Теневой банкинг

ТЕНЕВОЙ БАНКОВСКИЙ СЕКТОР Н.А. Малеваная, студент

Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» (Россия, г. Москва)

Аннотация. Статья посвящена рассмотрению понятия и классификации теневого банковского сектора. Проанализированы факторы, влияющие на развитие теневого банкинга в настоящее время. Проиллюстрирована взаимосвязь теневого банковского сектора с темпами экономического развития в разных странах.

Ключевые слова: теневой банковский сектор, регулирование, теневой банкинг, МВФ.

Теневой сектор банковских услуг — тема, обсуждаемая экспертами уже давно. Термин, официально употребляющийся при описании функций финансовых рынков, включает легальные учреждения. Крупные финансовые компании выполняют основные функции банков, но формально ими не являются. Как правило, функциональные единицы теневого банкинга оказывают услуги кредитования, инвестиций, посредничества.

Известно, что развитие новых видов учреждений зависит от многих факторов. Оно включает в себя следующие позиции:

— последствия мирового финансового кризиса;

— стимулирование роста мирового ВВП;

— зарегулированность банковского сектора.

Теневой банковский сектор нельзя назвать открытием XXI века. Необходимо отметить, что первые организации сегодняшнего теневого сегмента финансового рынка впервые появились еще в начале XX века в США. Считалось, что трасты способны вести дела только в сферах с низким риском, поэтому их деятельность не регулировалась так скрупулезно, как активность национальных банков.

Попустительское отношение властей привело к тому, что трасты расширили свои полномочия и начали спекулировать на рынке недвижимости и на фондовом рынке. Так как обыватели не смогли определить качественную разницу между трастами и серьезными организациями, то репутация национальных банков была разрушена .

Макроэкономический фон современного мира отмечен признаками хаотичности и непредсказуемости движения капитала. Нестабильность ведет к затрудненной возможности прогнозирования. Кризисные условия, предрекаемые еще Шумпетером в его динамической концепции циклов, являются следствием разного типа инноваций, в том числе и финансовых . Поэтому проблема теневого банкинга и его инструментов становится все более актуальной в крупнейших экономиках мира.

К институтам теневого банкинга относятся хеджевые фонды; специальные паевые фонды, инвестирующие в рынки ликвидности и государственные ценные бумаги; структурные инвестиционные фонды.

Методы регулирования теневого банкинга стали повесткой дня на саммите G20, но адекватных мер до сих пор не предложено. Эксперты отмечают, что контроль этого сегмента рынка должен быть максимально гибким, так как невозможно отрицать полезность этой системы для стимулирования экономики.

Для успешного регулирования теневого сегмента банковской деятельности предложено было создать новые единые надзорные органы, которые бы действовали на территории всей Европы. Более того, например, в США значение придается защите прав потребителей и инвесторов и выражается в создании Бюро по финансовой защите потребителя .

В 2014 теневой банкинг стал основной темой опубликованного доклада МВФ. Отчет о мировой финансовой стабильности фокусирует внимание на расширении

сектора в странах Евросоюза, Китае и странах Юго-Восточной Азии. Традиционный банковский сектор уже не способен стимулировать рост мирового ВВП, и повышение его уровня достигается благодаря активным операциям со стороны теневого банковского сектора. Однако последствия явления остаются неизвестными. Учитывая, что 70% банков зоны евро нестабильны для поддержания экономического роста, теневой банкинг является своеобразной альтернативой, активно действующей для достижения цели .

Условное деление стран на три типа осуществляется по критериям:

1. Величина доли теневого банкинга по сравнению с традиционным банковским сектором.

2. Политика в отношении теневого банковского сектора в отдельной стране.

Американская «система теневого банкинга» предполагает более 20% доли небанковских институтов. К категории стран, отвечающих данному критерию, относятся США, Нидерланды и Великобританию.

Менее 20% присутствия «небанков» характерны для Австралии, Испании, Канады, Германии, Франции и Японии. Их относят к «немецкой группе».

Арабское «централизованное планирование» присуще странам с высокой долей государственных банков. К ярким примерам стран, относящихся к последнему типу, можно отнести Саудовскую Аравию, Аргентину (до 2012 года) и некоторые другие государства .

В США размер теневого банковского сектора начал активный рост в 70-х годах прошлого столетия. К 2008 году размер теневого банкинга превысил уже 20 трлн долларов против 14 трлн обязательств традиционной банковской системы. В 2010 году этот показатель достиг уже 16 трлн долларов .

Значительное влияние теневой банковский сектор оказывал на рост ВВП США с 1974 года по настоящее время. Эффект выражался в следующих явлениях:

1. Повышение скорости оборота капитала в экономике.

2. Возрастание размера и доли финансового сектора в ВВП США.

3. Повышение эффективности труда в разработке и выдачи кредитов.

4. Возросшие потребление и трата компонентов ВВП на доступ к легким кредитным деньгам .

Хотя США остаются лидером по доле присутствия небанковских посредников на финансовом рынке, наблюдается тенденция к уменьшению данного сектора. Если в 2007 году объем теневого банкинга составлял 16 трлн долларов, то в 2013 году снизился до сумм 14 трлн .

Активный рост теневого банкинга наблюдается в Китае. Ранее страну можно было отнести к группе «централизованного планирования», но тенденции резкого роста доли теневого банковского сектора сейчас этого сделать не позволяют.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

По оценкам МВФ, доля теневого банковского сектора в Китае составляла 35% от ВВП в 2014 году. Интересно, что годом ранее крупные финансовые компании давали свои оценки доле теневого банкинга в стране, и их подсчеты содержали существенные различия. Цифры колебались от 822% (Standard Chartered) до 81,2% (JP Morgan) от ВВП . Это говорит о том, что размер теневого банковского сектора в государстве может быть недооценен. Тем не менее, размер сегмента вполне реален для масштабов китайской экономики, и правильные регуляторные меры могли бы максимально снизить финансовые риски.

Усилия властей уже направлены на легализацию неформальных финансовых институтов, легализацию и присвоения им четкого статуса.

В 2013 году в России теневой банковский сектор вырос на 25%, по данным FSB. Однако Центральный Банк России жестко регулирует эту отрасль. По сведениям 2015 года, доля теневого банкинга от ВВП страны составляет не более 10%. Сегмент теневого банковского сектора не является развитым в Российской Федерации и занимает всего 6,5% от размера банковской системы.

Отличительной особенностью теневого банкинга в Российской Федерации являет-

ся его высокая степень взаимодеиствия с банковской системой. Кроме того, уникальным для мира остается значительное влияние госструктур в сегменте .

Для снижения рисков, связанных с теневым сектором банковской экономики, МВФ рекомендует использовать стратегию, включающую 4 этапа:

1. Определение рисков теневого банкинга.

2. Выбор инструментов регулирования.

3. Наблюдение и контроль выбранной стратегии.

4. Анализ и возможное изменение мер регулирования .

Можно отметить, что и рекомендации МВФ, и советы Всемирного банка, отраженные в документах 2013 года, аналогичны и носят довольно общий характер. Предполагается, что реформирование традиционной банковской системы поможет вернуть ей главную роль в кредитовании заемщиков.

Теневой сектор банковских услуг — понятие, рассматриваемое в ретроспективе. За последние годы оно трансформировалось и приобрело такие масштабы, что не подлежит дальнейшему игнорированию экспертов. Вытесняя с рынка банковских услуг традиционные банки, крупные компании теневого сектора не только выполняют функции банков, но и не подвергаются достаточному контролю со стороны властей.

Отсутствие прозрачности и достаточного надзора ведет к разрушительным по-

Библиографический список

1. Бутрин Дмитрий, Газета «Коммерсантъ» №183 от 09.10.2014.

2. Дворецкая А.Е. Теневой банкинг: институциональное и функциональное регулирование // Деньги и кредит, 2013.

3. Кругман Пол Возвращение Великой депрессии. — М.: Эксмо, 2009. — 335 с.

4. Ратников Александр Объем индустрии «теневого банкинга» в 2013 году//РБК: Публикация от 31.10.2014.

5. IMF Global Financial Stability Report — October 2014.

6. Skadow banking in China: A primer // The Brookings Institution, Economic Studies, 2015.

7. Watkins Peter Skadow banking: accounting for Canada’s productivity gap, 2011.

следствиям. Отголоски кризисов до сих пор не погашены ни в США, ни в Европе. Такой же исход возможен и для Китая, процент теневого банкинга в стране возрос более чем на две трети за прошедшие два года.

Тенденция замещения классических банков теневыми приобрела динамичный темп после финансового кризиса 20072009 гг. Последствием кризиса стало ужесточение банковского надзора и банковского регулирования. Также были ужесточены нормативы достаточности капиталов. Изменения правил привели к тому, что крупнейшие банки облагаются колоссальными штрафами, даже за манипуляции цен на золото.

Несмотря на уже практически равные доли присутствия официального и теневого банкинга на рынке, эксперты не спешат применять эффективные меры по урегулированию разросшегося сектора теневых поставщиков банковских услуг. А рядовой потребитель, в свою очередь, принимает более выгодные условия, предлагаемые успешными инвестфондами.

Можно сделать вывод, что пока в отношении теневого банковского сектора не будут приняты адекватные меры и не будут представлены конкретные требования, отвечающие принципам законодательства, угроза разрушения классического банковского сектора не только существует, но и вполне осуществима.

SHADOW BANKING SYSTEM

N.A. Malevanaya, student

National research university «Higher school of Economics» (Russia, Moscow)

Опубликовано в 2017, Выпуск № 4(58) Апрель 2017, ЭКОНОМИЧЕСКИЕ НАУКИ | Нет комментариев

Терновская Е.П.1, Юань Сышэн2

1ORCID: 0000-0003-3306-5778, Кандидат экономических наук, доцент, Финансовый университет при Правительстве РФ, 2ORCID: 0000-0003-2862-5523, Аспирант, Финансовый университет при Правительстве РФ

ОСОБЕННОСТИ И КЛАССИФИКАЦИЯ СОВРЕМЕННЫХ ФОРМ И ВИДОВ ТЕНЕВОГО БАНКИНГА

Аннотация

В статье отражены основные тенденции в развитии современного теневого банкинга, характеризующегося интенсивным развитием и многообразием видов и форм проявления. Особое внимание уделено оценке теневой банковской деятельности в Китае и России, где особенности развития национальной экономики определили специфику форм и механизмов ее реализации. На этой основе предложена классификация ее видов, для каждого из которых должны использоваться различные формы воздействия регулирующих органов.

Ключевые слова: теневая банковская деятельности, виды теневого банкинга, Китай, Россия, регулирование.

Ternovskaya E.P.1, Yuan Syshehn2

CHARACTERISTICS AND CLASSIFICATION OF MODERN FORMS AND TYPES OF SHADOW BANKING

Abstract

Keywords: shadow banking activities, the types of shadow banking, China, Russia, regulation.

Одним из неоднозначных явлений в развитии современных финансовых рынков стало интенсивное развитие теневой банковской деятельности. Под этим термином, как правило, понимается сфера, не подлежащая жесткому регулированию и надзору, хотя разнообразие форм проявления и механизмов реализации теневого банкинга приводит к различным толкованием этого понятия. Так, в материалах исследовательского отдела Международного валютного фонда по этой тематике отмечается, что некоторые авторы понимают под ним секьюритизацию, другие – нетрадиционные банковские операции, третьи – нетрадиционные способы кредитования, .

Известно, что термин «теневой банк» был введен экономистом Полом МакКалли в 2007 году в его выступлении на ежегодном финансовом симпозиуме, который организовало Канзасское отделение Федеральной резервной системы в Джексон-Хоул, Вайоминг. При этом МакКалли говорил о теневой банковской деятельности в американском варианте, главным образом подразумевая небанковские финансовые организации, которые занимались так называемым преобразованием срока погашения. Как правило, коммерческие банки осуществляют такое преобразование, когда используют депозиты, обычно краткосрочные, для финансирования более долгосрочных кредитов.

Теневые банковские учреждения выделяются:

  • недостаточной степенью открытости и предоставления информации в части стоимости и характера их активов;
  • непрозрачностью отношений управления и собственности между теневыми и легальными банками;
  • ограниченным охватом различными видами контроля со стороны органов регулирования или надзора, в отличие от применявшихся к традиционным банкам;
  • фактическим отсутствием капитала для покрытия потерь или наличных средств для погашения займов;
  • отсутствием доступа к официальным инструментам поддержки ликвидности.

Рост масштабов теневого банкинга отмечается во многих исследованиях, где рассматриваются различные его виды. В последние годы объем теневого банкинга постепенно увеличивается, а формы его проявления видоизменяются и развиваются. Согласно расчетам, проведенным Советом по финансовой стабильности FRS на основе данных статистики национальных счетов по 20 страновым юрисдикциям плюс страны зоны евро как одна юрисдикция, теневой сектор характеризуется следующей структурой входящих в него небанковских финансовых учреждений. По данным за 2013 г. первое место по объему активов занимали «прочие инвестиционные фонды» –24 трлн долл., или 34% всех активов ОFI7. На втором месте брокерские и дилерские фирмы по торговле ценными бумагами (9,3 трлн дол.). Далее идут: учреждения по структурному финансированию, финансовые компании, взаимные фонды денежного рынка, хедж-фонды, трасты по инвестированию в недвижимость. Каждое из этих учреждений отличается своей структурой активов и методами привлечения ресурсов. Обзор основных видов учреждений из состава перечисленных выше групп дан, например, в статье В.М. Усоскина «Теневой банкинг: место и роль в системе финансового посредничества» .

Вместе с тем, в каждой стране теневая банковская деятельность проявляется по-разному и формируется по различным причинам, связанным с особенностями национального развития той или иной страны.

Так, Китай, крупнейшая интенсивно развивающаяся в экономическом отношении страна, в соответствии с данными Совета по финансовой стабильности, уже в 2013 г. занимал третье место в рейтинге по масштабам операций теневого банкинга с объемом операций порядка 2,7 трлн долл. При этом можно выделить такие характерные черты китайского теневого банкинга, как:

– присутствие незаконной финансовой деятельности путем неконтролируемого вывода денежных средств за границу; финансового обслуживания теневого сектора экономики; «отмывания” денежных средств и др.;

– вовлечение в теневую деятельность официальных банков, осуществляющих вне контроля Комиссии по регулированию банковской деятельности и Народного банка Китая подобные операции;

– более высокие по сравнению с другими странами темпы роста теневого банкинга: за период 2008-2013 гг. его объем увеличился почти в 4 раза и достиг величины, сопоставимой с 40% ВВП Китая;

– преобладание среди субъектов теневого банкинга трастов (их активы в 2013 г. достигали 1 трлн долл.) и теневых банковских структур, объем активов которых среди финансовых институтов превышает объем местных страховых компаний. При этом кредитные средства китайских трастов через систему полностью непрозрачных сделок предоставлялись строительным компаниям и иным субъектам рынка недвижимости, что позволяло поддерживать высокие темпы экономического развития страны;

– существование специальных административных районов – Аомынь и Гонконг с очень высоким уровнем развития теневого банкинга (около 3350 неофициальных банков, доходы которых от незаконной финансовой деятельности составляют от 4 до15% общих объемов прибыли банковской системы КНР) ;

– широкое распространение такого инструмента, как wealth managementproducts (WMP) – инструмента управления капиталом, в рамках которого неофициальными банковскими структурами предлагаются (чаще всего в офисах крупных государственных банков) услуги по размещению денежных средств под значительно более высокие (5-7%) по сравнению со ставками официальных банков проценты на короткий срок. Так, агентство Bloomberg отмечает, что объем вложений в продукты по управлению финансами увеличился на 70% за 2015 год, до 18,8 трлн юаней ($2,9 трлн), что значительно опережает показатели других активов, находящихся в доверительном управлении . Такая модель позволяет населению сохранять свои сбережения, малым и средним предприятиям получать кредитные ресурсы, а легальным банкам – комиссионные доходы и, искусственно завышая объемы депозитов, обходить ограничения регулятора по размещению в кредиты не более 75% от суммы имеющихся депозитов .

Если сравнивать развитие теневого банкинга в Китае и России как развивающейся стране, а также выделять некоторые специфические ее особенности по сравнению с развитыми странами, то можно отметить следующее.

Во-первых, в российской экономике, на наш взгляд, преобладают нелегальные формы теневой деятельности в сфере финансовых услуг, что определяет ее специфическую структуру.

Так, можно отметить ограниченное присутствие различных трастов, хедж-фондов, инвестиционных компаний, привлекающих средства массовых инвесторов в то время, как эту функцию берут на себя микрофинансовые организации, в том числе незарегистрированные, широко рекламирующие свои услуги для населения в печатных средствах массовой информации и путем наружной рекламы.

Характерным проявлением теневого банкинга остается наличие финансовых «пирамид», что, на наш взгляд, связано с низкими доходами значительной части населения: при невозможности быстро и легально их увеличить предложение разместить средства на привлекательных условиях позволяет расширить круг потенциальных вкладчиков в такие организации. Не случайно Банк России с 2014 года начал активно выявлять мошенников, специализирующихся на незаконном привлечении средств населения, а в мае 2016 г. была введена уголовная ответственность и увеличены штрафы за их организацию, что позволило уменьшить их число и финансовый ущерб, нанесенный гражданам (рис.1).

Рис.1 – Финансовые пирамиды в России и ущерб от их деятельности в 2015-2016 гг.

Примером такой пирамиды является, например, башкирское ООО «Древпром», предлагавшее погашение банковских долгов за комиссию в размере 20–30% от суммы кредита. По оценкам МВД, в 46 субъектах России договоры о финансировании с организацией в 2012 г. заключили около 75 тыс. граждан, из которых более 43 тыс. — жители Башкирии . В 2015 году руководство компании было привлечено к ответственности по статьям о мошенничестве, организации преступного сообщества и отмывании незаконных средств, а фирма признана банкротом.

Одной из последних финансовых пирамид, выявленных ЦБ, стала компания «Росоплата». Она предлагала клиентам взять кредит и вложиться в «высокодоходный бизнес» компании под 400% годовых, что позволит не только вернуть кредит, но и заработать на нем.

С другой стороны, в 2016 году ЦБ передал в прокуратуру сведения о 965 организациях, предположительно осуществлявших нелегальную деятельность по предоставлению потребительских займов, при этом в 2015 году подозрительных кредиторов было выявлено вдвое меньше — 430 .

Такие компании под видом микрофинансовых организаций незаконно выдают потребительские займы по ставкам порядка 900% годовых.

Легальные микрофинансовые компании отличаются от нелегальных не только включением в специально созданный реестр регулятора, но и методами работы. Если первые выдают микроссуды по ставкам около 600% годовых и используют законные методы взыскания, то ставки по кредитам вторых приближаются к 1000%, а методы взыскания — к уголовно преследуемым. Устанавливаются и значительные штрафы за каждый день просрочки платежа. Как правило, нелегалы работают на одном месте недолго, а потом исчезают.

При выборе компании 57% заемщиков руководствуются не условиями займа, а скоростью принятия решения по его выдаче, наличием у организации сайта и колл-центра, а также рекомендациями друзей; при этом практически 60% клиентов не ознакомлены с условиями займа, важностью ответственности за собственные финансовые решения и соблюдение графика платежей.

Во-вторых, следует отметить недостаточный эффект реализации некоторых положительных функций теневого банкинга в кредитовании реального сектора (в Китае – прежде всего, строительства), в то время как привлекаемые средства в России в лучшем случае инвестируются в экономику страны через оффшорные компании, а в худшем – повышают уровень социального расслоения населения за счет незаконного обогащения небольшой его части.

Так, сравнение задач, которая ставится теневой банковской деятельностью, по 12 развивающимся странам, проведенное Майклом Брайаном в рамках проекта Института исследований развивающихся рынков бизнес-школы СКОЛКОВО (IEMS), показывает, что в России преобладают факторы, связанные с высокими рисками традиционной банковской деятельности, выражающиеся в росте необслуживаемых кредитов по мере ухудшения экономической ситуации, но не такие причины, как восполнение недостатка в кредитовании рынка недвижимости или лизинговых сделках (табл.1).

Таблица 1 – Причины роста теневых банковских операций в развивающихся странах

Показатель 2 ведущих рынка 2 рынка, занимающих последнее место
Размер рынка Мексика, Аргентина ЮАР, Китай
Кредитование, основанное на

недвижимости

Аргентина, Саудовская Аравия Индонезия, Сингапур
Торговые кредиты и лизинг Аргентина, Чили ЮАР, Чили
Страховки и пенсии Россия, Турция Аргентина, Бразилия
Использование преимуществ

необслуживаемых кредитов в рамках

традиционной банковской деятельности

Чили и Россия Аргентина, Индия
Защита от падения курсов акций ЮАР, Индонезия Россия, Чили
Защита от падения маржи банков Индия, Аргентина Чили, Бразилия
Защита от кредиторского давления Китай, Турция Бразилия, Чили

С другой стороны, особенностью российской экономики стало наличие большого разнообразия схем по выводу капитала через сомнительные сделки (рис.2). В 2016 году ЦБ направил в Генпрокуратуру 96 обращений по 84 банкам с сомнительной деятельностью, в 2015 году было 65 обращений по 62 банкам. И хотя усилия Банка России по противодействию выводу активов за рубеж помогли за девять месяцев 2016 г. снизить объем сомнительных операций вдвое, а за последние пять лет — более чем в 70 раз, их масштаб остается значительным и изменяются формы и механизмы таких сделок. Так, новым направлением в 2016 году стал вывод активов через сделки по международной перевозке грузов и в сфере информационных технологий.

Рис.2 – Динамика сомнительных операций, млрд. долл.

Источник: ЦБ РФ, показатель за 9 месяцев 2016 года

В-третьих, развивается и совершенствуется деятельность регулирующих органов по борьбе с проявлениями теневого банкинга, причем чаще в режиме активного реагирования, чем профилактики.

Так, рост числа жалоб граждан на нелегальных кредиторов вынудил Центробанк начать разработку специальных мер. В 2016 году была запущена программа по их выявлению в сети Yandex Data Factory на основе их рекламы в интернете. Осуществляется публикация информации о мошенниках на сайте ЦБ, приняты меры законодательного характера по пресечению их деятельности.

Еще одним новым проявлением, по сути, теневого банкинга, которое в последнее время привлекает внимание регулятора, является осуществление банковской по содержанию операции многочисленной распределенной группой людей, мобилизованной посредством информационных технологий – в различных формах.

Так, под краудфандингом (от англ. crowd – толпа и funding – финансирование) понимается деятельность, связанная с привлечением финансовых ресурсов от большого количества людей, добровольно объединяющих свои ресурсы на специализированных интернет-сайтах (краудфандинговых площадках) в целях реализации продукта или услуги, помощи нуждающимся, проведения мероприятий, поддержки как физических, так и юридических лиц и т.д. В свою очередь, краудинвестинг – сбор денежных средств в целях инвестирования, предусматривающего будущее участие в деятельности компании как акционеров и инвесторов, а краудлендинг (далее – P2P-кредитование) – сбор денежных средств для финансирования юридических и физических лиц.

Потребность в подобных формах финансирования испытывают многие субъекты экономики, начиная c венчурных компаний и заканчивая предприятиями малого и среднего бизнеса. Так, согласно результатам всероссийского опроса руководителей предприятий, проведенного Аналитическим центром НАФИ совместно с Фондом Citi, Национальной ассоциацией участников микрофинансового рынка (НАУМИР) и Российским микрофинансовым центром (РМЦ) в феврале 2017 г., две трети компаний МСП за последний год не обращались в банки за кредитами, а среди тех, кто подавал заявку, треть получили отказ, в большинстве случаев без объяснения причины.

Как отмечает В.А. Кузнецов, в нормах российского законодательства нет прямых запретов на привлечение денег через краудфандинговые платформы, но «не существует и норм, обеспечивающих упрощенные схемы дистанционного инвестирования через Интернет» . При этом в отдельных случаях, например, в период подготовки рекламной кампании, рекламодатели рассматривают такую деятельность как банковскую, что должно быть отражено в рекламных материалах.

В соответствии с разработанной Банком России концепцией регулирования краудфандинга отмечается необходимость поэтапного его введения по трем основным направлениям: регулирование деятельности самих краудфандинговых площадок и установление требований к их владельцам и менеджменту; установление требований к эмитентам ценных бумаг (предложенных с использованием площадки) и заемщикам; установление требований к кредиторам и инвесторам, использующим краудфандинговую площадку.

Банк России с 2015 г. уже проводит добровольное анкетирование краудфандинговых площадок, что позволило выявить такие факторы, способствующие его развитию, как возможность для инвесторов разместить средства в любом объеме и на любой срок в упрощенном порядке, а начинающим предпринимателям без особых сложностей получить финансирование. При этом возможна неверная идентификация сторон, низкое качество оценки бизнес-проекта или получателя средств, непрозрачность деятельности самой площадки и возможность применения мошеннических схем, включая создание финансовых пирамид, риск невозврата средств в случае неудачи проекта .

Интересно, что в России до сих пор население не в полной мере распознает признаки финансовых пирамид, что подтверждают данные опроса, проведенного Национальным агентством финансовых исследований (НАФИ) в июне 2015 г. в 132 населенных пунктах 46 регионов России.

В ходе опроса респондентам предлагалось определить, какой из четырех предложенных вариантов вложения средств является финансовой пирамидой. Правильный ответ дали 27% респондентов, которые назвали финансовой пирамидой организацию, обещающую гарантированный 35-процентный рост вложений через год. По данным НАФИ, эта цифра почти не меняется на протяжении семи лет, в течение которых проводится опрос. В 2008 и 2010 годах правильный ответ выбрали 28% респондентов, в 2011-м – 23% .

С другой стороны, и банки используют новые формы ведения банковской деятельности, например, предоставляя свои услуги для проведения операций по кредитованию физическими лицами предприятий малого и среднего бизнеса. Так, в декабре 2015 г. Альфа-банк запустил онлайн-проект «Поток», и уже в первом «Потоке» приняли участие 29 компаний и 500 инвесторов. Потенциальный кредитор может выбрать пакет из нескольких компаний, которые получат кредит под 40-45%, из них банк – примерно 10%, а инвестор – 30%, причем последний берет на себя все риски. Со своей стороны Альфа-банк сам отбирает самые надежные компании и распределяет средства между несколькими из них.

Таким образом, характерной особенностью развития теневой банковской деятельности стало многообразие его субъектов и форм реализации, обусловленных как интенсивным развитием новых информационных технологий ведения банковской деятельности, так и национальными особенностями той или иной страны.

Это приводит к сложности классификации видов теневого банкинга и направлений воздействия на нее органов регулирования и надзора.

Так, ряд авторов, включая экспертов Совета по финансовой стабильности ориентируется на институциональную структуру теневого банкинга, считая основным критерием для выделения его субъектов отсутствие их регулирования и поддержки со стороны официальных банковских властей , , .В соответствии с другим подходом основанием для выделения участников теневой банковской системы являются специфические способы формирования ими ресурсной базы с использованием краткосрочных средств оптового денежного и фондового рынков , .

Представляется, что теневую банковскую деятельность следует разделять на отдельные сегменты, отличающиеся составом участников, видами деятельности и способами регулирования или ограничения. В основу сегментации могут быть положены следующие критерии:

– по функциональному признаку теневая банковская деятельность может быть разделена:

на выполнение операций регулируемыми кредитными организациями вне сферы регулирования (например, обналичивание) или регулирование которых нуждается в постоянном развитии опережающего характера (например, сделки, подлежащие обязательному контролю для предотвращения вывода капитала, легализации преступных доходов и т.п.);

– по институциональному признаку –

осуществление банковских по содержанию операций небанковскими организациями – от незарегистрированных юридических лиц (типа микрофинансовых организаций, различных ООО, осуществляющих сбор и размещение денежных средств, финансовых «пирамид») до кредитов в Интернете как способа расширения доступности финансовых услуг;

– по смешанному признаку –

создание специальных компаний по хеджированию рисков (перевод рисковых активов в менее рискованные).

В зависимости от особенностей становления и функционирования финансовой системы для каждой страны могут быть в большей степени присущи те или иные виды теневого банкинга и формы его проявления.

На наш взгляд, теневой банкинг в том понимании, которое сложилось в западной практике, не имеет в России значительных масштабов из-за определенного отставания в развитии финансовых рынков. В принципе, можно найти некоторые примеры преобразования срока погашения путем размещения части привлеченных средств в активы с непрозрачной оценкой стоимости. Так, по оценке заместителя генерального директора ГК «Агентство по страхованию вкладов» российские банки зачастую используют паевые инвестиционные фонды (ПИФы) для вывода активов или искажения их реальной стоимости. В частности, в процессе санации Эллипс Банка выяснилось, что около 25% его активов – это паи ПИФа, вложенные в земельные участки в Нижнем Новгороде, которые неоднократно необоснованно переоценивались, чтобы улучшить балансовую отчетность банка .

Учитывая преобладание той или иной формы теневого банкинга, в различных странах применялись разнообразные инструменты с целью снижения возможных рисков его негативного влияния на финансовую стабильность. При этом направления регулирования теневой деятельности в России должны базироваться на оценке международного опыта, но с учетом форм ее проявления в российской экономике.

Список литературы / References

Список литературы на английском языке / References in English

Нью-Йорк. 22 июля. FINMARKET.RU — «Черные банкиры» в России — это обычные мошенники, занимающиеся банальными, в общем, операциями: они обналичивают платежи компаний, чтобы владельцы бизнеса могли получать нелегальный доход, и фальсифицируют импортные контракты, чтобы превратить незаконные доходы и взятки в России в кругленькие суммы на счетах в иностранных банках.

Американские «черные банкиры» — существа высшего порядка, а их бизнес вовсе не выглядит как подвал жилого дома, уставленный мешками с наличкой. «Теневой банк» по-американски — это целая система активов и компаний, которые занимаются «преобразованием срока погашения», то есть привлекают «короткие» деньги на рынке, чтобы покупать долгосрочные качественные активы. В тени они находятся потому, что не хотят стать объектом жесткого регулирования банковского законодательства США.

  • Этот термин был введен экономистом Полом МакКалли в 2007 году на ежегодном финансовом симпозиуме Канзасского отделеня Федеральной резервной системы в Джексон-Хоул, Вайоминг.
  • В своем выступлении МакКалли говорил о теневой банковской деятельности в чисто американском контексте — о небанковских финансовых организациях, которые занимались так называемым преобразованием срока погашения.
  • Теневые банки привлекают краткосрочные средства на рынках и используют эти средства для покупки долгосрочных активов, а в «тени» они находятся потому, что не подпадают под законы о банковском регулировании.
  • Каждый раз, когда простые американцы или американские компании вместо того, чтобы отнести деньги в банк, покупают акции или облигации со страховкой, а также паи в паевых и пенсионных фондах, кредитование экономики происходит по «теневым» небанковским каналам.
  • Во время финансового кризиса эта система оказалась под угрозой, а часть ее просто обвалилась. Несмотря на свои объемы и на первый взгляд похожий набор инструментов, у теневого сектора нет доступа к важным источникам поддержки — к официальным каналам ликвидности ФРС, устойчивой ресурсной базе и государственному страхованию депозитов.

Никто точно не знает, кто они — игроки рынка теневого банковского финансирования, сколько у них денег и как вся эта система работает. Старший советник управления финансовых исследований и разработок Казначейства США Золтан Пожа, заместитель председателя Bank of America Merrill Lynch Хейли Боэски и вице-президенты Федерального резервного банка Нью-Йорка Тобиас Адриан и Адам Ашкрафт провели масштабное для Федерального резервного банка Нью-Йорка и выяснили, как устроен этот сектор и почему нужно взять его под контроль. Секьюритизация — сердце тьмы По данным экономистов, объем обязательств теневой банковской системы в июне 2007 года составлял $22 трлн. Для сравнения в традиционном банковском секторе в тот момент вращались $14 трлн. Конечно, предоставление правительством ликвидности и гарантий летом 2007 года помогло сократить объем теневого сектора на $5 трлн, но он до сих пор остается крупной и влиятельной силой в экономике.

  • Все ступени деньги проходят в строгом порядке, каждый шаг обрабатывается определенным агентом и с помощью конкретного метода финансирования.
  • В случае с долгосрочными кредитами необходимо пройти все семь шагов, а при кратко-и среднесрочных кредитах обычно требуются всего три и редко больше.
  • Семь шагов в темноте

    • 1. Предоставление ссуд, которое осуществляется финансовыми компаниями при помощи коммерческих бумаг и выпуска среднесрочных облигаций.
    • 2. Ссуда под складские расписки, которая выдается одно-и многонаправленными кондуитами и финансируется за счет коммерческих бумаг, обеспеченных активами (ABCP).
    • 3. Выпуск ценных бумаг, обеспеченных активами, который производится брокерско-дилерскими синдикатами.
    • 4. Складские расписки ABS, которые финансируются за счет РЕПО и свопов на совокупный доход через торговые книги.
    • 5. Выпуск CDO, обеспеченных ABS, его также проводят брокерско-дилерские синдикаты ABS.
    • 6. Посредничество в ABS осуществляется специализированными финансовыми компаниями, структурными инвестиционными компаниями, хедж-фондами и финансируется различными способами — сделки РЕПО, ABCP, облигации.
    • 7. Оптовое фондирование осуществляется при участии регулируемых и нерегулируемых посредников и участников рынка прямых инвестиций.

    В целом экономисты выделяют три подгруппы теневой банковской системы:

    • 1. Спонсируемая правительством подсистема теневого банковского сектора

    Почти восемьдесят лет назад были созданы спонсируемые правительством предприятия GSE: кооператив ипотечных банков Federal Home Loan Bank, крупнейшее американское ипотечное агентство Fannie Mae, государственная корпорация и ипотечное агентство Freddie Mac. Их отличие том, что они не занимаются предоставлением ссуд, а только оформляют кредиты. Их называют теневыми банками потому, что они принимают участие в традиционных банковских видах деятельности, но официально таковыми не являются и не имеют доступа к кредиторам последней инстанции и системе страхования своих обязательств правительством. Они были априори теневыми, так как все обязательства гарантировались лишь американскими налогоплательщиками, но они оказали большое влияние на рынок кредитов.

    • 2. «Внутренняя» теневая банковская подсистема

    В последние десятилетия крупнейшие банки превратились из предприятий с низкой рентабельностью собственного капитала, которые предоставляет кредиты и ждут их погашения, в высокорентабельные компании, активно занимающиеся теневой банковской деятельностью для повышения своей прибыли. Именно крупнейшие банки сыграли центральную роль в развитии теневой банковской деятельности.

    • 3. «Внешняя» теневая банковская подсистема

    Возникновение, сбор и секьюритизация кредитов производится в США, а финансирование и трансформация сроков погашения структурированных кредитных активов ведется и в Штатах, и в Европе, и в оффшорных финансовых центрах. Их выгода извлекается за счет вертикальной интеграции и специализации. Бой с тенью

    • «Параллельная» банковская система так сильна и важна, потому что является крайне привлекательной для простых клиентов. Эти финансовые компании более эффективны за счет специализации и экономии от масштаба при создании, обслуживании, структурировании и финансировании кредитов.
    • В то же время они отличаются от традиционных банков тем, что используют очень высокий леверидж («финансовый рычаг») — инвестируемые средства по большей части заемные, что делает эти институты уязвимыми к проблемам с ликвидностью при том, что доступа к господдержке у них нет.
    • Их деятельность привела к тому, что кредитование реального сектора экономики больше не зависит только от банков, она от всей цепи — сети банков, брокерских компаний, управляющих активами, теневых банков, которые занимаются оптовым фондированием, и рынков капитала во всем мире.
    • Дочерние банки формально принимают участие в сделках только в момент возникновения кредита, но их косвенное участие гораздо шире: они выступают кредиторами других дочерних компаний, занимаются финансированием других структурированных кредитных ценных бумаг. И несмотря на то, что в процессе кредитования банковскими холдинговыми компаниями задействованы как минимум четыре небанковских организации, только дочерняя компания банка имеет доступ к дисконтному окну ФРС и страхованию вкладов.
    • Техника секьюритизации увеличила эффективность капитала, но она зависит от ликвидности оптового финансирования и долгового капитала во всем мире.

    Всем выйти из сумрака Во время кризиса в США была развернута программа повышения доступности ликвидности и страхования, которую пришлось распространить и на теневую банковскую систему. В результате ее негативное влияние на реальную экономику было смягчено. Но экономисты уверены: над теневым сектором пора установить постоянный неусыпный контроль, чтобы не получить удар ножом в спину.

    • Большая часть усилий правительств традиционно направленна на устранение последствий недавнего кредитного пузыря, например, повышение требований к капиталу и ликвидности для кредитных организаций и страховых компаний.
    • Это приводит к тому, что объем теневой банковской деятельности растет — до докризисных размеров и даже выше.
    • Теневой банковский сектор всегда будет важной частью финансовой системы, но в ближайшее время он изменит свою форму. К этому тоже надо быть готовым, чтобы установить контроль и над ней.

    Под теневой банковской системой принято понимать совокупность финансовых институтов, осуществляющих банковские операции, но не имеющих лицензии банка. Данная система начала активно развиваться в начале 2000-х годов, и на сегодняшний день объем ее операций приблизился к 100% мирового ВВП.

    Термин «теневой банк» был введен американским экономистом Полом МакКалли в 2007 году. По определению Совета финансовой стабильности (FSB), теневая банковская система включает любые кредитные отношения с участием структур вне официальной банковской системы.

    К участникам теневого банкинга относятся структурные инвестиционные компании, хеджевые фонды, инвестиционные банки и брокеры-дилеры, осуществляющие деятельность посредством привлечения РЕПО-кредитов.

    Основные особенности деятельности теневых банков заключаются в том, что

    они не обслуживают реальный сектор экономики и население (их клиентами являются традиционные банки), а помогают сгруппировать полученный банками капитал в форме производных ценных бумаг и альтернативных финансовых инструментов, так как заимствуют краткосрочные средства на денежных рынках и используют их для покупки более долгосрочных активов.

    Теневые банки впервые привлекли внимание многих экспертов ввиду их усиливающейся роли в преобразовании жилищной ипотеки в ценные бумаги (секьюритизации) перед началом мирового финансово-экономического кризиса 2008 года. Данный механизм начинался с предоставления ипотеки, которую затем покупали и перепродавали одно или несколько финансовых учреждений, пока она не включалась в пакет ипотечных кредитов, используемый для обеспечения ценной бумаги, которая продавалась инвесторам. Стоимость этой ценной бумаги была связана со стоимостью ипотечных кредитов в пакете, и проценты по обеспеченной ипотекой ценной бумаге выплачивались из платежей заемщиков по кредиту. Таким образом, практически весь механизм проходил вне зоны прямой видимости органов финансового регулирования.

    На сегодняшний день наибольшей долей теневого банкинга характеризуются США, Ирландия, Нидерланды и Люксембург.

    Большинство исследователей отмечают, что в случае стремительного развития теневой банковской системы в дальнейшем это может повлечь существенный риск возникновения мировой системной нестабильности.

    Теневой банкинг

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *