Проценты по 395 ГК

1. Уплата процентов в качестве ответственности за неисполнение денежного обязательства осуществляется в случаях:

— их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате;

— неосновательного получения или сбережения за счет другого лица.

Виды денежного обязательства:

— обязательство в целом (договор займа);

— обязанность одной из сторон в обязательстве (оплата товаров, работ или услуг).

Норма не применяется в следующих случаях:

— к отношениям сторон, если они не связаны с использованием денег в качестве средства платежа, средства погашения денежного долга;

— к обязательствам, в которых валюта (деньги) исполняет роль товара (сделки по обмену валюты);

— если денежные знаки используются не в качестве средства погашения денежного долга (обязанности клиента сдавать наличные деньги в банк по договору на кассовое обслуживание, обязанности перевозчика, перевозящего денежные знаки, и т.д.).

2. Размер процентов определяется существующей в месте жительства (для юридических лиц — месте нахождения) кредитора учетной ставкой банковского процента (процентной ставкой рефинансирования ЦБ РФ) на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части.

Порядок расчета подлежащих уплате процентов:

— число дней в году, месяце принимается равным соответственно 360 и 30 дням;

— проценты начисляются до момента фактического исполнения денежного обязательства;

— при взыскании долга в судебном порядке и при отсутствии в договоре соглашения о размере процентов суд может удовлетворить требование кредитора, исходя из учетной ставки банковского процента на день предъявления иска или на день вынесения решения, учитывая, в течение какого времени имело место неисполнение денежного обязательства, изменялся ли размер учетной ставки за этот период, имелись ли длительные периоды, когда учетная ставка оставалась неизменной.

Иной размер процентов или порядок их расчета, в т.ч. более короткий срок для начисления процентов, может быть установлен законом или договором.

3. Кредитор вправе требовать от должника возмещения убытков в части, превышающей сумму причитающихся процентов в случае, если убытки, причиненные кредитору неправомерным пользованием его денежными средствами, превышают сумму процентов.

4. Судебная практика:

— Постановление Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 08.10.1998 N 13/14;

— Постановление Пленума ВАС РФ от 04.04.2014 N 22;

— Постановление Пленума ВАС РФ от 06.12.2013 N 88;

— Постановление Пленума ВС РФ от 28.06.2012 N 17;

— Постановление Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 N 42;

— Обзор судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств (утв. Президиумом ВС РФ 22.05.2013);

— Постановление Президиума ВАС РФ от 26.11.2013 N 8628/13 по делу N А25-845/2012;

— Постановление Президиума ВАС РФ от 19.11.2013 N 6879/13 по делу N А32-42127/2011;

— Постановление Президиума ВАС РФ от 17.09.2013 N 4529/13 по делу N А40-25786/11-52-219.

483. Может ли размер процентов за пользование чужими денежными средствами, взыскиваемых на основании ст.395 ГК, быть снижен судом по основаниям, установленным ст.333 ГК для уменьшения неустойки?

Поскольку проценты по ст.395 ГК являются не неустойкой, а специальной, особой мерой гражданско-правовой ответственности, имеющей самостоятельную юридическую природу, оснований для применения к ним ст.333 ГК с целью уменьшения их размера, конечно же, не имеется и не может быть. Президиум ВАС РФ неоднократно подчеркивал, что применение ст.333 ГК в отношении размера подлежащих взысканию процентов за пользование чужими денежными средствами, которые не являются неустойкой, неправомерно (постановления от 15.04.1997 N5249/96, от 10.06.1997 N832/97 и др.). Именно такой подход к поставленному вопросу следует признать единственно логичным и правильным. К сожалению, его трудно назвать однозначным или хотя бы превалирующим (господствующим).
Пункт 7 постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 08.10.1998 N13/14 предложил судам совершенно иное руководство для разрешения вопроса. Если определенный в соответствии со ст.395 ГК размер (ставка) процентов, уплачиваемых при неисполнении или просрочке исполнения денежного обязательства, явно несоразмерен последствиям просрочки исполнения денежного обязательства, суд, учитывая компенсационную природу процентов, вправе, руководствуясь ст.333 ГК, уменьшить ставку процентов, взыскиваемых в связи с просрочкой исполнения денежного обязательства. Предложенный подход не замедлил воплотиться в конкретных делах (см., например, постановление Президиума ВАС РФ от 01.12.1998 N2117/98). При этом Пленумы уточнили, что, решая вопрос о возможности снижения применяемой ставки процентов, суду следует учитывать изменения размера ставки рефинансирования ЦБ РФ в период просрочки, а также иные обстоятельства, влияющие на размер процентных ставок.
Единственным мотивом решения Пленумов является, как это можно видеть, соображение о компенсационной природе процентов. Но оно могло бы быть справедливым только в том случае, когда было бы достоверно известно, что предоставление суду ст.333 ГК право уменьшения размера неустойки обусловливается именно ее компенсационной природой, а это далеко не факт. Если бы это было так, то правило ст.333 ГК не подлежало бы распространению на штрафные неустойки – неустойки, призванные выполнять не только компенсационную, но и карательную функцию. Между тем подобной оговорки в ст.333 ГК нет; следовательно, предметом уменьшения может быть не только компенсационная, но и штрафная (карательная) неустойка.
Заслуживает внимания и диспозиция ст.333 ГК в той ее части, которая описывает основание для уменьшения неустойки как ее явную несоразмерность последствиям нарушения обязательства. Неубыткам, как должно было бы быть, если бы дело действительно предопределялось компенсационной природой неустойки, как считает Президиум ВАС РФ, а любым последствиям нарушения, в том числе и тем, которые не охватываются понятием убытков. В этом смысле гораздо более осторожно и вместе с тем более точно высказался Президиум ВАС РФ в п.4 информационного письма от 14.07.1997 N17: проценты, взыскиваемые кредитором за нарушение денежного обязательства, в определенной части компенсируют последствия этого нарушения. Не «последствия нарушения» вообще, обычно сводимые к убыткам, а только убытки, которыми последствия нарушения не исчерпываются.
Больше того, в литературе встречается мнение, согласно которому цель нормы о праве суда на уменьшение явно несоразмерной неустойки заключается в том, чтобы дать суду инструмент пресечения злоупотреблений правом на взыскание неустойки, т.е. вовсе выходит за рамки имущественных интересов. И хотя мы не согласны с этой точкой зрения, само ее наличие в литературе достаточно красноречиво (хотя и косвенно) свидетельствует о том, что если ст.333 ГК и зиждется в какой-то мере на соображениях о компенсационной природе неустойки, то соображения эти не только не единственные, но и, весьма вероятно, даже не решающие.
Наконец, нельзя не обратить внимания на то, что если ст.333 ГК говорит о возможности судейского уменьшения самой подлежащей уплате неустойки, т.е. ее размера или суммы, начисленной в данных конкретных обстоятельствах, за данное конкретное правонарушение, то арбитражная практика ведет речь о возможности снижения ставки, подлежащей применению при расчете суммы процентов по ст.395 ГК. Не суммы, рассчитанной по определенной ставке, а ставки, применяемой для расчета суммы. Подобной возможности ст.333 ГК не предоставляет суду даже в отношении неустойки. Это вполне понятно, ибо предметом оценки явной несоразмерности могут быть только определенные суммы, но не ставки. Неустойка, начисленная по одной и той же ставке, может оказаться в одном случае вполне соразмерной последствиям нарушения обязательства, а в другом – явно им несоразмерной; в последнем случае ее размер может быть уменьшен судом, в первом – нет. Уменьшая же саму подлежащую применению ставку процента, суд, с одной стороны, создает предпосылки для единообразного разрешения всех дел, в которых фигурирует неустойка, исчисленная по ставке, превышающей определенную, не вникая в обстоятельства каждого конкретного случая (а это прямо противоречит ст.333 ГК), а с другой – определяет меру доходности (убыточности) денежных операций, т.е. в какой-то мере подменяет собой ЦБ РФ (что явно никак не укладывается в функции судебных органов).
Таким образом, ссылка на компенсационную природу процентов, подлежащих уплате по ст.395 ГК, во-первых, сама по себе не соответствует действительности, а во-вторых, даже будучи верной, не могла бы объяснить их снижения на основании ст.333 ГК. В отсутствие других объяснений точку зрения о возможности судебного уменьшения суммы (тем более – ставки) процентов, подлежащих взысканию за неправомерное пользование чужими денежными средствами, следует считать необоснованной.

Проценты по 395 ГК

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *