Возмещение морального вреда причиненного работнику

Содержание

Возмещение морального вреда, причиненного работнику

— возмещение морального вреда, причиненного работнику (ст. 237 ТК РФ). До недавнего времени трудовое законодательство России не содержало норм, регулирующих отношения имущественной ответственности работодателя за моральный вред, причиненный им работнику неправомерными действиями (бездействием) в процессе взаимного осуществления прав и выполнения обязанностей, вытекающих из трудового договора.

Назревший вопрос применения нормативных правовых актов, относящихся к гражданскому законодательству о компенсации морального вреда, к случаям нарушения трудовых прав работников длительное время не находил достаточно определенного решения не только в законодательстве, но и судебной практике.

В известной мере проблема компенсации морального вреда при нарушении трудовых прав работников была решена с принятием постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» .

В Трудовом кодексе РФ о компенсации морального вреда как способе правовой защиты прав работников упоминается в нескольких нормах. Так, в ст. 21 ТК РФ говорится о праве работника на компенсацию морального вреда, а в статье 22 как о корреспондирующей этому праву обязанности работодателя компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены Трудовым кодексом РФ, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами.

Нормы Трудового кодекса РФ не устанавливают какого-либо специального, отличного от установленного в гражданском законодательстве (ст. 151, 1099 ГК РФ) определения морального вреда, причиненного гражданину. Физические страдания выражаются в форме болевых ощущений, например, при несчастном случае на производстве, связанном с нарушением норм по технике безопасности, приведшем к ранению человека. Нравственные страдания заключаются в негативном переживании лица, испытывающего страх, стыд, унижение и т.п.

Статья 237 ТК РФ в сочетании со ст. 233 этого Кодекса предусматривает компенсацию морального вреда, причиненного работнику любым виновным неправомерным поведением (действием или бездействием) работодателя, независимо от того, какие права работника нарушаются этими действиями (бездействием) — имущественные или неимущественные. Следовательно, основанием ответственности работодателя за причинение работнику морального вреда является наличие морального вреда, то есть физических или нравственных страданий.

Предъявляя требование о компенсации морального вреда в случаях, указанных в законе, истец доказывает факт его причинения. Истец обосновывает также размер конкретной суммы возмещения морального вреда, указанной им в исковом заявлении.

Отказ истцу в удовлетворении исковых требований о возмещении морального вреда должен быть мотивирован судом и соответствовать закону.

Ответственность руководителей организаций и иных должностных лиц за нарушение трудового законодательства

В ст. 362 ТК РФ говорится о том, что руководители и иные должностные лица организаций, виновные в нарушении трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, несут ответственность в случаях и порядке, установленных федеральными законами. Можно выделить несколько видов ответственности, которая может наступать за нарушение норм трудового права.

Во-первых, руководители, иные должностные лица организации за нарушение норм трудового права могут быть привлечены к дисциплинарной ответственности лицами, полномочными применять дисциплинарные взыскания. Например, на основании пп. «д» п. 6 ст. 81 ТК РФ они могут быть уволены с работы за нарушение требований по охране труда, если это нарушение повлекло за собой тяжкие последствия (несчастный случай на производстве, аварию, катастрофу) либо заведомо создавало реальную угрозу наступления таких последствий.

Во-вторых, руководители организации, иные должностные лица за нарушение норм трудового права могут быть привлечены к материальной ответственности. В частности, за незаконное увольнение с работы, повлекшее причинение работодателю ущерба в виде выплаты работнику среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда. В зависимости от вида проступка руководители, иные должностные лица организации могут быть привлечены как к полной, так и к ограниченной материальной ответственности в размере их среднего месячного заработка.

Привлечение к дисциплинарной и материальной ответственности руководителей, иных должностных лиц организации за нарушение трудового законодательства является правом, а не обязанностью работодателя. В связи с чем при привлечении к перечисленным видам ответственности действует принцип диспозитивности, предполагающий наличие волеизъявления полномочного представителя работодателя на привлечение руководителя, иных должностных лиц организации к материальной или дисциплинарной ответственности за нарушение норм трудового права. В свою очередь, руководители, иные должностные лица организации, привлеченные к материальной или дисциплинарной ответственности за нарушение норм трудового права, могут обжаловать действия по применению к ним мер указанных видов ответственности в установленном законодательством порядке, в частности в государственную инспекцию труда и (или) в суд.

Нельзя не заметить, что в ст. 362 ТК РФ говорится об ответственности руководителей, иных должностных лиц организации за нарушение норм трудового права. Однако решения органов государственного надзора за соблюдением трудового законодательства, которые повлекли причинение ущерба работодателю и приняты с нарушением норм трудового права, также могут стать основанием для возмещения работодателю причиненных вынесением незаконного решения убытков. Следовательно, к ответственности за нарушение норм трудового права при осуществлении государственного надзора за соблюдением трудового законодательства могут быть привлечены органы, принявшие незаконное и (или) необоснованное решение.

При этом работодатель должен доказать, что возникшие у него убытки являются следствием незаконных и (или) необоснованных действий органов государственного контроля за соблюдением трудового законодательства.

В-третьих, за нарушение норм трудового права руководители, иные должностные лица организации могут быть привлечены к административной ответственности. В соответствии с ч. 1 ст. 5.27 Кодекса РФ об административных правонарушениях РФ (КоАП РФ) руководители, иные должностные лица организации за нарушение законодательства о труде и об охране труда могут быть подвергнуты штрафу государственным инспектором труда в размере от пяти до пятидесяти минимальных размеров оплаты труда. Повторное в течение года нарушение законодательства о труде и об охране труда лицом, которое подвергнуто административному взысканию за аналогичное правонарушение, может повлечь его дисквалификацию на срок от одного года до трех лет (ч. 2 ст. 5.27 КоАП РФ). Данная мера ответственности применяется судьей на основании материалов, подготовленных государственной инспекцией труда, она заключается в лишении физического лица права занимать руководящие должности в исполнительном органе управления юридического лица, входить в его совет директоров (наблюдательный совет), осуществлять предпринимательскую деятельность по управлению юридическим лицом, а также осуществлять иное управление юридическим лицом (ст. 3.11 КоАП РФ).

Уклонение представителей работодателя от участия в переговорах о заключении коллективного договора, соглашения либо нарушение установленного законом срока проведения таких переговоров, а равно необеспечение работы комиссии по заключению коллективного договора, соглашения в установленные сторонами сроки может повлечь наложение штрафа в размере от десяти до тридцати минимальных размеров оплаты труда, налагаемого должностными лицами государственной инспекции труда (ст. 5.28 КоАП РФ).

Непредставление представителями работодателя информации, необходимой для проведения коллективных переговоров и осуществления контроля за соблюдением коллективного договора, соглашения может повлечь наложение на них штрафа в размере от десяти до тридцати минимальных размеров оплаты труда, который налагается должностными лицами государственной инспекции труда (ст. 5.29 КоАП РФ).

Необоснованный отказ представителей работодателя от заключения коллективного договора или соглашения является основанием для наложения штрафа в размере от тридцати до пятидесяти минимальных размеров оплаты труда, который налагается должностными лицами государственной инспекции труда (ст. 5.30 КоАП РФ).

Нарушение или невыполнение обязательств по коллективному договору либо соглашению может повлечь наложение на полномочных представителей работодателя, виновных в данном правонарушении, штрафа в размере от тридцати до пятидесяти минимальных размеров оплаты труда, который также налагается должностными лицами государственной инспекции труда (ст. 5.31 КоАП РФ).

Уклонение представителей работодателя от получения требований работников при возникновении коллективного трудового спора и от участия в примирительных процедурах, в том числе непредоставление помещения для проведения собрания (конференции) работников в целях выдвижения коллективных требований или создание препятствий к проведению такого собрания (конференции) является основанием для наложения штрафа в размере от десяти до тридцати минимальных размеров оплаты труда, налагаемого должностными лицами государственной инспекции труда (ст. 5.32 КоАП РФ).

Невыполнение представителями работодателя соглашения, достигнутого при урегулировании коллективного трудового спора, может повлечь применение к ним административной ответственности в виде штрафа в размере от двадцати до сорока минимальных размеров оплаты труда, который также налагается должностными лицами государственной инспекции труда (ст. 5.33 КоАП РФ).

Увольнение лицом, пользующимся правом приема и увольнения, работников в связи с проведением ими коллективного трудового спора и объявлением забастовки может повлечь наложение на него штрафа в размере от сорока до пятидесяти минимальных размеров оплаты труда (ст. 5.34 КоАП РФ).

К ответственности за данное правонарушение также привлекают должностные лица государственной инспекции труда.

Сокрытие представителями работодателя несчастного случая на производстве или профессионального заболевания служит основанием для привлечения к административной ответственности физических лиц в виде штрафа в размере от пяти до десяти минимальных размеров оплаты труда, а также юридических лиц — в виде штрафа от пятидесяти до ста минимальных размеров оплаты труда (ст. 5.44 КоАП РФ). Таким образом, за один случай сокрытия несчастного случая на производстве или профессионального заболевания к административной ответственности могут быть привлечены как непосредственные виновники, в частности руководитель и иные должностные лица организации, так и в целом организация. К административной ответственности за данное правонарушение также привлекают должностные лица государственной инспекции труда.

На основании ст. 25 ФЗ от 17 июля 1999 года «Об основах охраны труда в Российской Федерации» государственный инспектор труда вправе приостановить деятельность организаций или их структурных подразделений, эксплуатацию оборудования, если их деятельность осуществляется с опасными для жизни и здоровья работников нарушениями требований охраны труда.

Данная приостановка допускается впредь до устранения указанных нарушений правил охраны труда. Причем обжалование предписания государственного инспектора труда не приостанавливает действие его решения о приостановлении деятельности, создающей угрозу для жизни и здоровья работников.

В соответствии со ст. 26 ФЗ «Об основах охраны труда в Российской Федерации» органы государственной инспекции труда вправе требовать в арбитражном суде на основании государственной экспертизы условий труда ликвидации организации или прекращения деятельности ее структурного подразделения, если их деятельность создает угрозу для жизни и здоровья окружающих.

Нами рассмотрены основные возможные случаи привлечения руководителей, иных должностных лиц организации, а также самой организации к административной ответственности. Привлечение к административной ответственности при установлении рассмотренных видов административных проступков является обязанностью полномочных должностных лиц государственных органов. Однако они при рассмотрении дел об административных правонарушениях самостоятельно определяют меру административной ответственности в пределах установленных законом санкций за конкретное правонарушение.

В-четвертых, за нарушение норм трудового права руководители, иные должностные лица организации могут быть привлечены к уголовной ответственности.

В ст. 127 УК РФ установлена ответственность за использование труда человека, в отношении которого осуществляются полномочия собственника в случае, если лицо по не зависящим от него причинам не может отказаться от выполнения работ или оказания услуг, что квалифицируется как использование рабского труда. Следствие по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 127 УК РФ, должны вести следователи прокуратуры.

В ст. 136 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за дискриминацию, то есть за нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам. В связи с чем лица, виновные в ограничении прав и свобод в сфере труда по перечисленным мотивам, могут быть привлечены к уголовной ответственности по данной статье, следствие по которой также ведут органы прокуратуры.

В ст. 138 УК РФ установлена ответственность за нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений граждан. Данная статья позволяет привлечь представителей работодателя к уголовной ответственности за распространение сведений о работнике, которые получены из перечисленных в ней источников.

В ст. 143 УК РФ установлена ответственность за нарушение правил техники безопасности или иных правил охраны труда, совершенное лицом, на котором лежали обязанности по соблюдению этих правил, если это повлекло по неосторожности причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, а также смерть человека по неосторожности. Привлечение к уголовной ответственности по этой статье также производится органами прокуратуры.

В ст. 145 УК РФ предусмотрена ответственность за необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение женщины по мотивам беременности, а равно за необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение с работы женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет, по этим мотивам. Привлечение к уголовной ответственности по этой статье также проводится органами прокуратуры.

В ст. 145 УК РФ установлена ответственность за невыплату свыше двух месяцев заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных установленных законом выплат, совершенную руководителем организации независимо от формы собственности из корыстной или иной личной заинтересованности. Привлечение к уголовной ответственности за данное преступление также осуществляют органы прокуратуры.

В ст. 146 УК РФ установлена ответственность за незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, а равно присвоение авторства, если эти деяния причинили крупный ущерб, то есть превышающий 250 тысяч рублей. По этой статье представители работодателя могут быть привлечены к уголовной ответственности за нарушение авторских или смежных прав работника, привлечение к данному виду ответственности также осуществляют органы прокуратуры.

В ст. 147 УК РФ установлена ответственность за незаконное использование изобретения, полезной модели или промышленного образца, разглашение без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации сведений о них, присвоение авторства или принуждение к соавторству, если эти деяния причинили крупный ущерб, то есть превышающий 250 тысяч рублей. Представители работодателя, которые совершили в отношении работника перечисленные действия, могут быть привлечены к уголовной ответственности по этой статье, проведение следствия при совершении данного преступления также осуществляют органы прокуратуры.

В ст. 183 УК РФ установлена ответственность за собирание сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, путем похищения документов, подкупа или угроз, а равно иным незаконным способом в целях разглашения либо незаконного использования этих сведения, а также за незаконное разглашение или использование сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, без согласия их владельца, совершенное из корыстной или иной личной заинтересованности и причинившее крупный ущерб. Расследование перечисленных преступлений проводят следователи органов внутренних дел.

В ст. 201 УК РФ установлена ответственность за использование лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой и иной организации, своих полномочий вопреки законным интересам этой организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя и других лиц либо нанесения ущерба другим лицам, если это деяние повлекло причинение существенного ущерба правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства, а также повлекшее тяжкие последствия. Следствие по этим делам также ведут следователи органов внутренних дел.

В ст. 282 УК РФ установлена ответственность за действия, направленные на возбуждение ненависти или вражды, а также на унижение достоинства человека или группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации. Следствие по делам данной категории ведут следователи органов прокуратуры.

В ст. 285 УК РФ установлена ответственность за использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества и государства. Следствие по перечисленным преступлениям также ведут следователи органов прокуратуры.

В ст. 285.1 УК РФ установлена ответственность за расходование бюджетных средств должностным лицом получателя таких средств на цели, не соответствующие условиям их получения, совершенное в крупном размере, превышающем 1 миллион 500 тысяч рублей. Следствие по делам данной категории также ведут органы прокуратуры.

В ст. 286 УК РФ установлена ответственность за превышение должностных полномочий, повлекшее существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства. По этим делам следствие ведут также следователи органов прокуратуры.

В ст. 292 УК РФ установлена ответственность за внесение в официальные документы заведомо ложных сведений, а также за внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание, если эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности. Следствие по делам данной категории также ведут следователи органов прокуратуры.

В ст. 293 УК РФ установлена ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе, если это повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества и государства, а также смерть по неосторожности человека или иные тяжкие последствия. Привлечение к уголовной ответственности по этой статье также осуществляется следователями органов прокуратуры.

В ст. 315 УК РФ установлена ответственность за злостное неисполнение вступивших в законную силу приговора, решения, постановления, определения суда и судебного приказа, в том числе вынесенных по заявлениям о защите трудовых прав работников. Привлечение к уголовной ответственности за данное преступление осуществляется дознавателями службы судебных приставов Минюста РФ.

Таким образом, вопрос о привлечении к уголовной ответственности за нарушения трудовых прав и законных интересов работников решается органами прокуратуры, по отдельным правонарушениям — следователями органов внутренних дел, а за неисполнение вступивших в законную силу судебных актов — дознавателями службы судебных приставов. Следует заметить, что привлечение к уголовной ответственности лиц, совершивших рассмотренные преступления в сфере труда, является обязанностью государственных органов.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 22.08.2016 N 81-КГ16-14

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 августа 2016 г. N 81-КГ16-14

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Гуляевой Г.А., Кириллова В.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании 22 августа 2016 г. гражданское дело по иску Прудникова А.Н. к открытому акционерному обществу «Угольная компания «Кузбассразрезуголь» об оспаривании акта о несчастном случае на производстве, взыскании недополученного заработка, компенсации морального вреда и судебных расходов

по кассационной жалобе представителя открытого акционерного общества «Угольная компания «Кузбассразрезуголь» Тулубаевой Т.Б. на решение Новокузнецкого районного суда Кемеровской области от 25 августа 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 24 ноября 2015 г., которыми исковые требования удовлетворены частично.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гуляевой Г.А., выслушав объяснения представителей открытого акционерного общества «Угольная компания «Кузбассразрезуголь» Тулубаевой Т.Б., Ефимова С.В., поддержавших доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Коробкова Е.И., полагавшего судебные постановления подлежащими отмене,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Прудников А.Н. обратился в суд с иском к открытому акционерному обществу «Угольная компания «Кузбассразрезуголь» (далее — ОАО «УК «Кузбассразрезуголь») об оспаривании акта о несчастном случае на производстве, взыскании суммы утраченного заработка за период временной нетрудоспособности, компенсации морального вреда и судебных расходов.

В обоснование исковых требований Прудников А.Н. указал, что 26 августа 2013 г. при исполнении трудовых обязанностей в ОАО «УК «Кузбассразрезуголь» с ним произошел несчастный случай на производстве, в результате которого он получил травму, по данному факту 29 августа 2013 г. работодателем был составлен акт по форме Н-1 о несчастном случае на производстве. Комиссией по расследованию данного несчастного случая установлен факт грубой неосторожности в действиях Прудникова А.Н. и определена степень его вины — 50%.

Прудников А.Н. указал, что 23 декабря 2014 г. он обратился в Государственную инспекцию труда с заявлением об отмене названного решения комиссии по расследованию несчастного случая на производстве в части установления степени его вины, однако получил отказ.

Прудников А.Н. просил суд исключить из акта по форме Н-1 о несчастном случае на производстве от 29 августа 2013 г. заключение комиссии об установлении в его действиях при исполнении трудовых обязанностей факта грубой неосторожности и определения степени вины в размере 50% и установить степень вины работодателя в произошедшем несчастном случае на производстве — 100%.

Прудников А.Н. также указал, что в период с 27 августа 2013 г. по 22 августа 2014 г. в связи с полученной производственной травмой он являлся временно нетрудоспособным и ему выплачивалось пособие по временной нетрудоспособности в размере 100 процентов среднего заработка.

По мнению Прудникова А.Н., выплата ему пособия по временной нетрудоспособности в размере 100 процентов среднего заработка не освобождает работодателя от обязанности выплатить ему суммы утраченного заработка в соответствии со статьей 1085 Гражданского кодекса Российской Федерации, в связи с чем истец просил суд взыскать с ОАО «УК «Кузбассразрезуголь» сумму утраченного заработка за период временной нетрудоспособности в размере 768 749,5 руб., компенсацию морального вреда в связи с причинением вреда здоровью при исполнении трудовых обязанностей в размере 500 000 руб., расходы на оплату услуг представителя — 20 000 руб.

Представитель ответчика исковые требования в суде не признал.

Решением Новокузнецкого районного суда Кемеровской области от 25 августа 2015 г. исковые требования Прудникова А.Н. удовлетворены частично. Суд взыскал с ОАО «УК «Кузбассразрезуголь» в пользу Прудникова А.Н. утраченный заработок за период временной нетрудоспособности в размере 766 620,93 руб., компенсацию морального вреда в размере 10 000 руб. и расходы на оплату услуг представителя в размере 17 000 руб. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 24 ноября 2015 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В поданной в Верховный Суд Российской Федерации кассационной жалобе представителя ОАО «УК «Кузбассразрезуголь» ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены указанных судебных постановлений в части удовлетворения исковых требований Прудникова А.Н. о взыскании с ответчика суммы утраченного заработка за период временной нетрудоспособности.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы представителя ОАО «УК «Кузбассразрезуголь» 28 апреля 2016 г. судьей Верховного Суда Российской Федерации дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Гуляевой Г.А. от 15 июля 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Истец Прудников А.Н., надлежащим образом извещенный о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание суда кассационной инстанции не явился, сведений о причинах неявки не представил, в связи с чем Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие истца.

Проверив материалы дела, обсудив обоснованность доводов кассационной жалобы, заслушав объяснения явившихся в судебное заседание лиц, участвующих в деле, и заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что судами первой и апелляционной инстанций были допущены такого рода существенные нарушения норм права, выразившиеся в следующем.

Судом установлено и из материалов дела следует, что Прудников А.Н. с 30 октября 2003 г. работает водителем автомобиля, занятого на транспортировании горной массы в технологическом процессе в технологической автоколонне N 1 «Таллинская» филиала ОАО «УК «Кузбассразрезуголь».

26 августа 2013 г. с Прудниковым А.Н. произошел несчастный случай на производстве, в результате которого он получил травму, по данному факту 29 августа 2013 г. работодателем был составлен акт по форме Н-1 о несчастном случае на производстве. Комиссией по расследованию данного несчастного случая, созданной приказом директора ОАО «УК «Кузбассразрезуголь» от 27 августа 2013 г., установлен факт грубой неосторожности в действиях Прудникова А.Н. и определена степень его вины — 50%.

В период с 27 августа 2013 г. по 22 августа 2014 г. в связи с полученной производственной травмой Прудников А.Н. являлся временно нетрудоспособным и ему работодателем выплачивалось пособие по временной нетрудоспособности в размере 100 процентов среднего заработка.

Удовлетворяя исковые требования Прудникова А.Н. в части взыскания с ответчика компенсации морального вреда в размере 10 000 руб., суд первой инстанции со ссылкой на положения статьи 237 Трудового кодекса Российской Федерации и статьи 151 Гражданского кодекса Российской Федерации исходил из того, что в результате несчастного случая на производстве истцу причинены физические и нравственные страдания, в связи с чем пришел к выводу о взыскании с работодателя компенсации морального вреда в указанном размере. При определении размера подлежащей взысканию суммы компенсации морального вреда суд учел обстоятельства наличия в действиях Прудникова А.Н. грубой неосторожности, приведшей к повреждению здоровья, а также то, что ответчик в добровольном порядке выплатил истцу такую компенсацию в соответствии с коллективным договором.

В указанной части решение суда не обжалуется.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Прудникова А.Н. в части взыскания с ответчика суммы утраченного заработка за период временной нетрудоспособности в связи с несчастным случаем на производстве (с 27 августа 2013 г. по 22 августа 2014 г.), суд первой инстанции со ссылкой на положения статей 1085, 1086 Гражданского кодекса Российской Федерации и Федеральный закон от 16 июля 1999 г. N 165-ФЗ «Об основах обязательного социального страхования» исходил из того, что при наступлении временной нетрудоспособности гражданин полностью освобождается от работы и поэтому утрата Прудниковым А.Н. трудоспособности на весь данный период предполагается, в связи с чем неполученная им за период временной нетрудоспособности заработная плата является утраченным заработком, подлежащим возмещению работодателем, на которого нормами действующего гражданского законодательства (статьи 1085, 1086 Гражданского кодекса Российской Федерации) возложена такая обязанность, вне зависимости от размера выплаченного работнику пособия по нетрудоспособности.

С выводами суда первой инстанции согласилась судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что данные выводы судов первой и апелляционной инстанций основаны на неправильном толковании и применении норм материального права, регулирующих спорные отношения.

В соответствии с частью 1 статьи 184 Трудового кодекса Российской Федерации при повреждении здоровья или в случае смерти работника вследствие несчастного случая на производстве либо профессионального заболевания работнику (его семье) возмещаются его утраченный заработок (доход), а также связанные с повреждением здоровья дополнительные расходы на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию либо соответствующие расходы в связи со смертью работника.

Виды, объемы и условия предоставления работникам гарантий и компенсаций в указанных случаях определяются федеральными законами (часть 2 статьи 184 Трудового кодекса Российской Федерации).

Федеральный закон от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» (далее — Федеральный закон от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ), как следует из его преамбулы, устанавливает в Российской Федерации правовые, экономические и организационные основы обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний и определяет порядок возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору и в иных установленных настоящим Федеральным законом случаях.

Пунктом 1 статьи 8 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ установлено, что обеспечение по страхованию осуществляется:

1) в виде пособия по временной нетрудоспособности, назначаемого в связи со страховым случаем и выплачиваемого за счет средств на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний;

2) в виде страховых выплат:

единовременной страховой выплаты застрахованному либо лицам, имеющим право на получение такой выплаты в случае его смерти;

ежемесячных страховых выплат застрахованному либо лицам, имеющим право на получение таких выплат в случае его смерти;

3) в виде оплаты дополнительных расходов, связанных с медицинской, социальной и профессиональной реабилитацией застрахованного при наличии прямых последствий страхового случая.

Пунктом 1 статьи 9 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ установлено, что пособие по временной нетрудоспособности в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием выплачивается за весь период временной нетрудоспособности застрахованного до его выздоровления или установления стойкой утраты профессиональной трудоспособности в размере 100 процентов его среднего заработка, исчисленного в соответствии с Федеральным законом от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством».

В соответствии с частью 1 статьи 13 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством» назначение и выплата пособий по временной нетрудоспособности, по беременности и родам, ежемесячного пособия по уходу за ребенком осуществляются страхователем по месту работы (службы, иной деятельности) застрахованного лица (за исключением случаев, указанных в частях 3 и 4 настоящей статьи).

В пункте 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 марта 2011 г. N 2 «О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» разъяснено, что за весь период временной нетрудоспособности застрахованного начиная с первого дня до его выздоровления или установления стойкой утраты профессиональной трудоспособности за счет средств обязательного социального страхования выплачивается пособие по временной нетрудоспособности в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием в размере 100 процентов его среднего заработка без каких-либо ограничений (подпункт 1 пункта 1 статьи 8, статья 9 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ). Назначение, исчисление и выплата пособий по временной нетрудоспособности производится в соответствии со статьями 12 — 15 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством» (с учетом изменений, внесенных Федеральным законом от 24 июля 2009 г. N 213-ФЗ) в части, не противоречащей Федеральному закону от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ.

Согласно статье 1072 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего (статья 931, пункт 1 статьи 935), в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

Из приведенных выше нормативных положений и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации следует, что возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору, осуществляется страхователем по месту работы (службы, иной деятельности) застрахованного лица, в том числе путем назначения и выплаты ему пособия по временной нетрудоспособности в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием в размере 100 процентов среднего заработка застрахованного, а также назначения региональным отделением Фонда социального страхования Российской Федерации единовременной и ежемесячной страховых выплат. Лицо, причинившее вред, возмещает разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба только в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред.

Как видно из материалов дела, Прудникову А.Н. за период временной нетрудоспособности с 27 августа 2013 г. по 22 августа 2014 г. в связи с несчастным случаем на производстве работодателем выплачено пособие по временной нетрудоспособности в размере 100 процентов его среднего заработка в соответствии с Федеральным законом от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством».

Какие-либо сведения, свидетельствующие о неполном возмещении работодателем утраченного Прудниковым А.Н. заработка на период его временной нетрудоспособности вследствие травмы, полученной в результате несчастного случая на производстве, в материалах дела отсутствуют.

Таким образом, заработок Прудникова А.Н., неполученный им в период временной нетрудоспособности вследствие несчастного случая на производстве, был возмещен работодателем в полном объеме посредством выплаты ему пособия по временной нетрудоспособности в размере 100 процентов его среднего заработка, в связи с чем у суда отсутствовали предусмотренные законом основания для принятия решения об удовлетворении требований истца о взыскании с ОАО «УК «Кузбассразрезуголь» суммы утраченного заработка по правилам статей 1085, 1086 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В связи с изложенным решение суда первой инстанции и определение суда апелляционной инстанции, оставившее его без изменения, в части удовлетворения исковых требований Прудникова А.Н. о взыскании с ОАО «УК «Кузбассразрезуголь» утраченного заработка за период временной нетрудоспособности в размере 766 620, 93 руб. нельзя признать законными. Они приняты с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений в указанной части.

Поскольку обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения и разрешения дела, судами первой и апелляционной инстанций установлены, однако судами неправильно применены нормы материального права к спорным отношениям, Судебная коллегия находит возможным, отменяя судебные постановления в указанной части и не передавая дело на новое рассмотрение, принять новое решение, которым в удовлетворении исковых требований Прудникова А.Н. о взыскании с ОАО «УК «Кузбассразрезуголь» утраченного заработка за период временной нетрудоспособности отказать.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь ст. 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

определила:

решение Новокузнецкого районного суда Кемеровской области от 25 августа 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 24 ноября 2015 г. в части взыскания с открытого акционерного общества «Угольная компания «Кузбассразрезуголь» в пользу Прудникова А.Н. суммы утраченного заработка в размере 766 620,93 руб. отменить.

В указанной части принять по делу новое решение, которым отказать в удовлетворении исковых требований Прудникова А.Н. к открытому акционерному обществу «Угольная компания «Кузбассразрезуголь» о взыскании суммы утраченного заработка в размере 766 620,93 руб.

Дело N81-КГ16-17. О взыскании утраченного заработка в связи с повреждением здоровья вследствие несчастного случая на производстве.

Законы и кодексы » Гражданский кодекс Российской Федерации — часть вторая » Раздел IV. Отдельные виды обязательств » Глава 48. Страхование » Статья 935. Обязательное страхование » Дело N81-КГ16-17. О взыскании утраченного заработка в связи с повреждением здоровья вследствие несчастного случая на производстве.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 октября 2016 г. N 81-КГ16-17

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Жубрина М.А., Фролкиной С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании 3 октября 2016 г. гражданское дело по иску Салмина А.В. к открытому акционерному обществу «СУЭК-Кузбасс» о возмещении вреда здоровью

по кассационной жалобе представителя акционерного общества «СУЭК-Кузбасс» по доверенности Рахмановой О.Н. на решение Ленинск-Кузнецкого городского суда Кемеровской области от 12 января 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 17 марта 2016 г., которыми исковые требования удовлетворены.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Жубрина М.А., объяснения представителя акционерного общества «СУЭК-Кузбасс» Шапырова Н.Н., поддержавшего доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей судебные постановления подлежащими отмене с направлением дела на новое рассмотрение,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Салмин А.В. обратился в суд с иском к открытому акционерному обществу «СУЭК-Кузбасс» (далее — ОАО «СУЭК-Кузбасс») о возмещении вреда здоровью.

В обоснование заявленных требований Салмин А.В. указал, что в период с 29 ноября 2010 г. по 5 мая 2015 г. работал в ОАО «СУЭК-Кузбасс» (Шахта ).

12 февраля 2013 г. при выполнении трудовых обязанностей подземного горнорабочего очистного забоя 4 разряда с ним произошел несчастный случай на производстве, в связи с чем он в период с 12 февраля 2013 г. по 17 января 2014 г. находился на лечении и получал пособие по временной нетрудоспособности.

Согласно справке МСЭ-2012 N от 20 ноября 2013 г. Салмину А.В. установлено 30 процентов утраты профессиональной трудоспособности на срок с 19 ноября 2013 г. по 1 декабря 2014 г. При очередном освидетельствовании учреждением МСЭ срок утраты профессиональной трудоспособности установлен с 19 ноября 2014 г. по 1 декабря 2016 г. с сохранением степени утраты трудоспособности в размере 30 процентов.

Поскольку, по мнению Салмина А.В., его средний заработок за 12 месяцев перед несчастным случаем на производстве составил 29 159 руб. 51 коп., а размер утраченного заработка за период с 12 февраля 2013 г. по 18 ноября 2013 г. — 268 267 руб. 50 коп., он просил суд взыскать с ОАО «СУЭК-Кузбасс» в его пользу утраченный заработок в связи с повреждением здоровья вследствие несчастного случая на производстве за период с 12 февраля 2013 г. по 18 ноября 2013 г. в размере 268 267 руб. 50 коп.

Решением Ленинск-Кузнецкого городского суда Кемеровской области от 12 января 2016 г. исковые требования удовлетворены. С ОАО «СУЭК-Кузбасс» в пользу Салмина А.В. взыскан утраченный заработок за период с 12 февраля 2013 г. по 18 ноября 2013 г. в размере 268 267 руб. 50 коп.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 17 марта 2016 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В поданной в Верховный Суд Российской Федерации кассационной жалобе представителя акционерного общества «СУЭК-Кузбасс» по доверенности Рахмановой О.Н. ставится вопрос об отмене решения Ленинск-Кузнецкого городского суда Кемеровской области от 12 января 2016 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 17 марта 2016 г., как незаконных.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы представителя акционерного общества «СУЭК-Кузбасс» судьей Верховного Суда Российской Федерации Жубриным М.А. 9 июня 2016 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и его же определением от 29 августа 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке. В судебное заседание Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не явился истец Салмин А.В., сведений о причинах неявки не представил. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие истца.

Проверив материалы дела, обсудив обоснованность доводов кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, так как для этого имеются предусмотренные законом основания.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов ( статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что в настоящем деле такого характера существенные нарушения норм материального права были допущены судами первой и апелляционной инстанций, и они выразились в следующем.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 12 февраля 2013 г. в период исполнения трудовых обязанностей в ОАО «СУЭК-Кузбасс» (Шахта ) с Салминым А.В. произошел несчастный случай на производстве, по результатам расследования которого составлен акт от 1 марта 2013 г. N 1 по форме Н-1. Степень вины работодателя установлена в размере 100 процентов.

По последствиям производственной травмы заключением Федерального казенного учреждения «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Кемеровской области» Салмину А.В. установлена степень утраты профессиональной трудоспособности в размере 30 процентов на срок с 19 ноября 2013 г. по 1 декабря 2014 г. В последующем утрата профессиональной трудоспособности установлена в размере 30 процентов на срок до 1 декабря 2016 г.

Согласно листкам нетрудоспособности Салмин А.В. находился на лечении и в связи с полученной производственной травмой являлся временно нетрудоспособным в период с 12 февраля 2013 г. по 17 января 2014 г. За данный период работодателем Салмину А.В. произведена выплата пособия по временной нетрудоспособности в размере 252 477 руб. 20 коп.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Салмина А.В. о взыскании утраченного заработка за период с 12 февраля 2013 г. по 18 ноября 2013 г. в размере 268 267 руб. 50 коп., суд первой инстанции со ссылкой на положения статей 1085 , 1086 Гражданского кодекса Российской Федерации и Федерального закона от 16 июля 1999 г. N 165-ФЗ «Об основах обязательного социального страхования» исходил из того, что при наступлении временной нетрудоспособности гражданин полностью освобождается от работы и поэтому утрата им трудоспособности на весь данный период предполагается, в связи с чем неполученная им за период временной нетрудоспособности заработная плата является утраченным заработком, подлежащим возмещению причинителем вреда вне зависимости от размера выплаченного работнику пособия по нетрудоспособности.

Суд также указал, что, поскольку заключением Федерального казенного учреждения «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Кемеровской области» утрата профессиональной трудоспособности в размере 30 процентов Салмину А.В. установлена с 19 ноября 2013 г. и с указанной даты возмещение утраченного заработка производится региональным отделением Фонда социального страхования Российской Федерации (помимо пособия по временной нетрудоспособности), то суд пришел к выводу о том, что с ОАО «СУЭК-Кузбасс» в пользу Салмина А.В. подлежит взысканию утраченный заработок за период нетрудоспособности истца с 12 февраля 2013 г. по 18 ноября 2013 г. включительно в размере 268 267 руб. 50 коп.

С выводами суда и их правовым обоснованием согласился суд апелляционной инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что приведенные выводы судов первой и апелляционной инстанций основаны на неправильном толковании и применении норм материального права.

В соответствии с частью 1 статьи 184 Трудового кодекса Российской Федерации при повреждении здоровья или в случае смерти работника вследствие несчастного случая на производстве либо профессионального заболевания работнику (его семье) возмещаются его утраченный заработок (доход), а также связанные с повреждением здоровья дополнительные расходы на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию либо соответствующие расходы в связи со смертью работника.

Виды, объемы и условия предоставления работникам гарантий и компенсаций в указанных случаях определяются федеральными законами ( часть 2 статьи 184 Трудового кодекса Российской Федерации).

Одной из таких гарантий является обязательное социальное страхование, отношения в системе которого регулируются Федеральным законом от 16 июля 1999 г. N 165-ФЗ «Об основах обязательного социального страхования» (далее — Федеральный закон от 16 июля 1999 г. N 165-ФЗ).

Субъектами обязательного социального страхования являются страхователи (работодатели), страховщики, застрахованные лица, а также иные органы, организации и граждане, определяемые в соответствии с федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования ( абзац второй пункта 2 статьи 6 Федерального закона от 16 июля 1999 г. N 165-ФЗ).

К застрахованным лицам, как следует из содержания абзаца четвертого пункта 2 статьи 6 Федерального закона от 16 июля 1999 г. N 165-ФЗ, относятся граждане Российской Федерации, а также иностранные граждане и лица без гражданства, работающие по трудовым договорам, лица, самостоятельно обеспечивающие себя работой, или иные категории граждан, у которых отношения по обязательному социальному страхованию возникают в соответствии с федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования.

Страхователи (работодатели) обязаны уплачивать в установленные сроки в надлежащем размере страховые взносы ( подпункт 2 пункта 2 статьи 12 Федерального закона от 16 июля 1999 г. N 165-ФЗ); выплачивать определенные виды страхового обеспечения застрахованным лицам при наступлении страховых случаев в соответствии с федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования, в том числе за счет собственных средств ( подпункт 6 пункта 2 статьи 12 Федерального закона от 16 июля 1999 г. N 165-ФЗ).

В соответствии с подпунктом 2 пункта 1 статьи 7 указанного закона одним из видов социальных страховых рисков является утрата застрахованным лицом заработка (выплат, вознаграждений в пользу застрахованного лица) или другого дохода в связи с наступлением страхового случая.

Страховыми случаями признаются достижение пенсионного возраста, наступление инвалидности, потеря кормильца, заболевание, травма, несчастный случай на производстве или профессиональное заболевание, беременность и роды, рождение ребенка (детей), уход за ребенком в возрасте до полутора лет и другие случаи, установленные федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования ( пункт I.1 статьи 7 названного закона).

Федеральный закон от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ, как следует из его преамбулы , устанавливает в Российской Федерации правовые, экономические и организационные основы обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний и определяет порядок возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору и в иных установленных данным федеральным законом случаях.

В статье 3 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ определено, что обеспечение по страхованию — страховое возмещение вреда, причиненного в результате наступления страхового случая жизни и здоровью застрахованного, в виде денежных сумм, выплачиваемых либо компенсируемых страховщиком застрахованному или лицам, имеющим на это право в соответствии с названным федеральным законом .

Пунктом 1 статьи 8 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ установлено, что обеспечение по страхованию осуществляется:

1 ) в виде пособия по временной нетрудоспособности, назначаемого в связи со страховым случаем и выплачиваемого за счет средств на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний;

2 ) в виде страховых выплат:

единовременной страховой выплаты застрахованному либо лицам, имеющим право на получение такой выплаты в случае его смерти;

ежемесячных страховых выплат застрахованному либо лицам, имеющим право на получение таких выплат в случае его смерти;

3 ) в виде оплаты дополнительных расходов, связанных с медицинской, социальной и профессиональной реабилитацией застрахованного при наличии прямых последствий страхового случая.

Пунктом 1 статьи 9 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ установлено, что пособие по временной нетрудоспособности в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием выплачивается за весь период временной нетрудоспособности застрахованного до его выздоровления или установления стойкой утраты профессиональной трудоспособности в размере 100 процентов его среднего заработка, исчисленного в соответствии с Федеральным законом от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством».

Пленумом Верховного Суда Российской Федерации в пункте 16 Постановления от 10 марта 2011 г. N 2 «О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» даны разъяснения о том, что за весь период временной нетрудоспособности застрахованного начиная с первого дня до его выздоровления или установления стойкой утраты профессиональной трудоспособности за счет средств обязательного социального страхования выплачивается пособие по временной нетрудоспособности в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием в размере 100 процентов его среднего заработка без каких-либо ограничений ( подпункт 1 пункта 1 статьи 8 , статья 9 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ). Назначение, исчисление и выплата пособий по временной нетрудоспособности производятся в соответствии со статьями 12 — 15 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством» (с учетом изменений, внесенных Федеральным законом от 24 июля 2009 г. N 213-ФЗ) в части, не противоречащей Федеральному закону от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ.

В соответствии с частью 1 статьи 13 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством» назначение и выплата пособий по временной нетрудоспособности, по беременности и родам, ежемесячного пособия по уходу за ребенком осуществляются страхователем по месту работы (службы, иной деятельности) застрахованного лица (за исключением случаев, указанных в частях 3 и 4 названной статьи ).

Пособие по временной нетрудоспособности, как следует из положений части 1 статьи 14 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством», исчисляется исходя из среднего заработка застрахованного лица, рассчитанного за два календарных года, предшествующих году наступления временной нетрудоспособности, в том числе за время работы (службы, иной деятельности) у другого страхователя (других страхователей).

По общему правилу, содержащемуся в части 1 статьи 4.6 данного закона, страхователи выплачивают страховое обеспечение застрахованным лицам в счет уплаты страховых взносов в Фонд социального страхования Российской Федерации.

Сумма страховых взносов, подлежащих перечислению страхователями в Фонд социального страхования Российской Федерации, уменьшается на сумму произведенных ими расходов на выплату страхового обеспечения застрахованным лицам. Если начисленных страхователем страховых взносов недостаточно для выплаты страхового обеспечения застрахованным лицам в полном объеме, страхователь обращается за необходимыми средствами в территориальный орган страховщика по месту своей регистрации ( часть 2 статьи 4.6 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством»).

Аналогичные положения о порядке финансового обеспечения расходов страхователей на выплату страхового обеспечения за счет средств бюджета Фонда социального страхования Российской Федерации предусмотрены в части 2 статьи 15 Федерального закона от 24 июля 2009 г. N 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования».

Вместе с тем Федеральным законом от 24 июня 1998 г. N 125-ФЗ и Федеральным законом от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством» не ограничено право застрахованных работников на возмещение вреда, осуществляемое в соответствии с законодательством Российской Федерации, в части, превышающей обеспечение по страхованию в соответствии с указанными законами . Работодатель (страхователь) в данной ситуации несет ответственность за вред, причиненный жизни или здоровью работника при исполнении им трудовых обязанностей, в порядке, закрепленном главой 59 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно статье 1072 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего ( статья 931 , пункт 1 статьи 935 ), в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

Из приведенных правовых норм и разъяснений по их применению, изложенных в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 марта 2011 г. N 2 «О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» следует, что возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору, осуществляется страхователем (работодателем) по месту работы (службы, иной деятельности) застрахованного лица (работника), в том числе путем назначения и выплаты ему пособия по временной нетрудоспособности в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием в размере 100 процентов среднего заработка застрахованного. При этом пособие по временной нетрудоспособности входит в объем возмещения вреда, причиненного здоровью, и является компенсацией утраченного заработка застрахованного лица, возмещение которого производится страхователем (работодателем) в счет страховых взносов, уплачиваемых работодателем в Фонд социального страхования Российской Федерации. Лицо, причинившее вред, возмещает разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба только в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред.

Как видно из материалов дела, Салмину А.В. за период временной нетрудоспособности с 12 февраля 2013 г. по 17 января 2014 г. в связи с произошедшим с ним несчастным случаем на производстве работодателем было выплачено пособие по временной нетрудоспособности в размере 100 процентов его среднего заработка (всего 252 477 руб. 20 коп.) на основании положений Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством».

Какие-либо сведения, свидетельствующие о неполном возмещении работодателем утраченного Салминым А.В. заработка на период его временной нетрудоспособности вследствие травмы, полученной в результате несчастного случая на производстве, в материалах дела отсутствуют. Заработок Салмина А.В., неполученный им в период временной нетрудоспособности вследствие несчастного случая на производстве, был возмещен работодателем в полном объеме посредством выплаты ему пособия по временной нетрудоспособности в размере 100 процентов его среднего заработка.

С учетом приведенных обстоятельств Судебная коллегия признает выводы судов первой и апелляционной инстанций о наличии оснований для удовлетворения исковых требований Салмина А.В. основанными на неправильном применении и толковании норм материального права, регулирующие порядок возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору, которое осуществляется работодателем по месту работы застрахованного лица.

Ввиду изложенного состоявшиеся по делу судебные постановления нельзя признать законными, поскольку они приняты с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, разрешить спор в соответствии с подлежащими применению к спорным отношениям нормами материального права, толкование которых дается в настоящем определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, и установленными по делу обстоятельствами.

Руководствуясь статьями 387 , 388 , 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Возмещение вреда, причиненного здоровью работника вследствие несчастного случая на производстве.

Каждый в России работник должен знать, что при несчастном случае на производстве, который произошёл с ним, он имеет право на полное возмещение вреда, причиненного его здоровью. О том, что подразумевается под понятием полное возмещение вреда, причинённого здоровью работника несчастным случаем на производстве, будет сказано далее.
Каждый в России работник должен знать, что в случае его спора с работодателем относительно размера возмещения вреда, причиненного его здоровью в результате несчастного случая на производстве, будут надёжно защищены независимо от места, где произошёл несчастный случай с работником, если он воспользуется помощью профессионального сообщества юристов и адвокатов «Праворуб».
О защите прав работников в споре с работодателями по вопросу полного возмещения вреда, причинённого здоровью, написана не одна статья на Праворубе. Вместе с тем, назрела необходимость написания статьи на основе обобщённого опыта, тем более, что к этому сподвигло очередное судебное дело в его наиболее остром противостоянии со стороны работодателя, откровенно и демонстративно не желающего возмещать работнику вред, причиненный его здоровью несчастным случаем на производстве.

Обстоятельства дела:

26 октября 2013 года, в результате падения с высоты около 2,3 м., при выполнении работ по демонтажу оборудования, помощник бурильщика ЭиРБ 5-го разряда буровой бригады № 1 общества с ограниченной ответственностью «Буровая компания ПНГ» Алиев Алиших Абдулаевич, 1968 г. р., уроженец Республики Дагестан, получил телесные повреждения, повлекшие за собой причинение вреда здоровью. При выписке по излечении 09 сентября 2014 года работнику МСЭ была установлена 30% потеря профессиональной трудоспособности. А далее, как это и происходит почти в 100% случаях, работник был уволен 03.12.2014 года на основании пункта 8 части 1 статьи 77 Трудового кодекса в связи с отсутствием у работодателя соответствующей работы, а, точнее говоря, по причине того, что искалеченный работник стал для работодателя уже ненужной вещью. Как бы обидно подобные вещи не звучали для работников, но уж лучше горькая правда, чем сладкая ложь.
Работодателем несчастный случай на производстве был сокрыт. После неоднократных обращений работника в прокуратуру, в государственную инспекцию труда по г. Москве и Администрацию Президента РФ работодателем, спустя более полгода после несчастного случая, был оформлен Акт № 1 о несчастном случае на производстве (форма Н-1) от 19 мая 2014 года.
Так как Акт полностью не соответствовал произошедшим событиям, то пострадавший работник потребовал переоформления данного Акта комиссией по расследованию несчастного случая. Результатом работы комиссии явился Акт № 1(?) о несчастном случае на производстве (форма Н-1) от 02 июля 2014 года.
Указанный Акт также не отражал истинной картины произошедшего, возлагая при этом частично вину на работника, в связи с чем работник вновь потребовал от работодателя внести соответствующие изменения в указанный Акт, а после очередного бездействия работодателя вынужден был вновь обратиться с жалобами в прокуратуру, Государственную инспекцию труда по г. Москве и Администрацию Президента РФ.
Следующий, третий по счёту(!), Акт № 2 о несчастном случае на производстве (форма Н-1) оформлен 16 февраля 2015 года, во время судебного разбирательства.
После оформления второго по счёту Акта о несчастном случае на производстве перед Алиевым Алишихом Абдулаевичем встал закономерный вопрос о возмещении вреда здоровью, полученного им во время исполнения своих трудовых обязанностей. С этим вопросом он обратился к работодателю.

Позиция работника на тот момент времени:

Как лицу, получившему травмы во время выполнения своей работы, ему были положены какие-то выплаты. Какие выплаты и в каком объёме – этого работник не знал.

Позиция работодателя во все времена:

Работодатель никому и ничего не должен. Получил работник пособие по временной нетрудоспособности, — пусть радуется и этому.

Действия Алиева Алишиха Абдуллаевича после отказа работодателя произвести возмещение вреда здоровью:

Указанные действия следует отметить как наиболее грамотные и продуманные. Алиших Абдуллаевич не стал заниматься самолечением, как поступают многие истцы, а сразу приступил к поиску специалиста в данной области права. Приятно было узнать, что окончательный выбор между юристами и адвокатами Москвы и Республики Дагестан, остановился именно на мне. И если первоначально его остановила стоимость моей работы, то после общения с другими юристами и адвокатами по поводу оказания правовой помощи в области трудовых правоотношений в части возмещения вреда здоровью, причиненного несчастным случаем на производстве, вопрос стоял только один – независимо от цены вопроса, чтобы его интересы в суде представлял именно я. И такое согласие было получено.
Мы можем сами себя по-разному оценивать, но более точно оценку нашей работе дают именно те люди, которые обращаются к нам за помощью.

Судебная защита. Гагаринский районный суд города Москвы, председательствующий Бабенко Ольга Игоревна, прокурор :

В качестве ответчика выступало ООО «Буровая компания ПНГ», возглавляемая генеральным директором Абдуллаевым Замиром Магомедовичем, уроженцем Республики Дагестан (!), кандидатом юридических наук, имеющим два высших образования – военно-юридическое (Москва) и нефтегазовое (Москва, Российская Федерация и Манчестер, Великобритания). Добрейший души человек, проигнорировавший все встречи, принятие запросов на выдачу документов в соответствии со ст. 62 Трудового кодекса РФ, и вопросы об урегулировании спора в досудебном порядке и во время судебного разбирательства. В разговоре с его представителем мной ясно было услышано — в Гагаринском районном суде они работают давно, всех знают, в прокуратуре работал сам представитель и, если что, не откажется зайти выпить чаю с бывшими коллегами. И чем больше я узнавал о самом несчастном случае на производстве, о поведении уважаемого Абдуллаева Замира Магомедовича по отношению к пострадавшему по его вине работнику Алиеву Алишиху Абдуллаевичу, его земляку, тем больше у меня возникало желание «поставить зарвавшегося работодателя на место».
Во-первых, мной было принято решение, заявить требование о полном возмещении вреда здоровью, причиненного несчастным случаем на производстве. Под полным возмещение вреда здоровью, причиненного несчастным случаем на производстве следует понимать следующие выплаты:
— выплата пособия по временной нетрудоспособности;
— возмещение утраченного заработка (дохода);
— единовременной страховой выплаты застрахованному либо лицам, имеющим право на получение такой выплаты в случае его смерти;
— ежемесячных страховых выплат застрахованному либо лицам, имеющим право на получение таких выплат в случае его смерти;
— возмещение связанных с повреждением здоровья дополнительных расходов на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию при наличии прямых последствий страхового случая.
Наибольшей сложностью в доказывании в суде является вопрос о возмещении утраченного заработка. Сложившаяся судебная практика показывает, что за редким исключением, права работника на утраченный заработок вследствие производственной травмы, восстанавливаются в судах апелляционной и даже кассационной инстанций.
Скажу сразу откровенно, что при подготовке иска я использовал практически на 100% правовую позицию по вопросу возмещения утраченного заработка работнику в результате несчастного случая на производстве, сформированную в ходе предыдущего судебного разбирательства аналогичного дела нашей коллегой из Белгорода, юристом и просто замечательным человеком Минаевой Мариной Владимировной. В её правовой позиции, изложенной вот в этой статье, очень хорошо даны пояснения относительно того, что следует понимать под утраченным заработком вследствие производственной травмы, полученной работником, а также, почему пособие по временной нетрудоспособности и утраченный заработок – это два совершенно разных понятия и возмещение по ним должно происходить одновременно, а не только выплата одного пособия по временной нетрудоспособности, либо частичное возмещение утраченного заработка сверх выплаченного пособия по временной нетрудоспособности.
Во-вторых, мной, по результатам изучения документов, было принято решение о включение в иск дополнительных требований связанных с не выплатой работодателем части денежных средств, полагающихся работнику в качестве доплаты за сверхурочные работы, за работы во вредных условиях труда, денежной компенсации за дополнительный отпуск, плюс оплаты на них процентов по ст. 236 Трудового кодекса РФ, взыскания недоплаты части пособия по временной нетрудоспособности.
Ответчик умышленно систематически не выплачивал работнику компенсационную выплату к его заработной плате, чем причинял истцу материальный ущерб, лишал его возможности пользоваться дополнительной оплатой, предусмотренной действующим законодательством с целью компенсации ему вреда здоровью, причиняемого ему условиями работы, которую он выполнял по трудовому договору. К тому же ответчик незаконно не предоставил истцу положенный ему за вредные условия труда дополнительный отпуск, который также призван компенсировать работнику тот вред, который ему причиняет его работа, а также незаконно не выплатил истцу часть заработной платы в виде денежных средств, положенных тому за сверхурочную работу.
В-третьих, мной было принято решение о взыскании компенсации морального вреда, о которой стоит упомянуть особо. Особая сложность в вопросе определения размера компенсации морального вреда по любой категории дел, состоит в том, что в правоприменительной практике нет конкретной, нет единой методики определения степени нравственных и/или моральных переживаний (страданий) по отношению к денежному выражению. Проще говоря – этот вопрос полностью относится на усмотрение суда.
Вот почему присужденные суммы в качестве компенсации морального вреда по сходным обстоятельствам могут отличаться в десятки раз. С согласия Алиева Алишиха Абдуллаевича выкладываюсвою правовую позицию по обоснованию и исчислению размера компенсации морального вреда за полученную им производственную травму, в получении которой вина работодателя – 100%. По вине работодателя работник не был обучен работам на высоте и работе стропальщика, не был обеспечен специальной одеждой, в том числе страховочным поясом.
Суд был явно затянут со стороны работодателя истребованием ненужных документов; по окончании очередного судебного заседания представитель ответчика выходил с радостной и загадочной улыбкой, на все попытки найти какой-либо компромисс, отвечая отказом, отвечая с полной уверенностью, что дело в суде будет решено именно так, как на этом настаивает ответчик.
Блестящая речь прокурора по поводу того, что работнику вполне достаточно разницы между суммой утраченного заработка и суммы пособия по временной нетрудоспособности, выплаченного работнику, и работнику необходимо отказать в иных выплатах в связи с пропуском 3-х месячного срока исковой давности, а что касается компенсации морального вреда, так прокурор посчитала достаточным оценить нравственные и моральные страдания работника, получившего увечье и потерю профессиональной трудоспособности в размере 30%, прошедшего курс лечения и реабилитации сроком почти в 11 месяцев, в размере 70 тысяч рублей. Грех моей душе, но в тот момент я действительно стал считать, сколько чашек чая надо было выпить прокурору, чтобы принять столь обдуманное и справедливое решение?
Суд, независимый суд в лице председательствующего Бабенко Ольги Игоревны, сразу согласился с предложением прокурора, от которого, очевидно, трудно было отказаться.
Итогом судебного спора в Гагаринском районном суде г. Москвы, несмотря на выплату части денежных средств в качестве компенсации вреда здоровью, стал счёт 0:1 в пользу работодателя. Недаром улыбался его представитель и уверял, что будет именно так, как они хотят.
Но как говорится, утро вечера мудренее.

Судебная защита. Московский городской суд, председательствующая судья Котова И. В, судьи Нестерова Е. Б. и Семченко А. В., с участием прокурора Храмовой О. П.

Перед апелляционным заседанием с каким-то совершенно удручённым лицом, с поникшей головой и нотками в голосе, ко мне подошёл представитель ответчика и попросил ознакомиться с апелляционной жалобой. Его грусть и тоска в глазах прояснились в зале судебного заседания, когда прокурор Храмова О. П. внесла уточненное апелляционное представление, в котором чёрным по белому было написано, что Гагаринская межрайонная прокуратура считает требования работника законными и обоснованными, решение суда постановленным с нарушением норм материального и процессуального права и просит суд решение Гагаринского районного суда г. Москвы от 12 мая 2015 года отменить, удовлетворить все требования работника в полном объёме, за исключением компенсации морального вреда, которую необходимо снизить до 50 тысяч рублей(!).
Я, честно говоря, был поражен столь смелым и законным решением Гагаринской межрайонной прокуратуры, не читал и не стал читать первое апелляционное представление в Московский городской суд, ибо не столь важно, что и как было сделано вначале, а гораздо важнее и значимее, что было сделано окончательно по делу. За что всей Гагаринской межрайонной прокуратуре отдельное спасибо за принятие законного и обоснованного решения в деле защиты прав пострадавшего работника.
На следующем судебном заседании судебная коллегия почти полностью затвердила апелляционное представление прокуратуры, отказав во взыскании денежных средств за сверхурочную работу со ссылкой на пропущенный истцом проклятый 3-х месячный срок исковой давности, предусмотренный ст. 392 ТК РФ. Счёт 2:1 в пользу работника.
Всё бы ничего, но вот компенсация морального вреда, присужденная работнику за такие страдания, горьким упрёком ложится на плечи Московского городского суда, в том числе и на плечи её председателя – Егорову Ольгу Александровну.

В каких случаях работодатель не отвечает за вред здоровью работника?

Если по показаниям свидетелей или документально подтверждается, что

  • пострадавший работник не соблюдал правил, норм, требований по безопасности труда, с которыми был ознакомлен работодателем;
  • причиной ущерба является наркотическое или алкогольное опьянение работника;
  • вред здоровью нанесен при совершении работником уголовно наказуемого деяния;
  • если доказательств вины работодателя нет, кроме вреда, причиненного источниками повышенной опасности.

НАПРИМЕР:
Если работник поскользнулся в коридоре завода, вины работодателя нет. Работник поскользнулся на пролитом масле – вина работодателя в том, что пол не поддерживался в порядке, не обеспечена уборка вовремя, а значит, не созданы безопасные условия труда.

Частичная ответственность работодателя

Работодатель возмещает ущерб частично, в зависимости от степени вины и утраты трудоспособности работника, в следующих случаях:

  • причина вреда – неодолимая сила (катастрофа, стихийное бедствие, иное форс-мажорное обстоятельство);
  • если вред причинен источником повышенной опасности.

Виды и размеры компенсаций работнику за причиненный ущерб здоровью

Если ущерб причинен по причине небезопасных условий труда, работнику должны быть возмещены:

  • выплата утерянного заработка по временной нетрудоспособности – 100% ежемесячной заработной платы;
  • единовременная выплата пособия – до 60 минимальных зарплат (зависит от степени утраты способности к труду);
  • выплаты каждый месяц – в размере заработной платы;
  • дополнительные расходы по данному случаю (на обследование, лечение, реабилитацию, протезирование и т.п.) – по соответствующим документам;
  • моральный вред – единоразово по решению суда (выплачивает работодатель);
  • компенсацию ущерба, нанесенного имуществу работника при причинении вреда здоровью – в полном объеме.

Пенсии по инвалидности, различные пособия, а также доход пострадавшего после ущерба здоровью не влияют на расчет компенсационных выплат.
В случае смерти получить компенсацию имеют право находившиеся на иждивении погибшего:

  • дети до возраста 18 лет;
  • студенты-очники до возраста 23 лет;
  • родственники-пенсионеры – выплаты пожизненно;
  • инвалиды – выплаты на срок инвалидности;
  • неработающий член семьи, на чьем попечении находится нуждающийся в уходе иждивенец погибшего до 14 лет.

Компенсация морального вреда работодателем при несчастном случае (Панина Д.Ю.)

Работник, получивший производственную травму, имеет право и на возмещение морального вреда. Что такое моральный вред? И почему работодатель обязан платить? Разберемся.
Трудовой кодекс не содержит понятия «моральный вред», только нормы, в которых оно упоминается. Определение морального вреда дано в п. 2 Постановления Пленума ВС РФ N 10 <1>. В частности, под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловую репутацию и т.п.).
———————————
<1> Постановление Пленума ВС РФ от 20.12.1994 N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда».
Почему работник имеет право на компенсацию морального вреда при получении производственной травмы?
Согласно ст. ст. 20, 41 Конституции РФ, ст. 150 ГК РФ жизнь и здоровье считаются нематериальными благами, принадлежащими гражданину от рождения, и неотчуждаемыми. Является общеизвестным фактом, не требующим доказательств в силу положений ч. 1 ст. 61 ГПК РФ, то что телесные повреждения причиняют человеку не только физические, но и нравственные страдания. В Постановлении Пленума ВС РФ N 10 указано, что моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья. Поэтому причинение вреда здоровью дает потерпевшему право на компенсацию морального вреда (ст. 151 ГК РФ).
В каких случаях компенсацию морального вреда за производственную травму должен выплачивать работодатель?
Возмещение потерпевшему морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда (абз. 2 п. 3 ст. 8 Закона о страховании <2>). То есть для того, чтобы признать работодателя причинителем вреда, нужно установить, во-первых, факт наличия трудовых отношений, во-вторых, факт вины работодателя. Только если оба условия будут выполнены, наступит обязанность работодателя как причинителя вреда выплатить компенсацию морального вреда потерпевшему. Рассмотрим эти условия подробно.
———————————
<2> Федеральный закон от 24.07.1998 N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний».
Если работник, с которым еще не заключен трудовой договор, получил травму при выполнении трудовых обязанностей
Отсутствие трудового договора не исключает факт установления трудовых отношений. Если работник докажет, что он по поручению работодателя выполнял трудовые обязанности, то работодатель может быть признан причинителем вреда. Если работник не сумеет доказать, что травма была получена именно во время выполнения им трудовых обязанностей или что он трудился именно по поручению работодателя, то работодатель может быть освобожден от ответственности.
Разберем Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 17.01.2013 N 33-382/2013. Работник потребовал признать отношения с работодателем трудовыми, установить факт несчастного случая на производстве, взыскать в том числе компенсацию морального вреда. Истец указал, что перед тем, как приступить к работе, он подписал трудовой договор в двух экземплярах и передал его для подписания руководству компании. Однако договор ему не был выдан, приказа о приеме на работу не было. Он получил производственную травму, упав с незакрепленной лестницы. Работодатель в нарушение ст. ст. 227 — 231 ТК РФ не составил акт о несчастном случае на производстве, не провел расследование, не оформил документы. Истец сообщил, что он около недели еще продолжал работать, потом обратился в поликлинику, сказав по просьбе своего непосредственного начальника, что упал на даче.
Ответчик указал на незаконность требований истца ввиду отсутствия трудовых отношений, пояснив, что гражданин написал заявление о приеме на работу, предоставил трудовую книжку и в этот же день отправился на объект для ознакомления с характером, объемом и условиями работ. Ответчик пояснил, что истец впоследствии от трудоустройства отказался из-за невозможности прохождения медосвидетельствования и представления соответствующих документов.
Истец не смог подтвердить наличие трудовых отношений ни показаниями свидетелей, ни документами. Он ссылался на наличие временного пропуска, однако работодатель пояснил, что пропуск был выписан гражданину для прохода на территорию объекта с целью ознакомления, а не с целью выполнения трудовых функций. Суд не признал наличие трудовых правоотношений между сторонами, а также обязанности ответчика выплатить компенсацию за моральный вред, поскольку истец не смог доказать, что получил именно производственную травму.
Аналогичный случай, но с противоположным решением — Апелляционное определение Ростовского областного суда от 22.05.2014 по делу N 33-6694/2014. В период оформления документов при приеме на работу электрик получил травму, упав с лестницы. Работодатель не признал травму производственной, мотивируя это отсутствием трудовых отношений.
Сотрудник обратился в суд с требованием признания отношений трудовыми, травму — производственной и получения соответствующих выплат, в том числе компенсации морального вреда. Требования были удовлетворены. Сотрудник сумел доказать наличие трудовых отношений, представив соответствующие документы и свидетельские показания. Доказательством послужил пропуск на объект (с фотографией) и рабочее удостоверение за подписью директора компании-работодателя, где указаны должность сотрудника и допуск его к работе. В удостоверении имелась отметка о результатах проверки знаний нормативных документов за подписью председателя комиссии и с печатью Гортехнадзора. Бланк удостоверения был единым для работников данной организации. Факт несчастного случая на производстве был также подтвержден документами Роструда, а также свидетельскими показаниями.
Суд признал отношения трудовыми и обязал работодателя компенсировать в том числе и моральный вред сотруднику.
Если работник требует компенсации морального вреда за ухудшение здоровья вследствие давней производственной травмы
Работник должен доказать причинно-следственную связь между травмой и ухудшением здоровья. В противном случае его требование не будет удовлетворено. Пример — Апелляционное определение Первомайского краевого суда от 01.10.2014 по делу N 33-8689/2014. В 2015 г. работник по вине организации получил производственную травму. Ему были произведены все необходимые выплаты, в том числе компенсация морального вреда. Он прошел курс лечения и вновь вышел на работу.
В 2014 г. у этого работника было выявлено заболевание, которое он связал с фактом получения производственной травмы, поэтому он обратился в суд с иском о пересмотре размера компенсационных выплат.
Суд отказал в иске. Работодатель представил доказательства, что после получения травмы сотрудник работал в прежней должности, проходил ежегодные медосмотры. Инвалидность потерпевшему не была установлена, кроме того, в 2008 и 2013 гг. он также травмировался. Поэтому доказательств того, что ухудшение самочувствия связано с травмой 2005 г., суд не увидел. Вина работодателя в ухудшении самочувствия работника доказана не была. Поэтому решение о повышении компенсации морального вреда суд не пересмотрел.
Если работник получил травму по невнимательности, но на территории организации
Если работодатель докажет, что выполнил все требования охраны труда и техники безопасности, что травма не связана с производственным фактором, то компенсировать моральный вред он не должен. Однако, как показывает судебная практика, работодателю очень трудно бывает это сделать. Отказов в иске — лишь единицы. Например, Апелляционное определение Новосибирского областного суда от 29.04.2014 по делу N 33-3741/2014. Кочегар, выполнявший в детском саду обязанности сторожа без оформления соответствующих документов на эту должность, сломал ногу на территории организации.
Суд первой инстанции обязал детский сад выплатить компенсацию за причиненный моральный вред, поскольку на работодателя в силу ст. 212 ТК РФ возлагается обязанность по обеспечению безопасных условий охраны труда. Однако суд апелляционной инстанции решение отменил, руководствуясь следующим.
Придя к выводу о том, что причинителем вреда является детский сад, суд первой инстанции не указал и не установил, какие именно обязанности по обеспечению безопасных условий и охраны труда, установленные ч. 2 ст. 212 ТК РФ, не были выполнены ответчиком. Апелляционный суд обратил внимание, что причиной несчастного случая является потеря потерпевшим равновесия при движении по переходному мостику. Апелляционный суд не усмотрел вины в действиях лица, ответственного за выполнение нормативных требований по охране труда. Иными словами, суд апелляционной инстанции не увидел нарушения требований по охране труда, а стало быть, и вину лица, ответственного за соблюдение этих требований. Работодатель был признан невиноватым в наступлении несчастного случая, в выплате компенсации морального вреда потерпевшему было отказано.
Случай, разбираемый Свердловским областным судом (Определение от 19.07.2013 по делу N 33-8837/2013), на первый взгляд аналогичный. При спуске по стационарной металлической лестнице рабочий оступился, потерял равновесие и упал, ударившись ногой. Результатом падения стала третья группа инвалидности. Работодатель указал, что возникновению вреда содействовала грубая неосторожность самого потерпевшего: в акте о несчастном случае на производстве была сделана ссылка на несоблюдение работником требований п. 3.3 Инструкции по охране труда для всех профессий дирекции по алюминиевому производству.
Однако потерпевший сумел доказать суду, что работодатель не обеспечил безопасность условий труда на рабочем месте, не создал необходимых условий для возможности исполнения правил техники безопасности при выполнении трудовых обязанностей, чтобы минимизировать вероятность несчастного случая на производстве.
Истец пригласил свидетеля, имеющего специальное образование и проработавшего на предприятии более 30 лет, в том числе на руководящей должности (что было подтверждено копией трудовой книжки). Свидетель заявил, что лестница, с которой упал потерпевший, конструктивно несовершенна, а неловкость спуска объясняется в том числе отсутствием поручней. Подобные случаи, как пояснил свидетель, уже были и могут вновь произойти, они отличаются только последствиями.
Отсутствие поручней у лестницы, с которой упал рабочий, также подтверждено схемой с места несчастного случая. А довод работодателя о невозможности усовершенствования данной лестницы судами был расценен как голословный, поэтому он не был принят во внимание. Работник отсудил положенные ему компенсационные выплаты.
Если работник получил травму в рабочее время, самостоятельно уйдя с работы
Несчастный случай на производстве — событие, в результате которого работник получил увечье или иное повреждение здоровья при исполнении им обязанностей по трудовому договору и в иных установленных Законом о страховании случаях как на территории работодателя, так и за ее пределами либо во время следования к месту работы или возвращения с места работы на транспорте, предоставленном работодателем, которое повлекло необходимость перевода работника на другую работу, временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности либо его смерть (ст. 3 Закона о страховании). Если травма не связана с исполнением трудовых обязанностей, следованием к месту работы или возвращением с места работы на транспорте, предоставленном работодателем, то это не является несчастным случаем на производстве — ответственность работодателя не наступает. Рассмотрим Апелляционное определение Московского городского суда от 14.10.2014 по делу N 33-33736/2014. Работник самовольно покинул работу, отправившись на железнодорожную станцию. Там он прыгнул на подножку проходящего пассажирского поезда, сорвался, был тяжело травмирован.
Суд обязал железную дорогу компенсировать моральный вред, но не как работодателя, а как владельца источника повышенной опасности. Из акта, составленного комиссией, следует, что несчастный случай на железнодорожной платформе не связан с производством. Поэтому вины работодателя в произошедшем нет.
Если работник получил производственную травму, находясь в состоянии опьянения
Если несчастный случай будет квалифицирован как не связанный с производством, то в компенсации морального вреда работодателем потерпевшему будет отказано.
В соответствии со ст. 229.2 ТК РФ смерть или повреждение здоровья, единственной причиной которых явилось по заключению медицинской организации алкогольное, наркотическое или иное токсическое опьянение (отравление) пострадавшего, могут квалифицироваться как несчастные случаи, не связанные с производством. Данное решение выносит комиссия после расследования несчастного случая в установленном порядке. Следует обратить внимание на формулировку «единственной причиной». Если будет установлено, что причина не единственная, что работодатель тоже нарушил правила безопасности (например, допустил рабочего, находящегося в состоянии алкогольного опьянения, к выполнению трудовых обязанностей), то потерпевший получит шанс на компенсацию морального вреда. Поэтому работодателю надо тщательно следить за трудовой дисциплиной, фиксировать нарушения и принимать соответствующие меры. Тогда есть шанс выиграть дело. Пример — Апелляционное определение Московского городского суда от 22.10.2014 по делу N 33-35982.
Камнетес получил травму, упав с высоты. В акте о расследовании было указано, что причиной несчастного случая стало нарушение потерпевшим трудового распорядка и дисциплины труда: он поднимался к рабочему месту в состоянии алкогольного опьянения, тем самым нарушив правила внутреннего трудового распорядка организации. К тому же действия пострадавшего в момент несчастного случая не были обусловлены его участием в производственной деятельности, и единственной причиной повреждения здоровья явилось опьянение. Рабочий потребовал компенсации морального вреда и подал в суд на работодателя.
Работодатель сумел доказать непричастность к произошедшему, представив следующие доказательства: объяснения сторон, материалы расследования несчастного случая, содержащие протоколы осмотра места происшествия, опросы пострадавшего и свидетелей, сведения о проведении инструктажа, протокол о проверке знаний по охране труда, вводного инструктажа по охране труда, акты приемки строительных лесов, сертификатов соответствия лесов и паспорта лесов, правила внутреннего трудового распорядка.
Принимая решение об отказе в удовлетворении требований потерпевшего, суд руководствовался положениями ст. 229.2 ТК РФ, п. п. 9, 10 Постановления Пленума ВС РФ N 2 <3>, Положением «Об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях» <4>. Суд посчитал, что рассматриваемый несчастный случай не связан с производством, поскольку работодатель сумел доказать, что единственной причиной падения камнетеса с высоты явилось его нахождение в состоянии тяжелой степени алкогольного опьянения (3,5 промилле), при которой отмечаются нарушение ориентировки, заторможенность, сонливость, малая доступность контакту, непонимание смысла вопросов, резкое нарушение походки, неспособность самостоятельно стоять и выполнять целенаправленные действия <5>.
———————————
<3> Постановление Пленума ВС РФ от 10.03.2011 N 2 «О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний».
<4> Утверждено Постановлением Минтруда России от 24.10.2002 N 73.
<5> Инструкция о порядке медицинского освидетельствования для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения в учреждениях Комитета здравоохранения г. Москвы, утв. Приказом Комитета здравоохранения г. Москвы от 26.06.1997 N 340.
Суд установил, что повреждение здоровья рабочего не было обусловлено несоблюдением работодателем прав работника на безопасные условия труда с учетом того, что на момент допуска к работе в начале рабочего дня камнетес был обеспечен СИЗ в виде каски, спецобуви, предохранительного ремня, а после перерыва на обед и употребления алкоголя к выполнению трудовой функции в определенном порядке потерпевший работодателем не допускался.
В п. 10 Постановления Пленума ВС РФ N 2 разъяснено, что при рассмотрении иска о признании несчастного случая связанным с производством или профессиональным заболеванием необходимо учитывать, что вопрос об установлении причинно-следственной связи между получением увечья либо иным повреждением здоровья или заболеванием и употреблением алкоголя (наркотических, психотропных и других веществ) подлежит разрешению судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела и имеющихся по нему доказательств.
Совокупность собранных по делу доказательств позволила суду прийти к выводу о повреждении истцом здоровья именно в связи с употреблением алкоголя, поэтому требования о взыскании страховых выплат и компенсации морального вреда были обоснованно отклонены.
Если все требования работодателем соблюдены, но вред причинен источником повышенной опасности
Если вред жизни или здоровью гражданина причинен источником повышенной опасности, то компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда (ст. 1100 ГК РФ). То есть даже если работодатель соблюдал все правила и требования, а работник нарушил инструкцию, он все равно имеет право на компенсацию морального вреда. Есть ли исключение из правила? Да. Если юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (в том числе в связи с использованием механизмов), докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего, то вред, причиненный источником повышенной опасности, возмещен не будет (ст. 1079 ГК РФ).
Владелец источника повышенной опасности может быть частично освобожден судом от ответственности также по основаниям, предусмотренным п. 2 ст. 1083 ГК РФ: если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда.
Согласно разъяснениям п. 17 Постановления Пленума ВС РФ N 1 <6> виновные действия потерпевшего при доказанности его грубой неосторожности и причинной связи между такими действиями и возникновением или увеличением вреда являются основанием для уменьшения размера возмещения вреда. При этом уменьшение размера возмещения вреда ставится в зависимость от степени вины потерпевшего. Если при причинении вреда жизни или здоровью гражданина имела место грубая неосторожность потерпевшего и отсутствовала вина причинителя вреда, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения вреда должен быть уменьшен судом, но полностью отказ в возмещении вреда в этом случае не допускается.
———————————
<6> Постановление Пленума ВС РФ от 26.01.2010 N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина».
Рассмотрим Апелляционное определение Волгоградского областного суда от 18.09.2013 по делу N 33-10383/2013. Электросварщик в ходе выполнения работ получил травму. Комиссия пришла к выводу, что причиной травмы стали нарушение пострадавшим требований технологической инструкции и невыполнение требований по охране труда. Выводы комиссии подтверждены показаниями свидетеля, письменным объяснением потерпевшего. Тем не менее суд обязал работодателя выплатить компенсацию морального вреда, поскольку вред был причинен источником повышенной опасности.
Как работодатель может минимизировать ответственность за производственную травму?
Согласно ч. 2 ст. 22 ТК РФ работодатель обязан обеспечивать безопасность и условия труда, соответствующие государственным нормативным требованиям охраны труда. Та же статья указывает на обязанность работодателя компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены ТК РФ, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ.
Итак, обеспечение безопасности и соответствия условий труда нормативам, во-первых, снижает вероятность наступления производственной травмы, а во-вторых, снижает степень вины работодателя при наступлении несчастного случая.
Обеспечение безопасности и соответствия условий труда нормативам включает:
— обеспечение безопасных условий труда;
— обучение работников безопасности труда;
— контроль безопасности труда;
— проведение профилактических мероприятий (выдачу СИЗ, спецодежды, проведение медосмотров и т.д.).
Напомним, если работодатель нарушит вышеуказанные требования, то он будет нести ответственность и выплачивать компенсацию морального вреда, даже если несчастный случай на производстве произошел по вине самого работника.
Если все нормативы соблюдены, у работодателя появляется шанс доказать свою непричастность к получению работником производственной травмы, поскольку в силу ст. 214 ТК РФ работник обязан: соблюдать требования охраны труда; правильно применять средства индивидуальной и коллективной защиты; проходить обучение безопасным методам и приемам выполнения работ и оказания первой помощи пострадавшим на производстве, инструктаж по охране труда, стажировку на рабочем месте, проверку знаний требований охраны труда.
Однако, как показывает судебная практика, доказать свою невиновность работодателю очень сложно. Слабое звено — контроль за самим работником: соблюдает ли он требования безопасности труда? Рассмотрим спорные вопросы, возникающие в таких ситуациях.
Если работник сам нарушил требования охраны труда
Если работодатель докажет, что работник сознательно не соблюдал требования безопасности, несмотря на неоднократные предупреждения (представит соответствующие акты, показания свидетелей, отстранявших нарушителя от работы), то у него появится шанс выиграть дело. Не сможет доказать — придется платить по закону. Пример — Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 04.09.2014 по делу N 33-11967/2014.
Монтажник упал и получил травму. В момент нахождения вблизи перепада по высоте на пострадавшем не было предохранительного пояса. Налицо несоблюдение требований техники безопасности. Однако суд назначил компенсационную выплату за причиненный моральный вред, усмотрев в наступлении несчастного случая не только вину работника, но и вину работодателя — отсутствие надлежащего контроля за безопасным ведением работ. Апелляционный суд подтвердил правильность такого решения.
Если работник получил травму во время выполнения трудовых обязанностей из-за падения вследствие ухудшения самочувствия
Если специальность или профессия работника требуют прохождения обязательного медосмотра, однако медосмотр не пройден, даже по вине работника, то работодатель несет ответственность за наступление несчастного случая, поскольку допустил пострадавшего до работы. Пример — Апелляционное определение Ростовского областного суда от 06.02.2014 по делу N 33-1512/2014. Электромонтер упал с высоты опоры связи, потому что у него закружилась голова и он потерял сознание. Результат — черепно-мозговая травма, группа инвалидности.
Работодатель отказался от выплаты морального вреда, посчитав, что работник сам виноват в произошедшем: он не прошел обязательный периодический медосмотр, поскольку находился в отпуске в период проведения медосмотра. По окончании отпуска он был допущен к работе без прохождения медосмотра, что отражено в акте о несчастном случае. В документе указаны также лица, допустившие нарушение требований охраны труда: ведущий инженер электросвязи, который не принял меры по организации и контролю за своевременным проведением медосмотра работников своего подразделения и допустил пострадавшего к исполнению трудовых обязанностей без прохождения обязательного медосмотра, и инженер по охране труда, который не принял меры по контролю за организацией своевременного прохождения электромонтером обязательного медосмотра.
В силу ст. 213 ТК РФ работодатель обязан организовать медосмотры за счет предприятия и выдавать работнику направление на медосмотр с указанием перечня вредных и опасных производственных факторов. В плановый период направление на медицинский осмотр работодатель электромонтеру не выдавал. Доводы работодателя об устном извещении работника о прохождении осмотра не были подтверждены.
Изучив обстоятельства дела, суд пришел к выводу, что несчастный случай на производстве произошел по вине работодателя. Суд также указал, что со стороны работника нарушений законодательства, нормативных актов, предусматривающих ответственность, явившихся причинами несчастного случая и, следовательно, его вины, не установлено. Моральный вред был возмещен в полном объеме.
Постановление ФАС МО от 04.08.2014 по делу N А40-154177/13-59-1264 тоже касается травмы, полученной работником в результате скачка артериального давления. Однако в данном случае травму получила бухгалтер, когда, потеряв сознание, упала со стула. Работодатель не нарушал требования по технике безопасности, получение травмы не связано с источником повышенной опасности. Случай был признан страховым, травма — производственной. Однако работодатель компенсацию морального вреда не выплачивал.
Если работник получил травму, выполняя трудовые обязанности, не указанные в договоре
Если работодатель допустил сотрудника до выполнения функций, указанных в договоре, и суд установил это, то работник получит право на компенсацию за моральный вред. Если работодатель представит доказательства наложения запрета на выполнение работником неоговоренных трудовых функций, то работник будет признан виновным в получении производственной травмы. Рассмотрим Определение Ленинградского областного суда от 28.11.2013 N 33-5346/2013. Водитель получил травму, когда помогал грузчикам вытаскивать мешки из машины. Работодатель отказался компенсировать в том числе и моральный вред, заявив, что водитель по своей инициативе выполнял чужие должностные обязанности — соответствующих указаний от своего руководителя он на этот счет не получал. Водитель прошел вводный и повторный инструктаж по технике безопасности, поэтому он отвечает за получение травмы.
Однако суд указал, что причинение вреда здоровью произошло при исполнении водителем трудовых обязанностей и связано в том числе с недостатками в организации и проведении подготовки работников по охране труда: водитель был допущен к самостоятельным работам без инструктажа, стажировки, обучения по охране труда и проверки знаний требований охраны труда, что является нарушением абз. 9 ч. 2 ст. 212 ТК РФ. Заслушав показания свидетелей, суд установил, что практика участия водителей в погрузке продукции сложилась на предприятии давно. Работодатель знал об этом, однако не предпринял никаких действий. Поэтому в наступлении несчастного случая виноват работодатель.
Аналогичное решение — Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 19.06.2014 по делу N 33-8621/2014.
Если в законодательстве не прописаны требования к оборудованию, технологическим процессам, инструментам, сырью и материалам
Работодатель обязан обеспечить безопасные условия охраны труда. Отсутствие требований к оборудованию, технологическим процессам, инструментам, сырью и материалам не освобождает работодателя от ответственности за ненадлежащий контроль за безопасностью работ. Пример — Апелляционное определение Пермского краевого суда от 20.05.2013 по делу N 33-4493. При разбортовке колеса рабочий был травмирован незакрепленной металлической клетью. Работодатель посчитал, что травма получена в результате форс-мажорных обстоятельств: в законодательстве отсутствуют требования к предохранительным ограждениям, требования по закреплению предохранительных клетей, следовательно, работодатель не нарушал действующее законодательство. На предприятии выполняются все нормативы по соблюдению охраны труда, проводятся необходимые мероприятия.
Суд не согласился с доводами, посчитав, что даже если необходимость закрепления предохранительной клети не указана в действующем законодательстве, это не освобождает работодателя от ответственности за ненадлежащий контроль за безопасностью работ.производственной травмы.

Несчастный случай на производстве: Верховный суд РФ разъясняет

Граждане РФ имеют право:

— на охрану труда и здоровья (ч. 2 ст. 7 Конституции РФ);

— охрану здоровья и медицинскую помощь (ч. 1 ст. 41);

— труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены (ч. 3 ст. 37).

Каждый гражданин имеет право на социальное обеспечение по возрасту в случае болезни, инвалидности, потери кормильца и в иных случаях, установленных законом (ч. 1 ст. 39).

Обязанность возмещения вреда , причиненного работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, и обеспечение права на социальное страхование предусмотрены ст. 2 ТК РФ.

ТК РФ закрепляет право работника на труд в условиях, отвечающих требованиям охраны труда, гарантируя при этом обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний в соответствии с федеральным законом (ст. 219 ТК РФ).

Федеральный закон от 24.07.1998 N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» (далее — Закон N 125-ФЗ) предусматривает:

— обеспечение социальной защиты застрахованных и экономической заинтересованности субъектов страхования в снижении профессионального риска;

— возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью застрахованного при исполнении им обязанностей по трудовому договору и в иных установленных законом случаях, путем предоставления застрахованному в полном объеме всех необходимых видов обеспечения по страхованию, в том числе оплаты расходов на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию.

На практике, к сожалению, требования законов выполняются неаккуратно или не выполняются вообще. Тогда путь один — в суд. А рекомендации судам по применению законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний даны Пленумом Верховного Суда РФ в Постановлении от 10.03.2011 N 2 (далее — Постановление N 2).

Кто имеет право на возмещение

Субъектами обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний признаются:

— застрахованный;

— страхователь;

— страховщик.

Право на обеспечение по страхованию со дня наступления страхового случая имеют сами застрахованные, а также (в случае их смерти) иные перечисленные в этой статье лица, как то:

— нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего или имевшие ко дню его смерти право на получение от него содержания;

— ребенок умершего, родившийся после его смерти;

— лица, состоявшие на иждивении умершего и ставшие нетрудоспособными в течение пяти лет после его смерти (п. п. 1 — 2 ст. 7 Закона N 125-ФЗ, п. 5 Постановления N 2).

Причем право иждивенца на возмещение вреда по случаю потери кормильца не зависит от того, состоит он в родстве с умершим или нет. Главное, чтобы человек был нетрудоспособным и состоял на иждивении умершего.

Страховые выплаты в случае смерти застрахованного осуществляются:

— несовершеннолетним — до достижения ими возраста 18 лет, учащимся старше 18 лет — до окончания учебы в образовательных учреждениях по очной форме обучения, но не более чем до 23 лет. Право на возмещение вреда в связи с гибелью кормильца сохраняется за несовершеннолетними в случае его последующего усыновления другим лицом (ст. 138 СК РФ);

— женщинам и мужчинам, достигшим соответственно 55 лет и 60 лет, — пожизненно;

— инвалидам — на срок инвалидности;

— одному из родителей, супругу либо другому неработающему члену семьи, занятому уходом за находившимися на иждивении умершего его детьми, внуками, братьями и сестрами, — до достижения ими возраста 14 лет либо до изменения состояния здоровья (п. 3 ст. 7 Закона N 125-ФЗ).

За какой срок можно получить возмещение

Если иск о назначении или перерасчете страховых выплат предъявлен по истечении трех лет со времени возникновения права на удовлетворение требований о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью застрахованного, то выплаты за прошлое время взыскиваются не более чем за три года, предшествовавших обращению за обеспечением по страхованию (п. 3 ст. 15 Закона N 125-ФЗ, п. 28 Постановления N 2).

Если же будет установлена вина ответчика в образовавшихся недоплатах и несвоевременных выплатах гражданину, то суд вправе взыскать сумму возмещения вреда и за период, превышающий три года.

Если задолженность по суммам возмещения вреда образовалась до вступления в силу Закона N 125-ФЗ, то страховщик не несет ответственность за выплату данных сумм, поскольку обязанность по выплате задолженности в указанном случае возлагается на работодателя (п. 3 ст. 28 Закона N 125-ФЗ).

Куда обращаться

Это очень важный вопрос, поскольку в исковом заявлении необходимо указывать, в какой суд оно адресовано.

Дела по спорам о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью застрахованного в связи с несчастным случаем на производстве и профессиональным заболеванием, в том числе и о компенсации морального вреда, подведомственны судам общей юрисдикции, т.е. районным судам (п. 1 ч. 1 ст. 22 ГПК РФ, п. 1 Постановления N 2).

Иск может быть подан:

— по месту нахождения ответчика (регионального отделения ФСС РФ и (или) работодателя либо иного лица, ответственного за возмещение вреда);

— по месту жительства истца или

— по месту причинения вреда (ст. ст. 28 и 29 ГПК РФ).

Госпошлина и судебные расходы

Истцы по искам о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью застрахованного, освобождаются от уплаты государственной пошлины (пп. 3 п. 1 ст. 333.36 НК РФ, п. 2 Постановления N 2).

Госпошлина, от уплаты которой истец освобожден, взыскивается в соответствующий бюджет с ответчика, если он не освобожден от уплаты государственной пошлины, пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований (ч. 1 ст. 103 ГПК РФ, пп. 8 п. 1 ст. 333.20 НК РФ).

Если требования истца удовлетворены, то понесенные им по делу судебные расходы подлежат возмещению ответчиком (ст. ст. 98, 100 ГПК РФ).

Если причиненный вред превышает страховое обеспечение

Права застрахованных лиц на возмещение вреда, осуществляемое в соответствии с законодательством РФ, в части, превышающей обеспечение по страхованию, производимое на основании Закона N 125-ФЗ, не ограничиваются (п. 2 ст. 1 Закона N 125-ФЗ).

Работодатель (страхователь) несет ответственность за вред, причиненный жизни или здоровью работника при исполнении им трудовых обязанностей, в порядке, закрепленном гл. 59 ГК РФ (п. 6 Постановления N 2).

Максимальный размер единовременной и ежемесячной страховых выплат устанавливается федеральным законом о бюджете Фонда социального страхования на соответствующий год. Максимальный предел оплаты дополнительных расходов на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию застрахованных, а также условия и порядок оплаты определяются Положением об оплате дополнительных расходов на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию застрахованных лиц, получивших повреждение здоровья вследствие несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (утв. Постановлением Правительства РФ от 15.05.2006 N 286).

Если выяснится, что обеспечение по страхованию не компенсирует в полном объеме причиненный истцу вред, то суд:

— разъясняет истцу право на предъявление требований к причинителю вреда (работодателю (страхователю) или лицу, ответственному за причинение вреда);

— решает вопрос о привлечении его к участию в деле в качестве соответчика (ст. 12 ГПК РФ).

В каком порядке следует обращаться за компенсацией морального вреда

Компенсация морального вреда в порядке обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний не предусмотрена.

Поэтому если наряду с требованиями о взыскании страхового возмещения заявлены требования о возмещении морального вреда, причиненного застрахованному в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, то суд с согласия истца вправе привлечь к участию в деле в качестве соответчика причинителя вреда (работодателя (страхователя) или лица, ответственного за причинение вреда) (п. 7 Постановления N 2). Напомним, что такой вред подлежит компенсации причинителем вреда (п. 3 ст. 8 Закона N 125-ФЗ).

Если причинитель вреда — не работодатель

На практике часто возникает вопрос, может ли застрахованный требовать обеспечения по страхованию в случае, если в причинении вреда работнику виновно исключительно третье лицо, не являющееся работодателем.

Статьи 227 — 231 ТК РФ позволяют квалифицировать в качестве несчастных случаев, связанных с производством, все несчастные случаи, имевшие место при исполнении работниками их трудовых обязанностей. Это правило применяется и в том случае, если в причинении вреда работнику виновно исключительно третье лицо, не являющееся работодателем этого работника (п. 8 Постановления N 2).

Таким образом, по всем случаям, признанным связанными с производством, пострадавший работник со дня наступления страхового случая вправе требовать обеспечения по страхованию (ст. 7 Закона N 125-ФЗ).

Что признается несчастным случаем на производстве

Несчастный случай на производстве — это, во-первых, событие, в результате которого застрахованный получил увечье или иное повреждение здоровья, которое повлекло за собой необходимость перевода застрахованного на другую работу, временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности либо его смерть.

Во-вторых, это событие, которое произошло:

— при исполнении обязанностей по трудовому договору или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя);

— при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем или совершаемых в его интересах.

В-третьих, это событие, которое произошло:

— на территории страхователя;

— за ее пределами либо

— во вемя следования к месту работы или

— возвращения с места работы на транспорте, предоставленном страхователем (или на личном транспортном средстве в случае его использования в производственных (служебных) целях по распоряжению работодателя (его представителя) либо по соглашению сторон трудового договора).

Несчастным случаем может быть признано и событие, произошедшее:

— при следовании к месту служебной командировки и обратно;

— во время служебных поездок на общественном или служебном транспорте;

— при следовании по распоряжению работодателя (его представителя) к месту выполнения работы (поручения) и обратно, в том числе пешком.

Верховный Суд РФ в п. 9 Постановления N 2 разъяснил, что для того, чтобы выяснить, является ли событие несчастным случаем на производстве, следует выяснить:

— относится ли пострадавший к лицам, участвующим в производственной деятельности работодателя (ч. 2 ст. 227 ТК РФ);

— указано ли происшедшее событие в перечне событий, квалифицируемых в качестве несчастных случаев (ч. 3 ст. 227 ТК РФ);

— соответствуют ли обстоятельства (время, место и другие), сопутствовавшие происшедшему событию, обстоятельствам, указанным в ч. 3 ст. 227 ТК РФ;

— произошел ли несчастный случай на производстве с лицом, подлежащим обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (ст. 5 Закона N 125-ФЗ);

— имели ли место обстоятельства, при наличии которых несчастные случаи могут квалифицироваться как не связанные с производством (перечень см. в ч. 6 ст. 229.2 ТК РФ), и т.д.

Профзаболевание: кто ставит диагноз

Профессиональное заболевание — это острое или хроническое заболевание застрахованного, являющееся результатом воздействия на него вредного (вредных) производственного (производственных) фактора (факторов) и повлекшее временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности (п. 11 Постановления N 2).

Диагноз «профессиональное заболевание» имеют право устанавливать впервые только специализированные лечебно-профилактические учреждения, клиники или отделы профессиональных заболеваний медицинских научных учреждений либо их подразделения (т.н. центры профессиональной патологии) (Положение о расследовании и учете профессиональных заболеваний, утв. Постановлением Правительства РФ от 15.12.2000 N 967). Причем установленный диагноз может быть отменен или изменен только центром профессиональной патологии.

Что является страховым случаем

Страховой случай — это подтвержденный в установленном порядке факт повреждения здоровья застрахованного вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, влекущий возникновение обязательства страховщика осуществлять обеспечение по страхованию (ст. 3 Закона N 125-ФЗ, п. 12 Постановления N 2). Признаки страхового случая:

— факт повреждения здоровья, подтвержденный в установленном порядке;

— принадлежность пострадавшего к кругу застрахованных;

— наличие причинной связи между фактом повреждения здоровья и несчастным случаем на производстве или воздействием вредного производственного фактора.

Факт повреждения здоровья: чем подтвердить

Днем наступления страхового случая при повреждении здоровья вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания (хронического или острого) является день, с которого установлен факт временной или стойкой утраты застрахованным профессиональной трудоспособности.

Основным документом, подтверждающим факт повреждения здоровья и временную утрату профессиональной трудоспособности, является листок нетрудоспособности, выдаваемый медицинской организацией по форме и в Порядке, которые предусмотрены Минздравсоцразвития России (утв. соответственно Приказами от 26.04.2011 N 347н и от 29.06.2011 N 624н).

Наступление стойкой утраты профессиональной трудоспособности устанавливается учреждениями медико-социальной экспертизы при представлении акта о несчастном случае на производстве по форме Н-1 (утв. Приказом Минтруда России от 24.10.2002 N 73) или акта о профессиональном заболевании и оформляется в виде заключения.

Степень утраты профессиональной трудоспособности

Право на установление степени утраты профессиональной трудоспособности и признание пострадавшего инвалидом вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания предоставлено учреждениям государственной службы медико-социальной экспертизы.

При оценке утраты профессиональной трудоспособности учитывается профессиональная деятельность, которую работник фактически осуществлял до наступления страхового случая по трудовому договору.

Если нет трудового договора

Обеспечение по обязательному социальному страхованию должно предоставляться и в тех случаях, когда трудовые отношения между работником и работодателем возникли на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя, но трудовой договор не был надлежащим образом оформлен (ст. 16 ТК РФ), а также в случаях, когда судом установлено, что договором гражданско-правового характера фактически регулируются трудовые отношения между работником и работодателем (ст. 11 ТК РФ, п. 14 Постановления N 2).

Возмещение производится и в том случае, когда работодатель уклонялся от обязанности в определенный срок зарегистрироваться в качестве страхователя.

Если истец не согласен с заключением МСЭ

В случае несогласия истца с определенной ему степенью утраты профессиональной трудоспособности суд в соответствии со ст. 79 ГПК РФ и с учетом положений Порядка организации и деятельности федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы (утв. Приказом Минздравсоцразвития России от 17.11.2009 N 906н) вправе назначить медико-социальную экспертизу.

Относительно среднемесячного заработка

При разрешении споров, связанных с определением среднемесячного заработка пострадавшего, получившего повреждение здоровья вследствие профессионального заболевания и не состоявшего к моменту наступления страхового случая в трудовых отношениях с работодателем по той профессии, по которой им получено профессиональное заболевание, суд вправе учесть обычный размер вознаграждения работника ко времени обращения за страховыми выплатами по его профессии (п. 22 Постановления N 2).

А если спор возник по поводу размера ежемесячной страховой выплаты?

В связи с повышением стоимости жизни сумма заработка, из которого исчисляется ежемесячная страховая выплата, подлежит увеличению до того дня, с которого учреждением медико-социальной экспертизы установлен факт утраты истцом профессиональной трудоспособности, в порядке, установленном законодательством РФ (п. 3 ст. 15, п. 10 ст. 12 Закона N 125-ФЗ, п. 23 Постановления N 2).

Если нарушены сроки

Задержка выплаты назначенных страховых сумм в связи с инфляцией причиняет имущественный вред истцу. Поэтому суд вправе удовлетворить его требование об индексации названных сумм с учетом индекса роста потребительских цен, рассчитанного государственными органами статистики РФ в субъекте РФ по месту проживания истца (п. 27 Постановления N 2). Суд также вправе удовлетворить требование об индексации сумм задолженности по страховым выплатам, образовавшейся в результате выплаты таких сумм, в меньшем размере, чем это предусмотрено Законом N 125-ФЗ.

Если работодатель ликвидирован

При ликвидации юридического лица (страхователя), ответственного за вред, причиненный жизни или здоровью гражданина, являющегося застрахованным по обязательному социальному страхованию, капитализированные платежи подлежат внесению в ФСС РФ ликвидируемым лицом для выплаты их застрахованному или иным лицам, имеющим право на страховые выплаты по обязательному социальному страхованию в случае смерти застрахованного.

ФСС РФ в рамках рассматриваемого соответствующим арбитражным судом дела о банкротстве вправе требовать от должника-страхователя, признанного банкротом, капитализации платежей указанным лицам и выплаты фонду капитализируемой суммы (п. 2 ст. 23 Закона N 125-ФЗ).

В случае получения пострадавшим единовременной суммы в счет возмещения вреда здоровью без капитализации платежей в ФСС РФ оснований для возложения обязанности по выплате платежей на фонд не имеется, поскольку гражданин выбрал соответствующий способ реализации своего права (п. 2 ст. 135 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»). Однако пострадавший утрачивает право на обращение в ФСС РФ за выплатой ежемесячных сумм в счет возмещения вреда только на период, за который капитализированные платежи были им получены единовременно.

Возмещение морального вреда причиненного работнику

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *