Ущерб после пожара

Возмещение соседом ущерба при пожаре

Ответил адвокат — Королева С.О.:

Здравствуйте Михаил!
Если в пожаре виновен Ваш сосед, то он обязан возместить вам ущерб, причиненный пожаром. Возмещение возможно в денежном выражении либо в натуре, то есть предоставлением вещь того же рода и качества либо исправлением поврежденной вещи и т.п. Способ защиты нарушенного права вправе выбрать вы, т.е. сосед должен был согласовать с вами способ возмещения ущерба. В противном случае вы вправе отказаться от предоставленного им имущества и требовать с соседа возмещения ущерба при пожаре в судебном порядке.
Однако стоит обратить внимание, не нарушены ли вами строительные нормы и правила при возведении бытовки, выдержаны ли положенные расстояния между строителями и забором. В противном случае, вина за ущерб, возникший в результате пожара, может быть частично возложена и на вас. Вот судебная практика по спору о возмещении ущерба при пожаре соседом, полагаю, она вам поможет определиться с перспективой и вашего спора.

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 31 июля 2014 г. по делу N 33-7468/2014

Судья Романова Ж.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:
председательствующего Зарубина В.Ю.,
судей Яковенко М.В.,
Сафронова М.В.,
при секретаре Ермаковой М.В. рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску З. к П. о взыскании ущерба,
по апелляционной жалобе ответчика П. на решение Березовского городского суда Свердловской области от 19.11.2013.
Заслушав доклад судьи Сафронова М.В., объяснения ответчика П. и ее представителя С., поддержавших доводы апелляционной жалобы, представителя истца З. — Е., возражавшей против удовлетворения апелляционной жалобы, судебная коллегия

установила:

Истец З. обратилась с иском к П. о возмещении ущерба, причиненного пожаром. В обоснование требований указала, что 04.06.2013 в результате возгорания дома ответчика по в г. Березовский, был также поврежден пожаром дом, принадлежащий истцу, расположенный рядом по .
Решением Березовского городского суда Свердловской области от 19.11.2013 с ответчика П. в пользу истца З. взыскано в возмещение имущественного вреда, причиненного пожаром, , расходы по проведению оценки рублей, судебные расходы .
В поданной на указанное решение апелляционной жалобе ответчик П. просила решение суда отменить, ссылалась на нарушение судом норм процессуального права. Указывает на то, что не была извещена о месте и времени судебного заседания. Ссылается на отсутствие своей вины в возникновении пожара, подозревая истца в поджоге. Считает, что истец сама нарушила противопожарные правила, выстроив свой дом рядом с ее домом на расстоянии, меньше установленного противопожарными нормами.

Проверив законность и обоснованность решения в соответствии со статьей 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов жалобы, обсудив указанные доводы, судебная коллегия приходит к следующему.
Согласно ч. 3 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, вне зависимости от доводов, содержащихся в апелляционных жалобе, представлении, суд апелляционной инстанции проверяет, не нарушены ли судом первой инстанции нормы процессуального права, являющиеся в соответствии с частью четвертой статьи 330 настоящего Кодекса основаниями для отмены решения суда первой инстанции.
В материалах дела отсутствуют достаточные данные об извещении ответчика П. о месте и времени судебного заседания, поскольку извещение ей направлялось по месту жительства в г. Березовском по переулку . Между тем, как следует из материалов дела, данный жилой дом уничтожен пожаром, и семье П. предоставлено для временного проживания помещение по в г. Березовском. Сведения о том, что ответчик получала извещение о судебном заседании, в материалах дела отсутствуют.
В силу ч. 5 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при наличии оснований, предусмотренных частью четвертой настоящей статьи, суд апелляционной инстанции рассматривает дело по правилам производства в суде первой инстанции без учета особенностей, предусмотренных главой 39 ГПК РФ.
Апелляционным определением от 19.06.2014 судебная коллегия приняла решение о переходе к рассмотрению искового заявления З. по правилам производства в суде первой инстанции без учета особенностей, предусмотренных главой 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
Истец З. в заседание судебной коллегии не явилась, об уважительных причинах неявки до начала судебного заседания не сообщила, в материалах дела имеются доказательства ее заблаговременного извещения о времени и месте рассмотрения дела судом апелляционной инстанции (телефонограмма от 18.07.2014). Учитывая, что сведения о месте и времени судебного заседания также были опубликованы на официальном интернет-сайте Свердловского областного суда, отсутствие данных лиц не препятствует рассмотрению дела, судебная коллегия определила о рассмотрении дела в отсутствие истца в силу ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации с участием ее представителя.
В ходе рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции исковые требования представителем истца были поддержаны. Ответчик П. исковые требования не признала.

Рассматривая дело по правилам, установленным Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации для рассмотрения дела в суде первой инстанции, заслушав пояснения представителя истца, исследовав доводы апелляционной жалобы, материалы дела, судебная коллегия приходит к следующему.
Материалами дела подтверждается, что 04.06.2013 в результате пожара огнем уничтожено принадлежащее ответчику П. здание жилого дома и надворные постройки по адресу: г. Березовский, . От пожара был поврежден частично дом, принадлежащий истцу на праве собственности, расположенный по адресу .
Указанные обстоятельства сторонами не оспаривались и подтверждаются справкой ОНД ГУ МЧС по Свердловской области Березовского городского округа, актом осмотра и заключением специалиста ООО «Независимая экспертиза», свидетельствами о государственной регистрации права собственности и выпиской из ЕГРП, показаниями свидетеля А., оснований не доверять которым судебная коллегия не усматривает.
Как следует из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 14.06.2013, наиболее вероятной причиной пожара послужила неисправность электробытового прибора (морозильная камера) в помещении спальни дома ответчика, установить техническую причину пожара не представляется возможным вследствие уничтожения объекта. Из заключения специалиста ООО «Независимая экспертиза» также следует, что характер выраженности повреждений, их локализация и взаиморасположение позволяют сделать вывод о том, что они возникли в результате возгорания соседнего дома.
Согласно п. 1 ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.
Согласно п. 2 указанной нормы права лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.
Таким образом, приведенные нормы закона устанавливают презумпцию вины причинителя вреда. Обязанность по предоставлению доказательств отсутствия вины в причинении вреда законом возложена на ответчика.
В соответствии с пп. 1, 2 ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
В соответствии со ст. 210 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором.
Согласно ч. 4 ст. 30 Жилищного кодекса Российской Федерации собственник жилого помещения, к которому, согласно ст. 16 кодекса, относится и жилой дом, обязан поддерживать данное помещение в надлежащем состоянии, не допуская бесхозяйственного обращения с ним, соблюдать права и законные интересы соседей, правила пользования жилыми помещениями.
Согласно разъяснениям, приведенным в п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда N 14 от 05.06.2002 «О судебной практике по делам о нарушении правил пожарной безопасности, уничтожении или повреждении имущества путем поджога либо в результате неосторожного обращения с огнем» вред, причиненный пожарами личности и имуществу гражданина, подлежит возмещению по правилам, изложенным в статье 1064 ГК РФ, в полном объеме лицом, причинившим вред. При этом необходимо исходить из того, что возмещению подлежит стоимость уничтоженного огнем имущества, расходы по восстановлению или исправлению поврежденного в результате пожара или при его тушении имущества, а также иные вызванные пожаром убытки (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).
Изложенные ответчиком в своей жалобе и приведенные в суде апелляционной инстанции доводы о недоказанности того, что именно ее противоправные виновные действия явились причиной пожара, не могут быть приняты во внимание.
В силу п. 6 «Правил пользования жилыми помещениями», утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 21.01.2006 N 25, пользование жилым помещением должно осуществляться с учетом соблюдения прав и законных интересов проживающих в жилом помещении граждан и соседей, требований пожарной безопасности, санитарно-гигиенических, экологических и иных требований законодательства, а также в соответствии с настоящими Правилами. В соответствии с положениями ст. 37 Федерального закона от 21.12.1994 N 69-ФЗ «О пожарной безопасности» граждане имеют право на защиту их жизни, здоровья и имущества в случае пожара, возмещение ущерба, причиненного пожаром, в порядке, установленном действующим законодательством, а также граждане обязаны соблюдать требования пожарной безопасности. Ответственность за нарушение требований пожарной безопасности в соответствии с действующим законодательством несут собственники имущества (ст. 38 Федерального закона «О пожарной безопасности»).
Доводы ответчика о наличии других причин возгорания ничем объективно не подтверждены. Доводы П. о том, что пожар произошел в результате преступных действий семьи истца, также являются голословными и недоказанными, опровергаются показаниями свидетеля Б.
Показания допрошенных по ходатайству представителя ответчика свидетелей В. и Г. не подтверждают и не опровергают обстоятельств возникновения пожара, в связи с чем показания данных лиц не могут свидетельствовать о причинах возгорания. Само по себе функционирование электробытовых приборов до момента возникновения пожара также не может указывать на невозможность возникновения их неисправности по каким-либо причинам. Как следует из схемы к протоколу осмотра пожара, местом наибольшего термического повреждения является спальня в доме ответчика, где находилась морозильная камера. Каких-либо доказательств того, что пожар начался в результате действий третьих лиц, суду не представлено.
Поскольку ответчик, являясь собственником загоревшегося дома, в силу приведенных выше положений закона обязана осуществлять заботу о принадлежащем ей жилом помещении, поддерживать в пригодном состоянии, устранять различные угрозы и опасности, исходящие от тех или иных качеств вещей, находящихся в доме, то именно она в силу ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации несет деликтную ответственность перед третьими лицами за пожар, произошедший в принадлежащем ей доме. То обстоятельство, что в доме произошло возгорание, само по себе свидетельствует о том, что она как собственник не приняла необходимых и достаточных мер к тому, чтобы исключить возникновение такой ситуации, осуществляла ненадлежащий контроль за своей собственностью. Доказательств обратного ответчик суду не представила.
Согласно заключению специалиста ООО «Независимая экспертиза» N от 28.06.2013, стоимость ремонтно-восстановительных работ и материалов по устранению повреждений от пожара дома истца определена с учетом среднерыночных цен и составляет с учетом износа отделочных покрытий . Оценивая представленные доказательства, руководствуясь ст. 56, ч. 1 ст. 68 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия берет за основу расчета размера ущерба указанное заключение, представленное стороной истца, как полное, достоверное, соответствующие установленным требованиям. Оснований сомневаться в его объективности у судебной коллегии не имеется. К заключению приложены акт осмотра дома, фотографии повреждений, дефектная ведомость. Представлены документы, подтверждающие надлежащую квалификацию и образование лица, проводившего оценку ущерба. Доказательств иного размера ущерба стороной ответчика не представлено.
В то же время, судебная коллегия считает заслуживающими внимание доводы о нарушении самим истцом противопожарных норм.
Как следует из представленных материалов, дом ответчика был построен ранее 1995 года (л. д. 89). Дом истца был построен намного позднее в 2012 году.
При этом согласно представленной схеме замеров ООО «ОАЗИС», достоверность которой сторонами не оспаривалась, расстояние между стеной дома истца и старым фундаментом дома ответчика составляет 5,36 метра, расстояние между свесом кровли дома истца и старым фундаментом дома ответчика составляет 4,85 метра.
Согласно части 1 статьи 69 Федерального закона от 22.07.2008 N 123-ФЗ «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности», в редакции, действовавшей на момент, когда истец начала строительство своего дома, противопожарные расстояния между жилыми, общественными и административными зданиями, в зависимости от степени огнестойкости и класса их конструктивной пожарной опасности следовало принимать в соответствии с таблицей 11 приложения к настоящему Федеральному закону. Согласно данной таблице минимальное противопожарное расстояние равно 6 метров. Федеральным законом от 10.07.2012 N 117-ФЗ таблица N 11 признана утратившей силу, однако, при этом следует учесть то, что обязанность соблюдения противопожарного расстояния сохраняется.
В соответствии с частью 2 статьи 5 Федерального закона от 30.12.2009 N 384-ФЗ «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений» безопасность зданий и сооружений, а также связанных со зданиями и с сооружениями процессов проектирования (включая изыскания), строительства, монтажа, наладки, эксплуатации и утилизации (сноса) обеспечивается посредством соблюдения требований настоящего Федерального закона и требований стандартов и сводов правил, включенных в указанные в частях 1 и 7 статьи 6 настоящего Федерального закона перечни, или требований специальных технических условий.
Требования таблицы N 11 Технического регламента сохранились в таблице N 1 пункта 4.3 СП 4.13130.2009 «Системы противопожарной защиты. Ограничение распространения пожара на объектах защиты. Требования к объемно-планировочным и конструктивным решениям», утвержденного Приказом Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии от 30.04.2009 N 1573 «Об утверждении перечня национальных стандартов и сводов, в результате применения которых на добровольной основе обеспечивается соблюдение требований Федерального закона от 22.07.2008 г. N 123-ФЗ «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности».
В силу действовавшей на момент возведения истцом строения части 10 ст. 69 Федерального закона от 22.07.2008 N 123-ФЗ противопожарные расстояния от одно-, двухквартирных жилых домов и хозяйственных построек (сараев, гаражей, бань) на приусадебном земельном участке до жилых домов и хозяйственных построек на соседних приусадебных земельных участках следовало принимать в соответствии с той же таблицей. Допускалось уменьшать до 6 метров противопожарные расстояния между указанными типами зданий при условии, что стены зданий, обращенные друг к другу, не имеют оконных проемов, выполнены из негорючих материалов или подвергнуты огнезащите, а кровля и карнизы выполнены из негорючих материалов. В данном случае, как следует из объяснений сторон, в жилых домах были оконные проемы, выходящие друг на друга.
Согласно ч. 1 ст. 69 Федерального закона РФ от 22.07.2008 N 123-ФЗ «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности» в редакции на настоящее время, противопожарные расстояния между зданиями, сооружениями должны обеспечивать не распространение пожара на соседние здания, сооружения.
В силу действующего п. 4.3 СП 4.13130.2013 «Системы противопожарной защиты. Ограничение распространение пожара на объектах защиты. Требования к объемно-планировочным и конструктивным решениям», утвержденного приказом МЧС России от 24 апреля 2013 года N 299, противопожарные расстояния между жилыми и общественными зданиями, а также между жилыми, общественными зданиями в зависимости от степени огнестойкости и класса их конструктивной пожарной опасности принимаются в соответствии с таблицей 1, и не могут быть менее 6 м. Аналогичные расстояния предусмотрены СНиП 2.07.01.-89*.
Распоряжением Правительства РФ от 21.06.2010 N 1047-р утвержден Перечень национальных стандартов и сводов правил, (частей таких стандартов и сводов правил) в результате применения которых на обязательной основе обеспечивается соблюдение требований Федерального закона «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений», в который включен СНиП 2.07.01-89* «Градостроительство. Планировка и застройка городских и сельских поселений». Разделы 1 — 5, 6 (пункты 6.1 — 6.41, таблица 10*), 7 — 9; приложение 2. В силу указанного приложение N 1 (противопожарные требования) СНиП 2.07.01-89* не носит обязательного характера, но его рекомендательный характер не означает допустимости его неисполнения.
Положения п. 4 ст. 16.1 Федерального закона от 27.12.2002 N 184-ФЗ «О техническом регулировании» допускают несоблюдение сводов правил, которые применяются на добровольной основе, только в том случае, если выполнение требований технического регламента подтверждено другим способом.
В противном случае требования технического регламента считаются не соблюденными. Данный подход поддерживается МЧС РФ, которое в Информационном письме от 19.07.2012 N 19-2-3-2855 указало, что после исключения соответствующих положений из Федерального закона «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности» требования к противопожарным расстояниям и проездам могут быть приняты по СНиП 2.07.01-89*.
Доказательств того, что истцом при несоблюдении расстояния противопожарного разрыва пожарная безопасность обеспечена другими способами (автоматическими установками пожаротушения, устройством кранов для внутриквартирного пожаротушения и т.д.), не имеется.
В силу п. 4.11 СП 4.13130.2013 «Системы противопожарной защиты. Ограничение распространения пожара на объектах защиты. Требования к объемно-планировочным и конструктивным решениям», противопожарные расстояния между жилыми и общественными зданиями, сооружениями I, II и III степеней огнестойкости не нормируются (при условии обеспечения требуемых проездов и подъездов для пожарной техники), если стена более высокого или широкого объекта защиты, обращенная к соседнему объекту защиты, является противопожарной 1-го типа.
Истцом не представлено суду достаточных и достоверных доказательств того, что в данном случае возможно применение указанных положений. Отсутствуют подтверждения и того, что стена дома истца, обращенная к дома ответчика, является противопожарной 1-го типа.
В силу 4.13 СП 4.13130.2013, противопожарные расстояния от хозяйственных построек, расположенных на одном садовом, дачном или приусадебном земельном участке, до жилых домов соседних земельных участков, а также между жилыми домами соседних земельных участков следует также принимать в соответствии с таблицей 1, а также с учетом требований подраздела 5.3, где также предусмотрено минимальное расстояние 6 метров.
В силу п. 4.6 данного СП, допускается уменьшать противопожарные расстояния между зданиями, сооружениями и строениями I и II степеней огнестойкости класса конструктивной пожарной опасности С0 на 50% при оборудовании более 40% помещений каждого из зданий, сооружений и строений автоматическими установками пожаротушения. Данных установок в домах истца и ответчика не имелось.
В силу п. 4.12 СП, противопожарные расстояния от одно-, двухквартирных жилых домов и хозяйственных построек (сараев, гаражей, бань) на приусадебном земельном участке до жилых домов и хозяйственных построек на соседних приусадебных земельных участках допускается уменьшать до 6 м при условии, что стены зданий, обращенные друг к другу, не имеют оконных проемов, выполнены из материалов группы НГ или подвергнуты огнезащите, а кровля и карнизы выполнены из материалов группы НГ. Подтверждений наличия данных условий в материалах дела нет.
Таким образом, судебной коллегией установлено, что истцом при возведении ее жилого дома не были соблюдены в полной мере требования о противопожарном расстоянии между жилыми домами, что в условиях сложившейся ситуации способствовало увеличению размера и объема повреждений имущества, принадлежащего З. О данном факте свидетельствует и то обстоятельство, что дом , расположенный с другой стороны сгоревшего дома ответчика на более далеком расстоянии, пострадал от пожара значительном меньше.
В силу ч. 2 ст. 1083 Гражданского кодекса Российской Федерации, если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен. Судебная коллегия считает, что в действиях истца, нарушившей противопожарные требования в части соблюдения необходимого расстояния, и не обеспечившей в результате этого пожарную безопасность иными способами, усматривается грубая неосторожность. В связи с чем, размер возмещения, подлежащий взысканию в ее пользу, должен быть уменьшен.
Руководствуясь положениями ст. 1083 ГК РФ, учитывая степень вины обоих сторон, фактические обстоятельства дела, судебная коллегия считает возможным установить вину в причинении ущерба имуществу истца в результате пожара, как ответчика так и истца, в процентном соотношении 70% вины ответчика П. и 30% вины истца З.
С учетом указанных обстоятельств истец вправе ставить вопрос о взыскании в свою пользу убытков пропорционально степени вины ответчика, т.е. не более, чем 70%.
Следовательно, в пользу истца подлежит взысканию размер ущерба в сумме * 70% = .
Истец понесла расходы на проведение оценки ущерба, что подтверждается договором об оказании экспертных услуг от 06.06.2013 на сумму рублей, а также почтовые расходы на уведомление ответчика в сумме . Указанные расходы являются в силу ст. 94 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации РФ процессуальными издержками для истца.
В соответствии с ч. 1 ст. 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации пропорционально размеру удовлетворенных требований с П. в пользу З. подлежат взысканию данные расходы. Расходы на проведение оценки, подлежащие взысканию, составят рублей, почтовые расходы — , расходы по оплате госпошлины — .
Истец также понесла расходы на оплату услуг представителя в сумме рублей, что подтверждается договором оказания услуг от 02.10.2013 и распиской.
В соответствии со ст. 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, с учетом требований принципов разумности и справедливости, принимая во внимание размер удовлетворенных исковых требований, сложность дела, категорию, количество судебных заседаний, участие представителя в суде апелляционной инстанции, проведенную представителем подготовку по делу, судебная коллегия считает возможным взыскать с ответчика в пользу истца расходы на оплату юридических услуг в указанной сумме. Доказательств того, что данная сумма является завышенной либо не соответствует сложившимся на рынке юридических услуг расценкам по данной категории спора, ответчиком не представлено.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 320, 327.1, п. 2 ст. 328, 329, 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Березовского городского суда Свердловской области от 19.11.2013 отменить и вынести новое решение, которым исковые требования З. удовлетворить частично.
Взыскать с П. в пользу З. в счет возмещения имущественного ущерба, причиненного пожаром, сумму , расходы на проведение оценки рублей, почтовые расходы , расходы на оплату услуг представителя рублей, а также расходы по государственной пошлине , всего взыскать .

Председательствующий
В.Ю.ЗАРУБИН

Судьи
М.В.ЯКОВЕНКО
М.В.САФРОНОВ

Возмещение ущерба от пожара

Если Вы на этой странице, то скорее всего Вас коснулась проблема пожара и кроме бытовых неприятностей и душевных переживаний Вас волнует вопрос о возмещении ущерба .

Мы провели десятки дел о возмещении ущерба от пожара. И это позволило многим нашим клиентам взыскать ущерб с виновных лиц , или же избежать необоснованных претензий пострадавших, и сберечь собственное имущество и репутацию.

Наши адвокаты могут максимально подробно описать все сценарии развития событий , связанных с возмещением ущерба от пожара .

В каких случаях наступает материальная ответственность при пожаре?

К сожалению, опыт показывает, что от пожара не застрахован никто. Любой из нас может невольно оказаться виновником пожара, и быть привлечен к материальной, административной и даже уголовной ответственности. Или же понести ущерб от пожара во вине нерадивых соседей и даже случайного стечения обстоятельств.

Обязанность возместить ущерб, причиненный пожаром, возникает тогда, когда жизни, здоровью либо имуществу других граждан или юридических лиц причинен материальный или моральный вред. Обязанность возместить такой вред лежит на лице, по вине которого произошло возгорание.

Обязательства вследствие причинения вреда сформулированы в общем виде в Гражданском кодексе РФ. Так, ст. 1064 ГК РФ предусматривает, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. В Кроме возмещения имущественного вреда, в случаях, предусмотренных законом, компенсации подлежит также моральный вред.

Нормы действующего законодательства априори устанавливают вину причинителя вреда от пожара и противоправность его действий. Это означает, что причинитель вреда освобождается от ответственности, только доказав их отсутствие. Однако из этого не следует, что ответственность должна применяться только исходя из факта причинения вреда. Закон предусматривает общие условия ответственности за причиненный вред, к числу которых относятся:

а) наличие непосредственно вреда;

б) противоправность поведения причинителя вреда;

в) причинно-следственная связь между его противоправным поведением и вредом;

г) виновность.

Первое условие предполагает, что вред может быть имущественным, и состоять в уничтожении, повреждении, уменьшении или неполучении того или иного имущества. Вред может быть причинен жизни и здоровью, выражаться в смерти кормильца, лишении или уменьшении способности потерпевшего трудиться, дополнительных расходах на лечение и реабилитацию. Моральный вред означает физические и нравственные страдания потерпевшего.

Ущерб, причиненный пожаром, может быть подтвержден материалами административного дела, например, списком уничтоженного и поврежденного имущества, содержащимся в постановлении о привлечении лица к административной ответственности. При пожаре в квартире – комиссионным актом осмотра помещения жилищно-эксплуатационной организацией. Размер ущерба, как правило, устанавливается заключением оценочной экспертизы, а также чеками на приобретение имущества.

При причинении вреда здоровью с виновника взыскиваются фактические затраты на лечение, при временной потере работоспособности потерпевшему возмещается средний заработок за все дни его временной нетрудоспособности. В случае получения инвалидности и стойкой потере трудоспособности, – размер возмещения вреда зависит от степени утраты общей и профессиональной трудоспособности.

Второе условие означает, что причинитель вреда должен совершить деяние, напрямую запрещенное законом. Например, ч.2 ст.167 УК РФ предусмотрено наказание в виде принудительных работ на срок до пяти лет либо лишение свободы на тот же срок за умышленные уничтожение или повреждение чужого имущества, если эти деяния повлекли причинение значительного ущерба совершенные из хулиганских побуждений, путем поджога, взрыва или иным общественно-опасным способом либо повлекшие по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия.

Однако следует отметить, что закон, в некоторых случаях, не расценивает действия причинителя вреда как противоправные. Такими случаями являются, в частности, действия в состоянии необходимой обороны и крайней необходимости. Тяжело представить, что пожар – это следствие защиты или самозащиты того или иного лица, а вот в состоянии крайней необходимости часто приходится действовать пожарным, чтобы предотвратить больший вред, который может причинить разбушевавшийся пожар.

Третье условие говорит о том, что должна быть установлена причинно-следственная связь между неправомерным действием причинителя и вредом, возникшим у потерпевшего. Это должна быть достоверно установленная необходимая и достаточная связь между неправомерными действиями, как причиной, и возникшим вредом, как следствием неправомерных действий причинителя . В делах о возмещении ущерба от пожара причинно-следственная связь, как правило, устанавливается на основании выводов пожарно-технической экспертизы. Перед экспертом ставится ряд вопросов, ответы на которые позволяют установить такую взаимосвязь.

Адвокаты нашего бюро участвовали в споре, в котором иск предъявлялся к владельцу квартиры, в которой произошел пожар. В ходе рассмотрения было заявлено ходатайство о назначении экспертизы, на разрешение которой был поставлен вопрос о причинах пожара. Экспертами было установлено, что пожар произошел по причине нештатной работы электросети на участке от линии электропередач до границы дома, что привело к короткому замыканию электроприбора в квартире, в результате которого произошло возгорание. Таким образом, короткое замыкание электроприбора было не причиной пожара, а следствием нештатной работы электросети. К ответственности в данном случае была привлечена компания, эксплуатирующая электрические сети.

Четвертое условие подразумевает наличие вины причинителя вреда. Как указывалось выше, вина в гражданском праве, в отличие от уголовного, предполагается. Вина может выражаться не только в качестве умысла, например, поджог, но и в форме неосторожности, например, собственник не следил за состоянием электропроводки в доме. Обязанность доказывать отсутствие вины лежит на самом причинителевреда. Однако, в ряде случаев, имеет значение поведение самого потерпевшего. Так вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит. При грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано. Вина лица, к которому предъявляется требование о возмещении ущерба от пожара , может быть подтверждена вступившим в законную силу постановлением о привлечении такого лица к административной или уголовной ответственности, а также установлена на основании показаний свидетелей либо с помощью других доказательств, предусмотренных законом.

В одном из судебных дел, рассматриваемых с нашим участием, экспертами было установлено, что возгорание автомобиля произошло из-за короткого замыкания электропроводки в соседнем автомобиле, который загорелся ранее автомобиля ответчика. Таким образом, было установлено отсутствие вины нашего клиента в пожаре, и суд привлек в качестве ответчика владельца автомобиля, который загорелся первым.

Как взыскать ущерб с виновника пожара?

И с чего начать, чтобы взыскание ущерба от пожара с виновника привело к ожидаемым результатам и не сопровождалось временными проволочками?

В первую очередь, необходимо собрать минимальную доказательную базу для предъявления требований виновнику, а именно:

— подтвердить размер ущерба (собрать чеки, документы, подтверждающие покупку бытовой техники¸ стройматериалов и т.п.), заказать оценочную экспертизу. В качестве рекомендаций можно посоветовать собирать документы, что называется, «по горячим следам». Например, в случае, если от пожара пострадала квартира, вызвать представителя управляющей или жилищно-эксплуатационной компании для составления акта;

— если по факту пожара составлялся протокол сотрудниками полиции или инспектором пожарной охраны, обязательно сохранить его или получить копию в отделении полиции либо пожарной службы.

— в случае спора о причинах возникновения пожара, заказать пожарно-техническую экспертизу. Список вопросов эксперту необходимо согласовать с адвокатом, который будет вести дело по возмещению ущерба, причиненного пожаром.

Далее, необходимо составить претензию, в которой предложить виновнику в добровольном порядке возместить ущерб. К претензии можно приложить копии заключения оценочной и пожарно-технической экспертиз и копии других документов. Претензионный порядок не является в данной категории дел обязательным, но, возможно, избавит вас от судебного разбирательства, в случае добровольного возмещения ущерба виновником пожара.

В случае отказа виновника добровольно возместить ущерб, необходимо составить судебный иск и предъявить его в суд. Если собранных доказательств недостаточно, в иске нужно заявить соответствующие ходатайства об истребовании недостающих доказательств и назначении судебных экспертиз. В случае, если иск недостаточно обоснован или не соответствует процессуальным требованиям, судья обездвижит иск либо возвратит его без рассмотрения. Чтобы избежать подобных ситуаций, лучше прибегнуть к услугам опытного адвоката, специализирующегося на взыскании ущерба, причиненного пожаром, т.к. только ему известны все тонкости данной категории споров.

В процессе судебного разбирательства суд исследует представленные сторонами доказательства, в случае необходимости назначает судебную экспертизу, и выносит решение о взыскании с виновника не только компенсации материального и морального вреда, но и всех судебных издержек, включая затраты на проведение экспертизы, услуги адвокатов.

Сотрудники нашего Адвокатского бюро обладают всем необходимым потенциалом знаний и опытом для успешного исхода дела по взысканию ущерба от пожара.

Своевременное обращение к нам пострадавших граждан и юридических лиц обеспечило им скорейшее и в полном объемное возмещение причиненного ущерба с виновников пожара.

Как избежать необоснованных претензий со стороны пострадавших?

В судебных делах о возмещении ущерба от пожара не редкость, когда потерпевшие пытаются неосновательно обогатиться за счет виновника или, более того, обвинения выдвигаются совершенно невиновному человеку.

Завышенный размер причиненного ущерба может быть следствием недобросовестности потерпевшего либо ошибки экспертов, проводивших оценочную или пожарно-техническую экспертизу.

Способы защиты от необоснованных претензий со стороны лиц, имуществу которых причинен ущерб, зависят от стадии дела о возмещении ущерба.

Если речь идет о стадии досудебного производства, реальный размер ущерба и причины возникновения пожара могут быть установлены путем проведения экспертизы квалифицированными специалистами. В настоящее время свои услуги предлагают сотни экспертных организаций, но как распознать среди них настоящих профессионалов своего дела?

Ответ один – только опыт работы с различными экспертными организациями позволяет сделать выводы об их профессионализме и компетенции. Понятно, что человеку, попавшему впервые в сложную ситуацию, такой опыт неведом. Выход можно найти, обратившись к адвокату, занимающемуся ведением дел о возмещении ущерба, причиненного пожаром.

Наше Адвокатское бюро на протяжении более 10 лет сотрудничает с различными экспертами и экспертными образованиями, и привлекает для участия в конкретном деле только проверенных специалистов. В этом, безусловно, заключается гарантия успешного разрешения даже самого сложного и запутанного дела о возмещении ущерба от пожара.

Если иск к Вам уже предъявлен, не стоит отчаиваться. Способы защиты в судебном процессе достаточно разнообразны. Однако необходимо не только знание этих инструментов, но еще умение профессионально применять их на практике. Ошибка многих граждан, ставших впоследствии нашими клиентами, заключается в том, что они положились на справедливый и беспристрастный суд, ведь их невиновность или необоснованность претензий к ним так очевидны! Но дело в том, что гражданское судопроизводство подчиняется собственным правилам, ведомым только профессионалам. Гражданский суд выносит решение только с учетом представленных сторонами процесса доказательств, причем эти доказательства должны соответствовать предъявляемым законом требованиям. Задача доказать необоснованность предъявляемых потерпевшим убытков по силам только опытному адвокату, и эту задачу необходимо решать своевременно. Именно поэтому мы настоятельно рекомендуем обратиться за помощью к профессионалам еще на стадии досудебного производства, и, в дальнейшем, это позволит Вам избежать несправедливого разрешения дела и непредвиденных расходов. Средства защиты в судебном процессе могут быть самыми разнообразными и зависят от конкретной ситуации. Это могут быть ходатайства о назначении комиссионной и дополнительной экспертизы, вызов в суд эксперта для дачи пояснений, допрос свидетеля и многие другие. Их цель одна – опровергнуть позицию истца и доказать правоту ответчика. Помимо квалифицированного экспертного заключения, огромное значение имеет участие в процессе защитника – профессионального адвоката, который опираясь на собранные по делу доказательства, сможет доказать отсутствие вины причинителя вреда или доказать отсутствие причинно- следственной связи между действиями виновника пожара и причиненным ущербом.

Сотрудники нашего Адвокатского бюро обладают всем необходимым потенциалом знаний и опытом для успешного исхода дела по взысканию ущерба от пожара.

Своевременное обращение к нам пострадавших граждан и юридических лиц обеспечило им скорейшее и в полном объемное возмещение причиненного ущерба с виновников пожара.

Решение № 2-258/2015 2-258/2015~М-250/2015 М-250/2015 от 16 июня 2015 г. по делу № 2-258/2015

Белокатайский районный суд (Республика Башкортостан) — Гражданское Суть спора: Прочие исковые дела

Р Е Ш Е Н И Е

именем Российской Федерации
с. Новобелокатай 16 июня 2015 года
Белокатайский районный суд Республики Башкортостан в составе:
председательствующего судьи Нигматуллиной Р.Р.,
с участием адвоката Галиахметова Р.Т.,
при секретаре Мингажевой Р.Я.,
рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Южанинова ФИО10 к Мухарметову ФИО11 о возмещении материального и морального ущерба, причиненных пожаром,
У С Т А Н О В И Л:

Южанинов обратился в суд с иском к Мухарметову о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда, причиненных истцу в результате пожара. Требования мотивированы тем, что истцу на праве собственности принадлежит квартира на основании регистрационного удостоверения на право собственности № 197, а также договора о передаче жилых квартир в совместную собственность от 29 сентября 1993 года, расположенная по адресу : . На приусадебном участке квартиры находится баня с предбанником. 01 июня 2014 года произошел пожар в бане ответчика Мухарметова после того, как он затопил баню, в результате неисправности отопительной печи и дымохода. Собственником бани является ответчик Мухарметов. В результате пожара получила частичное повреждение баня истца, что подтверждается актом о пожаре от 01 июня 2014 года, постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела от 10 июня 2014 года. В настоящее время баня используется истцом по прямому назначению, однако в ней присутствует запах гари, что негативно влияет на его здоровье и здоровье семьи. В результате пожара истцу был причинен материальный ущерб в сумме 71500 рублей без учета износа материалов. До настоящего времени ущерб Мухарметовым добровольно не возмещен. Истец считает, что при удовлетворении его требований, он может реконструировать баню, привести ее в надлежащее состояние. После пожара испытывает нравственные страдания в связи с частичной утратой своего имущества, баня и предбанник не отремонтированы из-за отсутствия денежных средств, в течение года он и его семья вынуждены использовать баню по прямому назначению в связи с безысходностью, поэтому просит взыскать моральный вред в размере 100 тысяч рублей. Просит взыскать с ответчика также расходы по уплате государственной пошлины в размере 2345 рублей, расходы по уплате услуг оценщика в размере 2500 рублей.
В судебном заседании истец Южанинов А.А. и его представитель по доверенности Каренгин Д.В. предъявленные исковые требования поддерживают по доводам, указанным в иске. В дополнение истец суду пояснил, что в момент пожара его дома не было, когда он приехал домой, пожарные тушили пожар. После пожара Мухарметов обещал компенсировать ущерб деньгами или построить новую баню, однако, он по истечение года никаких мер по возмещению ущерба не принял. Баня Мухарметова была построена ранее, он, Южанинов построил свою баню в 2004 году, а забор Мухарметовым был построен в 2007 -2008 годах. В настоящее время вынуждены баню использовать по назначению, запах гари влияет на их здоровье, построить или ремонтировать баню не имеют средств. Просят полностью удовлетворить исковые требования. Согласны тем, что уголовной ответственности для Мухарметова не наступило, но он должен отвечать по правилам гражданской ответственности. Хотя речь в иске ведется о бане, запрашиваемая сумма материального ущерба состоит из стоимости воспроизводства бани, предбанника, навеса, так как при пожаре пострадали эти объекты.
Ответчик Мухарметов А.Б. в судебное заседание не явился, о дне слушания дела был извещен надлежащим образом.
Представитель ответчика по доверенности адвокат Галиахметов Р.Т. в судебном заседании иск полностью не признал, суду показал, что по постановлению об отказе в возбуждении уголовного дела от 10 июня 2014 года установлено, что причиной возникновения пожара послужило неправильное устройство и неисправность отопительной печи и дымохода, учитывая данный факт, а также несостоятельность других возможных причин пожара, исключаются признаки преступления, предусмотренные ст.ст.167,168 УК РФ, т.е. вины Мухарметова в случившемся пожаре нет. Хотя на строительство бани согласно Градостроительному Кодексу РФ получение разрешительных документов не требуется, однако, выбирая место для бани, при размещении любых построек на участке обязательно нужно соблюсти все требования строительных норм и правил ( далее по тексту СНИП). СНИП устанавливают расстояния между различными строениями, расположенными на участке. Согласно СП 30 -102-99 » Планировка и застройка территорий малоэтажного жилищного строительства расстояние до границы соседнего приквартирного участка по санитарно – бытовым условиям до других построек -бани, гаража и др. – должно быть не менее 1 метра. А у гражданина Южанинова баня была построена вплотную к его забору, т.е. построена с нарушением требований п.2.12 СНИП 2.07.01.-89 «Градостроительство. Планировка и застройка городских и сельских поселений» и «Технического регламента о пожарной безопасности, Федерального закона от 22 июля 2008 года № 123 –ФЗ. Истец использует баню по назначению. Истцом не приведены доказательства о причинении морального вреда, доказательства об ухудшении здоровья после пожара.
Выслушав истца, его представителя, представителя ответчика, проверив материалы дела, исследовав и оценив доказательства, суд частично удовлетворяет исковые требования истца.
В суде установлено следующее.
Согласно акта о пожаре от 1 июня 2014 года и постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 10 июня 2014 года следует, что 01 июня 2014 года в 20 часов 15 минут установлен факт пожара бани и летнего дома Мухарметова А.Б., бани и надворной постройки Южаниновых. В результате пожара наружные стены с западной стороны бани Южаниновых имеют следы прогара, их надворные постройки также имеют следы прогара. Установлена причина пожара – неправильное устройство и неисправность отопительной печи и дымохода бани Мухарметова, пожар произошел внутри бани Мухарметова, где была расположена отопительная печь. Тление деревянных конструкций переросло в открытое горение. Наибольшее выгорание имеет место расположения бани Мухарметова, далее степень выгорания во всех направлениях уменьшается.
В качестве вреда истцом заявлены расходы, необходимые для восстановительного ремонта поврежденной бани, предбанника, навеса.
Согласно разъяснениям, приведенным в п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 14 от 05.06.2002 «О судебной практике по делам о нарушении правил пожарной безопасности, уничтожении или повреждении имущества путем поджога либо в результате неосторожного обращения с огнем» вред, причиненный пожаром личности и имуществу гражданина, подлежит возмещению по правилам, изложенным в статье 1064 ГК РФ, в полном объеме лицом, причинившим вред. Возмещению подлежит стоимость уничтоженного огнем имущества, расходы по восстановлению или исправлению поврежденного в результате пожара или при его тушении имущества, а также иные вызванные пожаром убытки (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).

Соответственно, с повреждением в результате пожара принадлежащего истцу имущества, у Южанинова возникло право на возмещение причиненных убытков.
Факт повреждения и уничтожения имущества в виде бани, предбанника, навеса, принадлежащего истцу, ответчиком не оспаривается.
Устанавливая наличие материально-правовой обязанности Мухарметова, суд исходит из его обязанности как собственника по содержанию принадлежащего ему имущества, он, являясь собственником земельного участка и законным обладателем расположенного на нем загоревшейся бани, был обязан осуществлять заботу о расположенном на принадлежащем ему земельном участке строении, поддерживать его в пригодном состоянии, устранять возможные угрозы и опасности, исходящие от тех или иных качеств вещей, находящихся в бане. Суду представитель ответчика показал, что земля и баня оформлены в собственность Мухарметова в законном порядке, данные факты предметом спора не являются.
Свидетель ФИО12 суду показала, что баню 1 июня 2014 года Мухарметов топил днем в жаркую погоду, не проследил и произошел пожар, который перекинулся на их баню, предбанник, навес. В момент пожара ее дома не было, когда пришла домой, пожар тушили.
В суде показаниями сторон и материалами дела установлено, что очаг возгорания находился в бане ответчика, расположенном земельном участке Мухарметова и поэтому возлагает на него ответственность за причинение вреда.
В суде также установлено, что возгорание в строении истца с противоправными действиями третьих лиц не обусловлено, с самостоятельными действиями истца не связано.
Согласно статье 15 Гражданского кодекса РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.
Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утраты или повреждения его имущества (реальный ущерб).
В соответствии с ч. 1, 2 ст. 1064 Гражданского кодекса РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.
Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.
Довод ответчика ( его представителя) о том, что не установлена его вина и причинно-следственная связь наступивших последствий, суд находит несостоятельным по следующим основаниям.
В соответствии со ст. 210 ГК РФ собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором.
В соответствии с положениями ст. 34 ФЗ N 69-ФЗ «О пожарной безопасности» граждане имеют право на возмещение ущерба, причиненного пожаром, в порядке, установленном действующим законодательством, а также граждане обязаны соблюдать требования пожарной безопасности. Ответственность за нарушение требований пожарной безопасности в соответствии с действующим законодательством несут собственники имущества (ст. 38 ФЗ «О пожарной безопасности»).
Поскольку ответчик Мухарметов, являясь собственником загоревшегося имущества, в силу вышеприведенных положений закона обязан осуществлять заботу о принадлежащем ему строении, то именно он в соответствии с положениями ст. 1064 ГК РФ несет деликтную ответственность перед третьими лицами за последствия пожара, произошедшего на принадлежащем ему участке.
Возгорание бани ответчика само по себе свидетельствует о том, что ответчик, как собственник, не принял необходимых и достаточных мер к тому, чтобы исключить возникновение такой ситуации, осуществлял ненадлежащий контроль за своей собственностью. Доказательств обратного ответчиком не представлено.
Суду ответчиком не представлено допустимых и относимых доказательств, что отсутствует вина ответчика в наступлении неблагоприятных последствий для истца и вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.
Ссылка ответчика на то, что истцом были существенно нарушены требования пожарной безопасности, в результате строительства бани на расстоянии 1 метра от его хозяйственных построек, не может служить основанием к отказу в иске, поскольку ответчиком не представлено допустимых доказательств, подтверждающих, что пожар возник в результате нарушения истцом правил противопожарной безопасности, помимо этого, данное основание не предусмотрено действующим законодательством в качестве обстоятельства, исключающего ответственность причинителя вреда.
В силу положений ч. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.
Суду истцом представлен Отчет № 35\15 от 28 апреля 2015 года независимого оценщика ИП ФИО6 об оценке стоимости воспроизводства надворных построек с целью определения материального ущерба, возникшего в результате пожара, расположенных по адресу: по состоянию на 1 июня 2014 года ( далее по тексту и Отчет), согласно которому стоимость затрат на восстановление без учета износа бани истца Южанинова составляет 43942 руб., предбанника — 8494 руб., навеса — 19049 руб., всего 71485 руб., стоимость затрат на восстановление с учетом износа бани составляет 21995 руб., предбанника — 4471 руб., навеса – 3429 руб., всего 29895 руб.
При определении размера ущерба, подлежащего возмещению ответчиком, суд, оценив данный Отчет, представленный истцом, признает его допустимым доказательством причиненного имуществу истца ущерба, так как заключение составлено специалистом с осмотром объекта, стоимость рассчитана с учетом рыночной стоимости объекта исследования на дату исследования (оценки) в Республики Башкортостан.
Данный отчет ответчиком в установленном законом порядке не опровергнут, другое заключение об ущербе суде ответчиком не представлено, ходатайство о проведении судебной экспертизы не заявлено.
При определении размера ущерба, суд исходит из правовой позиции, установленной в пункте 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.06.2002 N 14, согласно которой вред, причиненный вследствие пожара личности и имуществу гражданина либо юридического лица, подлежит возмещению по правилам ст. 1064 ГК РФ в полном объеме лицом, причинившим вред. Необходимо исходить из того, что возмещению подлежат стоимость уничтоженного имущества, расходы на восстановление или ремонт поврежденного в результате пожара или при его тушении имущества, а также иные связанные с пожаром убытки (п. 2 ст. 15 ГК РФ) а также из правовой позиции Верховного Суда РФ (определение) от 23.02.1998 N 18-в97-122, которая устанавливает, что при рассмотрении иска о возмещении вреда устанавливается размер ущерба, причиненного действием либо бездействием ответчика. Подлежащий возмещению размер ущерба определяется исходя из стоимости восстановительного ремонта поврежденного имущества с учетом степени износа этого имущества на момент повреждения.

Истец предъявил иск о возмещении ущерба от пожара без учета износа имущества, что в силу указанных норм права не может быть принят судом, суд взыскивает ущерб от пожара с учетом износа имущества истца согласно Отчета.
Таким образом, суд приходит к выводу, что с ответчика Мухарметова в пользу Южанинова подлежит взысканию сумма ущерба восстановительного ремонта поврежденного имущества с учетом степени износа этого имущества на момент повреждения в размере 29895 руб., в том числе : бани в размере 21995 руб., предбанника — 4471 руб., навеса – 3429 руб.
На основании ст. 15 ГК РФ суд взыскивает с ответчика в пользу истца 2500 рублей — расходы на составление оценки ущерба.
В соответствии с положениями ст.98 ГПК РФ с ответчика в пользу истца подлежат взысканию расходы на оплату госпошлины в сумме 1171 руб.85 коп. пропорционально удовлетворенным требованиям.
В части возмещения морального вреда от пожара суд отказывает в удовлетворении требований.
В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства.
В судебном заседании оснований для взыскания с ответчика в пользу истца компенсации морального вреда не имеется, поскольку истцом суду не представлено доказательств причинения ему ответчиком морального вреда. Взыскание компенсации морального вреда в связи с причинением материального ущерба законом не предусмотрено, а моральный вред истцом обосновывается тем, что » после пожара испытывает нравственные страдания в связи с частичной утратой своего имущества, баня и предбанник не отремонтированы из-за отсутствия денежных средств, в течение года он и его семья вынуждены использовать баню по прямому назначению в связи с безысходностью», т.е. с материальными требованиями. При этом суду не представлены доказательства, что после пожара истец обращался за медицинской помощью, ему выставлен диагноз и назначено лечение, после пожара ухудшилось здоровье, в том числе после гари, и т.д., которые бы подтвердило причинение физических и нравственных страданий.
В соответствии с п. 1 ст. 404 ГК РФ суд вправе уменьшить размер ответственности должника, если кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением, либо не принял разумных мер к их уменьшению.
Суд, частично удовлетворяя требования истца, учитывает также следующее.
Статьей 34 Федерального закона от 21 декабря 1994 г. N 69-ФЗ «О пожарной безопасности» для граждан предусмотрены обязанности соблюдать требования пожарной безопасности и при обнаружении пожаров незамедлительно уведомлять о них пожарную охрану.
В суде установлено, что в момент пожара истца и его жены дома не было, в суде какие либо действия истца, которые фактически способствовали увеличению размера ущерба, не установлены, когда они пришли домой, пожар тушился в том числе пожарной охраной.
Какая либо возможная вина истца в ущербе, причиненном его имуществу в виде бани, предбанника и навеса в суде не установлена.
Поэтому суд приходит к выводу о возложении на Мухарметова обязанности по полному возмещению размера ущерба, исходя из стоимости восстановительного ремонта поврежденного имущества с учетом степени износа этого имущества на момент повреждения.
В связи с изложенным, руководствуясь ст.ст. 194, 198 ГПК РФ, суд

Р Е Ш И Л :

Исковые требования Южанинова ФИО10 к Мухарметову ФИО11 о возмещении материального и морального ущерба, причиненных пожаром, удовлетворить частично.
Взыскать с Мухарметова ФИО11 в пользу Южанинова ФИО10 сумму ущерба восстановительного ремонта поврежденного имущества от пожара с учетом степени износа этого имущества на момент повреждения в размере 29895 руб., в том числе : бани в размере 21995 руб., предбанника — 4471 руб., навеса – 3429 руб., расходы по оплате оценки ущерба в размере 2500 руб., расходы по оплате государственной пошлины в размере 1171 руб. 85 коп., всего 34566 ( всего тридцать четыре тысячи пятьсот шестьдесят шесть) руб. 85 коп.
В удовлетворении остальных исковых требований отказать.
На решение может быть подана апелляционная жалоба в Верховный Суд Республики Башкортостан в течение месяца со дня принятия через Белокатайский районный суд.
Председательствующий судья: подпись Нигматуллина Р.Р.
Копия верна : судья : Нигматуллина Р.Р.
Секретарь : Мингажева Р.Я.

Суд:

Белокатайский районный суд (Республика Башкортостан)

Судьи дела:

Нигматуллина Р.Р. (судья)

Судебная практика по:

Моральный вред и его компенсация, возмещение морального вреда
Судебная практика по применению норм ст. 151, 1100 ГК РФ
Упущенная выгода
Судебная практика по применению норм ст. 15, 393 ГК РФ
Ответственность за причинение вреда, залив квартиры
Судебная практика по применению нормы ст. 1064 ГК РФ
Возмещение убытков
Судебная практика по применению нормы ст. 15 ГК РФ
По поджогам
Судебная практика по применению нормы ст. 167 УК РФ

Судебная практика возмещения ущерба, причиненного пожаром

Ответил адвокат — Королева С.О.:

Здравствуйте Игорь!
Вред, причиненный пожаром личности и имуществу гражданина либо юридического лица, подлежит возмещению по правилам, изложенным в ст. 1064 ГК РФ, то есть в полном объеме лицом, причинившим вред.
Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда (п. 2 ст. 1064 ГК РФ).
В соответствии со ст. 38 Федерального закона от 21.12.1994 N 69-ФЗ «О пожарной безопасности» по общему правилу ответственность за нарушение требований пожарной безопасности в соответствии с действующим законодательством несут собственники имущества.
Возмещению подлежат стоимость уничтоженного огнем имущества, расходы по восстановлению или исправлению поврежденного в результате пожара или при его тушении имущества, а также иные вызванные пожаром убытки (п. 2 ст. 15 ГК РФ, п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.06.2002 N 14 «О судебной практике по делам о нарушении правил пожарной безопасности, уничтожении или повреждении имущества путем поджога либо в результате неосторожного обращения с огнем»).
Для возмещения ущерба, причиненного пожаром, необходимо доказать наличие состава правонарушения, включающего факт причинения убытков, в том числе их размер (реальных и/или составляющих упущенную выгоду), противоправность поведения причинителя вреда, выражающегося в действиях (бездействии), наличие причинно-следственной связи между противоправным поведением лица и причинением убытков.
Суд вправе уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином, с учетом его имущественного положения, кроме случаев, когда вред причинен действиями, совершенными умышленно (п. 3 ст. 1083 ГК РФ).

Вот пример судебной практики возмещения ущерба, причиненного пожаром.

НОВОСИБИРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 23 мая 2017 г. по делу N 33-4912\2017

Судья: Зотова Ю.В.
Докладчик: Крейс В.Р.

Судебная коллегия по гражданским делам Новосибирского областного суда в составе:
председательствующего Белик Н.В.
судей Крейса В.Р., Вегелиной Е.П.
при секретаре Е.В.В.
рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Новосибирске 23 мая 2017 года гражданское дело
по иску Б.Г.А. к Ю.С.Т о возмещении ущерба, причиненного пожаром,
по апелляционной жалобе Ю.С.Т на решение Первомайского районного суда города Новосибирска от 13 марта 2017 года.
Заслушав доклад судьи Новосибирского областного суда Крейса В.Р., объяснения Ю.С.Т и представителя Б.Г.А. — С.О.В., судебная коллегия

установила:

Б.Г.А. обратилась в суд с иском к Ю.С.Т
В обоснование требований указала, что 14.11.2015 года в (собственником которого является истец) произошел пожар.
В результате пожара и мероприятий по его тушению, согласно смете, причинен ущерб в размере 113 886,52 рублей. В течение дня после разборке пожара к ней подошла ответчица и сказала, что пожар произошел по ее вине, так как она высыпала золу с углями к деревянному навесу; ею была написана бумага, что она все восстановит до апреля — мая 2016 года и в полицию обращаться не нужно.
Истец, уточнив исковые требования, просила взыскать с Ю.С.Т 129 101 руб. в качестве возмещения ущерба, причиненного пожаром, расходы по уплате государственной пошлины 3 782,02 рублей, расходы по составлению искового заявления, на оплату услуг представителя, за выдачу доверенности 2 000 рублей.
Решением Первомайского районного суда города Новосибирска от 13 марта 2017 года взысканы с Ю.С.Т в пользу Б.Г.А. в счет возмещения ущерба от пожара 129 101 руб., расходы на оплату услуг представителя по составлению искового заявления 400 рублей, расходы по оплате услуг представителя по агентскому договору 10 000 рублей, расходы по оплате государственной пошлины в размере 3 782,02 руб. В остальной части в удовлетворении исковых требований отказано.
Взысканы с Ю.С.Т в пользу ФБУ Сибирский РЦСЭ Минюста России расходы за проведение судебной экспертизы 29 747,20 рублей.
Ю.С.Т в апелляционной жалобе указывает, что суд удовлетворил требования истца при отсутствии бесспорных доказательств, устанавливающих, что ответчик является лицом, в результате действий которого произошло возгорание имущества, что повлекло за собой возникновение причинение материального ущерба.
Судом не верно распределено бремя доказывания по данной категории дел, поскольку на нее было возложено бремя доказывания, указав, что бремя доказывания не может быть возложено на потерпевшего, его несет причинитель вреда, недоказанная невиновность приравнивается к доказанной виновности.
По мнению апеллянта, собранные по делу доказательства не доказывают, что очаг пожара находился на ее территории, что причиной пожара являются ее действия и наличествует причинно-следственная связь между ее действиями и возникновением пожара.
Кроме того, выводы полученных экспертиз, расследования по заявлению истца о причинах возникновения пожара носят вероятностный, предположительный характер, что не может быть положено в основу решения о доказанности наличия вины ответчика.
Судом не принято во внимание допущенное и способствовавшее возникновению и распространению пожара нарушение правил застройки со стороны истца, и заключающееся в нарушение противопожарных норм и правил: она выполнила пристрой к дому в виде деревянной веранды и навеса, к которому пристроила деревянный сарай (углярка) в непосредственном соприкосновении с забором, разделяющим участки сторон.
Обращает внимание на то, что противопожарное расстояние между забором и жилым домом вообще отсутствует, что не соответствует требованиям СП 4.131320.2009 и СП 4.13130.2013, касающихся противопожарных разрывов между строениями, расположенными на земельных участках, которые должны быть не менее 6 м.
Таким образом, противопожарные расстояния со стороны истца были нарушены.
Автор апелляционной жалобы полагает, что в действиях истца имела место грубая неосторожность, так как истцом не были соблюдены необходимые противопожарные разрывы от дома до забора соседнего участка, что свидетельствует о наличии ее вины в возгорании.
Более того, суд не принял во внимание то обстоятельство, что ответчик является многодетной матерью, воспитывающей троих несовершеннолетних детей в возрасте 6 месяцев, 5 и 12 лет, в настоящее время находящейся в декретном отпуске по уходу за ребенком, у нее отсутствует заработная плата, семья испытывает тяжелое материальное положение, что позволяло суду применить нормы п. 3 ст. 1083 ГК РФ.
На апелляционную жалобу представителем Б.Г.А. подан отзыв.
Рассмотрев дело в соответствии с требованиями частей 1, 2 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ) в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, судебная коллегия приходит к следующему.
По правилам ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных убытков, под которыми понимаются, в частности, расходы, которые это лицо произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб).
В соответствии со ст. 1064 ГК РФ, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.
Причинивший вред освобождается от его возмещения, если докажет, что вред причинен не по его вине.
Как следует из материалов дела, собственником дома и земельного участка по адресу: является Б.Г.А., что подтверждается договором дарения от ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 24), выпиской из ЕГРП (л.д. 34), свидетельством о государственной регистрации права (л.д. 48).
ДД.ММ.ГГГГ в произошел пожар, что подтверждается актом о пожаре (загорании) от ДД.ММ.ГГГГ. (л.д. 11).
14.01.2016 года в адрес ОНД г. Новосибирска УНД и ПР ГУ МЧС России по Новосибирской области от ОП N 9 «Первомайский» УМВД России по НСО поступил материал проверки КУСП N от ДД.ММ.ГГГГ по факту пожара в связи с выявлением признаков состава преступления предусмотрено ст. 168 УК РФ.
01.02.2016 года старшим дознавателем ОНД по г. Новосибирску УНД и ПР ГУ МЧС России по НСО вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления, предусмотренного ст. 168 УК РФ в отношении Ю.С.Т (л.д. 21 — 23).
Согласно протоколу принятия устного заявления о преступлении, поступившего 24.12.2015 года в ОП N 9 «Первомайский» УМВД России по НСО от Б.Г.А., следует, что пожар случился по вине соседки — Ю.С.Т, проживающей в доме по адресу: , которая призналась ей о том, что ДД.ММ.ГГГГ выбросила шлак под навес. После данного сообщения была оформлена расписка, в которой указано, что Ю.С.Т обязуется все восстановить. Б.Г.А. требует, чтобы виновное лицо возместило ущерб, к уголовной ответственности виновное лицо просит не привлекать.
Согласно расписке Ю.С.Т от ДД.ММ.ГГГГ, она случайно выбросила шлак из печи, в результате сгорел навес из досок покрытый рубероидом, двери, повреждена проводка, в доме выбиты окна. Обязуется восстановить сгоревшие конструкции в срок до мая 2016 года в том виде, в котором все было до пожара, а именно, дровяник из досок, двери — три, восстановить стекла в окнах, восстановить проводку, вывезти мусор (л.д. 12, 50 — 51).
Учитывая сведения протокола осмотра места происшествия, протокола принятия устного заявления Б.Г.А., расписку Ю.С.Т, старший дознаватель пришел к выводу, что наиболее вероятной причиной пожара явилось оставление источника тления без присмотра, а именно, свал шлака к горючему материалу — деревянному навесу частного домовладения по . Виновное лицо Ю.С.Т, которой допущено нарушение требований пункта N Правил Противопожарного Режима в Российской Федерации.
Ю.С.Т не оспаривала факт написания расписки от ДД.ММ.ГГГГ, пояснив, что писала ее, так как считала себя виновной в пожаре.
Согласно заключению эксперта ФБУ Сибирский региональный центр судебной экспертизы Министерства юстиции РФ N от ДД.ММ.ГГГГ очаг пожара произошедшего ДД.ММ.ГГГГ в части домовладения, принадлежащего Б.Г.А., находился в месте прогара имеющегося в деревянной стене между навесом и деревянным сараем (угляркой), и расположенном в этом месте заборе разделяющим участки N и N по возникновения пожара является возгорание находящихся в очаге пожара горючих материалов от источника открытого огня, каким могут быть и тлеющие угли. Пожар мог возникнуть при обстоятельствах указанных в исковом заявлении Б.Г.А., но однозначно это утверждать нельзя, так как по имеющимся в представленных материалах данным не представляется возможным определить, с какой стороны забора, разделяющего участки N и N, располагался очаг пожара (л.д. 128 — 141).
Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования частично, суд первой инстанции, руководствуясь ст. ст. 15, 1064 ГК РФ, оценив представленные сторонами доказательства, в том числе и заключение эксперта, пришел к выводу о том, что лицом, виновным в причинении ущерба истцу, является Ю.С.Т
При этом, суд исходил из того, что непосредственной причиной возникновения пожара явилось нарушение Ю.С.Т пункта 85 Правил о противопожарном режиме, согласно которому зола и шлак, выгребаемые из топок, должны быть залиты водой и удалены в специально отведенное для них место.
Определяя размер подлежащего возмещению ущерба, суд исходил из заключения эксперта от 13.01.2017 года, согласно которому стоимость восстановительного ремонта составляет 129 101 рублей.
Суд первой инстанции посчитал, что оснований ставить под сомнение и не доверять заключению экспертизы у суда не имеется, поскольку эксперт предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, выводы эксперта достаточно полно мотивированы, приведены методы оценки, наглядные расчеты (сметы). Полномочия, квалификация эксперта подтверждается приложенными к заключению документами. Вследствие этого экспертное заключение соответствует требованиям статей 16 и 25 Федерального закона от 31.05.2001 года N 73 «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».
С учетом изложенного, суд обоснованно взыскал с ответчика в пользу истца в счет возмещения ущерба от пожара 129 101 руб.
Выводы суда мотивированы, основаны на правильном применении норм материального права, соответствуют обстоятельствам, установленным по делу, подтверждены и обоснованы доказательствами, имеющимися в деле, которым дана надлежащая оценка.
Доводы апелляционной жалобы Ю.С.Т об отсутствии ее вины в причинении ущерба от пожара судебной коллегией отклоняются.
Согласно пункту 2 ст. 1064 ГК РФ во взаимосвязи с п. 2 ст. 401 ГК РФ и разъяснениями Верховного Суда РФ, содержащихся в абз. 3 п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 25 от 23 июня 2015 г. «О применении судами некоторых положений раздела 1 части 1 ГК РФ» отсутствие вины в причинении вреда доказывается лицом, причинившим вред.
Таким образом, обязанность доказывания отсутствия вины лежит на причинителем вреда, который считается виновным пока не доказано обратное.
Отсутствие своей вины в произошедшем пожаре и как следствие, причинении ущерба имуществу истца ответчиком не доказано, равно как не доказано, что вред истцу причинен по его собственной вине либо по вине третьих лиц.
Судом первой инстанции верно распределено бремя доказывания по данной категории дел, поскольку на ответчика в силу закона возложено бремя доказывания, так как бремя доказывания не может быть возложено на потерпевшего, его несет причинитель вреда.
Довод жалобы о том, что судом не дана оценка факту нарушения истцом противопожарных норм также отклоняется судебной коллегией, поскольку данный факт правового значения для разрешения спора о возмещении вреда не имеет, поскольку установлено, что причиной пожара явилось не отсутствие противопожарного расстояния между забором и жилым домом (как об этом указывает ответчик), а виновные действия ответчика.
Доводы жалобы о наличии оснований для уменьшения взыскиваемой с ответчика суммы ущерба, судебная коллегия находит необоснованным.
В соответствии с п. 3 ст. 1083 ГК РФ суд может уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином, с учетом его имущественного положения, за исключением случаев, когда вред причинен действиями, совершенными умышленно.
Основанием для уменьшения размера возмещения являются исключительные обстоятельства, связанные с имущественным положением гражданина, влекущие для него тяжелые, неблагоприятные последствия и признанные таковыми судом.
Вместе с тем, Ю.С.Т соответствующих достоверных и исчерпывающих доказательств ни суду первой, ни суду апелляционной инстанции не представлено.
Кроме того, уменьшение размера возмещения вреда с учетом имущественного положения причинителя вреда является правом, а не обязанностью суда.
Иные доводы апелляционной жалобы не содержат каких-либо обстоятельств, которые не были бы предметом исследования суда или опровергали выводы судебного решения, направлены на переоценку доказательств и не могут служить основанием к отмене решения суда.
Разрешая спор, суд первой инстанции, правильно установил имеющие значение для дела обстоятельства, представленным доказательствам дана надлежащая правовая оценка.
Руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Первомайского районного суда города Новосибирска от 13 марта 2017 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Ю.С.Т — без удовлетворения.

Убытки в арбитражном процессе – понятие и состав.

Для начала стоит определиться, что включает в себя понятие “убытки” согласно действующему законодательству. Вопрос возмещения вреда регулируется статьей 15 Гражданского кодекса, согласно которой: юридическое или физическое лицо, если его право нарушено, вправе требовать возмещения причиненных ему убытков в полном объеме, если законом (договором) не предусмотрено возмещение в меньшем размере.
Убытки – это расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества – реальный ущерб, а также неполученные доходы, которые это лицо должно было бы получить при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не нарушили – упущенная выгода.

Общие положения о возмещении вреда регулируются главой 59 Гражданского кодекса. Согласно ст. 1064 ГК РФ, причиненный личности, имуществу гражданина или имуществу юридического лица вред подлежит возмещению в полном объеме тем лицом, которое такой вред причинило. Законом в определенных случаях обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.
Причинившее вред лицо, освобождается от его возмещения, если сможет доказать, что вред причинен не по его вине. Законом, иногда, предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

Необходимые условия для взыскания убытков

Следует учитывать, что для применения ответственности в виде взыскания убытков, предусмотренной статьями 15 и 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, необходимо доказать наличие состава правонарушения, включающего в себя:

  • факт наступления вреда;
  • противоправность (незаконность) поведения причинителя вреда;
  • вину причинителя вреда;
  • причинно-следственную связь между действиями причинителя и наступившими у лица неблагоприятными последствиями;
  • доказанность размера убытков.

Вместе указанные пункты образуют состав правонарушения (убытков). Недоказанность в суде хотя бы одного из этих условий влечет за собой отказ в удовлетворении исковых требований о возмещении ущерба.

Суды, арбитражные суды, ссылаясь на ст. ст. 12 и 15 ГК РФ, указывают, что убытки – это негативные имущественные последствия для лица, возникающие вследствие нарушения причинителем вреда имущественных либо не имущественных прав. Возмещение убытков как способ судебной защиты возможно при наличии общих условий гражданско-правовой ответственности за правонарушения: совершение лицом – причинителем вреда незаконных действий; наличие доказанных убытков и их размера; причинно-следственная связь между таковыми и незаконными действиями причинителя вреда; доказанность вины лица. Лицо, требующее взыскания задолженности, должно доказать наличие вышеперечисленного состава правонарушения, а также размер подлежащих возмещению убытков. Отсутствие одного из вышеназванных условий влечет за собой отказ суда в удовлетворении требований о возмещении вреда.

Упущенная выгода, неполученные доходы.

Более интересно обстоит процесс взыскания упущенной выгоды или неполученного дохода, который дополнительно регламентирован совместным Постановлениями Пленума Верховного Суда РФ N 6 и Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996, “О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”. Так, высшие судебные инстанции указали, что размер упущенной выгоды должен определяться с учетом разумности затрат, которые истец должен был произвести в нормальных условиях. Например, в случае недопоставки товара, размер неполученного дохода должен определяться в соответствии со стоимостью реализации таких товаров в заключенных с покупателями договорах, за вычетом закупочной цены недопоставленного товара.

Представляется очень сложной задача доказать наличие убытков в виде недополученных доходов, в частности, в случае досрочного расторжения договора аренды арендодателем. Т.к. неоднократно принимал участие в таких процессах, могу утверждать, что, даже, когда вина арендодателя в незаконности его действий установлена, суды отказывают на том основании, что расчет взыскиваемых убытков не является обоснованным. Учитывая, что действующим законодательством не установлен порядок произведения расчетов упущенной выгоды, в таких арбитражных спорах истец является более слабой стороной и подготовка к такому процессу требует особых усилий юриста по арбитражным спорам.

При рассмотрении споров по взысканию убытков, истец праве заявить не только фактически понесенные расходы – реальный ущерб, но и расходы, которое юридическое или физическое лицо, чье право нарушено, должно будет понести. Размер будущих расходов должен быть основан на расчете, смете, калькуляции стоимости выполнения соответствующих работ, оказания услуг, поставки товаров и др.

Из указанного следует, что убытки являются одним из самых сложных видов взыскания денежных средств в суде. Больше всего арбитраж отказывает именно в таких исках по причине недоказанности истцом состава правонарушения. Взыскивая в арбитражном суде убытки организация должна доказать факт их причинения, их размер, вину причинившего их лица и связь между противоправными действиями причинителя вреда и наступившими убытками компании.

Ущерб после пожара

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *