Возвращение дела прокурору

Почему нужны поправки?

Возврат дела прокурору из суда осуществляется для того, чтобы он смог внести поправки, полно осуществить защиту по уголовным делам, уточнить некоторые моменты совершения преступления, добавить больше фактов о совершенном действии, и устранить все противоречия. Возврат уголовного дела прокурору предполагает собой не отмену судебного процесса, а лишь его перенесение на определенный срок. В это время прокурор внесет нужные поправки с помощью своих замечаний следователю (дознавателю). Также должны прилагаться все факты и обязательные документы. При их отсутствии, суд не сможет состояться.

А еще случается практика возврата дела прокурору при нарушении права на защиту. Например, если подсудимый даже не знает, в чем именно его обвиняют. Он обязан знать причину своего осуждения. По многим моментам может произойти возврат уголовного дела. Судебная практика возврата дела прокурору при нарушении права на защиту часто осуществляется по настоянию обвиняемых. Если прошло немало времени после совершения преступления, а обвинение выдвигается только сейчас, то при таких обстоятельствах протокол утрачивает силу, а обвиняемый считается свободным. Постановление возврат дела прокурору выдвигает сам судья или Президиум вышестоящего суда при обжаловании. При необходимости, время задержания виновника увеличивается на определенный срок, указанный в законодательстве. Делается это для того, чтобы исправить все неточности, произвести производственные и процессуальные действия.

Образец ходатайства в суд о возвращении уголовного дела прокурору

В Кировский районный суд г. Екатеринбурга

От адвоката Кацайлиди Андрея Валерьевича

осуществляющего защиту обвиняемого

о возврате уголовного дела прокурору

Согласно ст. 237 УПК РФ судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях, если: обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения; имеются предусмотренные статьей 153 УПК РФ основания для соединения уголовных дел.

Считаю, что обвинительное заключение по данному уголовному делу, утвержденное заместителем прокурора Свердловской области, составлено с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения.

  1. В обвинительном заключении не указаны точно и однозначно существо обвинения, не указано место совершения преступления, не указаны способы, мотивы и цели совершения преступления А.Н. в виду их отсутствия, не указаны многие другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела. Не указаны дата и место составления обвинительного заключения (указана только дата утверждения). Не указаны места жительства и (или) места нахождения подлежащих вызову в судебное заседание лиц со стороны защиты. Нет указания о задержании А.Н.
  2. В обвинительном заключении не указано, когда и у кого возник преступный умысел, направленный на незаконное приобретение права на чужое имущество путем обмана, а именно на объекты недвижимости, расположенные по адресу: город Екатеринбург, директором и учредителем которого являлся Е.И. Указано лишь, что точная дата следствием не установлено, и что преступный умысел возник у некоего неустановленного следствием лица №1, которое даже не было допрошено в рамках данного уголовного дела. Поскольку данное лицо не установлено, возможно данного лица не существует, а по данным, указанным в обвинительном заключении, данное неустановленное лицо №1 является основным действующим лицом и организатором преступления. Таким образом, без указания данного лица (без его установления) невозможно постановление судом приговора.
  3. Обвинительное заключение содержит множество указаний на неустановленные следствием даты, и места, неустановленные лица №1 и №2. Однако для вынесения судом приговора необходимо установление и указание в обвинительном заключении конкретных лиц с указанием их фамилий, имен, отчеств. Наличие в обвинительном заключении неких неустановленных лиц №1 и №2, в отношении которых материалы якобы выделены в отдельное производство, а также указание на неустановленные места и даты делает невозможным постановление судом приговора.

ПОЛЕЗНО: смотрите видео и узнаете, почему любой образец иска, жалобы лучше составлять с нашим адвокатом, пишите вопрос в комментариях ролика, подписывайтесь на канал YouTube

  • В обвинительном заключении не указаны мотивы и цель совершения преступления А.Н. ввиду их отсутствия. В обвинительном заключении не раскрыта объективная сторона преступления в отношении А.Н., нет указания на способы совершения преступления, не указано, каким образом, когда и где он совершил обман или злоупотребление доверием в отношении потерпевшего. Не указано, в чем заключался обман или злоупотребление доверием со стороны А.Н. Обвинительное заключение в отношении А.Н. построено без приведения доказательств и без указания на то, что А.Н. или кто-то из членов его семьи получил какую бы то ни было материальную выгоду. Нет указания на корыстную цель и на доказательства ее наличия у А.Н. Нет указания и на наличие у А.Н. прямого умысла на совершение данного преступления.
  • Изучив материалы дела, можно предположить, что под неустановленным лицом №2 подразумевается гр-н Андрей Геннадьевич. Однако он указан в обвинительном заключении как свидетель, подлежащий вызову в суд со стороны обвинения (стр.77 обвинительного заключения, т.4 л.д. 151-152). Тем самым, имеется противоречие в статусе А.Г. и возникает необходимость установления и точного указания, кем является неустановленное лицо №2. Данное противоречие делает невозможным постановление судом приговора.
  • Во время предварительного следствия допускалось множество существенных нарушений уголовно-процессуального закона (в т.ч. права подозреваемого, обвиняемого на защиту), делающих невозможным постановление судом приговора и которые должны быть устранены путем возвращения уголовного дела прокурору.

В данном уголовном деле постановление следователя отменено руководителем следственного органа не в установленный законом срок, а по прошествии более 7 лет 11 месяцев, что толкуется обвиняемым А.Н. как постоянная угроза уголовного преследования, чем нарушаются конституционные права и свободы А.Н.

Таким образом, постановление руководителя следственного органа – заместителя начальника ГСУ ГУ МВД России по Свердловской области об отмене постановления старшего следователя СУ при УВД г. Екатеринбурга о прекращении уголовного преследования в отношении А.Н. нарушает процессуальные и конституционные права А.Н. о равноправии и состязательности сторон в уголовном судопроизводстве, создает для А.Н. постоянную угрозу уголовного преследования.

Согласно ч.4 ст.214 УПК РФ решение о возобновлении производства по уголовному делу доводится до сведения лиц, указанных в ч.3 ст. 211 УПК РФ (в частности, подозреваемому, обвиняемому и его защитнику). Не соблюдение этой обязанности влечет нарушение конституционного права подозреваемого и обвиняемого на защиту (в т.ч. на судебную защиту), влечет отсутствие возможности обжаловать данное решение.

Постановление руководителя следственного органа – заместителя начальника ГСУ ГУ МВД России по Свердловской области об отмене постановления старшего следователя СУ при УВД г. Екатеринбурга о прекращении уголовного преследования не было доведено до сведения Ч., чем было нарушено его процессуальное (ст. 15, 16, 19 УП КРФ) и конституционное (ст. 46 Конституции РФ) право на защиту.

Ввиду отсутствия уведомлений о принятии различных этих и других процессуальных решений, касающихся прав и интересов Ч., он был лишен возможности их обжалования, чем было грубо нарушено право на защиту.

Таким образом, данное уголовное дело возобновлялось 9 раз (включая 2 раза возобновление прекращенного уголовного дела, и 1 раз возобновление уголовного преследования) причем в основном по одним и тем же основаниям.

Таким образом, согласно данной нормы уголовно-процессуального закона отменить постановление руководителя следственного органа вправе только прокурор, а руководитель следственного органа вправе отменить только постановление следователя. Руководитель следственного органа не уполномочен (в том числе произвольно, по своей инициативе и в любое время) пересматривать и отменять решения и постановления руководителя следственного органа, и тем более того же уровня.

Обвинительное заключение содержит перечень доказательств, на которых основывается обвинение. При этом подавляющее большинство указанных в нем доказательств являются недопустимыми. Между тем, в обвинительном заключении должны быть указаны только допустимые доказательства, на которых основано обвинение. Отсутствие таких доказательств в обвинительном заключени, наличие в нем недопустимых доказательств делает невозможным вынесение судом приговора.

В обвинительном заключении не указан размер причиненного ущерба, т.к. заключения экспертов об определении рыночной стоимости указанных объектов недвижимости являются недопустимыми доказательствами по вышеуказанным причинам (получены во время, когда дело считалось приостановленным). Таким образом, размер ущерба не определен, в обвинительном заключении указана ни на чем не основывающаяся сумма. А поскольку определение суммы ущерба является необходимым условием для квалификации преступления по ч.4 ст. 159 УК РФ как совершенного в особо крупном размере, то данные существенные недостатки обвинительного заключения делают невозможным постановление судом приговора.

Для постановления судом законного и обоснованного приговора необходимо соединение данного уголовного дела с уголовным делом в отношении неустановленных лиц №1 и №2, поскольку речь идет о совершении преступления несколькими лицами в соучастии. Раздельное рассмотрение этих уголовных дел может отразиться на всесторонности судебного следствия, привести к установлению взаимоисключающих обстоятельств (что подтверждает судебная практика: Апелляционное постановление Московского городского суда от 30.07.2014 по делу N 10-10085/2014; Апелляционное постановление Московского городского суда от 04.06.2014 по делу N 10-7500; Апелляционное постановление Московского городского суда от 30.04.2014; Кассационное определение Московского городского суда от 25.04.2012 по делу N 22-5399 и другие).

На основании изложенного и руководствуясь ст. 236, 237 УПК РФ,

ПРОШУ:

  • Возвратить уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Дата, подпись

Читайте еще по работе нашего адвоката по уголовным делам

С нами условно досрочное освобождение отбывания наказания возможно в короткий срок

Составим ходатайство о замене неотбытой части наказания профессионально

P.S.: если Вы не нашли ответ — напишите нашему адвокату и мы постараемся решить Ваш вопрос:

Статья 237 УПК РФ

Если для вынесения окончательного приговора имеются какие-либо препятствия, с целью их устранения судья может самостоятельно или же по ходатайству одной из сторон судебного процесса вернуть дело в прокуратуру для продолжения следствия. Кроме этого, если в ходе судебного процесса обнаружились определённые ошибки и нарушения ведения уголовного процесса, дело также будет возвращено прокурору для их устранения.

Случаи возврата уголовного дела происходят как по отношению к физическим лицам, так и к компаниям и организациям.

Возвращение прокурору может произойти на любой стадии судебного процесса: на предварительном слушании, в процессе прений сторон, в конце судебного заседания.

В новой редакции статьи 237 УПК РФ от 19.02.2018 оговариваются следующие условия возврата прокурору:

  1. Если заключение об обвинении составлено неверно, т.е. с нарушением требований УПК РФ, судья не вправе выносить окончательное решение.
  2. Обвиняемый имеет право на ознакомление с предоставляемым ему обвинением, а также на получение копии обвинительного заключения. Если хотя бы одно из этих прав не было предоставлено подсудимому, уголовное дело также возвращается прокурору для завершения предписанных законом процедур.
  3. Если к окончательному акту обвинения прилагается постановление, в соответствии с которым обвиняемый нуждается в принудительном лечении, и данный акт был направлен в суд вместе с постановлением, окончательное решение по уголовному делу не может быть принято. Как правило, такое происходит при наличии у подследственного психиатрических или наркологических проблем.
  4. Также дело возвращается в прокуратуру, если в процессе расследования появляются новые обстоятельства уголовного характера, которые необходимо соединить с имеющимся уголовным делом. Данный процесс регулирует статья 153 УПК РФ . Исключением становятся случаи, которые регулирует статья 239.2 УПК РФ.
  5. Если обвиняемому не разъяснили его права, это также может стать причиной возвращения судьёй уголовного дела. Права, о которых обвиняемый должен быть осведомлен, прописаны в статье 217 ч.5 УПК РФ. К таким правам относятся порядок обжалования приговора, подача апелляции, право на участие в судебном процессе присяжных и др.
  6. Уголовное дело могут возвращать, если в ходе заседания обнаруживаются обстоятельства и действия, совершённые обвиняемым, которые могут привести к более тяжёлым последствиям. В таких случаях очевидно, что действия обвиняемого привели или могли привести к более серьёзным последствиям. А это значит, что дело требует пересмотра с позиции других статей УК РФ.

Ошибки и нарушения, совершённые в процессе расследования, становятся причиной возврата уголовного дела, если их устранение невозможно в ходе судебного заседания. Кроме этого, возникновение новых обстоятельств совершённого преступления также требует его пересмотра.

Дело подлежит возврату ввиду невозможности проведения дознания по следующим причинам:

  • обвиняемый не достиг возраста совершеннолетия (в РФ – 18 лет);
  • обвиняемый нуждается в медицинской помощи;
  • обвиняемый относится к категории лиц, к которым предъявляются иные требования по общему дознанию (регулируется статьёй 52 УПК РФ);
  • обвиняемый совершил два и более правонарушения, при этом хотя бы одно из них не относится к категории преступлений, перечисленных в статье 150 УПК РФ, части 3;
  • потерпевший не согласен проводить сокращённое дознание;
  • обвиняемый не владеет языком, на котором проводится судопроизводство.

Все вышеуказанные пункты освещает статья 226.2 УПК РФ.

Если судья возвращает дело, он обязан проинформировать стороны о причинах его решения. Если в окончательном постановлении имеются основания для обвинения в совершении более тяжких преступлений, судья обязан обозначить их. Однако он не вправе давать оценки существующим доказательствам и делать выводы относительно виновности подозреваемого, основываясь на предварительных доводах.

Если судья решает вернуть дело прокурору в соответствии со статьёй 237 УПК РФ, он также вправе вынести решение относительно меры наказания для обвиняемого. Обычно суд продлевает время заключения или домашнего ареста в соответствии со статьёй 109 УПК РФ.

Комментарий к статье 237 УПК РФ

Прилагающийся к статье 237 УПК РФ комментарий разъясняет некоторые спорные моменты, предписанные статьёй. В нём описаны также дополнительные причины, по которым дело может быть возвращено следователю.

Основной задачей возвращения является непроведение дополнительного расследования и изучение обстоятельств, а устранение имеющихся препятствий, ввиду которых невозможно вынести окончательный и объективный приговор.

В комментарии к статье 237 УПК РФ отмечаются следующие причины, по которым дело возвращают для дальнейшего расследования:

  1. Факт побега подозреваемого. Если он сбежал, и место его нахождения неизвестно, суд не может вынести приговор. В результате дело возвращается прокурору.
  2. Если одна из сторон заявила о наличии серьёзных нарушений закона, совершённых в процессе расследования. Если данные нарушения невозможно устранить в судебном порядке, дело возвращается для дальнейшего устранения данных нарушений.
  3. Конституционный суд Российской Федерации считает, что если возникает необходимость дальнейшего и более тщательного расследования в рамках данного дела, которое может быть вызвано возникновением новых обстоятельств, оно также возвращается судом.
  4. Если было нарушено одно или несколько требований УПК РФ по составлению дела и процессу его расследования, суд вправе возвратить дело с целью устранения данных ошибок. Такими нарушениями могут стать неверное изложение обвинительного акта, отсутствие необходимых подписей, недостаточное количество нужных документов и др.
  5. При любых нарушениях требований уголовно-процессуального кодекса (ущемление прав сторон, препятствие рассмотрению дела и др.) дело будет возвращено следователю.

Любое нарушение, которое невозможно устранить в ходе судебного заседания, может стать причиной возврата дела прокурору. Любая сторона заседания вправе потребовать устранить имеющиеся нарушения и преграды для проведения судебного процесса.

Однако данное устранение не должно включать в себя проведение дополнительного дознания следователем, прокурором или дознавателем.

В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации дело возвращают в прокуратуру при следующих обстоятельствах:

  • обвинительный акт подписан работником следственных органов, который не владеет необходимыми для этого полномочиями;
  • этот акт утверждён прокурором, который не имеет права и компетенции для подписания данной бумаги;
  • постановление не было согласовано с руководителем следственного органа;
  • если окончательное постановление было подписано и зарегистрировано после истечения срока проведения расследования.

Если же подозреваемый, который не содержался под стражей, совершает побег, относительно него возбуждается новое дело. Однако это не является причиной возврата судом первичного дело — оно остаётся в распоряжении суда.

Потерпевшая сторона и обвиняемый должны быть проинформированы о своих правах. Потерпевший имеет право на обжалование данного решения суда и компенсацию, а обвиняемый – на судебную защиту.

В соответствии с требованиями закона подозреваемый должен получить копию акта обвинения. Если этот закон нарушается, дело не может быть рассмотрено судом.

При выявлении подобных нарушений окончательный и справедливый приговор не может быть вынесен судом.

Достаточно распространённой причиной возврата дела является неправильно оформленное постановление.

Грамотно составленное постановление включает в себя:

  1. Название документа.
  2. Дату его составления.
  3. Название суда и сведения о судье.
  4. Информацию об участниках судебного заседания.
  5. Номер постановления.
  6. Сведения о подозреваемом.
  7. Основания для обвинения.

Ходатайство о возврате дела на дальнейшее расследование может быть подано сторонами в письменной или устной форме.

Однако наличие этого ходатайства необязательно для вынесения судом решения о возвращении дела.

Судебная практика по статье 237 УПК РФ

В судебных практиках известно множество случаев, когда возврат в прокуратуру было законно обоснованным.

В данной главе вы найдёте обзор трёх крупных дел, в которых имело место применение судом статьи 237 УПК РФ:

  1. В Ростовской области несовершеннолетний обвинялся по статье 112 УК РФ (Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью). Его обвиняли в том, что он кулаком ударил потерпевшего по лицу, сломав ему нос, из-за чего потерпевший был госпитализирован. Дело было невозможно возбудить, так как обвиняемый не достиг возраста уголовной ответственности. Однако спустя 2 недели, оказалось, что состояние здоровья потерпевшего подростка сильно ухудшилось. В результате потерпевший подал заявление с просьбой возбудить уголовное дело. Свидетели стороны обвинения утверждали, что прекрасно видели, как подозреваемый сломал потерпевшему нос. Основанием для оформления медицинского заключения стало решение частного врача-рентгенолога. В таком случае имеются причины для сомнений относительно правдивости данного медицинского заключения. На стадии повторного слушания суд удовлетворяет ходатайство стороны защиты о повторном медицинском обследовании. Второй эксперт сообщил, что пострадавшему нанесён лёгкий вред, в то время как первый эксперт говорил о среднем вреде. В результате расхождения сведений дело было возвращено следствию в соответствии со статьёй 237 УПК РФ.
  2. Житель Екатеринбурга в 2012 году потерял паспорт, после чего в положенный срок подал документы на оформление нового. Спустя 5 лет, при попытке покинуть страну ему сообщили, что он является фигурантом дела, вследствие чего ему запретили покинуть страну. Мужчина обратился в судебный участок с просьбой прояснить сложившуюся ситуацию. Выяснилось, что два года назад была совершена кража человеком, который предъявил паспорт этого мужчины с переклеенной фотографией. В уголовное дело были внесены данные этого паспорта. Разумеется, мужчина подал обжалование в связи с отсутствием причастности к данной краже. В ходе разбирательства были установлены нарушения, совершённые дознавателем и следователем в процессе расследования. Данное нарушение заключалось в том, что личность подозреваемого не была установлена. В соответствии со статьёй 237 УПК РФ дело было возвращено в прокуратуру с целью устранения вышеупомянутых нарушений.
  3. В Тюменской области имело место следующее дело. Гражданин республики Таджикистан, не владевший русским языком, обвинялся по части первой статьи 264 УК РФ (Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств). Будучи пока ещё свидетелем по делу, он не был уведомлен о том, что против неговозбуждено уголовное дело. Он был приглашён к следователю и проинформирован об ответственности за дачу ложных показаний и за отказ от дачи показаний. Между ним и свидетелем по делу была проведена очная ставка, однакопротокол очной ставки был составлен заранее, что является серьёзным и грубым нарушением закона. Кроме того, в протоколе с места дорожно-транспортного происшествия данные о свидетелях были подделаны: сначала было сказано, что свидетелей нет, затем сверху были написаны их имена. Ни один из документов, задействованных в разбирательстве, не был переведён на родной язык фигуранта. В данном деле было совершено множество ошибок,произведена фальсификация доказательств, в результате чего оно было возвращено прокурору в соответствии со статьёй 237 УПК РФ.

По закону вносить изменения в дело, как это было сделано в случае со свидетелями последнего дела, запрещено. Данный случай – образец того, как не стоит поступатьь.

Консультации и комментарии юристов

Во многих ситуациях при возврате дела требуется консультация знающего юриста, потому что иногда бывают случаи, когда ни стороны заседания, ни судьи не вникают в сущность уголовного дела.

Ранее в РСФСР процессуальный закон применялся достаточно часто, причём нередко после устранения нарушений и ошибок следствия дело закрывали, и оно так и не доходило до суда. Иногда обвинитель ходатайствовал о возвращении дела с целью избежать оправдательного приговора, потому что все доказательства и улики указывали на невиновность подсудимого.

Новый закон, разработанный в 2001 году, ограничивает возможности сторон судебного процесса. Дело может быть возвращено лишь при наличии одного из условий, о которых говорилось ранее.

Некоторые опытные юристы считают, что введение данных ограничений поспособствовало меньшему количеству оправдательных приговоров, так как зачастую дела просто возвращают в следственные органы.

Многие юристы также говорят о том, что применение судьёй 237 статьи происходит ввиду следующих факторов:

  1. Намеренного сокрытия имеющихся доказательств.
  2. В целях подготовки нового обвинения.
  3. Из-за необходимости обращения в высшие инстанции.

Наличие любого из вышеперечисленных факторов может означать попытку воспользоваться имеющимся положением дел с целью фальсификации доказательств и изменением окончательного приговора.

Нарушение права обвиняемого на защиту при составлении обвинительного заключения (Владыкина Т.А.)

Если задаться целью выстроить иерархию проблем, имеющих в уголовно-процессуальном праве наивысший коэффициент научного внимания, то заметное место в ней будет занимать проблема обеспечения прав участников уголовного судопроизводства. Обусловленный единой с уголовным правом генетикой репрессивный характер уголовно-процессуальных отношений (государство — обвиняемый) закономерно вызывает к жизни исследования, посвященные различным формам процессуальных нарушений прав лица, подвергнутого уголовному преследованию. Эти нарушения обнаруживаются как в досудебном, так и в судебном производстве по уголовному делу, проникают в составляющие их стадии, деформируя их содержание, внося разлад в стройную систему процессуальных гарантий с одной стороны, прав обвиняемого с другой и уголовного судопроизводства в целом.
Проблема, о которой пойдет речь в настоящей статье, является частной и, вполне возможно, несколько выбивается из череды исследований о реализации обвиняемым права на защиту на предварительном следствии. Однако ее изучение имеет, на наш взгляд, принципиальный характер прежде всего ввиду того, что несоблюдение следователем норм УПК РФ, регламентирующих составление обвинительного заключения, вызывает «цепную реакцию», множит процессуальные нарушения прав обвиняемого, на которые в установленном законом порядке закономерно обращают внимание судьи.
Согласно ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела; при этом, как предусматривается ч. 3 данной статьи, приговор, определение, постановление суда и все последующие судебные решения отменяются с возвращением уголовного дела прокурору, если при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке будут выявлены обстоятельства, указанные в ч. 1 и п. 1 ч. 1.2 ст. 237 УПК РФ. Одним из таких обстоятельств, которое согласно п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ влечет возвращение уголовного дела прокурору, является составление обвинительного заключения с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения.
Определяя требования, которым должно отвечать обвинительное заключение, законодатель в ст. 220 УПК РФ установил, что в этом процессуальном акте, в частности, должны быть указаны: существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела (п. 3 ч. 1), а также формулировка предъявленного обвинения с указанием пункта, части, статьи УК РФ, предусматривающих ответственность за данное преступление (п. 4 ч. 1).
1. Нарушение права обвиняемого на защиту в виде лишения его возможности определить объем обвинения, от которого он вправе защищаться, может выражаться в избирательном и неточном указании следователем в обвинительном заключении обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.
1.1. Дефект в изложении признаков объективной стороны преступления. По смыслу уголовно-процессуального закона (ст. 220) положения обвинительного заключения должны быть согласованы между собой. Как усматривается из содержания обвинительного заключения по делу П., существо выдвинутого в отношении его обвинения сводится к тому, что он в ходе ссоры с К. нанес ему кулаком удар в лицо, в результате чего К. были причинены телесные повреждения, которые согласно заключению эксперта являются неизгладимыми и квалифицируются как тяжкий вред, причиненный здоровью человека по признаку опасности для жизни; эти телесные повреждения, кроме того, являются повлекшими обезображивание лица К. Такое обвинение было поддержано в суде государственным обвинителем, который в прениях сторон настаивал на доказанности виновности П. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ, а именно в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшего как по признаку его опасности для жизни, так и по признаку неизгладимого обезображивания лица. Однако в формулировку предъявленного П. обвинения в обвинительном заключении оказалось включенным указание только на то, что своими действиями он совершил умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасное для жизни человека; о том, что этими действиями потерпевшему причинено неизгладимое обезображивание лица, не сказано <1>.
———————————
<1> Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 марта 2015 г. N 41-УД15-2. В статье приведены решения судов, опубликованные в СПС «КонсультантПлюс».
Составленное подобным образом обвинительное заключение порождает для суда неопределенность в вопросе о том, в каком именно преступлении, с какими признаками состава преступления обвиняется П. В такой ситуации с учетом неопределенности объема предъявленного П. обвинения суд оказывается лишенным возможности провести судебное разбирательство и вынести по делу законное и справедливое итоговое решение с соблюдением предписаний ст. 252 УПК РФ, согласно которым судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. Данные обстоятельства являются основанием для возвращения в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.
Значительное число нарушений связано с неуказанием или неверным указанием в обвинительном заключении факультативных признаков объективной стороны преступного деяния. Опрос 132 следователей, опыт службы которых варьируется от 5 до 9 лет, показал, что они не уделяют этим сведениям должного внимания, поскольку упомянутые признаки не включены в подавляющее большинство составов преступлений. Вместе с тем это, на наш взгляд, не повод игнорировать тот очевидный факт, что всякое преступное деяние протекает в определенных пространственных, временных условиях, в определенной обстановке, совершается определенным способом с применением орудий или средств.
Например, время совершения преступления — признак объективной стороны, который понимается как определенный период времени, в течение которого совершается преступление. По эпизоду убийства Ч. органы следствия при описании преступного деяния обвиняемого не указали время совершения преступления, ограничившись выражением «на следующий день, то есть (дата, когда приехала на участок Ч., эта дата установлена) Ч. приехала на принадлежащий ей участок» <2>. При такой формулировке невозможно определить время смерти Ч., а значит, в полном объеме уяснить объективную сторону данного убийства.
———————————
<2> Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20 января 2010 г. N 66-о09-241.
В обвинительном заключении по уголовному делу в отношении Б., Л. и К., которые обвинялись в убийстве П. и совершении в отношении его разбоя группой лиц по предварительному сговору, при описании содеянного ими указано разное время совершения разбоя и убийства потерпевшего: у Б. и К. — одно время, а у Л. — другое. Кроме того, в окончательном постановлении о привлечении Л. в качестве обвиняемого время совершения разбоя и убийства указано одно, а в обвинительном заключении при изложении его обвинения — другое <3>.
———————————
<3> Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21 апреля 2011 г. N 77-О11-5.
Как указывалось ранее, по смыслу ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. Более того, изменение обвинения допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту. С учетом данной нормы права суд не вправе вносить уточнения, выходя за рамки указанного в обвинительном заключении времени разбоя и убийства, совершенного Л. При таких обстоятельствах являются правильными выводы рассматривающих эти уголовные дела судов о том, что обвинительные заключения составлены с нарушением требований УПК РФ и исключают возможность вынесения на их основе судебных решений, разрешающих дела по существу. Поскольку указанные нарушения не могут быть устранены в судебном производстве, судом на основании п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ уголовное дело возвращено прокурору.
1.2. Дефект в изложении признаков субъективной стороны преступления. Очевидно, что все действия человека направлены на достижение определенных целей, мотивированы. Это в полной мере относится и к уголовно-правовой оценке противоправного поведения. Статья 73 УПК РФ, определяя обстоятельства, составляющие предмет доказывания по уголовному делу, предусматривает установление формы вины преступника и мотивов его действия (бездействия). На необходимость установления целей и мотивов совершения преступления неоднократно указывал Пленум Верховного Суда РФ (см. Постановления от 29 апреля 1996 г. N 1 «О судебном приговоре», от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»). Вместе с тем следователи не всегда следуют указанным положениям.
Как видно из материалов уголовного дела, убийства Ч., а также Х. с К. совершены не одновременно и в разных местах. Действия обвиняемого не связаны единством умысла, отличаются по мотивам. Несмотря на эти обстоятельства в нарушение ст. 171, 220 УПК РФ в обвинительном заключении при описании преступления отдельно по каждому из эпизодов убийства не указаны их конкретные субъективные признаки. По факту причинения смерти К. органами следствия в обвинительном заключении приведены противоречивые мотивы действий обвиняемого: указывается, что у М. возник умысел на убийство К. «с целью скрыть совершенное им преступление», и здесь же заявляется, что М. осознавал, что «К. может… помешать совершению хищения имущества, принадлежащего Х. и К.». В то же время из описания преступного деяния, квалифицируемого органами расследования по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, следует, что М. обвиняется в убийстве К., совершенном в ходе разбойного нападения <4>.
———————————
<4> Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20 января 2010 г. N 66-о09-241.
1.3. Указание в обвинительном заключении не перечня доказательств, подтверждающих позицию обвинения и защиты, а только перечня источников этих доказательств. Согласно пп. 5 и 6 ч. 1 ст. 220 УПК РФ в обвинительном заключении следователь наряду с другими перечисленными в этой статье данными обязан указывать перечень доказательств, подтверждающих обвинение, и перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты. Такая обязанность прямо следует из ч. 2 ст. 14 УПК РФ, где сказано, что бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения. Следователь же согласно УПК РФ (ст. 38) является участником уголовного судопроизводства со стороны обвинения.
Органами предварительного следствия Д. предъявлено обвинение в совершении угрозы убийством в отношении следователя в связи с производством предварительного расследования и рассмотрением дела в суде, а также в принуждении потерпевшей к даче ложных показаний, соединенном с угрозой убийством. Как видно из материалов уголовного дела, следователь в обвинительном заключении после изложения формулировки и существа предъявленного Д. обвинения в качестве подтверждающих его доказательств, а также доказательств, на которые ссылались обвиняемая и ее защитник, фактически привел перечень протоколов допросов потерпевших и свидетелей, протоколов очных ставок между обвиняемой и потерпевшими, а также перечень справок, рапортов, протоколов выдачи, возврата и осмотра и приобщенных к делу вещественных доказательств. При этом следователь содержание показаний потерпевших и свидетелей, процессуальных документов и вещественных доказательств в обвинительном заключении не раскрыл, ограничившись лишь ссылками на тома и листы уголовного дела <5>.
———————————
<5> Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 апреля 2003 г. N 5-о03-77.
Указанный порядок составления обвинительного заключения не основан на нормах действующего уголовно-процессуального законодательства. Согласно ч. 1 ст. 74 УПК РФ доказательствами по делу являются сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь в порядке, определенном уголовно-процессуальным законом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по делу, а также обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Следовательно, в обвинительном заключении должны содержаться не только ссылка на наличие в материалах дела и перечень указанных в ч. 2 ст. 74 УПК РФ показаний подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и свидетеля, заключений и показаний экспертов, вещественных доказательств, протоколов следственных и судебных действий, а также иных документов, которые сами по себе являются лишь источниками доказательств, но и изложение имеющихся в них сведений о важных обстоятельствах для уголовного дела. Такой подход к составлению обвинительного заключения в полной мере согласуется с положениями, содержащимися в ст. 220 УПК РФ, поскольку этот важнейший процессуальный документ является актом, формулирующим обвинение в отношении конкретного лица на основе собранных по делу доказательств.
Потому Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ справедливо заключила, что судья нижестоящего суда правильно применил нормы п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, вернув уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом. Аналогичные нарушения допущены Московским городским судом по делу Л. и К., на что обращено внимание Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ <6>. Иной подход высшего судебного органа общей юрисдикции означал бы, что следователь вправе искажать назначение обвинительного заключения, которое «перестает быть процессуальным решением о доказанности обвинения, так как это решение не обосновано доказательствами, предварительно проанализированными им» <7>.
———————————
<6> Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 апреля 2003 г. N 5-о03-71.
<7> Шуваткин А. Составление обвинительного заключения // Законность. 2003. N 5. С. 10.
2. Нарушения порядка составления обвинительного заключения после возвращения уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ разнообразны. По одному из уголовных дел обвинительное заключение после возвращения дела прокурору составил следователь М., которому таких поручений не давалось. Тем самым были нарушены требования ст. 39, 156, 162 УПК РФ <8>.
———————————
<8> Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20 января 2010 г. N 66-о09-241.
В другом уголовном деле обвинение в убийстве М. было предъявлено сначала только С., а Б. и М. обвинялись в причинении М. соответственно тяжкого и средней тяжести вреда здоровью. Одновременно в ходе расследования следователем были вынесены три постановления о прекращении уголовного дела. В отношении Б. и М. уголовное дело по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ прекращено за отсутствием события преступления, поскольку по выводам следователя осужденные не совершали убийства М., умысел на убийство в их действиях отсутствовал, а в отношении С. уголовное дело по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ прекращено за отсутствием события преступления в связи с тем, что он не совершал убийства М. группой лиц совместно с Б. и М., убийство он совершил один, в связи с чем ему было предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 105 УК РФ, и уголовное дело направлено в суд. После возвращения уголовного дела судом на основании ст. 237 УПК РФ в связи с установлением судом фактических обстоятельств, свидетельствующих о совершении С., Б. и М. более тяжких преступлений, нежели им было предъявлено (убийства группой лиц по предварительному сговору, разбойного нападения), следователь предъявил С., Б., М. новое обвинение при наличии вышеуказанных неотмененных постановлений о прекращении уголовного дела, после чего уголовное дело с обвинительным заключением было направлено в суд для рассмотрения по существу.
Очевидно, что вышеуказанные неотмененные постановления о прекращении уголовного дела находились в противоречии с обвинительным заключением, поскольку в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 27 УПК РФ являлись основанием для прекращения уголовного дела, в то время как в обвинительном заключении ставился вопрос о привлечении обвиняемых к уголовной ответственности, что при указанных обстоятельствах препятствовало рассмотрению уголовного дела судом первой инстанции.
Как обратила внимание Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, данные обстоятельства свидетельствуют о наличии оснований для возвращения уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ <9>.
———————————
<9> Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 30 июля 2014 г. N 46-АПУ14-26сп.
3. Различное описание в процессуальных документах одних и тех же действий, происходивших, по мнению следователя, в одно и то же время и в одном и том же месте. Исходя из смысла ст. 171, 220 УПК РФ в предъявляемом обвинении, а равно в обвинительном заключении, должны быть конкретно указаны обстоятельства совершенного преступления, конкретные действия и роль обвиняемого при его совершении, чтобы позволить суду при исследовании доказательств объективно разрешить вопрос о виновности или невиновности привлеченного к уголовной ответственности лица.
Изучение автором статьи материалов уголовного дела по обвинению К., С., П. и М. показало, что в текстах постановлений о привлечении в качестве обвиняемого, вынесенных в отношении М., П. и К. и соответствующей части обвинительного заключения следователь, описывая действия указанных обвиняемых, подробно и конкретно указывая действия, связанные с физическим насилием в отношении потерпевшего А., в частности, отметил, что «К. вместе с П. обмотал шею А. электрошнуром, взятым ими тут же, в квартире, и стал его душить». Описательная часть обвинительного заключения также содержит сведения о том, что «П. вместе с К. обмотали шею А. электрошнуром, взятым ими тут же, в квартире, и стали его душить». При описании этих же действий в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, вынесенного в отношении С., в соответствующей части обвинительного заключения следователь указывает, что «С. вместе с П. обмотал шею А. электрошнуром, взятым ими тут же, в квартире, и стал его душить».
В этой ситуации суд, давая в судебном заседании при рассмотрении уголовного дела по существу оценку исследованным по делу доказательствам, был лишен возможности объективно разрешить вопрос о виновности или невиновности подсудимых. Как результат, уголовное дело возвращено прокурору в порядке п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ <10>.
———————————
<10> Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 мая 2006 г. N 47-о06-36.
4. Несоблюдение следователем процессуальных сроков составления обвинительного заключения. В уголовном судопроизводстве процессуальные сроки определяют временные границы, в течение которых осуществляются уголовно-процессуальные правоотношения, реализуются конкретные права и обязанности участников уголовного судопроизводства. Научный интерес к этой проблеме носит устойчивый и преемственный характер: нынешние исследователи <11> активно развивают теоретические положения именитых коллег-современников советского уголовного процесса, сосредоточенных главным образом на проблемах исчисления процессуальных сроков в досудебном производстве по уголовному делу <12>.
———————————
<11> См. об этом: Малышева О.А. Направления совершенствования института процессуальных сроков в досудебном уголовном судопроизводстве // Российская юстиция. 2011. N 5. С. 6 — 7 и др.
<12> Васильев Л.М. Процессуальные сроки в советском уголовном процессе. Дис. … канд. юрид. наук. М., 1971. С. 19 — 21; Гуляев А.П. Процессуальные сроки в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. М., 1976. С. 7.
В соответствии с ч. 1 ст. 128 УПК РФ процессуальные сроки в уголовном судопроизводстве исчисляются часами, сутками, месяцами. Следует различать два сходных, но не синонимичных понятия «исчисление срока» и «течение срока». «Течение срока предполагает смену секунд, минут, часов, суток и так далее, то есть этот процесс свойственен самому времени. Исчисление срока предполагает деятельность человека, направленную на измерение времени, его отсчет» <13>.
———————————
<13> Есина А.С. Комментарий к ст. ст. 128 — 131 главы 17 УПК РФ. Процессуальные сроки. Подготовлен для СПС «КонсультантПлюс».
Что представляет собой исчисление процессуального срока? Это основанный на установленных в законе правилах мыслительный процесс, в ходе которого уясняется подлинный смысл соответствующих правовых предписаний о сроках и с помощью математических расчетов выясняются их параметры применительно к конкретной ситуации <14>. Следовательно, совершение процессуальных действий за пределами установленного уголовно-процессуальным законом срока влечет за собой их правовую «порочность».
———————————
<14> См. об этом: Петрова Г.Б. Сроки как элемент правового регулирования в уголовном судопроизводстве. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2004. С. 5. См. также: Сокол Р.П. Процессуальные сроки в судебных стадиях уголовного судопроизводства Российской Федерации: правовая регламентация и процессуальные особенности. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Владимир, 2008. С. 3.
Из материалов уголовного дела по обвинению М. следовало, что срок предварительного следствия по делу продлевался до 12 месяцев, т.е. до 23 сентября 2009 г., а обвинительное заключение составлено 12 ноября 2009 г., т.е. за пределами срока предварительного следствия, в связи с чем оно правомерно признано судом не имеющим юридической силы <15>.
———————————
<15> Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20 января 2010 г. N 66-о09-241.
Пристатейный библиографический список
1. Васильев Л.М. Процессуальные сроки в советском уголовном процессе: Дис. … канд. юрид. наук. М., 1971.
2. Гуляев А.П. Процессуальные сроки в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. М., 1976.
3. Есина А.С. Комментарий к ст. ст. 128 — 131 главы 17 УПК РФ. Процессуальные сроки // Подготовлен для СПС «КонсультантПлюс».
4. Малышева О.А. Направления совершенствования института процессуальных сроков в досудебном уголовном судопроизводстве // Российская юстиция. 2011. N 5.
5. Петрова Г.Б. Сроки как элемент правового регулирования в уголовном судопроизводстве. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2004.
6. Сокол Р.П. Процессуальные сроки в судебных стадиях уголовного судопроизводства Российской Федерации: правовая регламентация и процессуальные особенности. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Владимир, 2008.
7. Шуваткин А. Составление обвинительного заключения // Законность. 2003. N 5.

Возвращение дела прокурору

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *