Применение последствий недействительности сделки

Содержание

Исковое заявление о применении последствий недействительности сделки

В _______________ районный (городской) суд ______________ области (края, республики)
истец: ___________________________________ (фамилия, инициалы)
адрес: __________________________________, телефон: ___________, E-mail ____________.
ответчик: ________________________________ (фамилия, инициалы)
адрес: __________________________________, телефон: ___________, E-mail ____________.
ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ о применении последствий недействительности сделки
«___»_______ _____ г. я и ответчик заключили сделку по _______________. При этом мы подписали договор N ________. Существенными условиями такого договора были: ___________________________________________________________. (связанные с предметом иска)
Решением __________________ суда N ______________ от «___»_____ ____ г. указанная сделка признана недействительной (ничтожной). «___»__________ ____ г. я отправил ответчику требование о применении последствий недействительной сделки. Ответчик не отреагировал (добровольно мое требование не исполнил). На основании изложенного, руководствуясь статьей 167 Гражданского кодекса Российской Федерации,
ПРОШУ:
Применить последствия недействительной (ничтожной) сделки по _______________________________ от «___»______ ____ г. по договору N ______ между мной и ответчиком в форме возврата сторонами всего полученного по сделке, в том числе: __________________________________________________ (в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) — возместить его стоимость в деньгах — если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом).
Приложения: копия договора от «___»_____ ____ г. N ____; решение суда о признании недействительности (ничтожности) сделки; документ, подтверждающий оплату государственной пошлины (квитанция); копия искового заявления; иные письменные доказательства по делу: ___________________________.
Подлинники документов, приложенных в копиях, будут представлены в судебном заседании.
Истец (представитель) _____________ (подпись)
«___»_________ ____ г.

Судебная практика

  • 1.

    Постановление № 44Г-58/2018 4Г-520/2018 от 29 ноября 2018 г. по делу № 2-38/2018

    Верховный Суд Кабардино-Балкарской Республики (Кабардино-Балкарская Республика) — Гражданские и административные …основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). В силу первого абзаца пункта 1 статьи 167 Гражданского кодекса РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. Сделка, совершенная гражданином, хотя …

  • 2.

    Постановление № 2-13/2018 44Г-50/2018 4Г-965/2018 от 28 ноября 2018 г. по делу № 2-13/2018

    Брянский областной суд (Брянская область) — Гражданские и административные …недействительна, а его право подлежит защите путем предъявления требования о понуждении к государственной регистрации перехода права собственности на земельный участок. Ссылаясь на нормы ст.ст. 167 , 168, 182, 572, 574 ГК РФ, а также на ч. 8 ст. 2 Федерального Закона от 30 декабря 2012 г. № 302-ФЗ «О внесении изменений в главы …

  • 3.

    Постановление № 44Г-237/2018 4Г-4872/2018 от 28 ноября 2018 г. по делу № 2-5280/17

    Санкт-Петербургский городской суд (Город Санкт-Петербург) — Гражданские и административные …постановил изъять спорный автомобиль у ООО «АвтоЛидер» и передать его ООО «РЕСО-Лизинг».Разрешая заявленные исковые требования по существу, суд первой инстанции, руководствуясь положениями статей 167 , 209, 218, 301, 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, установил, что автомобиль выбыл из владения ООО «РЕСО-Лизинг» помимо его воли, в связи с чем пришел к выводу, …

  • 4.

    Постановление № 44Г-99/2018 44-Г-99/2018 4Г-1592/2018 от 26 ноября 2018 г. по делу № 2-1117/2018

    Омский областной суд (Омская область) — Гражданские и административные …заявлении было заявлено. Полагает, что выводы судебной коллегии о том, что выбранный им способ защиты права не повлечет восстановление нарушенного права, противоречит требованиям ст. 166, 167 ГК РФ. По запросу судьи от 12.10.2018 дело истребовано, поступило в Омский областной суд 23.10.2018. Определением судьи Омского областного суда от 07.11….

  • 5.

    Постановление № 44Г-183/2018 4Г-2092/2018 от 19 ноября 2018 г. по делу № 2-411/2018

    Хабаровский краевой суд (Хабаровский край) — Гражданские и административные …причине несоблюдения сторонами нотариальной формы сделки договор об уступке прав (требований) от 09.11.2015г. надлежит квалифицировать как ничтожный. В силу пунктов 1, 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. Поскольку не соответствующий …

  • 6.

    Постановление № 44Г-0097/2018 44Г-97/2018 4Г-829/2018 от 14 ноября 2018 г. по делу № 2-3413/2017

    Архангельский областной суд (Архангельская область) — Гражданские и административные …применения последствий недействительности сделки повлекло безусловное нарушение его прав, поскольку при таком решении стороны не приведены в первоначальное положение, как того требует пункт 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ). Вопрос о взыскании в его пользу всего, что получил бюджет МО «Тарасовское», судами не рассматривался. Между тем в ходе исполнения …

  • 7.

    Решение № 2-6883/2018 2-6883/2018~М-6197/2018 М-6197/2018 от 30 октября 2018 г. по делу № 2-6883/2018

    Благовещенский городской суд (Амурская область) — Гражданские и административные …сделки, не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли. В силу ч. 1 ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью и недействительна с момента ее совершения. Статьей 168 ГК РФ предусмотрено, …

  • 8.

    Решение № 2-11311/2018 от 30 октября 2018 г. по делу № 2-11311/2018

    Вахитовский районный суд г. Казани (Республика Татарстан ) — Гражданские и административные …противоречит закону. Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника. Исходя из п. 1 ст. 167 ГК РФ, недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с её недействительностью, и недействительна с момента её совершения. В силу п. п. 1 …

  • 9.

    Решение № 2-3709/2018 2-3709/2018~М-3093/2018 М-3093/2018 от 30 октября 2018 г. по делу № 2-3709/2018

    Ленинский районный суд г. Владивостока (Приморский край) — Гражданские и административные …иске в полном объеме. Представитель третьего лица ООО «Финансово-торговая компания», в судебное заседание не явился, извещен надлежащим образом. Суд, с учетом требований положений ст. 167 ГПК РФ, полагает, рассмотрение дела возможно в отсутствие представителя ООО «ФТК». Суд, выслушав представителей сторон, изучив материалы дела, исследовав и оценив представленные доказательства по делу с их …

  • 10.

    Решение № 2-8551/2018 от 30 октября 2018 г. по делу № 2-8551/2018

    Раменский городской суд (Московская область) — Гражданские и административные …продажи транспортного средства, сделка является недействительной и требования истца в указанной части подлежат удовлетворению. Истец просит обязать ответчика вернуть транспортное средство. В соответствии со ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. Указанное требование также подлежит удовлетворению, …

Страницы← предыдущая

Доказываем недействительность сделки по новым процессуальным правилам

Чего мы ждем от рекомендаций высшей судебной инстанции? Свежих решений наболевших проблем и оригинальных подходов. Недавнее постановление Пленума ВС РФ о процессуальных правилах богато и тем и другим.
Постановление Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Постановление) принято в развитие поправок в ГК РФ и устанавливает правила и примеры для их применения судами. Наиболее ожидаемыми и важными стали разъяснения о недействительности сделок (п. 69–102). Остановимся на новых, ранее не встречавшихся в практике процессуальных правилах.

1. Любые возражения о недействительности сделок могут быть признаны не имеющими правового значения.

Признание сделки недействительной часто применялось как способ судебного «стряхивания» обязательства во вред добросовестной стороне, требующей его исполнения.

Чтобы не допустить этого, определено, что заявления о недействительности как ничтожной, так и оспоримой сделки в любой форме, а также о применении последствий недействительной сделки не будут иметь для суда правового значения, если лицо действует недобросовестно. В частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность этой сделки (п. 5 ст. 166 ГК РФ, п. 70 Постановления).

Это правило одно из самых важных, оно гарантирует стабильность оборота и защиту его добросовестных участников. В процессуальном смысле это выражается в следующем:

  • подлежит оценке поведение в отношении сделки не только ее стороны, но и любого лица, заявляющего о ее недействительности;
  • оцениваются заявления и возражения как сторон, так и лиц, участвующих в деле, поданные в любой процессуальной форме;
  • оценке подлежат заявления о недействительности как оспоримых, так и ничтожных сделок.

Последнее означает, что суд может констатировать отсутствие правового значения заявления о ничтожности сделки со ссылкой на поведение, свидетельствующее об отношении к ничтожной сделке как к действительной.

Если суд оценивает заявление о ничтожности как не имеющее правового значения, означает ли это признание действительности ничтожной сделки? Этот вопрос имеет все шансы стать одним из самых острых в судебной практике.

С нашей точки зрения, такая позиция суда применима к процессуальному заявлению и сама по себе не может означать констатацию действительности ничтожной сделки, т. к. случаи признания ничтожной сделки действительной специально устанавливаются законом (п. 2 ст. 171 ГК РФ).

Не вызывает сомнений, что суд вправе признать сделку ничтожной и по собственной инициативе (подп. 3 п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 № 28). Однако в Постановлении не уточняется, в каких случаях подобная инициатива правомерна и необходима с учетом обстоятельств спора.

Вероятно, инициатива в признании сделки ничтожной может проявляться судами для защиты публичных интересов, особенно в случаях, когда суд приходит к выводу о необходимости применения последствий недействительности ничтожной сделки (п. 4 ст. 166 ГК РФ).

Если сделка ничтожна как нарушающая права третьих лиц и публичный интерес не затронут (п. 2 ст. 168 ГК РФ), суд лишен права применять последствия ничтожности по собственной инициативе, исходя из буквального толкования п. 4 ст. 166 ГК РФ, поскольку это не приведет к защите публичных интересов.

Возникает вопрос, возможно ли тогда по инициативе суда констатировать ничтожность сделки, нарушающей права третьих лиц, без применения последствий? Полагаем, что нет. Этот вывод следует из п. 3 ст. 166 ГК РФ и п. 70 Постановления, в силу которых лицо должно обладать законным интересом в признании сделки ничтожной и предъявить соответствующее требование в суд. В статье 166 ГК РФ и п. 71, 78, 81 Постановления явно проводится различие между требованием и возражением.

2. Исковое требование о признании сделки ничтожной как нарушающей права третьих лиц отличается от возражения тем, что оценивается судом на наличие заинтересованности.

Именно такой подход сложился в судебной практике (постановления ВАС РФ от 27.05.2008 № 4267/08, от 05.04.2011 № 15278/10, от 12.03.2013 № 14182/12).

Нет указаний на то, что суд обязан оценивать сделанные в неисковой форме заявления о ничтожности на предмет наличия заинтересованности. Заинтересованность лица проявляется в форме иска, для удовлетворения которого истец должен доказать, что имеет интерес в достижении правовой определенности по вопросу ничтожности сделки.

На первый взгляд, это противоречит п. 71 Постановления, согласно которому «возражение ответчика о том, что требование истца основано на ничтожной сделке, оценивается судом по существу, независимо от истечения исковой давности для признания этой сделки недействительной».

Между тем правило о рассмотрении возражения о ничтожности «по существу» в данном случае выполняет функцию процессуальной экономии, т. к. позволяет разрешить спор только на этом основании.

Подобный подход содержится в п. 40 совместного Постановления Пленума ВС РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 (в ред. от 23.06.2015), где говорится о том, что «если при рассмотрении иска об истребовании движимого имущества из чужого незаконного владения судом будет установлено, что основанием возникновения права собственности истца является ничтожная сделка и отсутствуют другие основания возникновения права собственности, суд отказывает в удовлетворении заявленных исковых требований независимо от того, предъявлялся ли встречный иск об оспаривании сделки». Пункт 71 Постановления распространяет этот подход и на иные категории исков.
3. Иск лица, не являющегося стороной ничтожной сделки, о применении последствий ее недействительности может быть удовлетворен, если гражданским законодательством не установлен иной способ защиты прав этого лица и его защита возможна лишь путем применения последствий недействительной сделки.

В свете общего подхода к установлению ничтожности в отдельном процессе по иску заинтересованного лица крайне важны положения п. 78 Постановления. Формально изложенная в нем позиция противоречит буквальному толкованию п. 3 ст. 166 ГК РФ. Однако по существу она является развитием подхода надлежащего истца как лица, доказавшего законный интерес в оспаривании.

Процессуально это выражается во введении нового требования к форме и содержанию искового заявления путем включения в него указания на такое право (законный интерес). Если оно не будет исполнено, исковое заявление оставят без движения (п. 78 Постановления).

К сожалению, каких-либо примеров соответствующих исков в документе не приводится. Можно предположить, что речь идет о случаях ничтожности замещения активов и иных сделок в процедурах банкротства, где кредиторы не являются стороной, но имеют законный интерес в имущественном удовлетворении за счет отчужденного имущества должника.

Другой вариант применения такого иска – ситуация, если суд с учетом мнения сторон отказался применять последствия ничтожной сделки по собственной инициативе исходя из абз. 2 п. 79 Постановления, а заинтересованное лицо не участвовало в процессе.
4. Для применения последствий ничтожной сделки установлено новое процессуальное правило: суд выносит вопрос о применении последствий недействительной сделки на обсуждение сторон.

На этом положении Постановления следует остановиться подробнее (п. 79). Разъяснение допускает, что с учетом мнения сторон суд может решить вопрос о применении последствий ничтожной сделки отрицательно. Стороны при этом останутся с исполненным по ничтожной сделке. Если данная позиция будет закреплена в судебной практике, станет возможным отход от применения реституции как в исключительных случаях, предусмотренных законом (п. 4 ст. 167 ГК РФ), так и в иных случаях, если суд с учетом ст. 65 АПК РФ и п. 79 Постановления откажется применять последствия ничтожности сделки. Это серьезное расширение сферы судейского усмотрения.

Дальнейшее развитие этой тенденции сделает востребованным и иск заинтересованного лица, которым оно может защитить свои права (п. 78 Постановления).

Однако пока и такие предположения выглядят спорными. Судебной практике придется выработать необходимые критерии для определения законного интереса для целей применения последствий ничтожной сделки и отсутствия иных способов защиты.
По всей строгости формы

Постановление вводит следующие правила в отношении требований о недействительности оспоримых сделок. Если ответчик заявляет о недействительности оспоримой сделки, исходя из условий которой заявлен иск, то отказ в иске может быть обоснован недействительностью сделки лишь в двух случаях:

  • если ответчик в том же процессе предъявил встречный иск о недействительности и он удовлетворен;
  • существует преюдициальное решение о признании сделки недействительной (п. 71 Постановления).

Представляется, что более строгая процессуальная форма для возражений о недействительности оспоримых сделок обоснована, поскольку:

  • это означает возможность отказа в иске для лица, не имеющего правового интереса в оспаривании;
  • форма встречного иска позволяет применить исковую давность;
  • действия недобросовестного лица, не заявившего встречный иск или заявляющего его только с целью затянуть процесс, могут быть рассмотрены как его процессуальный риск (ст. 9 АПК РФ).

Полагаем, что незаявление или несвоевременное заявление встречного иска в случае, если ответчик основывает свои возражения на недействительности оспоримой сделки, может быть расценено как недобросовестное действие, направленное на затягивание процесса.

При этом само предъявление встречного иска о недействительности, даже процессуально верное (добросовестное), может толковаться как недобросовестность в смысле п. 5 ст. 166 ГК РФ: «…поведение ответчика отвечает признакам недобросовестности, поскольку его заявление о недействительности сделки последовало лишь после передачи на рассмотрение суда требований истца о взыскании задолженности» (Постановление Девятого ААС от 10.12.2014 № 09АП-47670/2014-ГК по делу № А40-59351/2014).

Приведенная оценка в целом соответствует ст. 41 АПК РФ и критериям недобросовестных процессуальных действий, предложенным ВС РФ в Определении от 23.07.2015 № 306-ЭС15-1364. Это дополнительные процессуальные гарантии для добросовестного лица, предъявившего иск об исполнении действительной сделки.

Сдерживающим фактором для лиц, аргументирующих недействительность сделки, станет оценка их действий на предмет добросовестности. Эта категория является фундаментальной для всех участников судебных споров о недействительности сделок.

В то же время не стоит забывать о том, что суд оценивает доводы о недобросовестности не абстрактно, а на основании определенных процессуальных норм. Несмотря на то что Постановление предоставляет суду право по собственной инициативе признавать действия участников оборота недобросовестными (п. 1), реализация этого права предполагает соблюдение принципов состязательности и равенства сторон.

В этой связи в новейшей судебной практике уже есть показательные примеры (Постановление СИП от 30.07.2015 по делу № А40-96570/2013), а значит, стороны должны заявлять о недобросовестности в соответствии с установленными правилами доказывания.

В практике недобросовестным поведением признается (Решение АС Ставропольского края от 22.07.2015 по делу № А63-5935/2015):

  • отсутствие возражений в отношении сделки в течение значительного периода;
  • возникновение таких возражений только после получения постановления о возбуждении уголовного дела в отношении бывшего руководителя;
  • одобрение эмиссии акций, впоследствии отчужденных по спорной сделке;
  • участие в собраниях акционеров, если из данных действий следует очевидное намерение принять правовые последствия сделки.

Следуйте правилам доказывания

КС РФ указал, что суд апелляционной инстанции, усмотревший в действиях истца признаки злоупотребления правом, должен был предложить сторонам высказать по данному вопросу свои соображения и представить соответствующие доказательства. Однако из протокола и аудиопротокола судебного заседания следует, что в нарушение закрепленного ст. 9 АПК РФ принципа состязательности данный вопрос суд апелляционной инстанции перед сторонами не ставил, вывод о наличии злоупотребления правом сделан без непосредственного исследования этого вопроса в судебном заседании. Перечисленные нарушения стали основаниями для отмены судебных актов и направления дела на новое рассмотрение (Постановление СИП от 30.07.2015 по делу № А40-96570/2013).
Недобросовестность не пройдет
В отношении недобросовестности при оспаривании сделки практика сформировала достаточно примеров.

«Договор заключен на условиях, предложенных обществом, являющимся профессиональным участником рынка страховых услуг, осознающим последствия договора; сославшись на несоответствие договора закону, общество нарушило пределы осуществления гражданских прав» (Постановление Президиума ВАС РФ от 13.04.2010 № 16996/09).

«Совершение лицом действий, способных дать основание считать сделку действительной, в частности, подписание акта сверки, товарных накладных, актов об оказанных услугах, оценивается судом как недобросовестное поведение лица, ссылающегося на недействительность сделки» (Постановление АС Московского округа от 27.10.2014 № Ф05-10568/14 по делу № А40-15580/13-102-145).

«По договору вносились денежные средства после совершения сделки, оплата принималась другой стороной договора, следовательно, договор исполнялся и истец не вправе оспаривать эту сделку» (Решение АС Свердловской области от 10.02.2015 по делу № А60-47632/2014).
P. S. Решение найдено

Постановление существенно снизило вероятность произвольного оспаривания сделок по формальным основаниям. Суды будут оценивать не только правовые доводы о недействительности, но и поведение сторон. В ряде случаев большое значение будет иметь правильный и своевременный выбор процессуальной формы заявления возражений.

Проблемы применения последствий недействительности ничтожной сделки

В силу закона ничтожные сделки принципиально не нуждаются в признании их недействительными судом, так как они недействительны, не зависимо от такого признания (ст.166 ГК). Однако в юридической литературе высказывается мнение, что ничтожные сделки, как и оспоримые, нуждаются в объявлении их недействительными компетентным органом (судом, арбитражным судом). Есть и другая позиция, перекликающаяся с указанной. Так, В.В. Витрянский утверждает, что признание ничтожной сделки недействительной имеет принципиальное значение в ряде случаев: например, если такая сделка уже повлекла передачу имущества другому лицу, или если кто-либо оспаривает наличие оснований ничтожности сделки. Сложившаяся судебная практика наглядно иллюстрирует необходимость рассмотрения и удовлетворения требований о признании ничтожной сделки недействительной. Определяющую роль для рассмотрения судами требований о признании ничтожных сделок недействительными и применения последствий недействительности играет постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 01.07.2003г.№ 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ». В соответствии с п.32 указанного постановления Пленума, любое заинтересованное лицо может требовать признания недействительности ничтожной сделки судом. Следует отметить, что в том же п.32 указанного постановления Пленума установлено, что при удовлетворении иска в мотивировочной части решения суда о признании сделки недействительной должно быть указано, что сделка является ничтожной, и в этом случае последствия недействительности ничтожной сделки применяются судом по требованию любого заинтересованного лица либо по собственной инициативе. Однако на практике частым явлением становится вынесение решения о признании ничтожной сделки недействительной без применения последствий недействительности, когда указание на ничтожность входит в резолютивную часть судебного решения.

Суд, признавая ничтожную сделку недействительной и не применяя последствий недействительности, действует в рамках заявленных истцом требований, хотя законом суду здесь предоставлено право (но не обязанность) применять последствия недействительности ничтожной сделки по собственной инициативе (п.2ст.166 ГК). Вопрос о применении судом последствий недействительности ничтожной сделки по собственной инициативе, то есть о возможности суда воспользоваться таким правом, является спорным. На первый план в этой проблеме выходят процессуальные аспекты, а именно возможность или невозможность выхода суда за пределы исковых требований. Следует отметить, что если в рамках гражданского процесса такое право суду предоставлено в случаях, федеральным законом (в соответствии с п.2 ст.196 ГПК, а это и есть в частности случай, указанный в п.2 ст.166ГК), то в рамках арбитражного процесса такое право у суда отсутствует (ст.168 АПК). Закрепленная в п.2ст.166 ГК возможность применения судом последствий недействительности ничтожной сделки по собственной инициативе должна рассматриваться в совокупности с действующими процессуальными нормами, так как это является выходом за пределы заявленных исковых требований. Если такой выход допускается (п.2ст.196 ГПК), то часть вторая п.2ст166ГК подлежит применению, если же такой выход не допускается, то применение указанной нормы для выхода за пределы исковых требований исключается (ст.168 АПК). Необходимо обратить внимание на то, что не любые последствия недействительности могут являться предметом искового требования вообще. Так, не может быть предметом исковых требований конфискационная санкция, заключающаяся в изъятии имущества в пользу государства, так как иск призван защищать частноправовые интересы участников спора. В литературе высказывается два основных подхода к правовой природе последствий недействительности сделки, связанных со взысканием полученного или причитавшегося по сделке в доход государства: данные последствия рассматриваются как конфискация (Д.М. Генкин,Н.В. Рабинович), либо как особая гражданско-правовая мера, разновидность штрафной санкции (Ф.С. Хейфец, Д.О. Тузов). При этом ни один из указанных подходов не вступает в противоречие с вышеизложенным тезисом. Таким образом, по мнению И.Ю. Павловой, применение последствий недействительности не будет являться выходом за пределы исковых требований, если таким последствием является недопущение реституции (ч.2 ст.169ГК).

В некоторых случаях вынесение судебного решения только о признании ничтожной сделки недействительной является существенно необходимым, так как последствия недействительности ничтожной сделки не могут быть применены, исходя из существа заключенной сделки. Такая ситуация складывается при признании судом недействительным договора уступки права требования (цессии). В подобном случае применение последствий недействительности, предусмотренных законом, в виде реституции оказывается практически невозможным. Дело в том, что переход права при уступке права требования представляет собой своего рода юридическую фикцию, так как фактически имеет место прекращение права у одного лица и одновременное возникновение у другого лица. Таким образом, право нельзя возвратить в порядке реституции. Правоприменительная практика идет именно по пути вынесения в таких случаях решений о признании ничтожной сделки недействительной без применения последствий.

По мнению В.А. Белова нормы о реституции вообще не нужны, ибо так называемая реституция направляется на ликвидацию последствий вовсе не самих недействительных сделок, как принято думать, а осуществление мнимых прав и исполнение мнимых обязанностей, якобы возникших из недействительных сделок. В.А. Белов предлагает неблагоприятные последствия неосновательной передачи и необоснованного отчуждения имущества устранять с помощью виндикационного, кондикционного и деликтного исков- инструментов, учитывающих в своем применении и такие факторы как, как добросовестность приобретателя (п.1ст.302 ГК РФ).

В настоящее время одним из самых актуальных вопросов при применении последствий недействительности сделок выступает защита интересов добросовестного приобретателя, к которому может перейти имущество от неуправомоченного отчуждателя в результате недействительной сделки. Следует отметить, что действующие правила в данной области, установленные высшими судебными инстанциями, не отвечают интересам собственника этого имущества. Так в п.25 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ №8 от 25 февраля 2003г. «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» указано, что если по возмездному договору имущество приобретено у лица, которое не имело право его отчуждать, и в таком случае собственником заявлен иск о признании недействительной сделки купли-продажи и возврате имущества, переданного покупателю, а при разрешении спора будет установлено соответствие покупателя требованиям к добросовестному покупателю(ст.302ГК), то в удовлетворении исковых требований о возврате имущества должно быть отказано, и если право собственности подлежит государственной регистрации, решение суда является основанием для регистрации перехода права собственности к покупателю». Таким образом, на основании решения суда первоначальный собственник лишается права собственности на имущество и основным основанием для вынесения такого решения выступает добросовестность приобретателя, следовательно факт приобретения последним имущества от неуправомоченного отчуждателя превращает его в полноправного собственника данного имущества, если он действовал добросовестно и имущество приобрел возмездно, а собственник не сможет доказать, что истребуемое имущество выбыло из его владения помимо его воли. По мнению А.В. Черярина защита интересов добросовестного приобретателя необоснованно оказывается при этом более значимой, чем права и законные интересы первоначального собственника.

Далее рассмотрим соотношение реституции с другими способами субъективных прав граждан. У реституции и виндикации совершенно различная гражданско-правовая природа. Их сопоставление показывает отличия в направленности данных способов защиты и характеристиках адресатов их применения. Виндикация направлена на восстановление положения собственника (законного владельца). Реституция призвана устранять фактические последствия неправомерного деяния, именуемое «недействительной сделкой», причем по общему правилу без привлечения категории «вины», то есть без исследования субъективного отношения к результатам деяния его участников. Восстановление положения собственника (законного владельца) — возможный, но не обязательный эффект реституции (предполагаемый эффект). Это общее отличие конкретизируется в нескольких более частных. Во-первых, неподтверждение истцом своей легитимации в качестве собственника — достаточное основание для отказа в виндикационном иске. Во- вторых, реституция, в отличии от строго направленной на защиту собственника виндикации, способна служить инструментом для активной защиты тех лиц, которые не были ни владельцами, ни собственниками имущества. Подразумеваются, например, корпоративные участники. В — третьих, применительно к реституции нормы объективного права содержат дополнительные решения — устанавливают двустороннюю направленность реституции; возможность ее применение по инициативе суда. Но вероятна и ситуация когда реституция, как и виндикация, означает истребование вещи ее собственником от незаконного владельца. Это случай когда индивидуально-определенную вещь пытается вернуть в свое владение ее собственник, передавший эту вещь ранее во исполнение несуществующей обязанности (по недействительной сделке). В этих обстоятельствах реституция действительно относится к виндикации как специальный способ защиты нарушенного права к общему. Дополнительным признаком реституции, обуславливающим специальный характер, является в данном случае ее двусторонняя направленность.

Рассмотрим соотношение реституции виндикации в ситуации, когда передачу имущества с целью отчуждения совершает неуправомоченное лицо. Если понимать под конкурирующими способами защиты такие, которые при их применении влекут одинаковый результат, следует признать, что в данном случае реституция и виндикация друг с другом не конкурируют. При признании возможности выбора между ними для собственника они вызовут различные последствия, поскольку реституция возможна только между сторонами сделки. Это означает, что даже при признании возможности обращения собственника именно к реституции она доступна не всегда. Например, она неприменима, когда чужое имущество внесено неуправомоченным лицом в уставный капитал хозяйственного общества. Приобретателем является вновь образованное лицо, однако оно не сторона сделки, на основании которой ему было передано имущество.

Приведем пример из судебной практики. Отменяя состоявшиеся по делу судебные акты в части применения последствий недействительности учредительного договора о создании ТОО путем возврата в федеральную собственность спорного имущества, Президиум ВАС РФ указал, что, возвращая имущество в федеральную собственность, суды, по существу, изъяли имущество у лица, которое не являлось участником учредительного договора. Между тем, в силу п.2 ст.167 ГК РФ последствия недействительной сделки могут быть применены лишь к сторонам этой сделки (постановление от 21 ноября 2006 года №9308/06).

Действительно, в данном примере имущество могло быть истребовано от приобретателя только виндикационным иском; что касается его добросовестности, ее надлежало определить в зависимости от добросовестности учредителя. Вопрос о соотношении реституции и виндикации рассмотрен Конституционным Судом РФ в постановлении от 21 апреля 2003 года № 6-П, которое имеет явную направленность на пресечение попыток обхода положений ст.302 ГК РФ посредством предъявления иска о возврате исполненного по недействительной сделке, нередко удачно реализовывавшихся ранее в практике судов общей юрисдикции. Первый — применение положений ст.302 ГК РФ независимо от того, требует истец виндикации либо реституции (признание универсального характера самой ст.302 ГК РФ). Второй — признание того, что добросовестность приобретателя означает возможность использования утратившим владение собственника только виндикационного способа защиты. Конституционный Суд РФ принял второй из приведенных вариантов. Реституция и кондикция. Обязательный признак кондикции — наличие обогащения. Для реституции же наличие обогащения условием применения защиты не является. В то же время приемы, направленные на недопущение кондикции, обнаруживаем и в правовом регулировании реституции: для ситуации невозможности возврата полученного в натуре предусмотрено, по общему правилу, возмещение стоимости в деньгах.

Последствия ничтожной сделки по ГК РФ: основные сведения

Общие последствия ничтожных сделок перечислены в ст. 167 Гражданского кодекса РФ:

  • отсутствие не имеющих связи с недействительностью такой сделки юридических последствий;
  • взаимный возврат сторонами всего полученного ими в рамках данной сделки.

Например, приобретенная по мнимой сделке (см. статью «Каков порядок признания и последствия мнимой сделки?») недвижимость возвращается продавцу, а покупателю — уплаченная за нее сумма. Таким образом, производится восстановление положения сторон, существовавшего до совершения сделки. Когда переданное не представляется возможным возвратить в натуральной форме, то по общему принципу возвращается его стоимость в денежном эквиваленте.

Кроме того, специальными нормами законодательства (например, ст. 168–179 ГК РФ, ст. 16 закона «О защите прав потребителей» от 07.02.1992 № 2300-I и т. д.) могут быть в дополнение к указанным последствиям регламентированы и прочие способы защиты прав интересов пострадавшей стороны: возмещение убытков, реального ущерба, выплата штрафа и т. д.

Последствия недействительности ничтожной сделки по ГК РФ: когда возможно применить

В настоящее время судебный орган правомочен самостоятельно инициировать применение последствий недействительности сделки (т. е. когда они не были предъявлены надлежащим лицом) лишь в 2 ситуациях (п. 4 ст. 166 ГК РФ):

  • если это нужно для защиты интересов неограниченного круга лиц (например, апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 15.11.2016 по делу № 33-8622/2016);
  • это непосредственно предусмотрено законом (например, п. 4 ст. 179 ГК РФ).

ВАЖНО! Рассматривая вопрос об инициировании применения последствий недействительности ничтожной сделки, суд должен привлечь стороны к обсуждению данной проблемы. При этом в судебном акте по итогам рассмотрения дела надлежит указать, какие публичные интересы защищаются в данном случае либо конкретную норму закона, разрешающую применить названные последствия в данной ситуации, если их инициирует именно суд (п. 79 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25).

Кроме того, такое требование вправе представить сторона сделки, а в отдельных регламентированных законом случаях также иное лицо (п. 3 ст. 166 ГК РФ). Например, суд, усмотрев, что ничтожная сделка повлекла также нарушение законных прав и интересов лица, не выступающего стороной сделки, удовлетворил его иск о применении названных последствий (см. решение Свердловского райсуда г. Иркутска от 31.10.2016 по делу № 2-4629/2016).

Последствия ничтожной сделки: реституция

Последствиями недействительности сделки являются:

  • 2-сторонняя реституция — возвращение положения, существовавшего до нарушения права, предполагающего возврат сторонами друг другу всего приобретенного по сделке в натуральной форме, а в случае невозможности это сделать — в виде денежной компенсации. Ее применение не зависит от добросовестности сторон (например, решение Кировского райсуда г. Уфы Республики Башкортостан от 02.11.2016 по делу № 2-9119/2016).
  • 1-сторонняя реституция — 1 из сторон осуществляет возврат всего приобретенного ею по сделке второй стороне, которая в свою очередь обязана передать все, что приобретено по сделке, в доход государства.
  • Недопущение реституции — все приобретенное или предполагаемое к приобретению сторонами взыскивается в доход государства. Обычно применяется к ничтожным сделкам, носящим ярко выраженный антисоциальный характер (например, решение Кувшинского горсуда Свердловской обл. от 29.09.2016 по делу № 2-768/2016).

Последние 2 варианта применяются, когда судом будет установлено наличие умысла при реализации сделки в целях, заведомо противных основам правопорядка или нравственности:

  1. Если такой умысел был у обеих сторон, то осуществляется недопущение реституции.
  2. Если же только 1 сторона преследовала названную цель, то применяется 1-сторонняя реституция (см. п. 2 определения Конституционного суда РФ от 08.06.2004 № 226-О).

Кроме того, 1-сторонняя реституция может быть применена, когда в силу особенностей правовой природы тех или иных правоотношений 2-сторонняя неисполнима (например, в отношении договора дарения, признанного ничтожным, см. апелляционное определение Тюменского облсуда от 02.11.2016 по делу № 33-6767/2016).

Иные последствия ничтожности сделки

Судами могут быть применены и такие способы защиты прав соответствующей стороны недействительной сделки:

  • возмещение реального ущерба (например, п. 1 ст. 171, п. 1 ст. 172, п. 1 ст. 176 ГК РФ и др.);
  • взыскание убытков (абз. 3 п. 6 ст. 178, абз. 4 ст. 684 ГК РФ, п. 1 ст. 16 закона № 2003-I и др.).

ВАЖНО! Нормы ГК РФ о неосновательном обогащении (гл. 60) подлежат применению и в отношении требований о возврате исполнения по недействительной сделке (ст. 1103 ГК РФ).

Также, если суд решит применить реституцию, сторона, чьи интересы были нарушены вследствие заключения недействительной сделки, имеет право требовать и выплаты процентов за пользование чужими средствами, если правовая природа правоотношений позволяет это сделать (например, решение Зеленодольского горсуда Республики Татарстан от 14.11.2016 по делу № 2-4922/2016).

Недействительной может быть признана и только часть сделки, что, однако, не влечет по умолчанию признания всей сделки недействительной по этому основанию (например, решением Нижнекамского горсуда Республики Татарстан от 21.07.2016 по делу № 2-5298/2016 недействительным был признан лишь 1 пункт кредитного договора).

При установлении недействительности части сделки суд должен исходить из анализа мотивов сторон, которыми они руководствовались при заключении сделки. В противном случае существует риск навязать сторонам ненужный им договор (п. 100 постановления № 25).

Обращаем внимание, что признание недействительными условий договора не идентично по смыслу требованиям об изменении его условий (решение Златоустовского горсуда Челябинской области от 02.11.2016 по делу № 2-3849/16).

Итак, последствиями ничтожной сделки могут быть:

  • восстановление положения сторон, существовавшего до заключения сделки;
  • взыскание реального ущерба или убытков;
  • взыскание процентов за пользование чужими деньгами;
  • взыскание неосновательного обогащения;
  • корректировка налоговых обязательств в случае применения реституции.

Сделка может признаваться недействительной как полностью, так и в части.

Применение последствий недействительности сделки

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *