Срок исковой давности по корпоративным спорам

Можно ли оспорить смену участников в компании, если истец пропустил трехмесячный срок со дня опубликования изменений в ЕГРЮЛ? На этот вопрос отвечали суды в одном из дел. Окружной суд не увидел уважительных причин восстановить срок. Ведь добросовестный участник должен следить за изменениями в Госреестре. Истец с этим не согласился и подал жалобу в экономколлегию. Он настаивает, что не обязан еженедельно мониторить ЕРГЮЛ. Верховный суд к таким доводам прислушался и передал жалобу на рассмотрение.

На следующей неделе Верховный суд рассмотрит 52 дела. Коллегия по экономическим спорам разберет 5 дел. Изначально было запланировано 10, но половину перенесли на конец апреля В их числе было такое (изначально должно было слушаться 31 марта, но 26-го перенесено на 21 апреля):

— В корпоративном споре № А24-7412/2018 экономколлегия разберется в конфликте между участниками ООО «Иянин Кутх и Стилхед». Учредитель «Тигильское промысловое хозяйство» подал в суд на Александра Дениса и Станислава Жарихина. Первый подарил второму 42%-ную долю в ООО. Изменения зарегистрировали в ЕГРЮЛ 8 августа 2018 года. В ноябре 2018-го «Тигильское промысловое хозяйство» просило признать дарение недействительным, ведь устав требует получать согласие других участников на сделки по «продаже или иному отчуждению» долей. Но первая и кассационная инстанция отказали. По мнению АС Дальневосточного округа, истец пропустил срок исковой давности. Ведь учредитель должен был узнать об изменениях из ЕГРЮЛ. При этом кассация отклонила довод истца, что о сделке дарения он узнал из письма, полученного в конце сентября. «Тигильское промысловое хозяйство» пожаловалось в Верховный суд. Оно указывает: «Внесение записи в ЕГРЮЛ само по себе не свидетельствует, что участник узнал или должен был узнать о нарушении своих прав с этой даты».

Наш комментарий

Артем Денисов, управляющий партнер юридической компании «Генезис»:

— Краеугольным в данной ситуации, на наш взгляд, является определение момента, с которого начал течь сокращенный корпоративный срок исковой давности. Поскольку выводы всех 3х инстанций относительно соотношения системного толкования норм Устава и положений Закона № 14-ФЗ о том , что положения устава общества направлены на ограничение участия в обществе третьих лиц сходятся. Суды единогласно определили, что приведенная позиция полностью соответствует направленности корпоративных отношений к субъектной стабильности и предопределенности, при которой участники корпораций, к которым относится также общество с ограниченной ответственностью, существенно заинтересованы в личности иных участников корпорации, подконтрольности их возможной смены, возможности сохранения баланса отношений в рамках обладания определенным соотношением долей участия в корпорации.

На наш взгляд ВС РФ поддержит суды в выводах о необходимость получения согласия участников общества при отчуждении доли в уставном капитале, как участникам общества, так и третьим лицам, что в данном случае отсутствует при совершении сделки дарения доли в уставном капитале, совершенной между Денисом А.В. и Жарихиным С.П .

Предметом обсуждения как уже указывалось выше станет исковая давность и изучение фактически обстоятельств осведомленности истца, так как судебная практика с момента принятия Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12.11.2001 № 15 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.11.2001 № 18 «О 12 А24-7412/2018 некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» где недостаточно подробно раскрыта формулировка (в соответствии со статьей 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права) движется хаотично и давно требует конкретизации применения подобной неудачной формулировки закона.

Право.ру

Вопрос исчисления срока исковой давности при оспаривании сделок с заинтересованностью давно вызывал значительные разногласия среди правоприменителей. С одной стороны, в соответствии с п.1 ст. 65.2 ГК РФ участник, предъявляя иск об оспаривании сделки, выступает в качестве его законного представителя. С другой, в судебной практике сформировалась позиция, согласно которой, срок исковой давности нужно отсчитывать с момента, когда о сделке узнал сам участник. В этом случае, возможность оспаривания сделки с заинтересованностью защищает личный интерес участника (Определение ВС РФ от 26.08.2016 по делу № 305 – ЭС16-3884).

Конец различным точкам зрения положил Пленум Верховного суда РФ, принявший Постановление от 26 июля 2018 г. № 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность». Пункт 2 вышеназванного Постановления устанавливает годичный срок исковой давности по требованиям о признании сделок с заинтересованностью недействительными и применении последствий их недействительности, исчисляемый по правилам п. 2 ст. 181 ГК РФ.

Положения пп. 2 и 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 июня 2018 г № 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность» предусматривают несколько вариантов исчисления срока давности при оспаривании сделок с заинтересованностью.

1. Исчисление исковой давности «по директору»

Пункт 2 Постановления устанавливает общее правило. Согласно ему, срок исковой давности по искам об оспаривании сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, исчисляется со дня, когда лицо, которое самостоятельно осуществляет полномочия единоличного исполнительного органа (в большинстве случаев — директор), узнало или должно было узнать, что сделка совершена с нарушением закона. В том числе, если это лицо непосредственно совершало сделку.

2. Исчисление исковой давности «по добросовестному директору»

В ситуации, когда директор находился в сговоре с другой стороной сделки, срок исковой давности исчисляется со дня, когда о соответствующих нарушениях узнал или должен был узнать новый директор или другой «добросовестный» директор (в случае наличия в обществе нескольких единоличных органов).

3. Исчисление исковой давности «по участнику»

Если «добросовестные» члены единоличного исполнительного органа отсутствуют, то срок исковой давности исчисляется с момента, когда о нарушениях при заключении сделки узнал участник общества или член совета директоров.

Участник является осведомленным об обстоятельствах, свидетельствующих о нарушениях при заключении сделки:

А) Исковая давность не считается пропущенной при подаче иска совместно несколькими участниками, если хотя бы один из участников, имеющих право на предъявление иска, не пропустил этот срок.

Б) В случае раскрытия обществом информации о совершенной сделке в порядке, предусмотренном законодательством о рынке ценных бумаг, считается, что его участники узнали об оспариваемой сделке с момента публичного раскрытия информации. Т. е., когда из нее можно было сделать вывод о совершении такой сделки с нарушением порядка совершения.

В) Устанавливается презумпция, согласно которой участник считается осведомленным о совершении сделки с нарушением порядка совершения сделки с заинтересованностью не позднее даты проведения годового общего собрания участников по итогам года, в котором была совершена оспариваемая сделка. Есть и исключения, например, когда информация о сделке скрывалась от участников или из представленных на общем собрании участникам материалов не представлялось возможным сделать вывод о совершении сделки (сведения об изменении состава основных активов не раскрывались в бухгалтерском балансе).

Данные правила исчисления срока исковой давности не применяются, если участник общества два и более раза не участвовал в общих собраниях и не запрашивал информацию о деятельности общества. Таким образом, предельный срок для оспаривания сделки участником не может превышать двух лет, за исключением тех случаев, когда информация о сделке скрывалась от участника. По сути, положение о том «что участник не участвовал два и более раза подряд не участвовал в общих собраниях» выступает презумпцией того, что исковая давность истекла.

С точки зрения Верховного Суда РФ, участник должен проявлять «заботливость», «активность» по отношению к обществу, иное поведение будет означать пропуск общего годичного срока исковой давности.

Данная позиция нашла свое отражение в судебной практике. Например, в судебном споре Семнадцатый Арбитражный Апелляционный суд в Постановлении от 22 октября 2018 г. N 17АП-13033/2018-ГК по делу А60-20166/2018 отказал в применении срока исковой давности. Он посчитал, что истец, являясь близким родственником директора общества, и, с учетом отсутствия сведений о наличии корпоративного конфликта, в силу родственных отношений с момента вступления директора в должность должен был знать о заключении оспариваемого договора аренды. Истец, выступая учредителем и участником общества, должен был интересоваться деятельностью общества, его финансовыми документами, занимать более «активную деловую позицию». Однако он длительное время не запрашивал информацию о деятельности общества, а директор общества — дочь истца — не проводила ни годовых, ни внеочередных собраний, где бы участники должны были принять решения по одобрению совершенных сделок, в которых имеется заинтересованность.

В Постановлении Шестого Арбитражного Апелляционного суда от 20 ноября 2018 г. N 06АП-6231/2018 нашла отражение похожая позиция. Согласно ей, «суд первой инстанции правильно пришел к выводу о пропуске срока исковой давности, поскольку ссылка истца на то, что годовые общие собрания акционеров в обществе в 2015, 2016, 2017 годах не проводились, не должна приниматься во внимание, так как специфика корпоративных прав предполагает необходимость совершения акционером активных действий в целях их реализации». Истец должен был проявить интерес к деятельности общества и своевременно узнать о заключенных обществом сделках и об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделок недействительными. Однако, доказательств, подтверждающих невозможность получения истцом информации о финансовом положении общества и совершенных сделках, суду представлено не было.

Интересной позиции придерживается Десятый Арбитражный Апелляционный суд. В Постановлении от 29 октября 2018 г. по делу N А41-85411/17 он не потребовал от истцов активных действий в реализации их корпоративных прав, поскольку в рамках уголовного дела экспертизами не был подтвержден факт подписания истцом протокола собрания участников. Сторонами оспариваемого дополнительного соглашения истцы не являлись и доказательств последующего одобрения указанной сделки участниками Общества не было представлено. В связи с этим, доводы ответчика о пропуске срока исковой давности подлежат отклонению.

Таким образом, анализируя положения Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.06.2018 N 27, можно прийти к выводу, что правовые позиции в части срока исковой давности, в целом, направлены на защиту стабильности имущественного оборота путем закрепления общего правила исчисления исковой давности «по директору». Определение срока исковой давности во всех случаях по «участнику» давало бы огромные возможности для недобросовестных участников (акционеров) для манипулирования сроком исковой давности.

Однако такой подход идет вразрез со значительной частью судебной практики, имевшей место до принятия Постановления и существенно нарушает баланс интересов сторон. Фактически, теперь отсутствует возможность перейти к исчислению срока исковой давности «по участнику» с учетом предъявляемых положениями Постановления к этому условий. На практике это способно привести к злоупотреблению со стороны «недобросовестных» руководителей общества. К тому же, новая судебная практика исходит из необходимости «постоянного проявления активности со стороны участников в реализации своих корпоративных прав», что в действительности не всегда является возможным.

В итоге, разъяснения Пленума ВС об оспаривании сделок с заинтересованностью в части исковой давности, по большей части ужесточают процедуру оспаривания сделок с заинтересованностью.

Срок исковой давности по корпоративным спорам

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *