поскольку услуги сиделки и являются посторонним уходом. В передаче кассационных жалоб для рассмотрения в судебном заседании судов кассационной инстанции было отказано.

Обращение в КС и его выводы

Не согласившись с позицией судов, Эдуард Ворон обратился в Конституционный Суд. Он попросил признать п. 3 ст. 1085 и п. 1 ст. 1087 ГК не соответствующими Конституции в той мере, в какой по смыслу, придаваемому правоприменительной практикой, они не допускают возможности увеличения и установления объема и размера возмещения вреда, причитающегося потерпевшему, на дополнительно понесенные расходы на наем сиделки по оказанию социально-бытовых и социально-медицинских услуг на дому на основании гражданско-правового договора.

Рассмотрев жалобу, Суд отметил, что п. 3 ст. 1085 ГК допускается возможность на основании закона или договора увеличить объем и размер возмещения вреда, причитающегося потерпевшему в соответствии с данной статьей. Этот механизм направлен на повышение уровня защиты права граждан на возмещение вреда, причиненного здоровью, и не может расцениваться как не соответствующий конституционным установлениям и нарушающий права и свободы граждан.

КС указал, что положения п. 1 ст. 1087 ГК, находясь в общей системе конституционно-правового и гражданско-правового регулирования, не могут рассматриваться как исключающие действие общих правил и принципов деликтных обязательств и применяться вопреки их целевой направленности. Сферой его действия является лишь определение размера возмещения причиненного здоровью вреда в отношении несовершеннолетнего, не достигшего 14 лет, который не имеет дохода, а потому – в отличие от иных категорий граждан, имеющих право претендовать также на возмещение вреда, связанное с утратой дохода, утратой или уменьшением трудоспособности, – взысканию в его пользу подлежат расходы, обусловленные повреждением здоровья.

Суд отметил, что действующее правовое регулирование применительно к возмещению вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья такого несовершеннолетнего, каких-либо исключений из принципа полного возмещения вреда не содержит. Соответственно, возмещению в таких случаях подлежат все расходы, которые потерпевший произвел в связи с увечьем или иным повреждением здоровья, в том числе связанные с привлечением третьих лиц для постороннего ухода за ним. Данные расходы в соответствии с принципами равенства и справедливости подлежат возмещению потерпевшему, только если они необходимы для восстановления его здоровья, а если такое восстановление невозможно – для устранения обстоятельств, которые ухудшают условия жизнедеятельности потерпевшего, и являются обоснованными.

КС указал, что, определяя порядок осуществления социального обслуживания граждан, Закон об основах социального обслуживания граждан в РФ устанавливает, что социальные услуги предоставляются на основании соответствующего договора, существенными условиями которого являются положения, определенные индивидуальной программой, а также стоимость социальных услуг в случае, если они предоставляются за плату или частичную плату.

Суд подчеркнул, что необходимые расходы, которые гражданин произвел на основании договоров об оказании услуг, связанных с постоянным посторонним уходом, в силу общих норм ГК об обязательствах, возникающих вследствие причинения вреда, не могут не включаться в понятие вреда и по смыслу п. 1 ст. 1087 ГК должны быть взысканы потерпевшим с причинителя вреда. КС указал, что этой позиции придерживается и Пленум Верховного Суда, разъяснивший в п. 31 Постановления от 26 января 2010 г. № 1, что с причинителя вреда подлежат взысканию расходы, понесенные в связи с повреждением здоровья. Необходимость таких расходов, а также их обоснованность относятся к фактическим обстоятельствам, установление которых входит в компетенцию суда общей юрисдикции.

Кроме того, КС указал, что ГПК РФ, относя обязательность судебного постановления к общим положениям, закрепляющим правовые основы судопроизводственной деятельности (ч. 1 ст. 13), вместе с тем в ч. 3 ст. 209 устанавливает правило, согласно которому в случае, если после вступления в законную силу решения суда, на основании которого с ответчика взыскиваются периодические платежи, изменяются обстоятельства, влияющие на определение размера платежей или их продолжительность, каждая сторона путем предъявления нового иска вправе требовать изменения размера и сроков платежей.

Суд сослался на свое Определение от 25 октября 2016 г. № 2286-О и отметил, что данное законоположение закрепляет возможность изменить – путем предъявления нового иска – размер и сроки периодических платежей, установленных вступившим в законную силу решением суда, но только в случае, если изменились установленные таким решением суда обстоятельства, влияющие на определение размера платежей или их продолжительность.

Высшая инстанция отметила, что правоотношения по возмещению вреда, причиненного здоровью, являются по своему характеру длящимися. Соответственно, потребность лица, признанного инвалидом I группы с детства, у которого вследствие повреждения здоровья наступила полная или частичная утрата способности либо возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, обеспечивать основные жизненные потребности, в постороннем уходе – как в его количественной, так и качественной составляющей – может меняться с течением времени в зависимости от степени повреждения здоровья, нуждаемости потерпевшего в таком уходе, иных обстоятельств или их изменения.

К таким обстоятельствам, указал Суд, относятся, в частности, увеличение объема осуществляемых мероприятий по постороннему уходу в связи с достижением совершеннолетнего возраста, принятие уполномоченной организацией решения о признании гражданина нуждающимся в социальном обслуживании с разработкой индивидуальной программы такого обслуживания и отказ в предоставлении социальных услуг в рамках такого обслуживания в случае, когда гражданин не имеет права на их бесплатное или иное льготное получение либо при наличии такого права фактически лишен возможности получить такую помощь качественно и своевременно. Также КС указал на заключение возмездного гражданско-правового договора на оказание необходимых ему услуг по постороннему уходу.

«В подобных ситуациях в случаях увеличения расходов на посторонний уход потерпевший вправе рассчитывать на справедливое изменение размера причитающегося ему возмещения. Поэтому решение вопроса о возмещении потерпевшему расходов на посторонний уход должно осуществляться в том числе с учетом такого характера этих отношений, когда в его пользу ранее было вынесено судебное решение о взыскании в возмещение вреда, причиненного здоровью, расходов на посторонний уход. В противном случае было бы поставлено под сомнение само конституционное предписание об обеспечении государством потерпевшему доступа к правосудию и компенсации причиненного ущерба», – посчитал КС.

Конституционный Суд указал, что в контексте конституционно-правового предназначения п. 3 ст. 1085 и п. 1 ст. 1087 ГК ст. 1090 этого же Кодекса, регламентирующая отдельные – специальные – случаи последующего изменения размера возмещения вреда, не может рассматриваться в качестве нормативно установленного исключения из общего правила об определении размера возмещения вреда в рамках деликтных обязательств в полном объеме и, таким образом, не препятствует взысканию потерпевшим необходимых расходов на услуги сиделки как способу постороннего ухода в случае, если ранее в его пользу вынесено судебное решение о взыскании бессрочно расходов на постоянный посторонний уход, в котором вопрос об оплате услуг сиделки не исследовался.

КС подчеркнул, что суды общей юрисдикции при рассмотрении требований подобного рода должны учитывать в рамках дискреционных полномочий все фактические обстоятельства, связанные с возмещением расходов, которые потерпевший произвел или должен будет произвести в связи с причинением вреда здоровью.

Таким образом, Суд признал п. 3 ст. 1085 и п. 1 ст. 1087 ГК не противоречащими Конституции, поскольку они предполагают, что наличие судебного решения о взыскании в пользу несовершеннолетнего, не достигшего 14 лет, признанного инвалидом и нуждающимся по состоянию здоровья в постоянном постороннем уходе, бессрочно расходов на постоянный посторонний уход не исключает возможности в порядке возмещения причиненного ему вреда взыскать в последующем необходимые расходы, в том числе на услуги сиделки, и увеличить размер взыскания таких расходов, если судом установлено изменение обстоятельств, влияющих на определение размера возмещения. При этом суд должен установить, что гражданин не имеет права на получение соответствующей помощи и ухода бесплатно или за частичную плату либо при наличии такого права он был фактически лишен возможности получить такую помощь качественно и своевременно.

КС постановил считать выявленный конституционно-правовой смысл п. 3 ст. 1085 и п. 1 ст. 1087 ГК общеобязательным и указал на необходимость пересмотра судебных решений, вынесенных в отношении Эдуарда Ворона.

Адвокаты позитивно восприняли позицию Суда

В комментарии «АГ» адвокат АК № 22 «Гражданские компенсации» Нижегородской областной коллегии адвокатов Ирина Фаст отметила, что Конституционный Суд в очередной раз вынес прекрасное постановление по социально значимым вопросам, разъяснив очевидные вещи: суды при рассмотрении подобных дел должны исходить из правовой природы отношений по возмещению вреда, помнить о том, что законом предусмотрено возмещение вреда здоровью в полном объеме, и тщательно изучать все обстоятельства дела.

«По сути, данные вопросы должны разрешаться если не на уровне первой и апелляционной инстанций, то на уровне судов кассации. Законодатель прописал все четко и недвусмысленно, а суд общей юрисдикции истолковал по-своему. Этот случай не единичный, на практике любое отхождение в сторону от стандартных требований и стандартных взысканий вызывает отказ судов общей юрисдикции в их удовлетворении», – рассказала адвокат.

Ирина Фаст указала, что в последние годы очевиден уклон судебной практики не в сторону защиты слабой стороны в процессе, а в сторону снижения и без того небольших гарантий. «Наглядно демонстрирует это практика по взысканию инвалидом расходов на приобретение автомобиля, где людям в основном отказывают, практика по назначению ежемесячных выплат по инвалидности с причинителя вреда, которые чаще снижаются при малейших основаниях, а также практика мизерных выплат в счет компенсации морального вреда», – отметила она.

Адвокат надеется, что правовая позиция КС, выраженная в данном постановлении, будет применяться судами не только при рассмотрении споров по несовершеннолетним, но и по любым другим спорам о возмещении вреда здоровью. Ирина Фаст указала, что в РФ большое количество инвалидов, которые по тем или иным причинам не получают необходимый им уход от органов соцзащиты и за которыми безвозмездно ухаживают их родственники, получая при этом мизерные государственные компенсации.

«Если рассуждать глобально, то суды наши давно живут в «своем” правовом поле, отличном от общепринятого, а потому даже безукоризненно написанные нормы и безукоризненная защита не гарантируют результата. Конституционный Суд не может исправить всю некачественную правоприменительную практику и не сможет защитить всех нуждающихся, а именно этим он и занимается последние несколько лет. Изменения нужно проводить внутри самой судебной системы, привлекая для этого активную часть юридического сообщества», – резюмировала Ирина Фаст.

Адвокат АП Волгоградской области Юлия Севастьянова отметила, что позиция, высказанная КС, направлена на обеспечение интересов потерпевшего. «Следует отметить, что ВС РФ обращал внимание нижестоящих судов на то, что если потерпевший, имеющий право на бесплатное получение лечения и компенсацию иных дополнительных нужд, был лишен возможности получить такую помощь, то фактические расходы потерпевшего в любом случае подлежат возмещению причинителем вреда. Однако нижестоящие суды нередко демонстрировали формальный подход, отказывая потерпевшим в реализации законного права», – указала она.

В связи с этим, посчитала адвокат, КС абсолютно верно отметил, что суды должны защищать интересы потерпевшего, которые могут меняться со временем. При этом сам потерпевший должен действовать добросовестно, т.е. доказать, что он обращался в уполномоченные организации с заявлением о предоставлении социального обслуживания, но не получил его. «Гуманность подхода высших судов не снимет опасений по поводу того, что бездействие социальных служб станет причиной массового взыскания соответствующих расходов с причинителей вреда. Мне кажется, законодателю не лишним было бы внедрить эффективные карательные механизмы для нерадивых поставщиков социальных услуг», – указала Юлия Севастьянова.

Выплата по возмещению вреда здоровью

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *