Субсидиарная ответственность банкротство

Практика привлечения контролирующих лиц к субсидиарке с позиции ВС РФ

Привет, Регфорум!

В ноябре 2017 года одним из коллег на Регфоруме был размещен пост о разработке Верховным Судом РФ проекта Постановления Пленума ВС. Оно было отправлено на доработку и было опубликовано в окончательной редакции 21 декабря 2017 года под №53.

Итак, Постановление Пленума ВС РФ №53 от 21.12.2017 г. «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве».

Все моменты, отраженные коллегой в ноябре в комментариях к проекту, остались в окончательной редакции Постановления.

В данном посте хотелось бы более детально остановиться на моментах, отраженных в Постановлении, которые важны для правоприменения законодательства о банкротстве и дают новый вектор в развитии привлечения контролирующих лиц к ответственности в рамках ЗоБ и не только.

Разъяснено, кто является контролирующими должника лицами (КЛ)

Основной признак КЛ — наличие у лица фактической возможности определять действия должника вне зависимости от формально-юридических признаков аффилированности.

В противовес позиции ФНС, Верховный Суд подчеркнул, что лицо не может быть признано контролирующим только на основании родства или свойства с членами органов должника, либо если имело полномочия на совершение отдельных ординарных сделок.

Также само по себе участие в органах должника не свидетельствует о контроле, кроме случаев опровержимой презумпции, установленной в ЗоБ:

  1. В качестве руководителя должника выступает УК, в этом случае КЛ как сама УК, так и ее руководитель.
  2. Участник, учредитель унитарной организации вместе с аффилированными лицами вправе распоряжаться 50% и более голосующих акций (долей, паев), либо имеет более 50% голосов при принятии решений общим собранием, либо если их голосов достаточно для избрания руководителя. В этом случае КЛ признаются как участник, так и аффилированные с ним лица.

Номинальный руководитель, полностью передоверивший полномочия по доверенности либо принимавший ключевые решения по указанию третьего лица (фактического руководителя), не утрачивает статус КЛ, а несет ответственность солидарно с фактическим руководителем. Размер СО номинального руководителя может быть уменьшен благодаря раскрытой им информации (недоступной независимым участникам оборота) о фактическом руководителе и имуществе должника.

По аналогии рассматриваются вопросы о КЛ – участнике, учредителе унитарного предприятия – номинале, ликвидаторе и членах ликвидационной комиссии.

Впервые Постановлением Пленума установлено, что КЛ признается лицо, получившее существенную выгоду в виде увеличения (сбережения) активов (в том числе по цепочке сделок) вследствие:

  • незаконного поведения руководителя должника (напр. н заведомо невыгодных условиях либо с фирмой-однодневкой, либо с использованием фиктивного документооборота). Эту презумпцию привлекаемое к ответственности лицо может опровергнуть, доказав свою добросовестность, подтвердив, к примеру, возмездное приобретение актива на рыночных условиях.
  • перераспределения совокупного дохода лицами с общим интересом с аккумулированием основной долговой нагрузки на стороне должника путем фиктивного документооборота. Презумпция опровергается выгодоприобретателем путем доказывания реального экономического смысла операций.

Перечень примеров в Постановлении не является исчерпывающим.

Для привлечения к СО учитывается контроль над должником в течение 3х лет до возникновения признаков объективного банкротства. При этом не исключается иной вид ответственность за пределами 3х летнего срока.

Привлечение к СО за неподачу заявления должника о банкротстве (ст. 61.12 ЗоБ)

Разъясняется момент возникновения обязанности по подаче заявления о банкротстве:

  • это момент, когда добросовестный и разумный руководитель должен был объективно определить наличие признаков банкротства (п. 1 ст. 9 ЗоБ), если руководитель не докажет, что признаков объективного банкротства не было несмотря на возникновение признаков неплатежеспособности и он рассчитывал на преодоление финансовых трудностей в разумный срок, выполняя экономически обоснованный план. В этом случае он освобождается от СО на период, пока выполнение его плана являлось разумным.

Устанавливаются правила определения размера СО при привлечении к СО по ст. 61.12. ЗоБ:

  • размер СО измеряется совокупным размером обязательств должника, возникших с момента истечения месячного срока для подачи заявления в суд и до дня возбуждения дела о банкротстве.
  • при подаче заявления о банкротстве ФНС и его возврате в связи с отсутствием доказательств вероятности обнаружения имущества, за счет которого могут быть покрыты расходы на банкротство, размер СО измеряется совокупным размером обязательств должника, возникших с момента истечения месячного срока для подачи заявления в суд и до дня возврата заявления ФНС.
  • расходы на банкротство не включаются в размер СО, если не доказано, что при своевременной подаче заявления эти расходы были бы меньше. В этом случае размеры в части превышения, вызванного бездействием, включаются в СО.
  • в размер СО не включаются обязательства перед кредиторами, которые знали или должны были знать об обязанности по подаче заявления о банкротстве, если только они по объективным обстоятельствам вынуждены были вступить в отношения с должником или продолжать существующие (недобровольные кредиторы).

Члены ликвидационной комиссии (ЛК) несут СО солидарно. Не несут СО члены ЛК, принявшие все зависящие от них меры, необходимые для подачи комиссией заявления о банкротстве (требовали созыва собрания, голосовали за подачу заявления и тд), но их позиция не была поддержана. Бремя доказывания лежит на членах ЛК.

Презюмируется, пока не доказано обратное, причинно-следственная связь между несвоевременной подачей заявления и невозможностью удовлетворения требований кредиторов, возникших после возникновения обязанности по подаче заявления должником.

При неподаче руководителем, ЛК заявления в суд решение о подаче должно быть принято органом управления, к компетенции которого относится решение о ликвидации ЮЛ. Это лицо может быть привлечено к СО по ст. 61.12, если:

  • это КЛ
  • оно не могло не знать о таком состоянии должника, когда возникла обязанность по обращению в суд с заявлением о банкротстве
  • обладало полномочиями по созыву собрания коллегиального органа должника, правомочного принимать решения о ликвидации или обладало полномочиями по самостоятельному принятию такого решения и не совершило надлежащим образом указанные действия.

Это лицо может быть привлечено к СО по обязательствам, возникшим после истечения совокупности сроков на созыв, подготовку и проведение собрания, принятие решения, подготовку и подачу документов в суд. Эта совокупность начинает течь через 10 дней со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о неисполнении руководителем, ликвидационной комиссией обязанности по обращению в суд.

Орган управления, к компетенции которого относится решение о ликвидации ЮЛ, солидарно с руководителем и членами ЛК по обязательствам, возникшим после истечения указанной совокупности сроков.

Участники (учредители), имеющие по аффилированности в совокупности количество голосов, необходимое для созыва собрания и принятия решения, несут СО солидарно, если хотя бы один из них не мог не знать об обязанности подачи заявления в суд.

Если имело место последовательная смена руководителей, ни один из которых не подал заявление, первый несет ответственность со дня истечения месячного срока и до дня возбуждения банкротства, следующие – со дня истечения увеличенного на 1 мес. разумного срока, необходимого для выявления ими соответствующих обстоятельств о положении должника. Когда эти периоды пересекаются, руководители несут СО солидарно.

Если бывший руководитель публично сообщил неограниченному кругу лиц о сроке возникновения обязанности подачи заявления и неисполнении им такой обязанности, он не отвечает по обязательствам, возникшим после такого сообщения. При недостоверности информации бывший руководитель обязан возместить ЮЛ соответствующие убытки.

Аналогичные правила применяются для членов ЛК с учетом 10-дневного срока.

Привлечение к СО за невозможность полного погашения требований кредиторов (ст. 61.11 ЗоБ)

Под действиями (бездействиями) КЛ, приведшими к невозможности погашения требований кредиторов, следует понимать действия (бездействия), которые явились необходимой причиной объективного банкротства.

Суд оценивает существенность влияния действий (бездействий) КЛ на положение должника, проверяет причинно-следственную связь.

Суд оценивает совокупность сделок и других операций, совершенных под влиянием КЛ, способствовавших возникновению кризисной ситуации, ее развитию и переходу в объективное банкротство, учитывая правило о защите делового решения (с учетом практики его применения в корпоративных отношениях).

КЛ также привлекается к СО в случае если после объективного банкротства предприняло действия, еще более усугубившие ситуацию ( ухудшившие финансовое положение должника). В этом случае СО в полном объеме, поскольку из-за КЛ действий окончательно утрачена возможность реабилитации (подп. 2 п. 12 ст. 61.11).

КЛ, привлеченное к СО по подп. 2 п. 12 ст. 61.11 и КЛ, доведшее должника до объективного банкротства, отвечают солидарно.

КЛ может опровергнуть презумпции доведения до банкротства по п. 2 ст. 61.11, доказывая, что объективное банкротство наступило в силу:

  • исключительно внешних факторов (неблагоприятной рыночной конъюнктурой, финансовым кризисом, существенным изменением условий ведения бизнеса, авариями, стихийными бедствиями, иными событиями и тп).

Причинение существенного вреда кредиторам в результате совершения или одобрения сделки

При решении вопроса о том, какие меры подлежат применению — общие положения о возмещении убытков (в тч ст. 53.1 ГК РФ) либо специальные о СО суд ОЦЕНИВАЕТ существенность негативного воздействия КЛ на деятельность должника.

Если допущенные нарушения явились объективной причиной банкротства, то применяется СО, размер которой устанавливается по правилам абз 1 и 3 п. 11 ст. 61.11 ЗоБ.

Если вред не должен был привести к банкротству, то возмещение убытков, размер которых определяется по правилам ст. ст. 15, 393 ГК.

Суд самостоятельно квалифицирует меру ответственности вне зависимости на то, что указал заявитель в заявлении и на какие нормы сослался.

Если несколько КЛ действовали совместно (квалифицирующие признаки — согласованность, скоординированность и направленность действий на реализацию общего намерения), они несут СО солидарно. Пока не доказано иное, предполагается, что аффилированные лица действовали совместно.

Если несколько КЛ действовали независимо и действий каждого было достаточно для доведения до банкротства, они несут СО солидарно.

Если действовали независимо и действий каждого из них недостаточно для банкротства, но в совокупности их действия привели к банкротству, они несут СО в долях. Суд определяет долю каждого пропорционального размеру причиненного вреда. При невозможности определения размера причиненного вреда, размер доли каждого может быть определен пропорционально периодам осуществления ими фактического контроля над должником.

Презумпция доведения до банкротства может быть применена к КЛ, если сделкой (сделками) причинен существенный вред кредиторам.

Такими сделками являются:

  • значимые для должника сделки применительно к масштабам его деятельности и одновременно существенно убыточные (напр. крупные сделки, условия которых существенно отличаются от рыночных в худшую для должника сторону или совершенные по рыночным ценам, но в результате которых должник утратил возможность осуществлять одно или несколько направлений своей деятельности, приносившими ранее весомый доход).

Для применения презумпции заявителю достаточно доказать существенность вреда кредиторам. Одобрение подобной сделки коллегиальным органом не освобождает КЛ от СО.

Если к СО привлекается одобрившее сделку КЛ (прямо или косвенно), заявителю необходимо доказать существенность вреда наряду с тем, что КЛ знало либо должно было знать о причинении вреда кредиторам в момент одобрения сделки.

При этом наличие вступившего в законную силу решения о недействительности сделки для применения презумпции подп. 1 п. 2 ст. 61.11 не требуется. Также не требуется установления всех условий, необходимых для признания сделки недействительной, в частности, недобросовестности контрагента по сделке.

Документы бух учета и отчетности отсутствуют или не содержат необходимую информацию, либо искажены, в результате чего существенно затруднено проведение процедур, в тч формирование и реализация конкурс массы

Арбитражный управляющий (АУ) вправе требовать от руководителя исполнения обязанности по передаче документации в натуре по суду.

Заявитель должен представить суду объяснения, как отсутствие документации (искажение, неполнота) повлияло на проведение банкротства.

Привлекаемое к СО лицо вправе опровергнуть презумпцию, доказав, что недостатки не привели к существенному затруднению проведения процедур, либо отсутствие вины, подтвердив, что им предприняты все необходимые меры для исполнения обязанности по хранению документации (сбору, передаче).

Существенное затруднение проведения процедур – это в тч невозможность выявления всего круга КЛ, его контрагентов, определения активов и их идентификации, выявления оспоримых сделок, установления содержания принятых органами должника решений.

Презумпция не применяется, если документация передана АУ в ходе рассмотрения судом заявления о привлечении к СО. При этом не исключается возможность привлечения к ответственности в виде возмещения убытков, вызванных просрочкой исполнения или к СО по иным основаниям.

Непередача предыдущим руководителем новому документов как таковая не свидетельствует об отсутствии вины.

В случае противоправных действий нескольких руководителей, последовательно менявших друг друга, связанных с ведением и хранением документации, презюмируется, что действия каждого достаточно для доведения до банкротства.

Невнесение информации в ЕГРЮЛ или ЕФРСФ или внесение недостоверной информации

Заявитель должен представить объяснения, как отсутствие информации повлияло на проведение банкротства.

Привлекаемое к СО лицо вправе опровергнуть эту презумпцию, доказав, в частности, что выявленные недостатки не привели к существенному затруднению процедур банкротства.

Задолженность перед кредиторами третьей очереди возникла вследствие правонарушения, за совершение которого вступило в силу решение о привлечении должника или его должностных лиц к уголовной, административной или налоговой ответственности

Презумпция работает при доказанности следующей совокупности обстоятельств:

  • должник привлечен к налоговой ответственности за неуплату, неполную уплату налогов вследствие занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога, иное правонарушение.
  • доначисленные суммы составили более 50% совокупного размера основной задолженности перед реестровыми кредиторами третьей очереди.

К СО по данному основанию привлекаются как руководитель, так и другие КЛ.

Верховный Суд РФ изменил практику о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя организации по её долгам.

Новое толкование закона, данное Президиумом Верховного Суда РФ является важным прежде всего для руководителей организаций, так как они могут быть привлечены к ответственности по крупным долгам своей организации.

Ранее на нашем сайте, подробно затрагивалась тема о привлечении руководителя организации к субсидиарной ответственности по причине несвоевременной подачи заявления в арбитражный суд о признании организации — должника банкротом, которой он руководит. Из сложившейся судебной практики в арбитражных судах следовало, что привлечь руководителя организации к субсидиарной ответственности на основании п. 2 ст. 10 Закона о несостоятельности (банкротстве) фактически было невозможно. Были приведены в обоснование данной позиции судебные акты арбитражных судов округа, в том числе определения Верховного Суда РФ.

Верховный Суд РФ в «Обзоре судебной практики № 2 (2016 г.), утвержденным Президиумом Верховного Суда РФ существенно изменил толкование норм и практику применения п. 2 ст. 10 Закона о несостоятельности (банкротстве). Верховный суд дал толкование, что презюмируется вина и основание для привлечения руководителя организации по её долгам в деле о банкротстве. Высшая судебная инстанция раскрыла подробные критерии для привлечения руководителей организации к субсидиарной ответственности.

8(967)028-81-18

Адвокат, Александр Ватолин.

«Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 2 (2016)» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 06.07.2016)

  1. Практика применения положений законодательства о Банкротстве.
  1. В силу п. 2 ст. 10 Закона о несостоятельности (банкротстве) презюмируется наличие причинно-следственной связи между противоправным и виновным бездействием руководителя организации в виде неподачи заявления о признании должника банкротом и вредом, причиненным кредиторам организации из-за невозможности удовлетворения возросшей перед ними задолженности.

В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) общества налоговый орган обратился в суд с заявлением о привлечении на основании п. 2 ст. 10 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности по непогашенным должником обязательным платежам.

Заявитель ссылался на то, что в период, в который образовалась недоимка, общество отвечало признакам неплатежеспособности и недостаточности имущества, поэтому руководитель должен был подать в суд заявление о признании общества несостоятельным (банкротом). Эта обязанность не была им исполнена. Дело о банкротстве общества возбуждено через год по заявлению конкурсного кредитора.

Удовлетворяя требование уполномоченного органа о привлечении руководителя к субсидиарной ответственности, суды первой и апелляционной инстанций признали его бездействие неправомерным.

Отменяя судебные акты нижестоящих судов, арбитражный суд округа указал на то, что возникновение обязанности общества по уплате обязательных платежей не обусловлено противоправным бездействием руководителя, выразившемся в неподаче в арбитражный суд в срок до заявления о признании общества банкротом, а вызвано объективными обстоятельствами — наличием налогооблагаемой базы по налогу на добавленную стоимость (операций по реализации товаров (работ, услуг)) и объекта обложения страховыми взносами (выплат в пользу работников общества в рамках трудовых отношений). В связи с этим арбитражный суд округа пришел к выводу об отсутствии причинно­-следственной связи между допущенным руководителем нарушением (его неправомерным бездействием) и негативными последствиями в виде неперечисления должником в бюджет и государственные внебюджетные фонды обязательных платежей.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила названные судебные акты и направила дело на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Исходя из положений ст. 10 ГК РФ, руководитель хозяйственного общества обязан действовать добросовестно не только по отношению к возглавляемому им юридическому лицу, но и по отношению к такой группе лиц, как кредиторы. Он должен учитывать права и законные интересы последних, содействовать им в том числе в получении необходимой информации.

Применительно к гражданским договорным отношениям невыполнение руководителем требований Закона о банкротстве об обращении в арбитражный суд с заявлением должника о банкротстве свидетельствует о недобросовестном сокрытии от кредиторов информации о неудовлетворительном имущественном положении юридического лица.

Подобное поведение руководителя влечет за собой принятие несостоятельным должником дополнительных долговых реестровых обязательств в ситуации, когда не могут быть исполнены существующие, заведомую невозможность удовлетворения требований новых кредиторов, от которых были скрыты действительные факты, и, как следствие, возникновение убытков на стороне этих новых кредиторов, введенных в заблуждение в момент предоставления должнику исполнения.

Хотя предпринимательская деятельность не гарантирует получение результата от ее осуществления в виде прибыли, тем не менее она предполагает защиту от рисков, связанных с неправомерными действиями (бездействием), нарушающими нормальный (сложившийся) режим хозяйствования.

Одним из правовых механизмов, обеспечивающих защиту кредиторов, не осведомленных по вине руководителя должника о возникшей существенной диспропорции между объемом обязательств должника и размером его активов, является возложение на такого руководителя субсидиарной ответственности по новым гражданским обязательствам при недостаточности конкурсной массы.

При этом из содержания п. 2 ст. 10 Закона о банкротстве следует, что предусмотренная этой нормой субсидиарная ответственность руководителя распространяется в равной мере как на денежные обязательства, возникающие из гражданских правоотношений, так и на обязанности по уплате обязательных платежей.

Момент подачи заявления о банкротстве должника имеет существенное значение и для разрешения вопроса об очередности удовлетворения публичных обязательств. Так, при должном поведении руководителя, своевременно обратившегося с заявлением о банкротстве возглавляемой им организации, вновь возникшие фискальные обязательства погашаются приоритетно в режиме текущих платежей, а при неправомерном бездействии руководителя те же самые обязательства погашаются в общем режиме удовлетворения реестровых требований (п. 1 ст. 5, ст. 134 Закона о банкротстве).

Таким образом, не соответствующее принципу добросовестности бездействие руководителя, уклоняющегося от исполнения возложенной на него Законом о банкротстве обязанности по подаче заявления должника о собственном банкротстве (о переходе к осуществляемой под контролем суда ликвидационной процедуре), является противоправным, виновным, влечет за собой имущественные потери на стороне кредиторов и публично-правовых образований, нарушает как частные интересы субъектов гражданских правоотношений, так и публичные интересы государства. Исходя из этого, законодатель в п. 2 ст. 10 Закона о банкротстве презюмировал наличие причинно-следственной связи между неподачей руководителем должника заявления о банкротстве и негативными последствиями для кредиторов и уполномоченного органа в виде невозможности удовлетворения возросшей задолженности.

В предмет доказывания по спорам о привлечении руководителей к ответственности, предусмотренной п. 2 ст. 10 Закона о банкротстве, входит установление следующих обстоятельств:

  • возникновение одного из условий, перечисленных в п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве;
  • момент возникновения данного условия;
  • факт неподачи руководителем в суд заявления о банкротстве должника в течение месяца со дня возникновения соответствующего условия;
  • объем обязательств должника, возникших после истечения месячного срока, предусмотренного п. 2 ст. 9 Закона о банкротстве.

При исследовании совокупности указанных обстоятельств следует учитывать, что обязанность по обращению в суд с заявлением о банкротстве возникает в момент, когда добросовестный и разумный руководитель в рамках стандартной управленческой практики должен был объективно определить наличие одного из обстоятельств, упомянутых в п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве.

Источник: Официальный сайт Верховного Суда РФ.

Арбитражный суд Ростовской области

Дата: 06.10.2011

1. При рассмотрении заявлений о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности конкурсные кредиторы не уведомляются судом о времени и месте судебного разбирательства.

Конкурсный управляющий общества с ограниченной ответственностью обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности бывшего руководителя должника.

Иск обоснован тем, что бывший руководитель общества, будучи одновременно руководителем и главным бухгалтером предприятия, был обязан осуществлять сбор, ведение и хранение бухгалтерской документации и в соответствии с пунктом 2 статьи 126 Федерального закона №127-ФЗ от 26.10.2002 «О несостоятельности (банкротстве)» (далее по тексту — Закон о банкротстве) в течение трех дней с даты утверждения конкурсного управляющего обеспечить передачу ему всей документации должника, печатей, штампов и материальных ценностей. Однако указанная обязанность руководителем должника надлежаще не исполнена, не представлены в полном объеме бухгалтерские документы, подтверждающие сведения бухгалтерской отчетности.

Определением суда первой инстанции в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением суда апелляционной инстанции определение оставлено без изменения. Судебные акты мотивированы тем, что конкурсным управляющим не указано, какие именно документы необходимо было передать. Кроме того, не представлено достаточное количество доказательств наличия оснований для привлечения руководителя общества к субсидиарной ответственности.

Не согласившись с принятыми судебными актами, конкурсный управляющий обратился в суд кассационной инстанции, судебные акты просил отменить, дело направить на новое рассмотрение. В обоснование жалобы указал, что суд первой инстанции необоснованно отказал в проведении бухгалтерской экспертизы, тем самым, нарушив его право на истребование необходимых документов. Кроме того, податель жалобы полагал, что при вынесении судебного акта были нарушены нормы процессуального права: не был уведомлен и не присутствовал при рассмотрении дела один из кредиторов должника.

Уполномоченный орган жалобу поддержал, просил судебные акты суда первой и апелляционной инстанции отменить, дело направить на новое рассмотрение.

Судом кассационной инстанции определение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции оставлены без изменения, кассационная жалоба без удовлетворения.

В соответствии с пунктом 6 статьи 10, статей 34, 35 Закона о банкротстве при рассмотрении заявления о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя должника участие всех кредиторов не является обязательным.

2. При рассмотрении исков о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности необходимо устанавливать наличие причинно-следственной связи между действиями контролирующего лица и банкротством должника.

Конкурсный управляющий муниципального предприятия обратился в арбитражный суд с заявлением к Администрации муниципального образования о привлечении к субсидиарной ответственности собственника имущества должника – администрации муниципального образования к по долгам предприятия и взыскании расходов на проведение судебной экспертизы.

Заявленные требования мотивированы тем, что на протяжении длительного времени действия учредителя должника привели к росту задолженности предприятия по налогам и другим обязательным платежам, что в конечном итоге привело к банкротству предприятия. Кроме того, обращение в суд с заявлением о несостоятельности (банкротстве) ликвидируемого должника было несвоевременным в нарушение статьи 9 Закона о банкротстве.

Определением суда первой инстанции в удовлетворении заявления конкурсного управляющего о привлечении к субсидиарной ответственности администрации муниципального образования отказано. Судебный акт мотивирован тем, что конкурсный управляющий не доказал наличие причинно-следственной связи между совершенными действиями собственника имущества должника и фактом банкротства предприятия, а также его вину, наличие которых обязательно для возложения на ответчика ответственности.

Уполномоченный орган обжаловал судебный акт суда первой инстанции, указав, что банкротство предприятия вызвано действиями руководителя должника.

Судом апелляционной инстанции судебный акт суда первой инстанции оставлен в силе. Судебной коллегией указано на то, что привлечение к субсидиарной ответственности возможно при установлении ряда совокупных условий (пункт 3 статьи 56 Гражданского Кодекса Российской Федерации (далее по тексту – ГК РФ)), в том числе и наличие причинно-следственной связи. Суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что по результатам экспертизы не видно, какие обязательные указания или действия администрации привели к банкротству предприятия. Кроме того, в силу статьи 125 Закона о банкротстве предусмотрено право, а не обязанность собственника имущества должника погасить всю имеющуюся кредиторскую задолженность до окончания конкурсного производства, и данное право не может влиять на субсидиарную ответственность учредителя должника. Судом первой инстанции правомерно отказано в удовлетворении требований конкурсного управляющего о привлечении к субсидиарной ответственности собственника имущества должника.

3. При оценке наличия оснований к привлечению к субсидиарной ответственности подлежат установлению не только обстоятельства совершения контролирующими должника лицами убыточных сделок, но и то обстоятельство, привело ли именно совершение этих сделок к банкротству должника.

Конкурсный управляющий общества обратился в арбитражный суд с заявлением о возложении субсидиарной ответственности по обязательствам должника перед кредитором (уполномоченным органом) на бывшего генерального директора общества.

Требования заявителя были мотивированны тем, что руководителем юридического лица, до подачи заявления в арбитражный суд о признании должника банкротом совершены действия, заведомо влекущие неспособность юридического лица в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и/или исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, а также на увеличение имеющейся задолженности. В результате действий бывшего руководителя, являющихся предметом рассматриваемого заявления, причинен крупный ущерб.

Определением суда первой инстанции в удовлетворении заявления конкурсного управляющего о привлечении бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности отказано.

Постановлением суда апелляционной инстанции определение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Не согласившись с судебными актами нижестоящих инстанций, конкурсным управляющим была подана кассационная жалоба, в которой заявитель просил проверить законность принятых судебных актов в связи с несоответствием выводов судов фактическим обстоятельствам и приобщенным к материалам дела письменным доказательствам, а также неправильным применением норм материального и процессуального права.

Суд кассационной инстанции, поддерживая позицию, изложенную в судебных актах нижестоящих судов, отметил, что бывшим директором общества заключены договоры о предоставлении отступного. Однако вступившими в законную силу решениями суда указанные сделки о предоставлении отступного признаны недействительными; применены последствия недействительности сделки: недвижимость и оборудование возвращены должнику, восстановлена задолженность перед кредитором.

Арбитражными судами всех трех инстанций указано на то, что объем неисполненных обязательств должника перед совершением сделок о предоставлении отступного превышал стоимость активов общества, деятельность предприятия была убыточной и до заключения сделок. В связи с этим достаточные основания полагать, что именно совершение сделок о предоставлении отступного стало причиной невозможности осуществления деятельности общества и его финансовой несостоятельности, отсутствуют.

4. Оценивая наличие причинно-следственной связи между действиями (бездействием) контролирующих должника лиц и банкротством предприятия, необходимо исследовать, достаточной ли была недополученная прибыль в связи с этими действиями (бездействием) для погашения всех требований кредиторов.

Конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с иском о привлечении к субсидиарной ответственности учредителей должника.

Исковые требования мотивированы тем, что именно действия учредителей должника, выразившиеся в заключении договора, привели к банкротству предприятия.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением суда апелляционной инстанции, оставленным в силе судом кассационной инстанции, решение оставлено без изменения, жалоба без удовлетворения.

Заявитель с указанными судебными актами не согласился, просил пересмотреть их в порядке надзора.

С учетом правовых норм и разъяснений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного суда Российской Федерации, изложенных в постановлении от 01.07.1996 №6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» для привлечения к субсидиарной ответственности, предусмотренной пунктом 3 статьи 56 ГК РФ, необходимо наличие совокупности ряда условий, в том числе наличие причинно-следственной связи между использованием ответчиком своих прав и (или) возможностей в отношении истца и действиями истца, повлекшими его несостоятельность (банкротство); недостаточность имущества истца для расчетов с кредиторами.

Суды нижестоящих инстанций правомерно пришли к выводу о том, что заключение договора не является действием, предопределившим банкротство общества. Недополученная обществом прибыль также не является достаточной для погашения требований всех кредиторов. Доказательства того, что за счет полученной прибыли могло существенно измениться состояние должника и банкротство могло не наступить, в материалах дела отсутствуют. Доказательства того, что именно ответчиками совершены действия по уклонению от уплаты налогов, искажению бухгалтерской документации общества, сокрытию имущества должника, как установлено судами, в материалах дела также отсутствуют.

Таким образом, конкурсным управляющим не доказано наличие причинно-следственной связи между действиями ответчиков и понесенных обществом в этой связи убытков.

5. При исследовании связи между изъятием имущества из хозяйственного ведения или иного пользования должника и его банкротством, необходимо учитывать не только убыточность деятельности предприятия до возбуждения производства по делу о банкротстве, но и наличие возможности восстановления платежеспособности в связи с использованием этого имущества.

Общество обратилось в арбитражный судс иском о привлечении администрации к субсидиарной ответственности.

Исковые требования мотивированы тем, что в период действия конкурсного производства, требования общества не были удовлетворены в связи с недостаточностью имущества предприятия ЖКХ.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении иска отказано.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Судом кассационной инстанции судебные акты судов нижестоящих инстанций отменены, дело направлено на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении дела в качестве третьего лица к участию в деле привлечено муниципальное образование.

Решением суда первой инстанции исковое требование к муниципальному образованию удовлетворено, в иске к администрации отказано.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации о пересмотре в порядке надзора постановлений судов апелляционной и кассационной инстанций, общество просило их отменить.

Рассмотрев жалобу заявителя, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации пришел к выводу о том, что в деле имеются достаточные доказательства того, что изъятие имущества, используемого в хозяйственной деятельности предприятия ЖКХ, полностью исключило возможность осуществления им своих уставных задач и привело к банкротству. Имея полную информацию о финансовом состоянии предприятия ЖКХ, администрация изъяла из его хозяйственного ведения основные производственные активы, что привело к прекращению хозяйственной деятельности этого предприятия и, как следствие, к его банкротству, невозможности принятия мер по восстановлению платежеспособности и нарушению прав его кредиторов.

При указанных обстоятельствах Президиум согласился с выводами суда первой инстанции о наличии причинно-следственной связи между действиями администрации и банкротством должника. Следовательно, имелись основания в соответствии с пунктом 3 статьи 56 ГК РФ для удовлетворения искового требования о привлечении к субсидиарной ответственности.

6. В качестве доказательства наличия оснований для привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности суду надлежит оценивать заключение о наличии признаков преднамеренного банкротства должника.

При наличии приговора суда, вступившего в законную силу, данные обстоятельства не подлежат переоценке арбитражным судом.

Конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении учредителя должника к субсидиарной ответственности.

Требования конкурсного управляющего мотивированны тем, что в результате действий учредителя должника юридическому лицу был причинен крупный ущерб. В рамках дела о банкротстве должника, с учетом анализа финансового состояния должника, составленного временным управляющим для оценки критериев о состоянии платежеспособности должника, выявлены признаки преднамеренного банкротства. Несостоятельность юридического лица наступила по вине учредителя организации.

Пунктом 3 статьи 56 ГК РФ установлено, что если несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана действиями учредителей (участниками), собственником имущества должника или другими лицами, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания, либо иным образом имеют возможность определять его действия, на таких лиц в случае недостаточности имущества юридического лица может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам. Аналогичная норма содержится в пункте 4 статьи 10 Закона о банкротстве.

Из материалов дела – приговора районного суда — установлено, что учредителем была создана организация без намерения осуществлять предпринимательскую деятельность, денежные средства перечислялись на счета «лже-фирм» с целью имущественной выгоды освобождения от уплаты налогов. Таким образом, организация на момент создания не обладала фактическими функциями и признаками юридического лица, предусмотренными статьями 48-50 ГК РФ, не имела в собственности, хозяйственном ведении и оперативном управлении обособленного имущества, не могла осуществлять деятельность, целью которой является извлечение прибыли.

Определением суда первой инстанции учредитель привлечен к субсидиарной ответственности по обязательствам общества. Судебный акт мотивирован тем, что конкурсным управляющим представлено достаточно доказательств в соответствии со статьей 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее по тексту — АПК РФ), свидетельствующих о том, что несостоятельность (банкротство) организации наступило по вине учредителя.

В силу статьи 10 Закона о банкротстве, судом первой инстанции принято в качестве доказательств наличия оснований для привлечения к субсидиарной ответственности заключение временного управляющего о наличии признаков преднамеренного банкротства должника.

В соответствии с пунктом 5 статьи 129 Закона о банкротстве при наличии оснований, установленных федеральным законом, конкурсный управляющий предъявляет требования к третьим лицам, которые в соответствии с федеральным законом несут субсидиарную ответственность по обязательствам должника в связи с доведением его до банкротства.

Поскольку имеется вступивший в законную силу приговор районного суда по вопросу о привлечении лица к субсидиарной ответственности, обстоятельства, установленные районным судом, не подлежат переоценке арбитражным судом.

7. Привлечение к субсидиарной ответственности возможно только после признания должника несостоятельным (банкротом) судом.

Крестьянское (фермерское) хозяйство обратилось в арбитражный суд с иском к Администрации муниципального образования о взыскании как с субсидиарного ответчика денежных сумм, взысканных в судебном порядке.

Решением суда в иске отказано в связи с недоказанностью факта признания должника банкротом и неприменением в этой связи пункта 3 статьи 56 ГК РФ.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, истец обратился в суд апелляционной инстанции с жалобой. В обоснование жалобы заявитель указал, что судом первой инстанции не применены нормы статьи 226 Закона о банкротстве.

Постановлением суда апелляционной инстанции судебный акт суда первой инстанции оставлен в силе в связи с неприменением к спорному правоотношению статьи 56 ГК РФ.

Судебные акты обеих инстанций мотивированны тем, что в деле отсутствуют доказательства, свидетельствующие о признании должника несостоятельным (банкротом). Субсидиарная ответственность в силу статьи 56 ГК РФ наступает лишь в случае несостоятельности (банкротстве) должника, вызванного, в том числе, действиями учредителей юридического лица.

Судом кассационной инстанции решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции оставлены без изменения. Доводы заявителя жалобы о фактическом банкротстве должника не были приняты во внимание кассационной инстанцией, поскольку в силу статьи 65 ГК РФ юридическое лицо признается несостоятельным (банкротом) только по решению суда. Решение суда о признании должника несостоятельным (банкротом) в материалах дела отсутствует.

8. Положения пункта 5 статьи 10 ФЗ Закона о банкротстве предусматривают самостоятельное основание для привлечения руководителя должника к субсидиарной ответственности. Положения пункта 3 статьи 56 ГК РФ не могут быть применены к таким правоотношениям. При рассмотрении указанных дел подлежит установлению состав непереданной документации, достаточность переданной документации для осуществления конкурсным управляющим своих полномочий, а также возможность получения таких доказательств у налогового и иных органов.

Конкурсный управляющий общества обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности бывшего руководителя должника.

Требование конкурсного управляющего мотивированно тем, что в нарушение пункта 5 статьи 10 Закона о банкротстве руководитель должника не предоставил конкурсному управляющему бухгалтерскую и иную документацию должника, что повлекло невозможность удовлетворить требования кредиторов.

Определением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, в удовлетворении требований отказано в полном объеме.

Судебные акты мотивированны тем, что исходя из положений пункта 3 статьи 56 ГК РФ, конкурсный управляющий не представил доказательств, свидетельствующих о том, что действия руководителя привели к несостоятельности (банкротству) должника. Кроме того, суды указали, что необходимая документация должна была быть получена конкурсным управляющим от налогового органа. Оснований для применения статьи 56 ГК РФ суды не усмотрели.

Не согласившись с судебными актами, конкурсным управляющим была подана кассационная жалоба.

Суд кассационной инстанции определение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменил, дело направил на новое рассмотрение.

В постановлении суд кассационной инстанции указал, что суды нижестоящих инстанций не учли следующее: в силу пункта 2 статьи 126 Закона о банкротстве передача конкурсному управляющему бухгалтерской документации является обязанностью руководителя организации. Суды первой и апелляционной инстанции не установили достаточность этой документации для осуществления конкурсным управляющим своих полномочий, не оценили данное обстоятельство с позиции того, что наличие у должника какого-либо имущества, в том числе и дебиторской задолженности, должно быть подтверждено иными, предусмотренными законом документами, то есть первичными доказательствами, не предоставляемыми в налоговой орган.

Суд кассационной инстанции отметил, что установление указанных обстоятельств имеет существенное значение для правильного рассмотрения дела.

9. Определение размера субсидиарной ответственности возможно только после установления того обстоятельства, что реализованного имущества должника оказалось недостаточно для удовлетворения требований кредиторов должника. Произвольная величина конкурсной массы не может быть принята в расчет.

Конкурсный управляющий муниципального унитарного предприятия администрации города обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении муниципального образования к субсидиарной ответственности.

Исковые требования мотивированы тем, что несостоятельность юридического лица была вызвана действиями ответчика по выводу имущества из хозяйственного оборота предприятия.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении заявления отказано в полном объеме, так как на момент судебного разбирательства формирование конкурсной массы не завершено и в сумму заявленных требований включена произвольная сумма конкурсной массы.

В апелляционной инстанции законность и обоснованность судебного акта не проверялись.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, конкурсным управляющим была подана кассационная жалоба. По мнению заявителя, суд первой инстанции недостаточно полно исследовал материалы дела, поскольку именно изъятие имущества должника из хозяйственного оборота предприятия и повлекло банкротство юридического лица.

Суд кассационной инстанции оставил без изменения решение суда первой инстанции ввиду следующего.

В соответствии с пунктом 5 статьи 129 Закона о банкротстве при наличии оснований, установленных федеральным законом, конкурсный управляющий предъявляет требования к третьим лицам, которые в соответствии с федеральным законом несут субсидиарную ответственность по обязательствам должника в связи с доведением его до банкротства. Размер требований кредиторов определяется исходя из разницы между размером требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, и денежными средствами, вырученными от продажи имущества должника при замещении активов организации-должника.

Поскольку на момент подачи заявления конкурсного управляющего о привлечении к субсидиарной ответственности конкурсная масса не была сформирована, судом первой инстанции сделан обоснованный вывод о том, что в сумму заявленного требования о привлечении муниципального образования включена произвольная величина конкурсной массы, которая требует дополнительного уточнения и документального подтверждения.

В соответствии с пунктом 5 статьи 101 Закона о банкротстве размер требований к третьим лицам, которые несут в соответствии с федеральным законом субсидиарную ответственность по обязательствам должника в связи с доведением его до банкротства определяется исходя из разницы между суммой требований кредиторов и сформированной конкурсной массы.

10. При рассмотрении заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности на основании пункта 2 статьи 10 Закона о банкротстве, судам надлежит установить, когда именно возникла обязанность по обращению в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом, и, соответственно, когда истек срок для подачи заявления, а также определить обязательства, по которым возможно привлечение к субсидиарной ответственности – возникшим после истечения срока, предусмотренного пунктом 2 статьи 9 Закона о банкротстве.

Конкурсный управляющий общества обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении руководителя должника к субсидиарной ответственности.

Иск обоснован тем, что руководитель должника не исполнил предусмотренную пунктом 1 статьи 9 Закона о банкротстве обязанность по обращению в арбитражный суд с заявлением должника о признании общества несостоятельным (банкротом).

Решением суда первой инстанции в удовлетворении заявления конкурсного управляющего отказано. Судебный акт мотивирован тем, что конкурсным управляющим не представлено суду доказательств, предусмотренных статьей 10 Закона о банкротстве, достаточных для привлечения к субсидиарной ответственности руководителя должника.

Судом апелляционной инстанции законность и обоснованность судебного акта суда первой инстанции не проверялась.

Проверив законность вынесенного решения суда первой инстанции, судом кассационной инстанции судебный акт оставлен без изменения ввиду следующего.

Согласно пункту 1 статьи 9 Закона о банкротстве руководитель должника обязан обратиться в арбитражный суд с заявлением должника в случае, если удовлетворение требований одного кредитора или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения должником денежных обязательств. При этом субсидиарная ответственность в таком случае наступает лишь по тем обязательствам должника, которые возникли после истечения срока, предусмотренного пунктом 2 статьи 10 Закона о банкротстве. Таким образом, субсидиарная ответственность возникает при наличии обязательных условий: возникновения одного из обязательств, предусмотренных в пункте 1 статьи 9 Закона о банкротстве; неподачи заявления в срок, предусмотренный пунктом 2 статьи 10 Закона о банкротстве; возникновения обязательств должника, по которым последний несет ответственность, предусмотренную пунктом 2 статьи 9 Закона о банкротстве.

При предъявлении заявления о привлечении к субсидиарной ответственности конкурсный управляющий не обосновал, когда именно у руководителя возникла обязанность по инициированию банкротства должника, и не указал, когда именно истек срок, установленный пунктом 2 статьи 9 Закона о банкротстве для подачи данного заявления в арбитражный суд.

11. При оценке наличия оснований для привлечения собственника имущества должника – унитарного предприятия — к субсидиарной ответственности на основании пункта 2 статьи 10 Закона о банкротстве учитывается отсутствие вины в действиях контролирующих лиц, недоказанность дачи указаний или совершения действий, которые привели либо могли привести к банкротству предприятие.

Конкурсный управляющий муниципального унитарного предприятия обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности муниципального образования, являющегося учредителем и собственником имущества должника.

До вынесения судебного акта судом первой инстанции конкурсный управляющий отказался от требования в отношении бывшего руководителя должника и просил взыскать спорную сумму с муниципального образования.

Определением суда первой инстанции в части требования о привлечении к субсидиарной ответственности производство прекращено, с муниципального образования взыскана спорная сумма.

Постановлением суда апелляционной инстанции судебный акт суда первой инстанции изменен: в удовлетворении заявления о взыскании спорной суммы отказано.

Постановлением суда кассационной инстанции постановление суда апелляционной инстанции оставлено без изменения.

Не согласившись с судебными актами вышестоящих инстанций, заявитель обратился в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, просил постановления суда апелляционной и кассационной инстанции отменить.

Изучив представленные материалы арбитражного дела, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации не нашел оснований к передаче дела в Президиум ввиду следующего.

Из смысла пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве следует, что необходимым условием возложения субсидиарной ответственности по обязательствам должника на учредителя, участника или иных лиц, которые имеют право давать обязательные указания либо имеют возможность иным образом определять его действия, является вина названных лиц в банкротстве должника.

Согласно части 1 статьи 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства на которые оно ссылается как на основании своих требований и возражений.

Исследовав представленные в дело доказательства, суд не нашел оснований, по которым в соответствии с пунктом 2 статьи 10 Закона о банкротстве муниципальное образование могло быть привлечено к субсидиарной ответственности. Доказательств того, что переданное предприятию имущество изъято его собственником, также не представлено.

12. Срок исковой давности по искам о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности начинает исчисляться с момента установления недостаточности вырученных от реализации имущества должника средств для погашения требований кредиторов, включенных в реестр.

Конкурсный управляющий муниципального унитарного предприятия обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности муниципального образования.

Решением суда первой инстанции иск удовлетворен частично.

Постановлением суда апелляционной и кассационной инстанции решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Судебные акты мотивированы тем, что у предприятия были изъяты все основные средства, что привело к невозможности его деятельности в соответствии с уставом. Суд первой инстанции правомерно посчитал, что изъятие имущества было произведено собственником с нарушением правил статей 295, 296, 299 ГК РФ, что привело к невозможности исполнить должником обязательств перед кредиторами.

Взыскание с муниципального образования денежных средств, в порядке субсидиарной ответственности не противоречит ни статье 56 ГК РФ, ни статьям 10, 129 Закона о банкротстве. Право такого требования у заявителя в силу абзаца 2 пункта 5 статьи 129 Закона о банкротстве возникает с момента установления недостаточности вырученных средств от реализации имущества должника для погашения реестровых требований кредиторов. Срок исковой давности по таким искам о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности начинает исчисляться с момента установления недостаточности средств для погашения требований кредиторов включенных в реестр.

Судья Е.В. Запорожко, Отдел анализа и обобщения судебной практики, статистического учета

(И.о. начальника отдела Касицкая Ю.С., главный специалист Баблоян Н.В.)

Субсидиарная ответственность банкротство

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *