Провокация сбыта наркотиков

НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ, ВОЗНИКАЮЩИЕ ПРИ ПРОВЕДЕНИИ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫХ МЕРОПРИЯТИЙ «ПРОВЕРОЧНАЯ ЗАКУПКА» И «ОПЕРАТИВНЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТ» В СФЕРЕ НЕЗАКОННОГО ОБОРОТА НАРКОТИКОВ

№14, 31.08.2018

Юридические науки

Тугаринов Николай Васильевич

Ключевые слова: ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫЕ МЕРОПРИЯТИЯ; НЕЗАКОННЫЙ ОБОРОТ НАРКОТИКОВ; ПРЕДСТАВИТЕЛИ ОБЩЕСТВЕННОСТИ; ПРОВОКАЦИЯ; ФИНАНСОВОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ; OPERATIONAL-SEARCH MEASURES; ILLICIT DRUG TRAFFICKING; PUBLIC REPRESENTATIVES; PROVOCATION; FINANCIAL SECURITY.

Аннотация: В статье раскрываются основные проблемы, связанные с подготовкой и проведением оперативно-розыскных мероприятий «Проверочная закупка» и «Оперативный эксперимент».

Борьба с незаконным оборотом наркотиков давно переросла компетенцию только правоохранительных органов отдельных государств и стала проблемой общемирового масштаба. К сожалению, не стала исключением и Россия. По данным МВД России c января по июль 2017 года выявлено 122,8 тысячи преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков. При этом сотрудниками органов внутренних дел выявлено 117,4 тысячи преступлений данной категории. Официально имеют статус наркозависимого 8 млн. человек. Средний возраст лиц, страдающих от наркомании 15-18 лет. По неофициальным данным вышеуказанное количество преступлений, совершаемых в сфере незаконного оборота наркотических средств, можно смело умножать, как минимум, в пять раз.

Существует целый ряд многоаспектных проблем, связанных с практической реализацией отдельных оперативно-розыскных мероприятий (далее – ОРМ) оперативными подразделениями в сфере борьбы с незаконным оборотом наркотиков. Решение данных проблем, на наш взгляд, могло бы повысить эффективность указанной работы оперативных подразделений.

Рассматривая ОРМ «проверочная закупка» и «оперативный эксперимент», осуществляемые оперативными подразделениями МВД России, необходимо остановиться на некоторых проблемных моментах.

1. Необходимость привлечения представителей общественности к проведению ОРМ «проверочная закупка» и «оперативный эксперимент».

Сущность этой проблемы заключается в том, что в некоторых регионах Российской Федерации, а также и в Красноярском крае, критерием достоверности результатов проверочной закупки и оперативного эксперимента является перманентное участие представителей общественности в подготовке и практической реализации этих ОРМ, в том числе и в ходе проведения так называемых усечённых или «тёмных» проверочных закупок. Однако подобная практика приводит к нарушению законодательства о государственной тайне ввиду того, что в ходе проведения подобных ОРМ с участием представителей общественности происходит рассекречивание фигурантов, в отношении которых проводятся эти мероприятия, методов и способов проведения мероприятий, раскрываются данные об участниках ОРМ, которые во многих случаях также являются секретными. Всё это приводит к негативным последствиям, вызванным утечкой информации: фигуранты временно прекращают заниматься преступным промыслом, трансформируют схемы распространения наркотических средств, принимают дополнительные меры конспирации при сбыте наркотиков, меняют адреса, номера телефонов и т.д.

Таким образом, нарушается не только правовая основа оперативно-розыскной деятельности (далее – ОРД), которую составляют Конституция Российской Федерации, Федеральные законы России и подзаконные нормативно-правовые акты, содержащиеся в них правила, предписания, но также происходит игнорирование таких принципов ОРД, как законность, из-за неисполнения требований закона Российской Федерации «О государственной тайне» от 21.07.1993 № 5485-1; принципа уважения и соблюдения прав и свобод человека и гражданина, поскольку раскрываются данные о личности участника ОРМ, что является нарушением прав лица, содействующего органам, осуществляющим ОРД; а в особенности принципа конспирации.

В толковом словаре С.И. Ожегова слово «конспирация» означает методы, применяемые нелегальной организацией для сохранения в тайне своей деятельности и членов; соблюдение тайны.

По мнению М.В. Кондратьева и В.К. Зникина, «конспирация в практике ОРД обеспечивается разумным сочетанием как тайности, так и скрытности применительно к конкретному виду отношений не только в системах «оперативник – конфидент», но также в системе «оперативник – оперативник». Содержание же характера конкретного уровня конспирации в этих системах обусловлено системными качествами этих отношений (агентурных, доверительных, служебных и т.п.)».

Также в научной литературе мы можем найти схожее мнение Н.Л. Бертовской, Л.В. Образцова, Л.В. Бертовского, «конспирация (как взятое из латинского языка слово) в самом общем виде означает состояние неразглашённости и неизвестности неких субъектов социальной среды и их действий, а также методов и средств этих действий от той социальной структуры, против которой эти субъекты затевают тайные мероприятия. Как социальное явление конспирация базируется на таких своих формах, как тайность и скрытность, придающих ей полноту и целостность».

Применительно к ОРД иностранное понятие «конспирация» может указывать на необходимость сохранения в тайне от преступного элемента замыслов, планов, действий и их результатов, данных о содействующих лицах, силах и средствах оперативных подразделений.

Кроме того, в Федеральном законе «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995 № 144-ФЗ (далее – Закон об ОРД) нет указаний на использование института понятых. Поэтому теоретически оперативному сотруднику не запрещается проводить ОРМ без сторонних свидетелей, так называемых «представителей общественности», которыми могут быть любые граждане, приглашенные для участия в проведении ОРМ.

Как справедливо отметил О.С. Кучин, «изучение рассекреченных оперативных материалов по проведению проверочных закупок, которые приобщены к уголовным делам, позволило установить, что все вышеуказанные представители общественности могут подтвердить лишь факты подготовительных мероприятий (передачу помеченных денег, досмотр закупщика) либо факт изъятия у фигуранта запрещенных предметов или полученных от закупщика денег. Как правило, они не наблюдают непосредственные обстоятельства проведения проверочной закупки, так как она происходит в условиях конспирации, один на один с закупщиком. В данной ситуации единственным целесообразным тактическим методом является фиксация проверочной закупки при помощи технических средств (видеосъемки или аудиозаписи)».

По нашему мнению, вполне приемлема схема привлечения представителей общественности для участия в ОРМ «проверочная закупка» и «оперативный эксперимент» на этапе досмотровых действий перед проведением и непосредственно после проведения данных мероприятий. При этом в ходе непосредственного осуществления ОРМ «сторонних наблюдателей» для участия привлекать нецелесообразно. В качестве дополнительных средств сбора информации на этапе реализации ОРМ могут выступать средства аудио-, видеофиксации, используемые оперативными подразделениями органов внутренних дел.

2. Вопросы, связанные с провокационными действиями сотрудников правоохранительных органов, при проведении ОРМ «проверочная закупка» и «оперативный эксперимент».

В специальной литературе значительное место уделено отличию ОРМ «проверочная закупка» и «оперативный эксперимент» от провокации.

Согласно Закону об ОРД провокация означает подстрекательство, склонение, побуждение в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий» (ч.8 ст. 5).

В соответствие с толковым словарем С.И. Ожегова термин «провокация» означает «предательское поведение, подстрекательство кого-нибудь к таким действиям, которые могут повлечь за собой тяжёлые последствия».

Таким образом, сущность провокации состоит в том, что провокатор (в конкретном случае речь идет, видимо, о сотруднике оперативного подразделения) с целью последующего изобличения лица осуществляет активные действия, которые возбуждают у другого лица намерение совершить преступление.

Мы согласны с мнением М.В. Кондратьева и В.К. Зникина в том, что в отличие от провокации в ходе проверочной закупки и оперативного эксперимента создаются условия для документирования уже имеющихся у лица преступных намерений или совершаемых им противоправных действий, и, одновременно, ему предоставляется право выбора – довести преступление до конца или отказаться от его совершения.

Как справедливо отметили С.Я. Боженок и Б.Я. Гаврилов, «при проведении таких ОРМ, как «проверочная закупка» или «оперативный эксперимент», в особенности при выявлении и раскрытии преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, провокация со стороны оперативных сотрудников может иметь место только при их неправомерных действиях, т.е., когда лицо, не участвующее в незаконном обороте наркотических средств и не владеющее ими, принуждается к поиску наркотиков, а в дальнейшем – к их сбыту».

По мнению Ю.П. Гармаева, «инициатива в сбыте наркотических средств всегда должна исходить от наркоторговца, что должно подтверждаться показаниями участвующих лиц и другими доказательствами, а «покупатель», в свою очередь, должен занимать пассивную позицию».

Мы не согласны с такой позицией по некоторым соображениям. Исходя из практических данных, можем утверждать, что в абсолютном большинстве случаев инициативные действия исходили от приобретателя, который обращался к наркосбытчику с просьбой о продаже ему наркотического средства. Это обусловлено тем, что, во-первых, данная преступная деятельность запрещена законом и носит скрытый характер; во-вторых, в системе «наркосбытчик-приобретатель» складываются определенные отношения и в силу наркотической зависимости приобретателя, – как правило, именно он обращается к наркосбытчику с просьбой о продаже наркотика. Иное поведение приобретателя может вызвать подозрения со стороны наркосбытчика, который в целях самосохранения исключит любой контакт с «потенциальным источником опасности» (приобретателем).

А.Ю. Шумилов считает, что «провокация – это подстрекательство в совершении преступления. В ходе оперативного эксперимента ни в коем случае нельзя:

• оперативнику давать провокационные задания агенту и другим участникам оперативно-розыскной деятельности либо непосредственно самому совершать подстрекательство;
• агенту выполнять провокационные задания (при осознании им их провокационного характера)».

Н.Л. Бертовская, В.А. Образцов и Л.В. Бертовский полагают, что «когда в юридической среде заходит речь о провокации, обычно имеют ввиду незаконные действия сотрудников правоохранительных органов, подталкивающих, подстрекающих невиновных лиц к совершению ими преступлений…. Действительно, в оперативно-розыскной и следственной практике подчас встречаются случаи указанных провокаций. Однако это не имеет никакого отношения к тому, что определяется как криминальная фикция, ибо тот, кто встает на путь провоцирования преступления, автоматически приобретает статус субъекта криминальной, а не криминалистической фикции… Понятие провокации в жизнедеятельности оперативно-розыскных подразделений нередко рассматривается в позитивном, а не в негативном смысловом значении, как общественно полезное, а не вредное, общественно опасное явление».

Исходя из анализа оперативно-розыскной практики, мы твердо убеждены, что в ходе проведения проверочной закупки или оперативного эксперимента приобретатель не должен своим поведением вызывать подозрения наркосбытчика. Если приобретатель до участия в ОРМ показывал наркосбытчику свою заинтересованность в покупке наркотических средств, то в ходе проведения ОРМ он должен укладываться в рамки привычного, естественного поведения. Необходимость таких действий со стороны приобретателя также обусловлена тактическими особенностями проведения данных ОРМ.

Понятие провокации всегда являлось предметом бурных дискуссий среди представителей науки и правоприменительной сферы деятельности.

С.Н. Радачинский разделяет позицию Н.Л. Бертовской, В.А. Образцова и Л.В. Бертовского, «провокация, которая может иметь место при проведении ОРМ с целью выявления преступной деятельности и причастных к ней лиц для предотвращения более тяжких преступлений, является действием общественно полезным. При этом следует помнить, что такие действия совершаются в целях защиты более важного объекта. Провокация в таких случаях может являться необходимым и единственным способом уличения преступника в его противозаконной деятельности».

Что касается проведения повторных ОРМ проверочная закупка и оперативный эксперимент в отношении одного и того же объекта (объектов) оперативной заинтересованности, то в соответствии с Обзором судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанных незаконным оборотом наркотиков Верховного Суда РФ от 27.06.2012 «при наличии достаточных оснований (основанием для проведения проверочной закупки и оперативного эксперимента является мотивированное постановление оперативного сотрудника, утвержденное начальником органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность) правоохранительным органам не запрещается проведение повторных проверочных закупок (оперативных экспериментов)» .

Наиболее точно данный вопрос изучен в подготовленном Н.С. Железняком обзоре судебной практики: «Судам следует учитывать, что проведение повторного оперативно-розыскного мероприятия, также очередной проверочной закупки (оперативного эксперимента) у одного и того же лица, должно быть обосновано и мотивировано, в том числе новыми основаниями и целями, и с обязательным вынесением нового мотивированного постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. Целями повторного ОРМ, также и проверочной закупки (оперативного эксперимента), могут являться пресечение и раскрытие организованной преступной деятельности и установление всех ее соучастников, выявление преступных связей участников незаконного оборота наркотических средств, установление каналов поступления наркотиков, выявление производства при наличии оперативно-значимой информации по данным фактам .

Таким образом, можно отметить, что существует необходимость в выработке оптимальных и конструктивных предложений по решению проблемы, связанной с провокационными действиями сотрудников оперативных подразделений в ходе проведения ОРМ «проверочная закупка» и «оперативный эксперимент» и использовании их результатов в доказывании по уголовным делам. Точку в вопросе разграничения провокационных и правомерных действий оперативных сотрудников может поставить только принятие соответствующих законодательных положений, регламентирующих пределы допустимых действий указанных сотрудников правоохранительных органов.

Подводя итог вышеизложенному, в целях повышения эффективности проведения ОРМ «проверочная закупка» и «оперативный эксперимент» нами сделаны следующие выводы:

— использование помощи представителей общественности только на этапе подготовки и оформления результатов данных ОРМ. В ходе проведения указанных мероприятий целесообразно использовать технические средства аудио-, видеодокументирования;
— в ходе проведения ОРМ «проверочная закупка» или «оперативный эксперимент» тактические особенности действий со стороны покупателя наркотических средств, укладывающиеся в рамки привычного (обыденного) поведения из окружения наркосбытчика, не должны рассматриваться в качестве провокационных действий со стороны сотрудников оперативных подразделений и лиц, им содействующих.

Список литературы

  1. Антикриминальная фикция как элемент технологии и тактики оперативно-розыскной и следственной деятельности: журнал «Оперативник» / Н.Л. Бертовская, В.А. Образцов, Л.В. Бертовский — № 4, 2014 – с. 5-6.
  2. Гаврилов Б.Я. Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности». С приложением решений Конституционного Суда Российской Федерации и Европейского Суда по правам человека / Б.Я. Гаврилов. – М.: Издат. Норма, 2016. – 422 c.
  3. Гармаев, Ю. П. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам о незаконном обороте наркотиков : практическое пособие / Ю. П. Гармаев. – Иркутский институт повышения квалификации прокурорских работников Генеральной прокуратуры РФ , 2004. – с. 99.
  4. Кондратьев М.В. О мерах по повышению эффективности оперативно — розыскной деятельности, направленной на борьбу с незаконным оборотом наркотических средств: материалы заочной научно-практической конференции/ М.В. Кондратьев – Ленинградская область: Северо-Западный институт повышения квалификации ФСКН России, 2013 – с. 28-29.
  5. К вопросу о провокации преступлений (с учетом решений Европейского суда по правам человека) : журнал «Российская юстиция» / С.Я. Боженок, Б.Я. Гаврилов — № 5, 2006 – с.46-47.
  6. Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка / С.И. Ожегов. – Москва: «Оникс», 1956. – с.205.
  7. Об актуальности использования результатов ОРД в процессе доказывания/ О.С. Кучин: статья // www.eurasialegal.info.
  8. Обзор судебной практики / Н.С. Железняк. – Красноярск : СибЮИ ФСКН России, 2014. – с. 56.
  9. О провокации при проведении оперативно-розыскных мероприятий проверочная закупка и оперативный эксперимент: журнал «Оперативник» № 2 апрель 2015г. / Кондратьев М.В., Зникин В.К. – Люберцы: «Наука» РАН, 2015 – с. 20.
  10. Официальный сайт МВД России // https://мвд.рф (дата обращения 05.10.2017).
  11. Радачинский, С.Н. Провокация как обстоятельство, исключающее преступность деяния / С.Н. Радачинский // Уголовное право. 2009. № 2. с. 65-66.
  12. Статистика наркомании в России за 2016 год // http://vsezavisimosti.ru (дата обращения 10.10.2017).
  13. Шумилов А.Ю. Курс основ оперативно-розыскной деятельности : учебник для вузов / А.Ю. Шумилов. – М.: Издат. Дом Шумиловой И.И., 2007. – с.222.

§ 2. Проверочная закупка

Понятие проверочной закупки как ОРМ и ее нормативное обосно­вание. В оперативно-розыскном законодательстве определение этого ОРМ дано в ФЗ о наркотиках (применительно к противодействию преступлени­ям, связанным с незаконным оборотом наркотических средств, психотроп­ных веществ и их прекурсоров, а также установлению других обстоя­тельств).

Так, проверочной закупкой признается ОРМ, в котором с ведома и под контролем органов, осуществляющих ОРД, допускается приобретение наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также инструментов или оборудования (ст. 49).

В оперативно-розыскной теории выработано следующее определение: проверочная закупка — возмездное приобретение представителем органа, осуществляющего ОРД, товара или материального объекта у лица, подоз­реваемого в совершении преступления, как правило, в сфере экономической деятельности. Это ОРМ есть совокупность решений и действий, основан­ных на оперативно-розыскном законодательстве, по созданию оперативни­ком ситуации мнимой сделки, в которой с ведома оперативно-розыскного органа и под оперативным контролем возмездно приобретаются товар или предметы (без цели потребления или сбыта) у лица, обоснованно подозре­ваемого в совершении преступления, с целью получения информации о вероятной преступной деятельности, а также решения иных задач ОРД.

Объективно закупка является разновидностью мнимой сделки купли- продажи, которая совершается представителями оперативно-розыскного органа (см. ст. 170 ГК РФ). Эту юридическую оценку данного ОРМ необхо­димо учитывать при его планировании, так как в итоге может возникнуть ситуация, в которой придется возмещать пострадавшей стороне финансо­вые средства, порой значительные.

Нормативно это ОРМ предусмотрено п. 4 ч. 1 ст. 6 ФЗ об ОРД. От­дельные его правила изложены в ст. 5—8, п. 1 ч. 1 ст. 15, ч. 1 ст. 17 ФЗ об ОРД, ст. 36, 49 ФЗ о наркотиках, а также в закрытых нормативных право­вых актах оперативно-розыскных органов.

Кроме того, для реализации ее результатов применяют Инструкцию о результатах ОРД.

Характеристика обязательного юридического содержания прове­рочной закупки. Проверочная закупка характеризуется как сложное экспе­риментальное ОРМ (см. § 5 гл. 16 настоящего издания). В оперативно- розыскном законодательстве различают основной, ограничительный и льготный составы проверочной закупки.

Объект этого ОРМ усеченный. С его помощью допустимо защищать не все общественные отношения, предусмотренные ФЗ об ОРД, а только отношения, связанные с защитой права собственности от преступлений. В отдельных случаях возможно наличие и такого дополнительного объ­екта защиты, как жизнь и здоровье людей (например, при проверочной закупке «подпольной» алкогольной продукции). Обязательными призна­ками в составе этого ОРМ являются предмет и лицо — носитель инфор­мации. Предмет представлен в качестве:

• товара. Различают материализованные предметы (вещи, вещества, средства, документы и т.п.) и услуги. Товар может находиться в гражданском обороте, быть ограниченным в нем (оружие, наркотические средства и пр.) или полностью изъятым из него;

• материального объекта, не являющегося товаром.

Лицом — носителем информации выступают человек, который обос­нованно подозревается в совершении преступления в сфере экономической (финансовой, предпринимательской, торговой и др.) деятельности, а также юридическое лицо, осуществляющее незаконные сделки с товаром.

С предметно-практической стороны выделяют один способ совер­шения этого ОРМ — посредством закупки товара (предметов). ФЗ об ОРД не предусматривает продажи товара в этом ОРМ, т.е. оперативник может выступать как покупатель, но не может быть продавцом. Вместе с тем за­купка товара может происходить путем обмена, залога или аренды.

Формы проведения. Проверочная закупка товара проводится, как пра­вило, гласно с зашифровкой ее сути от изучаемого лица (под видом обыч­ной покупки товара и пр.). При гласной проверочной закупке, которая про­водится, по сути, в рамках ограничительного состава этого ОРМ:

• после мнимой покупки доводят до продавца истинную ее цель;

• проводят контрольное взвешивание товара и его осмотр;

• составляют в присутствии продавца акт о проведенном ОРМ.

Возможна также негласная форма ее осуществления, при этом кон­трольное взвешивание товара происходит без участия подозреваемого лица.

Используемые средства. Согласно ч. 3 ст. 6 ФЗ об ОРД субъекты этого ОРМ вправе использовать (гласно или с соблюдением мер конспирации) технические и иные средства. При проверочной закупке товара могут ис­пользоваться, в частности, специальные окрашивающие препараты, кото­; рыми метят товар (см. ст. 14 Закона о милиции).

Кроме того, в этом ОРМ используют финансовые средства, которые выделяют в установленном соответствующим актом оперативно-розыскного органа порядке.

Место и время (сроки) проведения проверочной закупки ФЗ об ОРД не ограничены.

Субъект проверочной закупки простой: основной — оперативник или по его заданию агент либо иное лицо, содействующее проведению ОРД; дополнительный — специалист (в области экономики и др.).

Характеристика особенностей ограничительного состава прове­рочной закупки. Законодатель предусмотрел специальные условия в огра­ничительном составе, т.е. для проверочной закупки, связанной с закупкой

предметов, свободная реализация которых запрещена или гражданский оборот которых ограничен (оружие, боеприпасы, взрывчатые, радиоак­тивные и ядовитые вещества, сильнодействующие лекарственные препа­раты и т.п.). Закупка этих предметов и веществ проводится только на осно­вании постановления, утвержденного руководителем оперативно-розыскного органа по правилам ч. 5 ст. 8 ФЗ об ОРД.

Соответственно, субъект проверочной закупки сложный: кроме опе­ративника (агента, заявителя и др.) в обязательном порядке задействован руководитель оперативно-розыскного органа, который санкционирует ее проведение.

Кроме того, в целях предупреждения, выявления, пресечения и рас­крытия преступлений, связанных, с незаконным оборотом наркотиков, а также установления других обстоятельств при проведении проверочной закупки наркотиков законодатель требует выполнения двух взаимосвязан­ных условий. Так, приобретение наркотиков, а также инструментов или оборудования для их производства допускается только: а) с ведома органа, осуществляющего ОРД; б) под контролем органа, осуществляющего ОРД (ст. 49 ФЗ о наркотиках).

Характеристика особенностей льготного состава проверочной за­купки, Состав характеризуется наличием в оперативно-розыскном законо­дательстве такого условия, как допуск в оборот для сыскных нужд (в ходе проверочной закупки) наркотических средств и психотропных веществ без лицензии (см. ст. 36 ФЗ о наркотиках).

Кроме того, в оперативно-розыскной теории выделяют вариант льгот­ного состава — так называемую экстренную закупку предметов, свободная реализация которых запрещена или гражданский оборот которых ограни­чен, с последующим обязательным уведомлением руководителя оператив­но-розыскного органа.

Правила осуществления проверочной закупки и оформления ее результатов. Основания (фактические и юридические), а также условия при проведении проверочной закупки в основном ее составе — общие.

Условия для проведения проверочной закупки также общие. Среди них, а также специфических условий:

• соблюдение запрета на использование технических и иных средств, наносящих ущерб жизни или здоровью людей и причиняющих вред окру­жающей среде (ч. 3 ст. 6 ФЗ об ОРД);

• запрет фальсифицировать результаты ОРД и искусственно (необос­нованно) создавать доказательства совершения преступления (ч. 8 ст. 5 ФЗ об ОРД);

• запрет подстрекать (провоцировать) лицо к совершению противоправ­ных действий (ч. 8 ст. 5 ФЗ об ОРД).

Как правило, о проведенном мероприятии (в негласной форме) состав­ляются рапорт или справка (справка-меморандум).

Кроме того, могут быть получены объяснения граждан — участников проверочной закупки. К рапорту (справке) могут прилагаться документы и предметы, аудио-, видеозаписи и другие технические носители информа­ции. Результаты закупки, которая проводилась гласно, оформляют актом проверочной закупки.

Данные, полученные в результате проверочной закупки и направляе­мые в уголовный процесс, подлежат оформлению по правилам, изложен­ным в Инструкции о результатах ОРД.

Провокация сбыта наркотиков

Вас вовлекли в совершение преступления, а вы этого не хотели? Провокация сбыта наркотиков – это искусственное создание условий для совершения лицом преступления и возникновения у него желания передать наркотические средства, при этом у оперативных служб нет объективных оснований полагать, что данное преступление было бы совершено без вмешательства со стороны сотрудников полиции или их агентов.

В целях недопущения провокации недопустимо:

Создание условий, при которых гражданин лишен возможности избирательности своего поведения.

Побуждение лица передать наркотические средства с целью его дальнейшего разоблачения, если у такого лица отсутствует умысел на совершение преступления.

Инициатива на совершение преступления должна исходить только от объекта ОРМ, а не от должностного лица или конфидента.

Провоцирование кого-либо на преступные действия и нарушения законных прав и интересов граждан.

Среди преступлений, связанных с незаконным оборотом веществ с психотропными свойствами, нередко встречаются дела, основанием для производства которых стала провокация. Предлагаю более подробно обсудить данную ситуацию, ее правовые последствия и способы разрешения проблемы.

Как известно, незаконный сбыт наркотических препаратов является одним из наиболее тяжких уголовных преступлений, за которые предусмотрена ответственность в виде длительного лишения свободы. В понятие “незаконный сбыт” входит возмездная и безвозмездная передача запрещенных веществ или информации об их нахождении приобретателю.

Обвинение в сбыте наркотиков предъявляется практически во всех случаях, когда при задержании у гражданина была обнаружена партия наркотических препаратов или их производных. О причастности к передаче наркотиков может дополнительно свидетельствовать отсутствие у задержанного привычки к употреблению наркотиков, наличие специального оборудования для их взвешивания, дозирование препаратов и их расфасовка в удобную для передачи покупателю упаковку.

Отличительной особенностью является отсутствие у сбытчика умысла заниматься продажей психотропных веществ и привлечением к их употреблению посторонних лиц. Если при сбыте наркодилер целенаправленно готовится к совершению преступления, то в случае провокации обвиняемый действует исключительно по инициативе приобретателя товара. В качестве способа воздействия на обвиняемого могут использоваться угрозы, запугивание, уговоры и другие меры, побуждающие к совершению преступления.
Такую ситуацию легко отследить на примере проверочной закупки – мероприятия, организацией которого занимаются сотрудники правоохранительных органов и их агенты с целью выявления фактов незаконного хранения и оборота наркотических веществ.

В процессе розыскной деятельности работниками оперативных служб создаются условия, подталкивающие человека к совершению противоправных действий по передаче наркотических средств. О такой ситуации идет речь, когда у полиции отсутствуют основания подозревать гражданина в причастности к незаконной торговле психотропными веществами, поскольку инициатором сделки купли-продажи запрещенных препаратов стал закупщик, то есть работник полиции или его агент. Соответственно, без вмешательства со стороны покупателя деяние не было бы совершено.

В том случае, если такой факт со стороны правоохранительных органов доказан, обвиняемый, согласно действующим нормам права, освобождается от уголовной ответственности.

Следует знать, что закон запрещает сотрудникам полиции провоцировать граждан на совершение преступных действий, используя прямые и косвенные методы воздействия. Такой способ получения доказательств причастности к наркоторговле является недопустимым и запрещен для использования в процессе судебного разбирательства, поскольку результаты заведомо фальсифицированы.

Для проведения ОРМ у работников правоохранительных органов должны быть четкие доказательства, что подозреваемый действительно имеет отношение к хранению и сбыту наркотических веществ. Основные требования к проведению оперативно-розыскных мероприятий указаны в соответствующих инструкциях.

На бумаге эти требования существуют, однако на практике должностные лица ими часто пренебрегают. Это обусловлено стремлением сотрудников полиции улучшить рабочие показатели за счет ареста очередного “наркодилера”, который на деле таковым не является.

При провокации подозреваемого вынуждают совершить акт их передачи закупщику, после чего сразу предъявляют обвинение по статье 228.1, хотя в данном случае у человека изначально отсутствовал умысел в совершении противоправных действий.
Крайне важно как можно быстрее прибегнуть к помощи адвоката, поскольку подозреваемого намеренно вводят в заблуждение и заставляют взять на себя вину в несовершенном преступлении.

В протоколах следствия полностью отсутствует информация, что сделка была инициирована приобретателем. До начала эксперимента сотрудники полиции не располагали фактическими данными о причастности подозреваемого к распространению запрещенных веществ, включая совершение подготовительных действий с целью последующего сбыта психотропной продукции. В таком случае обвинения по статье 228.1 не имеют юридического обоснования.
Что делать, если вам предъявили обвинение?

Если вы столкнулись с этой неприятной ситуацией, важно знать свои законные права и требовать их соблюдения при проведении следственных действий:

При задержании вы имеете право отказаться от дачи показаний и подписания протокола до приезда своего адвоката. Это наиболее рациональный вариант, позволяющий избежать досадных оплошностей вследствие незнания нормативно-правовой базы.

Грубым нарушением инструкций со стороны должностных лиц является использование методов психологического воздействия на подозреваемого с целью принуждения к совершению каких-либо действий. Для пресечения подобных ситуаций также стоит привлечь на свою сторону грамотного правозащитника.

Объективный анализ обстоятельств дела позволяет юристу доказать, что имела место провокация сбыта наркотиков, что в свою очередь свидетельствует об отсутствии злого умысла у обвиняемого и служит основанием для освобождения от уголовной ответственности.

Более подробную информацию о ведении дел, связанных с наркотиками, можно получить на страницах сайта или напрямую задать интересующий вопрос адвокату Грицко Сергею Валерьевичу.

Прослушка отменяется. Минюст предлагает прописать порядок обжалования секретных решений

Вместе с тем, речь о провокации преступления сотрудниками полиции может идти только в случае изъятия наркотических средств или психотропных веществ в рамках проведения оперативно-розыскных мероприятий «проверочная закупка», «оперативный эксперимент», «контролируемая поставка».

В соответствии со ст.5 ФЗ «Об ОРД», органам (должностным лицам), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий (провокация), а также фальсифицировать результаты оперативно-розыскной деятельности. Однако данное требование закона на практике не всегда выполняется.

Если при передаче наркотиков инициатива исходит непосредственно от сбытчика, он сбывал наркотики ранее, или целенаправленно выполнил все подготовительные действия: приобретал или производил наркотическое средство, фасовал наркотик в удобную упаковку, преследуя цель их сбыть другим лицам, подыскивал покупателей наркотиков, сам назначал место и время встречи и сам предлагал приобрести у него наркотические средства, – такие действия должны быть квалифицированы как сбыт наркотических средств по соответствующей части статьи 228.1 Уголовного Кодекса Российской Федерации.

Однако, данные обстоятельства должны быть закреплены в виде доказательств в материалах уголовного дела.

Проводимое оперативно-розыскное мероприятие должно быть обосновано, и для его проведения необходимы конкретные данные о причастности лица к обороту наркотиков. Отсутствие у оперативных служб до проведения оперативно-розыскных мероприятий «проверочная закупка» и «оперативный эксперимент» достоверной и проверенной информацией о причастности лица к незаконному распространению наркотических средств или психотропных веществ напрямую свидетельствует о провокации преступления (кроме оперативно-розыскных мероприятий проведенных по поручению следователя, в рамках возбужденного уголовного дела).

Согласно статьи 7 Федерального Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 5 июля 1995 года, основаниями для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются, в том числе ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Данная информация подразумевает наличие конкретных сведений о противоправной деятельности человека или совершения им всех подготовительных действий.

Согласно правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, а так же Европейского Суда по Правам Человека любая предварительная информация, касающаяся существующего намерения совершить преступление, должна быть проверяема. (Постановление ЕСПЧ «Ваньян против РФ» параграф 49, «Худобин против РФ» параграф 134)

Также, следует отметить, что наличие такой информации для проведения ОРМ «Проверочная закупка» и предоставления ее органам следствия и суду предусмотрено п.20 Инструкции утвержденной совместным приказом МВД России, Минобороны России, ФСБ России, ФСО России, ФТС России, СВР России, ФСИН России, ФСКН России, Следственного комитета Российской Федерации от 27.09.2013 N 776/703/509/507/1820/42/535/398/68.

Результаты ОРД, представляемые для использования в доказывании по уголовным делам, должны позволять формировать доказательства, удовлетворяющие требованиям уголовно-процессуального законодательства, предъявляемым к доказательствам в целом, к соответствующим видам доказательств; содержать сведения, имеющие значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, указания на ОРМ, при проведении которых получены предполагаемые доказательства, а также данные, позволяющие проверить в условиях уголовного судопроизводства доказательства, сформированные на их основе.

В последнее время уходит в прошлое проведение закупок на основании якобы наличия у оперативных служб информации о причастности лица к сбыту наркотиков, которую невозможно проверить в связи с секретностью данной информации. Данное основание оформляется в материалах дела рапортом оперативного сотрудника, которого и в настоящее время достаточно для судов, чтобы вынести обвинительный приговор и сослаться на формальное наличие подозрений в причастности к сбыту.

Если закупка проводилась только на основании подобного рапорта, и причастность к сбыту до проведения мероприятия не подтверждается другими доказательствами (показаниями свидетелей ранее приобретавших, результатами прослушивания переговоров и т.д.), то необходимо утверждать об отсутствии фактических оснований для проведения закупки, добиться при допросе сотрудников полиции в суде отказа раскрыть данную информацию.

Как отмечал в своих решениях Конституционный Суд Российской Федерации, результаты оперативно-розыскных мероприятий являются не доказательствами, а лишь сведениями об источниках тех фактов, которые, будучи полученными с соблюдением требований Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», могут стать доказательствами только после закрепления их надлежащим процессуальным путем, а именно на основе соответствующих норм уголовно-процессуального закона (Определения от 4 февраля 1999 г. № 18-О и от 25 ноября 2010 г. № 1487-О-О).

Следовательно, информация изложенная в рапорте оперативного сотрудника, о наличии подозрений, а также его показания об обстоятельствах очевидцем которых он не являлся, а пришел к выводу об их наличии путем умозаключений, исходя из сведений, ставших ему известными, в связи с его участием в оперативных мероприятиях, если они не подтверждаются другими доказательствами, не могут лечь в основу обвинительного приговора суда по ст.228.1 УК РФ.

То же относится и к другим показаниям сотрудников полиции, которые не подтверждаются доказательствами.

Порочная судебная практика по делам связанным со сбытом наркотиков, сводится в подавляющем большинстве случаев, к игнорированию данных фактов в судах первой и апелляционной инстанций, но приведение данных доводов необходимо для дальнейшего обжалования приговора в кассационном порядке и в Европейский суд по правам человека.

Другим основанием для проведения закупки является якобы добровольное заявление лица, которое в дальнейшем выступает в качестве закупщика, о причастности другого лица к сбыту наркотиков. Сразу после которого оперативные службы приступают к проведению закупки, не проверяя полученную от него информацию.

При этом, иногда сотрудники полиции не скрывают, что данное лицо было задержано ими ранее за совершение преступления, однако суды не видят в данной ситуации фактов заинтересованности закупщика, формально ссылаясь на соблюдение требований закона и отсутствие запрета на его участие при проведении закупки.

Либо данное лицо сотрудничает с сотрудниками полиции на постоянной основе (выступал ранее при проведении других мероприятий в качестве закупщика, или присутствующего гражданина), что фактически свидетельствует о том, что он является агентом полиции, и действует в их интересах.

При таких обстоятельствах, необходимо либо путем допроса закупщика в первом случае, подробно выяснить все обстоятельства его задержания, оказывалось ли на него давление, разъяснить ему разницу между провокацией преступления, пособничестве в приобретении и сбыте, напомнить об ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Утверждать, что сообщенные им сведения о поступившим ему предложении, до проведения закупки, проверить невозможно, подсудимый ему ничего не предлагал, а умысел на передачу закупщику наркотика, был сформирован вследствие его настойчивых просьб и уговоров, когда он уже находился под контролем сотрудников полиции.

Во втором случае, если лицо является агентом полиции, то необходимо установить уголовные дела по которым он проходил в качестве закупщика или присутствующего, истребовать из судов данные судебные решения, и приобщить к материалам дела, или хотя бы попробовать это сделать для протокола судебного заседания.

Обычно, такие закупщики в судебном заседании скрывают, что ранее принимали участие в закупках по другим делам, и путем обозрения документов в судебном заседании необходимо их уличить во лжи.

Кроме того, во всех случаях необходимо доказывать, что инициатива приобретения исходила от закупщика, и подсудимый никогда бы не совершил преступление без его настойчивых просьб, уговоров и т.д. Вместе с тем, обязательно говорите, что приобрели наркотик по просьбе закупщика помочь приобрести наркотик у третьего лица, и умыслом охватывалась именно помощь ему в приобретении, а не сбыт.

Получите детализацию телефонных соединений, приобщите ее к делу, установите свидетелей, которые слышали данные уговоры и т.д.

Провокацию в суде первой инстанции доказать очень сложно, но если вы убедите суд в ее наличии, то действия подсудимого возможно переквалифицировать на пособничество в приобретении, или получить условное наказание.

Кроме того, в дальнейшем по данным обстоятельствам вы сможете обратится в Европейский суд по правам человека.

Таким образом, если подсудимый действовал по инициативе, которая исходила исключительно от лица выступавшего закупщиком наркотических средств, находящегося в зависимости от сотрудников полиции или их агентом, который путем длительных уговоров, просьб, угроз, постановлением определенных условий склонил подсудимого к передаче наркотика, при этом в материалах уголовного дела отсутствуют объективные данные о причастности подсудимого к сбыту наркотических средств (отсутствие оснований для проведения оперативно-розыскного мероприятия), то такие действия подсудимого должны быть признаны совершенными в результате провокации преступления.

При доказывании сбыта по ст.228.1 УК РФ, обвинение должно доказать, что наркотические средства или психотропные вещества принадлежали именно сбытчику или третьим лицам, в сговор на совершение преступления с которыми вступил сбытчик, действующий в том числе и в их интересах (сбыт группой лиц).

Другими словами, лицо должно осознавать противоправность своих действий и ставить перед собой цель именно сбыта (распространения) наркотических средств и психотропных веществ лицам которым они не принадлежат.

Иркутский институт повышения квалификации прокурорских работников
Генеральной прокуратуры РФ провел специальное изучение уголовных
дел о незаконном обороте наркотиков (ст. ст. 228 — 233 УК). В 9 субъектах РФ были проанализированы материалы 84 уголовных дел. Цель изучения практики состояла в том, чтобы обобщить как положительный, так и не вполне удачный опыт легализации, т. е. использования доказывании по уголовным делам результатов оперативно-розыскного мероприятия (ОРМ) проверочной закупки (п. 4 ч. 1 ст. 6 Закона об ОРД).
С этой целью проанализируем один из типичных примеров проведения проверочной закупки органами наркоконтроля по Республике Бурятия ( РБ). В результате проведения комплекса оперативно-розыскных мероприятий в пригороде г. Улан-Удэ были получены сведения о том, что неработающая М., страдающая наркотической зависимостью, сбывает героин по месту своего жительства (в квартире).
Таким образом, в действиях М. усматривались основания для проведения ОРМ, т. е. Признаки преступления .предусмотренного ч. 1 ст. 228.1 УК. В целях проверки сведений о совершаемом преступлении, на основании п. 4 ч. 1 и ч. 3 ст. 6, ч. 7 ст. 8 Закона об ОРД, начальник управления ФСНК РФ по РБ утвердил постановление о проведении проверочной закупки.
В рамках ее проведения г-ну С. («покупателю») были вручены помеченные деньги, осуществлен выезд совместно с оперативными работниками к месту жительства М. Она продала С. вещество в количестве 1 г, которое специалист признал героином.
С учетом полученных таким образом сведений на следующий день начальник управления утвердил постановление о проведении повторной проверочной закупки. В ходе ОРМ М. была изобличена в незаконном сбыте г-ну С. 4 г героина. У М. в ходе обыска изъяли переданные ей помеченные деньги. В рамках обеих проверочных закупок проводилась аудиозапись.
Следователю, принявшему к производству возбужденное уголовное дело, в соответствии со ст. 11 Закона об ОРД и в порядке, предусмотренном п. 10совместной Инструкции «О порядке предоставления результатов ОРД органу дознания, следователю, прокурору или в суд» от 13 мая 1998 г. (далее — Инструкция), были переданы:
— два постановления о проведении проверочной закупки;
— два акта вручения денежных купюр технических средств;
— два акта проверочной закупки;
— два запроса на имя специалиста;
— справка о химическом исследовании изъятого у «покупателя» вещества;
— помеченные денежные купюры;
— образец специального средства, использованного для пометки денежных купюр;
— аудиокассеты;
— стенограммы, подготовленные по материалам аудиозаписи;
— рапорта оперативных работников;
— объяснения присутствовавших лиц.
Итак, перед нами достаточно стандартный алгоритм проведения проверочных закупок. Все результаты ОРД были легализованы в доказательства: показания свидетелей (показания оперативников, «покупателя», «присутствующих лиц» и др.); вещественные доказательства (денежные купюры, образцы средства их пометки, наркотические средства и др.); иные документы (акты вручения денежных купюр и технических средств; аудиозаписи. стенограммы и др.) два акта проверочной закупки.
Дело в месячный срок было направлено в, суд и рассмотрено, вступил в законную силу обвинительный приговор., Изучение материалов дела показало» что в данном случае оперативно-розыскные подразделения и следователи провели ОРМ, представили его результаты и легализовали их в доказательства в соответствии. о законодательством. Но так было не всегда, и опыт других регионов не везде успешен.
Проанализируем типичные ошибки, которые допускаются в различных регионах при проведении подобных ОРМ.
Ошибка 1
Постановление о проведении проверочной закупки часто утверждается ненадлежащим лицом. Согласно ч. 7 ст. 8 Закона об ОРД этот вид ОРМ проводится на основании постановления, утверждаемого только руководителем органа, осуществляющего ОРД. Разновидности ошибки: постановление утверждается заместителем начальника» начальником подразделения (например, начальником ОС, МРО) и т. п. Это нарушение закона имеет фатальный характер и может повлечь постановление оправдательного приговора.
Ошибка 2
В названном постановлении не указываются основания для проведения ОРМ (ст. 7 Закона об ОРД), которые должны иметь место на момент принятия решения о его проведении. Разновидности ошибки:
1) в описательной части постановления указано:
«Гр-ка М. занималась сбытом героина». Нет указаний на формальные признаки противоправного деяния, в данном случае — преступления; 2) оперативный работник в своих свидетельских показаниях на следствии и в суде не может пояснить, какие сведения, из каких источников и когда им полученные стали основанием для проведения ОРМ. В итоге защитник заявляет что решение о его проведении принята в отсутствие предусмотренных законом оснований; основания появились позднее и т. л.
Ошибка 3
К участию в проверочной закупке на разных ее стадиях привлекаются лица, которых называют «понятыми». Однако, законодательство об ОРД не предусматривает обязательного участия в проведении ОРМ лиц поименованных таким образом. Вместе с тем, в пп. 4 и 5 Инструкции «0 порядке изъятия из незаконного оборота наркотических средств…» от 9 ноября 1999 г, дается указание, что изъятие наркотиков, в том числе и в порядке, предусмотренном Законом об ОРД, производится в присутствии не менее двух понятых. Обратим внимание, что речь идет только об изъятии и только наркотиков, психотропных веществ и их прекурсоров, Нет правовых доводов в пользу необходимости участия «понятых» — на других мероприятиях в рамках проверочной закупки (вручение денег, вручение технических* средств и т. п.). Но есть доводы тактические» С одной стороны, участие «понятых» часто становится «ахиллесовой пятой» стороны обвинения. На судебное следствие они не являются, меняют показания или забывают их, устанавливается их заинтересованность. Часто недобросовестные оперативные работники используют своих знакомых, студентов-практикантов, не аттестованных работников тех же подразделений (секретари, уборщицы и т.д.). В результате вместо усиления доказательственной базы стороны обвинения эти «понятые» часто ее ослабляют. С другой стороны, грамотная организация их участия часто дает ценные дополнительные доказательства.
Рекомендация. Если все-таки принято решение об участии посторонних лиц в ОРМ, не следует называть их «понятые», лучше — «незаинтересованные лица», «представители общественности», «присутствующие» ‘и т. п. Не следует разъяснять им их якобы «права», «обязанности», предупреждать «об ответственности» и ссылаться при этом на произвольные статьи УПК РФ, Закона об ОРД и т. п. Таких правоустановлений в законодательстве нет.
Самым серьезным образом следует отнестись к подбору «представителей общественности». Это должны быть благонадежные, но в то же время незаинтересованные лица, которых следует затем тщательно допросить, обеспечить их явку в суд, пресечь возможные попытки со стороны защиты воздействовать на них с целью изменения показаний. Далее следователю, а затем государственному обвинителю необходимо лично удостовериться в том, что именно в присутствии этих лиц проводились юридически значимые действия (изымался наркотик, помеченные деньги и т. д.), что они все это помнят и никоим образом не заинтересованы в исходе дела.
Ошибка 4
В документах, составляемых по результатам ОРМ, часто допускаются ошибки в названии оперативно-розыскного мероприятия. Встречаются названия «проверочная покупка», «контрольная закупка», «закупка наркотиков под контролем» и т. п. Между тем Законом об ОРД (п. 4 ч. 1 ст. 6) предусмотрено ОРМ с названием именно «проверочная закупка». Иное наименование является нарушением закона, могущим повлечь признания всех полученных доказательств недопустимыми.
Ошибка 5
Сначала проводится проверочная закупка наркотических средств, а по ее результатам при изобличении наркоторговца составляется протокол об административном правонарушении с изъятием наркотиков и денежных купюр.
Рекомендация. Необходимо четко разграничивать оперативно-розыскную деятельность с целью выявления, раскрытия и расследования преступлений, и административную деятельность, осуществляемую на основаниях и в порядке, предусмотренном КоАП РФ. В рамках последней, табаке могут быть обнаружены и зафиксированы следы (признаки) преступлений и иных правонарушений» доставлены и задержаны лица, произведен их досмотр, изъятие вещей и документов и т. д. (ст. 27.1, 27.7, 27.10 КоАП и др.). Но вряд ли допустимо «смешение» оперативно-розыскных и административных процедур.
Проверочная закупка как ОРМ, направленная на выявление преступления, не может завершаться документированием, административного правонарушения. Правда, Закон об ОРД позволяет проводить это ОРМ для выявления не только преступного, но и иного противоправного деяние. Но тогда и в постановлении о проведении проверочной закупки в качестве основания ее проведения следует указывать признаки подготавливаемого, совершаемого или совершенного конкретного административного правонарушения (ст. 6.8 КоАП). Однако такого рода практики мы не встречали.
Ошибка 6
При документировании факта изъятия помеченных денег (у наркоторговца) и наркотиков (у «покупателя») составляются; «акт досмотра», «протокол изъятия» и т.п. со ссылками на ст. 11 Закона «О милиции»;1 на ст. 6 Закона об ОРД; на КоАП; без всяких ссылок.
Между тем указанное законодательство не содержит соответствующих данному случаю оснований. Например, в Законе об ОРД нет такого вида ОРМ, как досмотр, право на досмотр не включено в ст. 15 Закона. Пункт 2 ч. 1 ст. 11 Закона о милиции (в ред. от 8 декабря 2003 г.) позволяет проводить досмотр только в соответствии с законодательством об административных правонарушениях. В предшествующей редакции этой нормы закона работникам милиции предоставлялось право производить личный досмотр лиц «… в порядке, установленном федеральным законом». Многие практические работники толковали эту норму в том значении, что для личного досмотра достаточно ссылки только на Закон о милиции. Пора отказаться от этого опасного заблуждения.
Рекомендация. Не пытаясь сделать невозможное — дать единую рекомендацию, «панацею» для всех возможных ситуаций, перечислим способы, которые используются в разных регионах и которые, на наш взгляд, при правильном применении не противоречат требованиям законодательства.
Итак, изъятие (а не досмотр) предметов, веществ и документов, в том числе наркотических средств и помеченных денежных купюр, может производиться в рамках: 1) осмотра места происшествия; 2) освидетельствования; 3) выемки; 4) обыска;5) личного обыска; 6) «просто» в рамках специального вида ОРМ «проверочная закупка» со ссылкой на п. 1 ч. 1 ст.15 Закона об ОРД — право изымать (но не досматривать!) при проведении ОРМ предметы, материалы и сообщения; 7) специального вида ОРМ «сбор образцов для сравнительного исследования» (п.3 ч. 1 ст. 6 Закона об ОРД) и др. При этом до возбуждения уголовного дела изъятие возможно в рамках действий, указанных в пп. 1, 2,6, 7.
Ошибка 7
В рамках ОРМ со стороны «покупателя» допускается своего рода провокация. Часто только в суде «всплывает» информация о том, что «покупатель» говорил наркоторговцу примерно так: «Продай мне героин! Я знаю, у тебя есть!» Наркоторговец отказывался, но «покупатель» настоял на своем. Инициатива в сбыте наркотика всегда должна исходить от наркоторговца, что должно подтверждаться показаниями участвующих лиц, другими обстоятельствами. Большой плюс — наличие аудио- и видеозаписи соответствующего разговора между «покупателем» и сбытчиком.
Ошибка 8
В уголовном деле и в деле оперативного учета отсутствует постановление о представлении результатов ОРД следователю (ч. 3 ст. 11 Закона об ОРД) Часто его по ошибке называют иначе: «постановление о передаче…», «постановление о направлении результатов ОРД по подследственности…» и т. п.
Согласно пп. 10 и 17 Инструкции от 13 мая 1998г. это постановление подготавливаемся в одном экземпляре, и приобщается к материалам дела оперативного учета или соответствующего номенклатурного дела. Однако изучение практики показывает, что копия постановления обычно приобщается к материалам уголовного дела. Стоит ли это делать — вопрос тактики обвинения в судебной стадии уголовного судопроизводства. Нужно помнить, что в последнем варианте постановление будет изучено стороной защиты в порядке ст. 217 УПК и его копия может остаться у защитника. Это же обстоятельство нужно учитывать и в отношении постановления о проведении ОРМ.
Ошибка 9
Названное постановление о представлении результатов ОРД утверждается ненадлежащим лицом. Согласно ч. 3 ст.11 Закона об ОРД оно подписывается только руководителем органа, осуществляющего ОРД. Разновидности ошибки: постановление утверждается заместителем начальника, начальником подразделения (например, начальником ОС, МРО и т.п.) органа и т.п. Это малозначительное, казалось бы, нарушение может повлечь постановление оправдательного приговора.
Ошибка 10
К уголовному делу не приобщается сопроводительный документ, подписанный руководителем органа — субъекта ОРД. Особо отметим, что в отношении некоторых, а точнее практически всех, документов, составляемых по результатам проведения ОРМ, нет обязательного требования их приобщения к материалам уголовного дела. Но в нем обязательно должен быть подшит сопроводительный документ, прямо предусмотренный п. 10 Инструкции от 13 мая 1998 г.
Ошибка 11
Изымаемые в рамках ОРМ наркотики, деньги, записанные аудио-, видеокассеты не фиксируются надлежащим образом (упаковка наркотиков, их цвет, форма, консистенция, номера денежных купюр, реквизиты печатей на упаковке, подписи участвующих лиц и т. п.). Это приводит к возражениям со стороны защиты и сомнениям у суда по поводу относимости и достоверности формируемых доказательств.
Соответствующие предметы необходимо оформлять и документировать по правилам работы с вещественными доказательствами.
Ошибка 12
В резолютивной части постановления о представлении результатов ОРД следователю не перечисляются подробно подлежащие представлению конкретные документы.; Иногда все-таки учиняется запись «Приложения», но далее либо предметы не перечислены и не описаны подробно, либо не указывается, что они упакованы, опечатаны и т.д. Иногда все «приложения» описаны в сопроводительном письме, но указаны в постановлении. Лучше оформить все тщательно и в обоих документах.
Представленные здесь рекомендации не решают в полном объеме проблему обучения «практических работников использованию результатов ОРД в доказывании по уголовным делам о незаконном обороте наркотиков. Но важно подчеркнуть» что правильно выбранные проведенные оперативно-розыскные мероприятия полностью соответствуют требованиям законодательства Российской Федерации.

Тактика проведения проверочной закупки наркотических средств и психотропных веществ

Наркобизнес – одно из наиболее острых социально-негативных явлений, с которыми столкнулось российское общество в конце XX – в начале XXI веков. При этом ни государство, ни общество оказались не готовы к эффективному противодействию наркобизнесу и распространению наркомании. Достаточно медленно, если можно так выразиться, со скрипом, с перегибами, доработками, все эти годы идет совершенствование нормативной правовой базы противодействия наркобизнесу.

Одним из достаточно распространенных в современной правоприменительной практике противодействия наркопреступности является оперативно-розыскное мероприятие «проверочная закупка». Наряду с «контрольной поставкой», при реализации этих оперативно-розыскных мероприятии на практике нередко встречаются серьезные нарушения.

Оперативно-розыскная деятельность – зачастую система тайных мероприятий, на то она и называется оперативно-розыскной. И если следственное действие – будь то допрос, очная ставка, предъявление для опознания и др. – проводится под протокол, с участием профессионала не только со стороны правоохранительных органов, но и адвоката – профессионала со стороны подозреваемого или обвиняемого, то при проведении оперативно-розыскного мероприятия подозреваемое лицо и оперативные сотрудники встречаются один на один, без свидетелей и защиты. Конечно, при подготовке мероприятия и при фиксации его результатов есть понятые, есть установленный Законом порядок проведения мероприятия и фиксации его результатов. Но кульминация мероприятия, тот период (минуты или часы), когда собственно и решается вопрос – будет человек привлечен к уголовной ответственности или нет – происходит, когда подозреваемый в преступлении гражданин оказывается один на один с оперативными сотрудниками. Все остальное уже следствие.

Проверочная закупка – это оперативно-розыскное мероприятие, при котором с ведома и под контролем органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, допускается приобретение наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также инструментов или оборудования.

Проводится путем заключения с лицом, подозреваемым в занятии незаконной деятельностью, мнимой сделки по возмездному приобретению предметов без цели их последующего потребления или сбыта. В соответствии со ст. 36 Закона о наркотиках данное мероприятие сотрудники оперативных подразделений могут проводить без лицензии. При этом исходя из буквального смысла закона «Об ОРД», оперативный сотрудник или иное лицо может выступать только в качестве покупателя наркотиков, а не их продавца, даже если данный способ изобличения в преступной деятельности будет более эффективный.

Общие тактические приемы – зашифрованность проведения и фиксация с помощью технических средств. При выявлении организованной группы проведение мероприятия должно осуществляться в несколько этапов.

Первый этап включает в себя создание соответствующей легенды, имитирующей наличие преступных целей.

На втором этапе предполагается установление контакта с преступной группой и проведение «переговоров».

И на третьем, завершающем, – осуществление закупки.

В проведении специальных операциях важная роль отводится использованию наличных денег, которые предъявляются торговцу наркотиками для того, чтобы вызывать меньше подозрений и для большей убедительности перед наркоторговцем, что тот имеет дело с настоящим покупателем. Размер суммы наличных денег зависит от местных тенденций продажи и сбыта наркотиков, а также от сложившейся конъюнктуры рынка. При относительном недостатке определенного товара, например, кокаина, возможно, что подозреваемый не в состоянии его поставить.

Сотрудники, проводящие операцию, прежде чем приступать к переговорам о закупке, должны знать о реальной цене на наркотики. Если за наркотик запрашивается слишком высокая или слишком низкая цена, или если подозреваемый упорно не соглашается заключить сделку на выгодных условиях, или с чрезмерной готовностью соглашается на заведомо невыгодные условия, то сотрудник должен с осторожностью отнестись к подобной сделке.

Особенности проведения проверочной закупки:

– осмотра и пометки денежных купюр специальными составами производятся в присутствии граждан, о чем составляется соответствующий протокол (акт), в котором указывается достоинство купюр, предназначенных для оплаты при проведении закупки, их серий и номеров, общей суммы, характера упаковки, вида пометки и использованного спецсредства, способа его проявления на деньгах и упаковке;

– составление протокола (акта) о вручении денежных купюр лицу, непосредственно привлеченному к производству закупки (покупатель), с указанием данных о нем, цели вручения денег (допускается оформление производства осмотра денежных купюр и вручения их лицу, привлекаемому к закупке, одним протоколом);

– производство, в соответствии с п.1. ст.6 Закона «Об ОРД», опроса покупателя о предварительно достигнутой им договоренности, если таковая имела место, на совершение покупки наркотиков, лицах, принимавших участие в ней, условиях ее совершения (данная рекомендация может не распространяться на покупателя, являющегося сотрудником милиции, который проводил оперативно-розыскные мероприятия);

– проведение инструктажа покупателя о его поведении в ходе встречи со сбытчиком (сбытчиками), возможных вариантах действий, условном знаке об окончании сделки, его действиях в момент намеченного задержания участников сделки;

– для прослушивания переговоров между покупателем и продавцом (продавцами) производится снабжение покупателя соответствующим спецсредством (диктофоном, магнитофоном, радиомикрофоном). В этих целях оперработником составляется протокол (акт) о вручении в присутствии граждан спецсредства покупателю с указанием технических данных этого средства. На аудиокассету в начале ленты записывается информация, по которой можно определить когда, где, с какой целью, в каком составе начато оперативно-розыскное мероприятие. Этот факт отражается в протоколе (акте). В необходимых случаях производится опечатывание кассетоприемника спецсредства печатью с подписями всех участников составления протокола, что отражается в протоколе (акте) (если данное оперативно-розыскное мероприятие проводится сотрудниками оперативно-технических подразделений или с использованием специальных технических средств, что исключает возможность предоставления сведений технического характера, данная рекомендация может не применяться (ст. 12 Закона РФ » Об ОРД»);

– производство досмотра покупателя перед выходом на проверочную закупку в присутствии граждан с составлением протокола и отражением в нем факта отсутствия у покупателя каких-либо наркотиков; если покупатель направляется на сделку на автомобиле необходимо произвести досмотр его автомобиля с составлением соответствующего протокола (акта) (данное требование может не распространяться на покупателей, являющихся сотрудниками милиции);

– фиксация данного мероприятия осуществляется посредством составления протокола (акта) о наблюдении за происходящими событиями и применения видео или звукозаписи (киносъемки, фотографирования). В протоколе (акте) должны быть отражены сведения о времени и месте его проведения, лицах принимавших в нем участие, ход встречи, момент сделки, а также действия лиц, пытающихся в момент запланированного и производимого задержания избавиться от уличающих их предметов. Кроме того, в нем должны быть описаны действия сотрудников, принимающих участие в задержании;

– при задержании продавца (продавцов) непосредственно после закупки производится его (их) досмотр, а также досмотр иных участников, принимавших участие в данной сделке. Следует учесть, что досмотр производится до возбуждения уголовного дела, а в ходе расследования производятся обыск или выемка. В каждом случае составляется соответствующий протокол (акт). При этом, изымаются приобретенные наркотические средства, деньги, другие предметы, документы, свидетельствующие о совершенной сделке. Все изъятое соответствующим образом упаковывается, обеспечивается сопроводительной надписью, подписями граждан, оперработников, а по возможности и подписью лица, у которого произведено изъятие;

– в том случае, если лицу или лицам, задерживаемым по окончанию закупки, удалось в момент задержания выбросить наркотики или иные предметы, документы, уличающие в совершении противоправных действий, необходимо, в целях их обнаружения и изъятия, произвести осмотр места происшествия, местности или помещения;

– после проведенного мероприятия спецсредства, использованные покупателем для фиксации переговоров со сбытчиком, изымаются в соответствии со ст.15 Закона «Об ОРД», присутствии граждан осматриваются, о чем составляется протокол (акт). При этом, записи прослушиваются, их краткое (или полное) содержание отражается в протоколе (акте). В необходимых случаях из кассетоприемного устройства изымаются кассеты, которые сразу упаковываются в отдельные пакеты, соответствующим образом опечатываются. В протоколе (акте) обязательно указывается состояние ранее наложенной печати на кассетоприемном устройстве, ее целостность.

Изучение данной категории уголовных дел показало, что имеющиеся в распоряжении следователя записи на магнитных носителях и распечаток текста разговора рекомендуется представлять для прослушивания обвиняемым и лицам, принимающим участие в разговоре при контрольной закупке. Факт их просмотра и прослушивания необходимо отражать в протоколе допроса. В связи с тем, что отдельные (ключевые) фразы и слова могут трактоваться не однозначно, для выяснения их смыслового значения и всего контекста записанного разговора допрашиваемым лицам целесообразно задать вопросы с отражением ответов на них в протоколе следственного действия.

Исходя из практического опыта можно сделать вывод о том, что преступления связанные с незаконным оборотом наркотиков, совершают как наркоманы, так и лица не употребляющие наркотические средства, наркотики похищаются как для личного употребления, так и с целью дальнейшего сбыта; группы занимающиеся распространением наркотиков высоко организованы, роли строго распределены среди участников этих групп, достаточно большое количество источников поступления наркотиков в незаконный оборот. Все эти факторы существенно осложняют работу оперативных сотрудников по борьбе с преступлениями данного вида.

Также необходимо сказать, что эффективность работы по борьбе с НОН обуславливается прежде всего правильной организацией оперативного обслуживания объектов и территории, основу которого составляет работа по подбору и расстановке агентуры. Положительные результаты оперативной проверки по делам о незаконном обороте наркотиков достигаются, прежде всего, при своевременном установлении и перекрытии каналов распространения наркотиков и тактически грамотном проведении оперативно-розыскных мероприятии.

Список литературы:

Воронин С. Э., Воронин Э. И. Процессуальное положение органов предварительного расследования России / Министерство внутренних дел России, Барнаульский юридический институт — Науч. изд.- Барнаул, 2001.-119с.

Белкин А.Р. Теория доказывания в уголовном судопроизводстве. — «Норма», 2005 г.

Шмонин А.В. Методика расследования преступлений. Учебное пособие. – Москва.: ЗАО Юстицинформ. 2006. – 21с.

Кухарук В.В. Основы борьбы с организованной преступностью в сфере незаконного оборота психоактивных веществ. — Саратов, Сателлит. 2007. – 200 с.

Третьяков О.Е. Правовые и организационные проблемы использования технических средств для обнаружения наркотических веществ. ВНИИ МВД России. 2004.

Признаки провокации сбыта наркотиков

Уголовная ответственность за сбыт наркотиков предусмотрена статьей 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации. Законодатель относит данное преступление к категории тяжких (первая часть статьи) и особо тяжких (части 2-5). Наказание за сбыт наркотиков является самым серьезным из возможных наказаний и составляет от четырех до двадцати лет лишения свободы или до пожизненного заключения, если речь идет о наркотических средствах в особо крупном размере. В большинстве случаев выявление подобных преступлений производится с помощью оперативно-розыскных мероприятий – проверочной закупки или оперативного эксперимента, которые должны осуществляться в соответствии с требованиями Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее по тексту – «Закон»).

Согласно статье 5 Закона органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий (провокация). Смысл этой статьи означает, что оперативные сотрудники по своей инициативе не вправе провоцировать граждан на то, чтобы они приобретали наркотики у третьих лиц, или же продавали закупщикам свои наркотики, которые они хранят для собственного употребления, и которые они до провокации не планировали никому продавать. К сожалению, в уголовной практике данная норма закона зачастую игнорируется оперативными сотрудниками правоохранительных органов. Большинство оперативно-розыскных мероприятий, проводимых с целью выявления лиц, причастных к совершению преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств или психотропных веществ, при грамотном подходе можно расценивать, как провокацию сбыта наркотиков.

Рассмотрим отличительные признаки провокации сбыта наркотиков. Для совершения провокации используются свидетели и (или) понятые, которые сами являются наркозависимыми лицами и постоянно находятся под угрозой привлечения к уголовной ответственности. Официальная версия оперативников, осуществляющих провокацию под видом оперативно-розыскного мероприятия, как правило, выглядит следующим образом. К ним добровольно обращается гражданин, желающий исполнить свой «гражданский долг», и сообщает о том, что некое лицо (или несколько лиц) занимаются незаконным распространением наркотиков (изготовлением, производством или сбытом). С целью проверки информации, изложенной обратившимся гражданином, и документирования преступной деятельности указанных им лиц оперативные сотрудники принимают решение произвести с участием обратившегося гражданина оперативно-розыскное мероприятие (оперативный эксперимент или проверочную закупку). Факт обращения гражданина фиксируется в форме письменного заявления, либо рапортом об обнаружении признаков преступления. Далее гражданин изъявляет желание принять добровольное участие в проверочной закупке, оперативники выдают ему помеченные денежные средства, при необходимости снаряжают его скрытой записывающей аппаратурой и организовывают его контакт с предполагаемыми преступниками. При передаче наркотиков закупщику производится задержание сбытчика, после чего в ходе его личного досмотра, в присутствии понятых, у него изымаются денежные купюры, а участвовавший в закупке гражданин добровольно выдает полученные от задержанного наркотические средства.

На самом же деле все обычно происходит так. «Законопослушного гражданина» самого задерживают при сбыте или приобретении наркотических средств или психотропных веществ, после чего ставят его перед фактом: либо он едет в тюрьму, то есть в отношении него будет избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, либо освобождается от ответственности (или остается на подписке о невыезде и надлежащем поведении) при условии того, что будет активно способствовать раскрытию других преступлений, то есть, попросту говоря, «сливать» оперативникам известных ему наркоманов. Гражданин, естественно, выбирает второй вариант, после чего, находясь под давлением оперативных сотрудников, звонит или встречается с будущими жертвами и просит их сбыть ему наркотики. Если лица не соглашаются это сделать, «законопослушный гражданин» начинает их всячески уговаривать совершить преступление: предлагать хорошие деньги, давить на жалость, ссылаясь на свою наркотическую зависимость и тяжелое состояние здоровья, что-то обещать и т.п. В итоге лица, движимые жалостью или корыстным мотивом, соглашаются на просьбы страдающего наркомана и попадаются на крючок.

Таким образом, провокация сбыта наркотиков заключается в том, что провокаторы, в роли которых выступают недобросовестные оперативные сотрудники, используя зависимого от них закупщика, сами возбуждают у объекта оперативного мероприятия желание совершить действия по передаче наркотика закупщику, которые формально содержат в себе признаки состава преступления, предусмотренного статьей 228-1 Уголовного кодекса РФ, — незаконный сбыт наркотических средств или психотропных веществ.

Вместе с тем, действующее законодательство четко предусматривает основания и порядок проведения оперативно-розыскных мероприятий. Так, согласно статье 7 Закона основаниями для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

В соответствии с п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 года № 14 результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть признаны доказательствами по уголовному делу и положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния. Из этого следует, что прежде чем проводить оперативно-розыскные мероприятия в отношении каких-либо лиц, оперативным сотрудникам необходимо достоверно убедиться в том, действительно ли эти лица занимаются преступной деятельностью, связанной с незаконным оборотом наркотиков, то есть проверить полученную оперативную информацию. Эту проверку можно произвести посредством наблюдения за этими лицами, контроля их переговоров, то есть способами, позволяющими убедиться в наличии у них умысла на сбыт наркотиков, сформированного независимо от действий сотрудников правоохранительных органов.

Адвокат по наркотикам должен помнить о том, что само по себе заявление от обратившегося гражданина или рапорт оперативного сотрудника не могут быть основанием для проведения оперативно-розыскных мероприятий. Показания оперативных сотрудников полиции в части наличия у них некой оперативной информации о том, что задержанный занимался сбытом наркотиков, также явно недостаточны для подтверждения законности проведения проверочной закупки или оперативного эксперимента. В ходе судебного разбирательства по уголовным делам о наркотиках оперативные сотрудники полиции и наркоконтроля, как правило, пытаются обосновать свои незаконные действия по совершению провокации сбыта наркотиков наличием у них оперативной информации, которая является государственной тайной и не подлежит разглашению, а судьи, к сожалению, обычно верят им на слово и не производят проверку этой информации. В связи с этим, адвокат по наркотикам должен настаивать в суде на проверке данной информации посредством заявления суду соответствующих ходатайств. В случае отказа судьи проверить эту информацию, данный факт должен восприниматься стороной защиты, как нарушение судом уголовно-процессуального закона, и использоваться в качестве аргумента для последующего обжалования незаконного приговора суда.

Таким образом, при работе по уголовным делам, где могла иметь место провокация сбыта наркотиков, профессиональный адвокат по наркотикам в первую очередь должен ответить на два вопроса: было бы совершено преступление без искусственно созданных условий, и решилось бы лицо на совершение сбыта наркотического средства, если бы оперативные сотрудники лично или с помощью закупщика не склонили бы его к таким действиям или не способствовали бы им. В случае отрицательного ответа на эти вопросы адвокат по наркотикам может констатировать провокацию в действиях сотрудников полиции или органов госнаркоконтроля. Проведение оперативно-розыскного мероприятия может быть правомерным только в том случае, если гражданин или оперативный сотрудник, привлеченный в качестве закупщика, договаривается о покупке наркотика с торговцем наркотиками не по своей инициативе путем длительных уговоров и просьб, обмана, а по инициативе самого лица, сбывающего наркотические средства. Продавец наркотиков должен быть заинтересован в получении выгоды от их реализации, у него эти наркотики есть в наличии, он торгует ими не первый раз и не собирается их ни у кого доставать по просьбе закупщика.

К сожалению, правомерные закупки наркотических средств на практике проводятся крайне редко, поскольку их проведение отнимает массу времени у оперативных сотрудников и не позволяет им выполнять ежемесячный план. К тому же такого количества реальных наркоторговцев, которого требует ежемесячный план правоохранительных органов в крупном городе, как правило, не бывает. Поэтому на практике все чаще встречаются уголовные дела, где оперативные сотрудники через привлеченных ими наркоманов, задержанных с наркотиками, вынуждают и буквально заставляют не наркоторговцев, а лиц, самих употребляющих наркотики, найти для них наркотические средства и продать их закупщику. Закупщик предлагает деньги, жалостливо просит помочь ему, поскольку ему тяжело без наркотиков, и он может умереть от ломок, уговаривает продать наркотики, просит их достать любым способом. По поручению оперативных сотрудников закупщик создает и иные условия для формального совершения сбыта наркотических средств. В наше время редко кто может отказаться от денег, а если это человек, сам употребляющий наркотики, но не торгующий ими, навряд ли он откажется помочь такому же наркоману, как и он сам, зная, что такое ломки.

При осуществлении защиты по уголовному делу о незаконном обороте наркотических средств или психотропных веществ адвокат по наркотикам должен помнить о том, что никакой общественный интерес, и никакая забота о здоровье населения и общественной нравственности не могут служить основанием для провокации сбыта наркотиков и незаконного обвинения человека пусть даже и наркомана в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. Адвокат по наркотикам — статья 228 УК РФ

Уголовная ответственность за незаконное хранение наркотических средств и психотропных веществ в значительном, крупном и особо крупном размерах наступает по статье 228 Уголовного кодекса РФ, которая предусматривает чрезмерно суровое наказание, особенно за хранение наркотиков в крупном и особо крупном размере, — от трех до пятнадцати лет лишения свободы. В большинстве случаев по данной статье привлекают лиц, которые употребляют наркотики и хранят их для собственного употребления.

На мой взгляд, статью 228 УК РФ давно необходимо декриминализировать, а лиц, которые осуждены за хранение наркотиков, освободить от уголовной ответственности и направить на лечение от наркотической зависимости.

Посудите сами, если человек хранит наркотики с целью их последующей продажи, то он изначально является преступником, поскольку его намерения представляют повышенную общественную опасность для окружающих и создают угрозу вовлечения в употребление наркотиков широкого круга лиц, среди которых могут быть дети и женщины. Однако в этом случае действия потенциального наркоторговца должны быть квалифицированы не как незаконное хранение наркотических средств, а как приготовление к их сбыту, — по ч. 1 ст. 30 и ст. 228.1. УК РФ, поскольку его умысел направлен не на хранение, а на сбыт наркотиков.

Если же речь идет о хранении наркотических средств или психотропных веществ, предназначенных для собственного употребления, то этот человек является не преступником, а наркозависимым лицом, то есть лицом, страдающим заболеванием – наркоманией. Причем здесь уголовная ответственность, лично я не понимаю.

Тем не менее, исключение статьи 228 из Уголовного кодекса РФ никогда не входило в планы органов госнаркоконтроля и полиции, которые последовательно доказывают необходимость назначения все более строгого наказания по данной статье. Полагаю, что истинные причины такой категоричной позиции заключаются не в искреннем беспокойстве за здоровье населения, а в удобстве доказывания состава преступления, предусмотренного статьей 228 УК РФ, что способствует росту раскрываемости и улучшению статистических показателей. Доказывать-то на самом деле особо нечего. Необходимо установить лишь факт изъятия конкретного наркотика у конкретного гражданина, и, как говорится, «дело в шляпе».

Расследование такого дела происходит по примитивному шаблону в рекордно короткие сроки, доказательства всегда одни и те же: протокол личного досмотра и досмотра вещей, находящихся при физическом лице, в ходе которого происходит изъятие запрещенного вещества, показания сотрудников наркоконтроля или полиции и показания понятых относительно процедуры досмотра и изъятия, заключение химической судебной экспертизы на предмет установления принадлежности изъятого вещества к наркотикам. Адвокаты обычно избегают участия в таких делах, особенно, если лицо, у которого изымается наркотик, не признает свою вину и заявляет о том, что наркотик ему подбросили, потому что доказать невиновность лица в такой ситуации крайне сложно. Жалобы, которые подаются на неправомерные действия полицейских в органы прокуратуры и в суд, преимущественно остаются без удовлетворения. Проверка доводов обвиняемого проводится формально и обычно заканчивается получением объяснений от самих сотрудников, производивших досмотр и изъятие наркотиков. Естественно, опрашиваемые сотрудники правоохранительных органов никогда ни в чем не признаются, даже если факт «подброса» имел место.

Единственная зацепка, которая может повлиять в положительную сторону на исход дела, заключается в процессуальных нарушениях, которые могут быть допущены при составлении протоколов мер обеспечения по делу об административном правонарушении (личного досмотра и досмотра вещей), протоколов следственных действий, а также при производстве экспертизы.

Адвокат по наркотикам должен очень внимательно исследовать эти процессуальные документы на предмет наличия в них возможных нарушений. Обычно эти нарушения допускаются при проведении личного досмотра и досмотра вещей и касаются участия понятых и особенностей составления протокола досмотра. Понятые могут быть вымышленными, могут сотрудничать с правоохранительными органами (являться агентами, действующими сотрудниками полиции, лицами, задержанными по уголовному делу и т.п.), могут подписывать протокол досмотра, не участвуя в его проведении. Именно поэтому вызов понятых для допроса в судебном заседании имеет важное значение для установления законности проведения досмотра.

Лицу, в отношении которого производился досмотр, могли быть не разъяснены его права, в протоколе могут быть указаны данные, не соответствующие действительности, относительно: времени и места проведения досмотра, должностей, званий и фамилий лиц, производивших досмотр, особенностей изъятых веществ или предметов. Проведение досмотра может происходить без необходимых оснований, предусмотренных законом. Но для выявления и использования этих нарушений во благо своего подзащитного адвокат по наркотикам должен обладать исключительным профессионализмом, внимательностью и желанием серьезно работать.

Недостаточно только выявить эти нарушения, нужно еще грамотно и своевременно донести свою позицию до органов следствия и суда. Гораздо проще убедить своего подзащитного в необходимости признать свою вину и удовлетвориться незначительным смягчением наказания, что часто практикуют некоторые недобросовестные адвокаты по уголовным делам, не утруждающие себя исследованием материалов дела.

Опытный адвокат по наркотикам должен в каждой ситуации индивидуально оценивать обстоятельства дела на предмет возможности доказывания невиновности подозреваемого (обвиняемого) по статье 228 УК РФ и предпринимать все необходимые меры для исключения уголовной ответственности своего подзащитного или максимального смягчения ему наказания за совершенное преступление.

Незаконное производство и сбыт наркотических веществ, психотропных средств и растений, содержащих наркотические вещества, квалифицируется в российском законодательстве как одно из самых тяжких преступлений. Осужденным по ст. 228.1 УК РФ ч.1 грозит заключение до 8 лет и по ст. 228.1 УК РФ ч.2 до 20 лет, если речь идет об особо крупных размерах, групповом преступлении, продаже наркотиков лицу, не достигшему 14-летнего возраста.

Также существует определенная законодательно трактовка термина незаконный сбыт наркотических веществ, определенная п.13 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 15 июня 2006 года. В нем даются пояснения о том, что сбытом считается как продажа, так и безвозмездная реализация (обмен, дарение, займ), то есть любая передача другому лицу.

Преступление квалифицируется как умышленное при наличии предварительной договоренности с приобретателем, расфасовке, большом количестве, изготовлении, перевозке лицом, не употребляющим наркотические вещества, хранении и т.д. Как видим, список достаточно объемный, поэтому можно квалифицировать как сбыт практически любое действие, даже если оно не является сбытом по факту.

Есть законодательно определенные объективные и субъективные составляющие. К объективной стороне преступной деятельности по ст. 228.1 УК РФ причисляют факт передачи психотропных или наркотических веществ. Как субъективная сторона квалифицируются именно умышленные действия продавца или сбытчика. Это означает, что для обвинения в противоправных действиях и подтверждения оконченного преступления необходимо доказать, что продавец целенаправленно и умышленно собирался сбыть наркотические вещества и передать их лицам, которым эти наркотики до момента передачи не принадлежали.

Для доказательства вины должен быть состав преступления. В данном случае должен быть умысел на сбыт. То есть сбытчик должен заблаговременно приобрести партию наркотиков или компонентов для изготовления, приготовить наркотическое вещество, расфасовать его в упаковки именно для продажи, найти покупателей, назначить им место встречи и там передать психотропные или наркотические вещества. В этом случае его действия можно квалифицировать по ст. 228.1 УК РФ.

Если инициатива исходила исключительно от закупщика, который просил, требовал или вымогал наркотики у закупщика, угрожал ему, поставил его в какие-то условия или неудобное положение, то нельзя говорить о том, что в материалах дела присутствуют объективные свидетельства того, что обвиняемый является сбытчиком. В частности, для проведения оперативно-розыскных мероприятий должны быть основания. Таковыми можно считать данные о том, что сбытчик умышленно собирается произвести противоправные действия. Если их нет, то отсутствуют и данные о причастности обвиняемого к сбыту наркотиков, то есть он не совершал данного преступления. По факту есть провокация преступления – закупщик каким-либо образом склонял сбытчика передать наркотики и своими действиями спровоцировал на определенные действия.

Верховный Суд РФ в постановлении от 27.06.12 определил провокационные действия в делах по сбыту наркотических веществ и указал, что под склонение, подстрекательство, принуждение или побуждение в косвенной форме передачи наркотиков штатным или внештатным агентам полиции или сами сотрудникам правоохранительных органов следует считать подстрекательством. То есть лицо, подозреваемое в правонарушении, действовало не по своему умыслу.

Для проведения оперативных мероприятий, которые называются в материалах делах «Проверочная закупка», сотрудники

правоохранительных органов должны иметь информацию о том, что сбытчик распространял наркотические вещества и собирался передать, подарить, дать в займы, продать наркотики. Если оснований для подозрения не было, то суд должен признать действия оперативников провокационными. Сбыт наркотиков в данном случае, по факту, произошел вследствие вмешательства правоохранителей либо их агентов и провокаций с их стороны.

Следует также разделять, какие действия работников следственно-оперативных органов можно считать провокацией. Речь о провокационных действиях сотрудников полиции может идти только в случае проведения ОРМ, которые являются именно «проверочной закупкой» или проводились вследствие «оперативного эксперимента».

Оперативники имеющие сеть работающих на них агентов, зачастую действуют не самыми честными и законными методами. Их цель – повысить показатели раскрываемости преступлений любыми путями. И зачастую они создают искусственные условия для совершения преступления, то есть подстрекают сбытчика, подталкивают к правонарушению или ставят в условия, при которых у условно подозреваемого нет другого выхода и он вынужден передать или продать кому-то наркотические вещества. В этом случае невозможно доказать, что оперативники были уверены в том, что преступление будет совершенно без вмешательства третьих лиц, то есть подстрекательства со стороны правоохранительных. Это недоказуемо по той причине, что нет фактов и объективных свидетельств. Следовательно, если сбытчик действовал не по собственной инициативе, а условия были созданы искусственно, то нет состава преступления и обвиняемый не должен понести наказание за преступление, которого он не совершал.

Именно такой позиции придерживается ВС РФ и ЕСПЧ. Также в буквой закона определены права и полномочия должностных лиц, которые находятся при исполнении. Им запрещено склонять кого-либо к совершению преступления, подстрекать и побуждать в косвенной или прямой форме к противоправным действиям, фальсифицировать результаты ОРМ или свидетельские показания. Однако эти инструкции зачастую оставляют без внимания, на практике же происходит совсем другое.

Как и во всей нашей коррупционной системе, до сих пор остается актуальной проблема вымогательства взяток. Поэтому есть опасность, что обеспеченных родственников задержанного будут шантажировать, вымогая с них деньги за закрытие дела, которого, фактически, нет по причине отсутствия преступления. Испуганные правоохранителями родственники обвиняемого зачастую готовы принести любую сумму, чтобы спасти жертву оперативников от отбывания срока в местах лишениях свободы. Это широко известная практика, которая, к сожалению, четко отлажена и до сих пор работает.

228 статья УК РФ – одна из самых «скользких» и удобных для того, чтобы обвинить любого человека в совершении правонарушения. Если рассуждать таким образом, как это обычно делают сами оперативники, следователи и судьи, то для доказательства состава преступления нужны лишь наркотические вещества, изъятые у сбытчика, и закупщик, который может даже не приобретать наркотики, а просто брать или одалживать.

И тут вырисовывается совсем иная картина. Получается, что даже если передача наркотиков была произведена по инициативе приобретателя, который просил, требовал или вымогал их у сбытчика, то обвинят в продаже наркотических средств сбытчика. Почему так, если у него не было умысла и субъективной составляющей преступления? Получается, что срок может получить невиновный просто потому, что его спровоцировали и скомпрометировали? Да, к сожалению, если с самого начала к делу не подключится хороший адвокат, то практически любого можно обвинить по по ст. 228.1 УК РФ.

Вы, ваши родственники и близкие попали в беду, вас обвиняют в сбыте наркотиков, а результаты сфальсифицированы или само преступление является банальной провокацией? Проконсультируйтесь с нашими адвокатами – мы поможем противостоять незаконной деятельности!

Оперативники используют в работе любые методы. У них есть своя агентурная сеть, состоящая из лиц, употребляющих или ранее употреблявших наркотики. Не принято широко оглашать такой способ работы, но с ним неоднократно сталкивались многие. У оперативников есть определенный план по задержанию и раскрытию преступлений, который они должны выполнить. Каким образом? Все происходит по давно наработанному сценарию, схема отлажена и работает безупречно. Обвинить в сбыте могут любого неугодного, просто ненужного оперативникам человека или того, с кого можно получить выгоду (материальную или нематериальную).

Стратегия и тактика запугивания, применение физического насилия тоже работает безупречно. Подозреваемый не является преступником, пока его вина не будет доказана. Для этого нужен компромат и показания. Оперативники и следователи умеют получать показания, если допрос проводится не в присутствии адвоката. Они оказывают моральное давление, убеждают в том, что человек действительно сбыл наркотические вещества с умыслом и по предварительной договоренности, применяют физическую силу вплоть до истязаний.

Противостоять оперативникам сложно, но реально.

К примеру, если до момента задержания с вещдоками приобретатель терроризировал сбытчика по телефону, угрожал ему или просил

передать наркотики, приходил к нему домой, сам назначил встречу в удобном для правоохранителей месте, где те поджидали жертву, то все это означает, что передача была совершена по причине незаконных провокационных действий, а не по инициативе продавца.

Отдельно нужно сказать о том, каким образом ведутся и готовятся такие дела. Как правило, в протокол допроса заносятся исключительно те сведения и материалы, в которых заинтересованы сотрудники полиции. В них не будет указано о том, что приобретатель совершал целенаправленные действия, которые явились, по сути, причиной сбыта наркотиков. Также не будет отражены в материалах сведения о том, что непосредственное участие во всем процессе принимали сами правоохранители и у них не было оснований организовывать проверочную закупку по причине того, что они не могли владеть информацией о злом умысле, о готовящемся преступлении. Произошло ли оно, по факту, по причине провокации со стороны оперативников и их агентов.

Есть еще один момент. Проверочная закупка – открытый акт, то есть задержать сбытчика должны по факту передачи на месте совершения преступления. Если была серия тайных проверочных закупок, то предыдущие могут быть зафиксированы на скрытую камеру или просто сняты с помощью видеоаппаратуры, а последняя должна быть открыта и завершиться арестом. Вещдоки в виде самого наркотика или меченных купюр, изъятых у продавца, должны быть предоставлены на для обвинения. В таком деле должны так или иначе фигурировать обе стороны. И если покупатель ранее неоднократно приобретал наркотики у продавца, то правоохранители не могут засекречивать его данные якобы под видом агентуры. Такие действия уже являются доказательством провокации и беззакония. И дело не может быть открыто задним числом со слов приобретателя безо всяких вещественных доказательств.

Также в деле могут фигурировать показания лжесвидетелей, которые на самом деле таковыми не являются, потому что имеют свои интересы в обвинении или просто не присутствовали при передаче или изъятии наркотиков. У правоохранительных органов есть практика брать понятыми людей, которые присутствуют в полицейском отделе случайно, и не зачитывать им протокол, оформлять его задним числом. К примеру, в таком протоколе может содержаться информация об изъятии наркотиков на улице, где якобы присутствовали понятые. Но так как от них требуется лишь подписать протокол, а пререкаться с правоохранителями никто не хочет, то они, по сути, подписывают приговор незаконно обвиняемому. В таком деле должен обязательно должен присутствовать адвокат, а в противном случае будет обвинен подозреваемый.

Как доказать свою невиновность или помочь близкому человеку?

В этих делах очень много тонкостей и нюансов, поэтому необходимо как можно раньше обратиться к адвокату, проконсультироваться и подключить его к делу. Только адвокат может доказать необоснованность ОРМ, несоблюдения правил ведения следственных действий, незаконность закупки или наличие состава преступления со второй стороны – провокации, подстрекательство или вымогательство.

Правоохранительная система в России загружена, ограничена сроками, поэтому работает в конвейерном режиме. В большинстве случаев дела поступают в суд с признательными показаниями в ситуации отсутствия спора с обвинением, что облегчает задачу и прокурорам, и судьям.

Иное дело оправдательные приговоры. Они выносятся с риском для судей, поскольку чаще, чем обвинительные, отменяются вышестоящими судами, ведут к конфликту с прокуратурой. Но для защиты установление оснований вынесения оправдательных приговоров особенно интересны и имеют практическое значение.

Поэтому рассмотрим, к примеру, оправдательные приговоры, вынесенные по делам о сбыте наркотиков, и выясним основания их вынесения.

Обвинение в незаконном сбыте наркотиков базируется на материале проверочной закупки, проводимой сотрудниками полиции. Однако и в случае признания вины по таким делам возможен оправдательный приговор.

Так, в одном из дел подсудимый признал факт передачи наркотиков. Но вот результаты проверочной закупки, по решению суда, не легли в основу приговора. Суд счел, что умысел подсудимого на сбыт наркотиков сформировался исключительно в результате действий сотрудников оперативных подразделений, то есть в результате провокации.

Проведение оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» должно быть продиктовано стремлением поставить под контроль, под непосредственное наблюдение правоохранительных органов уже начавшиеся процессы, связанные с посягательством на объект уголовно-правовой охраны, и в конечном итоге прервать их развитие. Проверочная закупка производиться на основании информации, носящей отнюдь не предположительный характер.

Суд счел, что решение о проведении проверочной закупки должно приниматься не только и исключительно на основании заявления о желании помочь изобличить сбытчика наркотических средств, но и должно быть подкреплено опросом заявителя, выполнением других проверочных действий. Цель данных проверочных мероприятий — получение сведений о том, что данное лицо совершило, подготавливает либо совершает преступление. И совсем другое дело, когда в ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия лицу, заподозренному в преступной деятельности, различными способами навязывают вознаграждение за сбыт запрещенного к обороту вещества, даже если лицо само никаких действий, направленных на оказание данной преступной услуги, не совершает. В подобных случаях оперативно-розыскное мероприятие незаконно.

Федеральный закон от 05 июля 1995 года «Об оперативно-розыскной деятельности» исключает провокацию в работе оперативных подразделений. Оперативно-розыскная деятельность основывается на принципах законности, уважения и соблюдения прав и свобод человека и гражданина (ст.3). Задачами оперативно-розыскной деятельности является: «выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших преступление» (ст. 2). Такой задачи, как искусственное создание преступления с целью его последующего выявления, указанным Федеральным законом не предусмотрено. Решению задач оперативно-розыскной деятельности служит и проведение проверочной закупки. Однако в соответствии с п. 2 ст. 7 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» основанием для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность сведения о «признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших преступление».

Современные технические средства, имеющиеся на вооружении оперативных подразделений, при умелом их использовании, с соблюдением установленного законом порядка, позволяют без всякой провокации выявлять лиц, причастных к незаконному обороту наркотических средств, в том числе незаконно их сбывающих.

При оценке доказательств суды учитывают, что до проведения проверочной закупки подсудимые не занимались сбытом, передача наркотиков произошла благодаря решению оперативного подразделения провести оперативно-розыскное мероприятие.

Права гражданина, гарантированные Конституцией РФ и Конвенцией «О защите прав человека и основных свобод» от 14 ноября 1950 года (в редакции от 01 сентября 1998 года), ратифицированной Федеральным Законом РФ № 54-ФЗ от 30 марта 1998 года не могут быть нарушены полицией.

В соответствии с п. 4 ст. 15 Конституции РФ и п. 3 ст. 1 Уголовно-процессуального кодекса РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью законодательства Российской Федерации, в том числе регулирующего уголовное судопроизводство.

Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные уголовно-процессуальным кодексом, то применяются правила международного договора.

Конвенция о защите прав человека и основных свобод является одним из основополагающих международных договоров.

Пункт 1 статьи 6 указанной Конвенции, ратифицированный Российской Федерацией без каких либо оговорок, устанавливает, что «каждый … при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона».

Отвечая на вопрос, каким образом уголовное преследование за преступление, совершенное в результате провокации со стороны правоохранительных органов, нарушило право гражданина на «справедливое судебное разбирательство», суды руководствуются толкованием статьи 6 Конвенции, данной Европейским Судом по правам человека. Возможность и необходимость использования толкования Конвенции, данного Европейским судом, вытекает из статьи 1 Федерального Закона от 30. 03. 1998 г. № 54-ФЗ: «Российская Федерация в соответствии со статьей 46 Конвенции признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней.» Таким образом, в соответствии с данным законом, правовые позиции, выработанные Европейским Судом по делам с участием Российской Федерации, являются обязательными для Российской Федерации, в том числе, и для ее судебных органов.

Свою позицию по данному вопросу Европейский Суд по правам человека отразил в Постановлении от 15.12.2005 года по делу «Ваньян против Российской Федерации». Как указано Европейским судом, осуждение за преступление, совершенное в результате провокации со стороны милиции, нарушает пункт 1 статьи 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, при этом при разрешении вопроса о справедливости судебного разбирательства необходимо отвечать и на вопрос о справедливости способа получения доказательств.

Требования справедливого судебного разбирательства по уголовным делам, содержащиеся в статье 6 Конвенции, по мнению Европейского Суда, ведут к тому, что публичные интересы в сфере борьбы с оборотом наркотических средств не могут служить основанием для использования доказательств, полученных в результате провокации со стороны милиции. Если преступление было спровоцировано действиями тайного агента, и ничто не предполагает, что оно было бы совершено и без какого-либо вмешательства, то эти действия агента уже представляют собой подстрекательство к совершению преступления.

Все доказательства, полученные в результате незаконного уголовного преследования, являются недопустимыми.

Признание же подсудимого себя виновным за деяние, запрещенное уголовным законом, совершенное в результате провокации со стороны полиции противоречит положению п.1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

По делам о сбыте наркотиков очень часто сотрудники полиции заявляют в суде о том, что они располагали оперативной информацией о причастности заявителя к распространению наркотиков. Эту информацию они считают основанием проведения проверочной закупки.

Имеет смысл уточнять в суде, проверялась ли имеющаяся информация об участии конкретного лица в преступной деятельности.

Верховный Суд РФ специально посвятил этой проблеме «Обзор судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотиков» от 27 июня 2012 г.

В обзоре особо отмечено, что проведение проверочной закупки должно быть обосновано и мотивировано.

Чтобы подозрения были достаточными, для проведения проверочной закупки необходим самостоятельной сформированный умысел на сбыт наркотиков и проведенные им подготовительные действия.

Адвокаты, аргументируя свои доводы, часто обращаются к утвержденной Приказом от 17 апреля 2007 г. Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд.

Инструкция предписывает в случае неудачно проведенной проверочной закупки проводить повторную закупку и результаты первоначальной приобщить к материалам повторной проверочной закупки.

Причем, информация о проведенной закупке должна быть собрана с применением других оперативно-розыскных мероприятий, прослушивания телефонных переговоров, наблюдения и т.д.

Особенностями незаконный проверочной закупки является отсутствие информации о том, что осужденный ранее сбывал наркотические средства другим лицам, отсутствие понимания со стороны закупщика целей проведения проверочной закупки.

Если в постановлении о проведении проверочной закупки указано, что ее целью являлось документирование преступной деятельности, проверка информации о причастности лица к сбыту наркотических средств, то, по мнению Президиума Верховного Суда РФ, такая формулировка противоречит задачам оперативно-розыскной деятельности, указанным в ст.2 данного федерального закона, направленным на выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих или совершивших. В данном случае, сотрудники наркоконтроля привлекли лицо для приобретения у осужденного наркотического средства. В осуществлении оперативно-розыскных мероприятий с целью документирования преступной деятельности отсутствует необходимость, так как оперативные сотрудники преследуют цели установления иных лиц, причастных к незаконному обороту наркотиков. Каких-либо новых результатов дальнейшее продолжение оперативно-розыскных мероприятий не имело (подробнее см. постановление президиума Верховного Суда РФ от 20 июля 2012 г. N 131-П12).

На практике суды учитывают позицию защиты, согласно которой в показаниях подсудимого выделено, что на неоднократные предложения лица, выступавшего в роли покупателя при проведении проверочной закупки, о приготовлении для него наркотика обвиняемый он ответил отказом, а согласился к совершению противоправных действий, только после оказания на него определенного психологического давления.

Суды соглашаются с защитой в том, что в деле должны содержатся доказательства того, что подсудимый совершил бы преступление без вмешательства сотрудников полиции.

Лицо, привлекаемое в качестве посредника к приобретению наркотических средств в рамках оперативно-розыскного мероприятия, проводимого с целью выявления сбытчика(-ов) наркотических средств, схем поставок и реализации наркотических средств и т.п., может быть привлечено к уголовной ответственности при наличии, в частности, следующих условий: оно не было осведомлено о своем участии в оперативно-розыскном мероприятии и до проведения мероприятия у оперативных органов имелась достоверная информация о том, что данное лицо приобретает наркотические средства.

При выявлении оперативными и следственными органами поставщиков, сбытчиков наркотических средств, определении схем поставок, реализации наркотических средств и т.п. возникает необходимость в получении информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами, а также о местонахождении телефонного аппарата относительно базовой станции и в определении идентификационных номеров абонентских устройств объектов оперативной заинтересованности (например, наркосбытчиков).

В соответствии с ч. 1 ст. 186.1 УПК РФ при наличии достаточных оснований полагать, что информация о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами имеет значение для уголовного дела, получение следователем указанной информации допускается на основании судебного решения.

Согласно п. 24.1 ст. 5 УПК РФ получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами — это в том числе получение сведений о номерах и месте расположения приемопередающих базовых станций.

Для получения информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами необходимо идентифицировать абонентское устройство — определить его IMEI и (или) абонентский номер, а также определить местоположение телефонного аппарата относительно базовой станции. Все это взаимосвязанные процессуальные действия и могут рассматриваться судами в рамках ст. 186.1 УПК РФ.

Информацией, составляющей охраняемую Конституцией Российской Федерации и действующими на территории Российской Федерации законами тайну телефонных переговоров, считаются любые сведения, передаваемые, сохраняемые и устанавливаемые с помощью телефонной аппаратуры, включая данные о входящих и исходящих сигналах соединения телефонных аппаратов конкретных пользователей связи. Для доступа к указанным сведениям органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, необходимо получение судебного решения. Иное означало бы несоблюдение требования статьи 23 (часть 2) Конституции Российской Федерации о возможности ограничения права на тайну телефонных переговоров только на основании судебного решения.

На основании изложенного можно сделать вывод о необходимости получения судебного решения для определения местоположения телефонного аппарата относительно базовой станции, а также для определения идентификационных абонентских устройств объектов оперативной заинтересованности, поскольку получение данных сведений связано с вторжением в личную жизнь и влечет ограничение конституционных прав граждан на тайну телефонных переговоров.

Следует отметить, что на практике вышеуказанное требование закона, как правило, не соблюдается.

До недавнего времени позиция Верховного Суда РФ по поводу провокаций сотрудников полиции по делам о сбыте наркотиков была неоднозначной.

Однако 5 марта 2014 года Верховный суд в Обзоре судебной практики внес ясность в рассматриваемый вопрос. Он указал, что результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора лишь в том случае, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у лица умысла на совершение преступления, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных служб.

Провокации сбыта наркотиков сотрудниками правоохранительных органов с помощью лиц, ими представленных, не единичны и имеют признаки системного характера. Такие квалификационные ошибки есть нарушения законности, поскольку они не только существенно затрагивают и нарушают права и интересы лиц, привлеченных к уголовной ответственности, осужденных и (или) лиц, пострадавших от преступных посягательств, носят системный характер, но и препятствуют эффективному применению уголовно-правовых норм.

Итак, провокация совершения преступления — прямое нарушение законности, ведущее к опасным квалификационным ошибкам.

По мнению автора, можно выделить следующие критерии оценки оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» по делам о незаконном сбыте наркотиков:

  • настойчивость сотрудников полиции или подконтрольных ими лиц (закупщиков) в совершении покупки наркотиков у лица (в том числе психологическое давление);
  • отсутствие у лица самостоятельно возникшего умысла на незаконный сбыт наркотиков;
  • приобретение наркотика по инициативе закупщика;
  • отсутствие у лица заранее приобретенных и приготовленных к продаже наркотических средств;
  • отсутствие зафиксированной документально информации о совершенном ранее или подготавливаемом сбыте, в том числе и в форме опроса закупщика;
  • необоснованность постановления о проведении проверочной закупки.

Наиболее эффективным способом устранения данной квалификационной ошибки является оказание своевременной и эффективной помощи защитника на стадии предварительного следствия, верно избранная линия защиты; признание недопустимым доказательством материалов проверочной закупки; внедрение в практику актов международно-правового характера, таких как, например, решения Европейского суда по правам человека.

Подробная информация собрана в следующих статьях:

Проверочная закупка в системе оперативно-розыскных мероприятий

Информация о том, что такое «проверочная закупка» и «как проводится проверочная закупка», время от времени становится предметом заинтересованности посетителей сети Интернет. Об этом, в частности, свидетельствует статистика ключевых слов Яндекса и Google.

В настоящее время проверочная закупка занимает достойное место в арсенале методов правоохранительных органов, направленных на выявление и пресечение преступлений.

Проверочная закупка — это оперативно-розыскное мероприятие (далее ОРМ), которое при наличии определенных оснований и условий, предусмотренных Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее – Закон об ОРД), может быть проведена оперативными сотрудниками правоохранительных органов в отношении любого гражданина,

Проверочная закупка представляет собой совокупность действий по искусственному созданию органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность (сотрудником оперативного подразделения), ситуации мнимой сделки купли-продажи, в ходе которой с целью получить оперативно значимую информацию с ведома и под контролем органа, осуществляющего ОРД, приобретается товар (без цели потребления и сбыта) у лица — объекта оперативной заинтересованности, обоснованно подозреваемого в противозаконной деятельности (обмане потребителей, торговле запрещенными товарами и т. д.)

Предметом проверочной закупки могут быть вещи и объекты, как находящиеся в гражданском обороте, так и изъятые из него (оружие, боеприпасы, наркотики и т.п.).

Оперативно-розыскная специфика данного ОРМ в том, что с его помощью можно не только добывать предметы и документы, подлежащие использованию в качестве доказательств в уголовном, административном процессе, производстве о нарушениях режима в учреждениях, исполняющих уголовные наказания, но и пресечь противоправные действия объектов ОРД.

Как отмечалось выше, проверочная закупка является одним из основных и наиболее распространенных оперативных мероприятий, так как факты сбыта объектов, изъятых из гражданского оборота (оружие, боеприпасы, наркотики и т.п.) можно выявить и процессуально зафиксировать лишь при задержании лиц, причастных к противоправной деятельности, с поличным путем проведения оперативно-розыскных мероприятий.

В роли покупателя может выступать как оперативный сотрудник, так и любой другой гражданин, давший согласие сотрудничать с оперативным подразделением. Возможность участия граждан в проверочной закупке предусмотрена статьями 15 и 17 Закона об ОРД.

Проверочная закупка сочетается с другими оперативно-розыскными мероприятиями — опросом, наблюдением, обследованием помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспорта, получением образцов для сравнительного исследования, прослушиванием телефонных переговоров, контролируемой поставкой, оперативным экспериментом. В некоторых случаях проведению проверочной закупки предшествует оперативное внедрение.

Как правило, если точно известно, что сбываемый преступниками «товар» изъят из гражданского оборота (оружие, боеприпасы, взрывные устройства, взрывчатые вещества, поддельные деньги, документы и др.), сбытчики в ходе проверочной закупки задерживаются непосредственно после осуществления сделки.

Вместе с тем, для пресечения незаконного оборота некоторых объектов (например, наркотиков или психотропных веществ) производят, несколько закупок — «пробную» и «повторные». Это объясняется тем, что при осуществлении «пробной» проверочной закупки еще не установлено, действительно ли приобретаемый товар является наркотическим средством, к какому виду относится и какова его масса (получение данных сведений необходимо для решения вопроса о возбуждении уголовного дела и правильной квалификации уголовно-противоправного деяния). Такую информацию возможно получить только после специального исследования приобретенного вещества.

После того, как исследование проведено и получены положительные результаты, проводится «повторная» проверочная закупка, целью которой является задержание лица, причастного к сбыту наркотических средств, с поличным.

Одним из тактических приемов осуществления проверочной закупки наркотических средств является, в частности, возможность привлечения к участию в ней в качестве «покупателей» граждан из числа употребляющих наркотики и ранее осуществлявших добровольную сдачу наркотиков. Последнее обстоятельство освобождает их от уголовной ответственности. Участие в проверочной закупке таких граждан — вынужденное, но подчас необходимое условие, так как считается, что знакомство сбытчика с «покупателем» притупляет бдительность сбытчика, обеспечивает совершение сделки под контролем оперативно-розыскного подразделения.

Рассмотрим алгоритм действий следователя и сотрудников оперативно-розыскного подразделения при осуществлении оперативно-тактической операции, при которой целью реализации дела оперативной разработки является проведение комплекса оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий, направленных на задержание и изобличение лиц, причастных к незаконному сбыту наркотических средств. Центральным звеном в такой оперативно-тактической комбинации является оперативно-розыскное мероприятие «проверочная закупка».

Имеется несколько вариантов последовательности действий, проводимых в рамках проверочной закупки.

1. После проведения «пробной» проверочной закупки задержание сбытчика наркотиков не производится. В отношении него возбуждается уголовное дело. Поводом и основанием для этого служат результаты таких ОРМ, как проверочная закупка, в ходе которой получен образец для сравнительного исследования в виде приобретенного вещества, и исследование предметов и документов, позволяющее сделать вывод о том, что приобретенное вещество является наркотическим средством, установить вид и массу этого средства.

После возбуждения уголовного дела в порядке статьи 165 УПК РФ получается разрешение суда на производство обыска по месту жительства сбытчика. До производства обыска оперативное подразделение проводит «повторную» проверочную закупку (по согласованию со следователем, но без получения от него поручения о производстве ОРМ), после которой сбытчик задерживается по подозрению в совершении незаконного сбыта наркотиков. По результатам второй проверочной закупки возбуждается еще одно уголовное дело. Однако при этом обыск по месту жительства проводится в рамках первого уголовного дела. В последующем два уголовных дела соединяются в одном производстве.

2. После проведения «пробной» проверочной закупки задержание сбытчика не производится. По результатам данной проверочной закупки возбуждается уголовное дело в порядке статей 144 — 146 УПК РФ (по факту совершения преступления). В рамках исполнения поручения следователя проводится «повторная» проверочная закупка, после чего сбытчик задерживается. По результатам «повторной» проверочной закупки уголовное дело либо не возбуждается, либо возбуждается и в последующем соединяется с первым в одном производстве.

3. После проведения нескольких проверочных закупок их результаты передаются в следственное подразделение, где проводится их проверка и решается вопрос о возбуждении уголовного дела. После возбуждения уголовного дела сбытчик задерживается следователем и привлекается к уголовной ответственности.

При этом ситуация, при которой преступные действия не пресекаются и сбытчик не задерживается, несмотря на положительные результаты «пробной» проверочной закупки, в настоящее время оцениваются по-разному: либо, как противоречащая закону, либо – как не противоречащая. Это объясняется тем, что еще не сложилась единая практика проведения неоднократных ОРМ в отношении одного лица в рамках дела оперативного учета и ее однозначной оценки со стороны надзирающих прокуроров и судей, как правомерной практики.

В связи с эти необходимо согласиться с мнением авторов, которые полагают, что решение данной проблемы весьма актуально с точки зрения прокурорского надзора за оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной деятельностью органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Давая оценку подобной ситуации и принимая соответствующее решение, прокурор должен учесть имеющую место коллизию. С одной стороны, в каждом случае проведения проверочной закупки прокурор обязан требовать немедленной легализации ее результатов и возбуждения уголовного дела. Нарушение данного требования может оцениваться как сокрытие преступления. С другой стороны, прокурор должен способствовать решению задач по пресечению преступления в полном объеме, по всестороннему установлению всех обстоятельств по уголовному делу и доказанности деяния. (См.: Новик В.В. Современные вопросы доказывания наркопреступлений // Вестник криминалистики / Отв. Ред. А.Г. Филиппов. – М.: Спарк. 2006. – С. 69).

Вместе с тем, как совершенно справедливо полагают некоторые специалисты (см., например: Новик В.В. Современные вопросы доказывания наркопреступлений // Вестник криминалистики / Отв. Ред. А.Г. Филиппов. – М.: Спарк, 2006), более корректной и не противоречащей закону является следующая последовательность и содержание следственных действий и ОРМ:

  • «пробная» проверочная закупка, без задержания сбытчика;
  • возбуждение уголовного дела по результатам «пробной» проверочной закупки;
  • проведение по поручению следователя «повторной» проверочной закупки и иных ОРМ;
  • задержание подозреваемого — сбытчика.
  • допрос подозреваемого, проведение у него обыска и проведение иных следственных действий.

Проверочная закупка включает также составление соответствующих документов, фиксирующих ее проведение и результаты.

Производство проверочной закупки можно разделить на три этапа.

Подготовительный этап, который включает:

  • проверку первичной информации;
  • вынесение постановления о проведении проверочной закупки;
  • составление акта осмотра денежных купюр, предназначенных для передачи сбытчику при совершении сделки с объектами, изъятыми из гражданского оборота. В акте фиксируются номера купюр, к акту прилагаются их ксерокопии, а также контрольный образец специальных следообразующих средств, которыми обрабатываются денежные купюры (данный образец отбирается на марлю и упаковывается надлежащим образом). В акте отмечается, что специальное химическое вещество образует свечение зеленого цвета в ультрафиолетовых лучах после обработки специальным средством денежных купюр, врученных закупщику;
  • составление протокола (акта) личного досмотра закупщика, подтверждающего отсутствие у него объектов, аналогичных тем, которые сбывают преступники, что необходимо для нейтрализации в процессе последующего доказывания преступной деятельности возможной версии стороны защиты о том, что эти объекты были приобретены не при проверочной закупке, а из другого источника;
  • составление протокола (акта) об оснащении закупщика техническими средствами с целью фиксации разговора между закупщиком и сбытчиком. В данном документе должны быть отражены данные о технических характеристиках записывающего устройства и аудиокассеты или цифрового носителя информации;
  • в случае возможности осуществления фиксации сделки (процесса переговоров, вручения денег, получения закупаемых объектов) с помощью видеосъемки осуществляется подготовка соответствующих технических средств. Использование видеосъемки оформляется актом наблюдения, в котором указываются сведения о технических характеристиках применяемых технических средств и упаковке магнитного носителя (к акту может быть приложена справка специалиста о примененных технических средствах).

На втором этапе реализуется оперативный замысел, т.е. осуществляются действия, непосредственно направленные на получение необходимого результата (сбытчику передаются деньги (или их эквивалент в виде другого имущества), а взамен получают приобретаемый «товар».

Заключительный этап может иметь два варианта, в зависимости от того, планируется ли задержание сбытчика немедленно после совершения сделки или нет.

В случае «приобретения товара» оперативным сотрудником он составляет подробный рапорт о проверочной закупке и ее результатах. Если «покупателем» был содействующий гражданин, то составляется акт проверочной закупки с фиксацией в нем факта выдачи приобретенного наркотика.

К рапорту или акту проверочной закупки прилагаются:

  • протокол личного досмотра лица, осуществлявшего закупку «товара», с указанием факта изъятия приобретенного объекта;
  • стенограмма аудиозаписи разговора между сбытчиком и «покупателем» в ходе проверочной закупки;
  • объяснение «покупателя»;
  • объяснения иных участников проверочной закупки;
  • рапорт или справку специалиста, фиксировавшего контакт сбытчика и «продавца» на видео- или фотоаппаратуру;
  • акт о выдаче звукозаписывающего устройства «закупщиком»;
  • кассеты с аудио-, видео- и фотоматериалами;
  • приобретенные объекты, изъятые у «закупщика» после осуществления сделки. Они должны быть упакованы надлежащим образом и снабжены пояснительными надписями и подписями лиц, присутствующими при изъятии.
  • образец специального средства, использованного для пометки денежных купюр.

Если в результате проверочной закупки сбытчик задерживается, производятся его личный обыск или административный досмотр лица (в зависимости от того, проводится ли задержание в ходе предварительного следствия или до возбуждения уголовного дела). В ходе личного обыска осматриваются одежда и вещи задержанного с целью обнаружения следов преступления, иных предметов и документов, которые могут стать вещественными доказательствами по делу или иметь ориентирующее значение (например, могут быть обнаружены документы, анализ которых позволит установить круг лиц, с которыми контактирует задержанный).

При использовании в ходе проверочной закупки «меченых» денег в ходе освидетельствования задержанный осматривается в ультрафиолетовых лучах, фиксируются места и цвет свечения на теле и одежде. Затем производятся смывы раздельно с правой и левой руки, иных мест. Также производится срез ногтевых пластин. Одежда со следами красящего вещества изымается.

С целью доказывания принадлежности закупленных объектов задержанному у него отбираются образцы для последующего сравнительного исследования:

  • смывы с рук;
  • срезы ногтевых пластин;
  • смывы с губ и рта;
  • получение образцов биологических жидкостей (крови, мочи, слюны).

Изъятые образцы упаковываются раздельно друг от друга и опечатываются. Отдельно также упаковывается контрольный образец материала, с помощью которого производился смыв (например, марля, пропитанная водно-спиртовой смесью).

Кроме указанных мероприятий необходимо осмотреть место, где осуществлялась незаконная деятельность, о чем составить соответствующих протокол.

К участию в проверочной закупке на разных ее этапах (во всех вышеперечисленных процедурах с целью их удостоверения) привлекаются, при необходимости и возможности их приглашения, посторонние лица, так называемые «представителями общественности» или понятые.

Если проверочная закупка проводится в ходе расследования уголовного дела, после задержания, как правило, производится допрос подозреваемого лица. В качестве свидетелей допрашиваются участники оперативно-розыскных мероприятий. В отношении изъятых при личном обыске (досмотре) и обыске по месту жительства объектов и образцов для сравнительного исследования назначаются соответствующие судебные экспертизы.

Провокация сбыта наркотиков

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *