Преимущественное право покупки акций

Как обойти преимущественное право покупки акций?

Зятнин Роман, младший юрист, юридическая компания «Юков, Хренов и партнеры».

Повод для разговора:

наличие преимущественного права приобретения акций акционерами ЗАО не всегда отвечает интересам участника общества, намеревающегося реализовать свое право на отчуждение акций. Практика показывает, что преимущественное право приобретения акций можно обойти.

Проблемная норма:

ст. 7 Федерального закона «Об акционерных обществах» N 208-ФЗ.

Статья 7 ФЗ «Об акционерных обществах» устанавливает, что акционеры закрытого общества пользуются преимущественным правом приобретения акций (далее по тексту — преимущественное право), продаваемых другими акционерами этого общества, по цене предложения третьему лицу пропорционально количеству акций, принадлежащих каждому из них, если уставом общества не предусмотрен иной порядок осуществления данного права. При этом, как было разъяснено Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ в информационном письме от 25.06.2009 N 131 (далее по тексту — письмо ВАС от 25.06.2009), преимущественное право возникает исключительно по сделкам купли-продажи акций и не распространяется на иные гражданско-правовые договоры. Таким образом, с учетом позиции арбитражных судов использование иных гражданско-правовых форм отчуждения акций ЗАО не подпадает под действие преимущественного права. Рассмотрим формы отчуждения акций в ЗАО, на которые не распространяется преимущественное право.

Договор мены. Исходя из правовой позиции, изложенной в письме ВАС от 25.06.2009, заключение договора мены, по условиям которого акционер передает принадлежащие ему акции ЗАО в обмен на товар (в том числе на акции другого акционерного общества), не нарушает преимущественного права приобретения других акционеров ЗАО. Однако в научной литературе встречается иная позиция по данному вопросу. В ГК РФ договор мены рассматривается как два встречных договора купли-продажи (п. 2 ст. 567). Указанные договоры близки по своей экономической и правовой природе. К договору мены применяются многие нормы, регулирующие куплю-продажу; стороны, участвующие в нем, рассматриваются как продавец и покупатель одновременно <1>.

<1> Шапкина Г.С. Применение акционерного законодательства. М.: Статут, 2009. 320 с.

С указанным мнением сложно согласиться. Действительно, договор мены по своей правовой природе весьма схож с договорными отношениями купли-продажи. Но все-таки это самостоятельная гражданско-правовая сделка. Более того, правила о купле-продаже носят субсидиарный характер к нормам главы 30 ГК РФ и не должны противоречить существу мены или указанным нормам. Особенностью мены, отличающей ее от купли-продажи, является отсутствие денежных отношений и наличие взаимных обязательств сторон мены по предоставлению определенного товара. По мнению А.П. Сергеева, норма пункта 2 статьи 567 ГК РФ является лишь приемом законодательной техники, способом экономии нормативного материала и не превращает договор мены в два встречно направленных договора купли-продажи <2>.

<2> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть вторая: Учебно-практический комментарий (постатейный) / Под ред. А.П. Сергеева. Проспект, 2010.

В соответствии с пунктом 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 24.09.2002 N 69 с момента внесения в договор мены условия о замене исполнения встречного обязательства уплатой стоимости переданного товара отношения между сторонами должны регулироваться нормами о договоре купли-продажи.

Именно ввиду того, что встречное представление состоит в передаче товара, а не денег, преимущественное право и не распространяется на договоры мены. Преимущественное право приобретения акций является исключением из общего правила о допустимости свободного отчуждения акционерами своих акций, с учетом интересов других акционеров по контролю над персональным составом его участников.

При этом необходимо учитывать, что эквивалентность объектов мены презюмируется (пункт 1 статьи 568 ГК РФ, пункт 8 информационного письма Президиума ВАС РФ от 24.09.2002 N 69), если иное не предусмотрено соглашением сторон.

Открытым остается вопрос возможности мены акций ЗАО на вексель. Формально и акции, и вексель являются оборотными ценными бумагами и в соответствии со статьей 128 ГК РФ относятся к таким объектам гражданских прав, как вещи, что позволяет правообладателям заключать договоры мены. Указанный вывод подтверждается и сложившейся судебной практикой <3>.

<3> Постановление ФАС Уральского округа от 24.08.2011 N Ф09-4694/11 по делу N А07-20247/2010.

Но стоит оговориться, что при совпадении стороны договора мены и векселедателя очень велика вероятность признания такой сделки притворной, как прикрывающей договор купли-продажи. Целесообразность такой формы отчуждения, как договор мены, продиктована, прежде всего, отсутствием законодательного ограничения в применении данной формы отчуждения к акциям ЗАО, что было отражено в письме ВАС от 25.06.2009, а также достаточно простым механизмом реализации. Таким образом, акционер вправе обменять свой пакет акций на товар или на акции другого акционерного общества, что было подтверждено еще в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18.11.2003 N 19. Внесение акций в качестве оплаты уставного капитала другого юридического лица. Данная форма отчуждения акций ЗАО, с определенной долей условности, близка к рассмотренному выше способу отчуждения. В данном случае акционер, по сути, внося свой пакет акций в качестве оплаты уставного капитала, приобретает взамен имущественные права. Возможность внесения акций в качестве оплаты уставного капитала прямо предусмотрена статьей 15 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», п. 2 статьи 54 ФЗ «Об акционерных обществах».

Таким образом, учитывая отсутствие законодательного ограничения, данный механизм отчуждения акций ЗАО также не подпадает под действие преимущественного права приобретения.

Договор дарения. Гражданский кодекс РФ в статье 572 прямо предусматривает возможность безвозмездной передачи имущественного права третьему лицу. Оформление передачи акций по сделке дарения также не подпадает под действие преимущественного права <4>. При этом необходимо помнить, что в силу пункта 4 статьи 575 ГК РФ запрещено дарение между коммерческими лицами.

<4> Пункт 8 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18.11.2003 N 19.

Исходя из анализа судебной практики, договор дарения является наиболее распространенной формой отчуждения акций, не нарушающей преимущественного права. При этом договор дарения может выступать как в качестве единственного и основного элемента формы отчуждения, так и в качестве элемента более сложных форм отчуждения.

На практике акционеры пытаются оспаривать дарение акций, указывая на притворность таких сделок <5>, прикрывающих сделку по купле-продаже акций. Как правило, это связано с ситуациями, когда один из участников ЗАО дарит небольшое количество своих акций третьему лицу, придавая ему статус акционера, а затем, через непродолжительный период времени, заключает с ним договор купли-продажи акций. В данном случае выявить притворность сделки дарения, а следовательно, и разрушить всю цепочку сделок, составляющих единый договор купли-продажи, не составляет большого труда, что и подтверждается достаточным количеством примеров из судебной практики <6>.

<5> Постановление ФАС Уральского округа от 26.11.2009 N Ф09-9411/09-С4 по делу N А07-8498/2009.
<6> Определение ВАС РФ от 07.12.2010 N ВАС-16159/10 по делу N А33-2586/2010; Определение ВАС РФ от 31.03.2011 N ВАС-3888/11 по делу N А57-26068/2009.

В подавляющем большинстве случаев арбитражные суды исходят из следующего:

  • отсутствие мотивов для совершения сделки дарения;
  • незначительное количество подаренных акций;
  • небольшой временной промежуток, после совершения сделки по дарению и продаже остальных акций <7>.

<7> См., напр.: Постановление ФАС ВСО от 20.09.2010 по делу N А33-2586/2010.

Тем не менее для акционера, желающего продать свои акции покупателю-неакционеру, данная проблема решается включением еще одного лица в цепочку взаимоотношений между акционером продавцом и покупателем-неакционером. В юридической литературе данные лица получили название фиктивных посредников <8>. Цель привлечения таких посредников, которые, как правило, не имеют явной связи ни с акционером, ни с покупателем, — исполнение «возмездной части» взаимоотношений сторон. К примеру, за некоторое время до или после совершения дарения акций посредник может передать денежную сумму, оформленную как исполнение заемного обязательства с акционером в части возврата займа. При этом доказать другим участникам ЗАО, что денежные средства были получены посредником от покупателя акций в качестве оплаты, да фактические заемные отношения между посредником и акционером, практически невозможно.

<8> Винницкий А.В. Проблемы оспаривания сделок с имуществом с участием фиктивных посредников // Адвокат. 2011. N 5.

В судебной практике встречаются ситуации, когда роль посредника выполняет другой акционер или даже несколько путем дарения незначительного числа акций, чтобы уже другой участник ЗАО мог заключить договор купли-продажи акций <9>.

<9> Определение ВАС РФ от 17.02.2011 N ВАС-444/11 по делу N А57-26633/2009.

В такой ситуации признать подобную цепочку сделок притворными по статье 170 ГК РФ как прикрывающих единый договор купли-продажи на практике почти невозможно.

Таким образом, договор дарения является также весьма простой и эффективной формой отчуждения акций, не блокирующей преимущественное право иных участников общества.

Реорганизация юридического лица как форма отчуждения акций ЗАО. Еще одной формой отчуждения, успешно преодолевающей преимущественное право приобретения акций ЗАО, является реорганизация юридического лица.

Статья 57 ГК РФ устанавливает возможность реорганизации юридического лица (акционера ЗАО) среди прочего в форме выделения. При этом объем передаваемых прав и обязанностей вновь создаваемому юридическому лицу определяется в соответствии с разделительным балансом.

Акционер — юридическое лицо через механизм реорганизации в форме выделения вправе отчуждать акции ЗАО, что позволяет в дальнейшем заинтересованному лицу стать участником вновь созданного юридического лица — акционера ЗАО.

Аналогичная ситуация происходит и при присоединении юридического лица — акционера к другому юридическому лицу, которое впоследствии становится участником ЗАО.

Таким образом, исходя из анализа действующего законодательства и судебной практики, преимущественное право приобретения носит сугубо целевой характер и распространяет свое действие исключительно на отчуждение акций ЗАО путем купли-продажи. Связано это, прежде всего, с необходимостью достижения баланса между стремлением участников ЗАО по контролю персонального состава участников и принципом свободного отчуждения акционерами принадлежащих им акций.

Соответственно, акционер, заинтересованный в отчуждении акций без применения преимущественного права приобретения, имеет в своем распоряжении достаточно обширный правовой инструментарий для реализации указанной цели.

Судебная практика по вопросу:

информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25.06.2009 N 131;

информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 24.09.2002 N 69;

Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18.11.2003 N 19;

Постановление ФАС Уральского округа от 24.08.2011 N Ф09-4694/11 по делу N А07-20247/2010;

Постановление ФАС Уральского округа от 26.11.2009 N Ф09-9411/09-С4 по делу N А07-8498/2009;

Определение ВАС РФ от 07.12.2010 N ВАС-16159/10 по делу N А33-2586/2010;

Определение ВАС РФ от 31.03.2011 N ВАС-3888/11 по делу N А57-26068/2009;

Определение ВАС РФ от 17.02.2011 N ВАС-444/11 по делу N А57-26633/2009.

Комментарий редакции.

Еще один способ обхода преимущественного права акционеров на приобретение акций при их отчуждении акционером — это их залог. Предметом залога может быть всякое имущество, в том числе вещи и имущественные права (требования) (ст. 336 ГК РФ). Иными словами, законодательство не запрещает передавать в залог акции общества. Так, по договору займа третье лицо, не являющееся акционером общества, передает акционеру денежную сумму под залог акций общества. При этом договор залога акций содержит условие о том, что в случае просрочки возврата долга требования кредитора (третьего лица) удовлетворяются за счет обращения взыскания на заложенное имущество во внесудебном порядке. Если залогодателем является физическое лицо, согласие залогодателя на внесудебный порядок обращения взыскания на акции общества должно быть нотариально удостоверено (ст. 349 ГК РФ).

У договора залога акций есть большое преимущество перед другими договорами, имеющими цель обойти преимущественное право покупки акций акционерами общества. Договор залога акций труднее признать притворной сделкой, так как этот договор обеспечивает исполнение другого обязательства по возврату денежной суммы, полученной взаем.

Стоит отметить, что запрет на передачу акций в залог может быть установлен уставом акционерного общества или акционерным соглашением. В этом случае вместо договора залога акций акционер может подписать с кредитором соглашение об отступном, по которому обязательство по возврату долга может быть прекращено передачей третьему лицу акций общества (ст. 409 ГК РФ). В этом случае соблюдения преимущественного права акционеров также не требуется.

Энциклопедия решений. Преимущественное право приобретения акций

Преимущественное право приобретения акций

В публичном акционерном обществе акционерам не может быть предоставлено преимущественное право приобретения акций, отчуждаемых акционером третьим лицам (п. 5 ст. 97 ГК РФ).

Если акционерное общество (далее также — общество, АО) является непубличным, его устав может предусматривать преимущественное право приобретения его акционерами акций, отчуждаемых по возмездным сделкам другими акционерами, по цене предложения третьему лицу или по цене, которая или порядок определения которой установлены уставом общества. По общему правилу акционеры могут приобрести акции в порядке использования преимущественного права пропорционально количеству акций, которое принадлежит каждому из них.

При наличии в уставе непубличного АО таких положений акционер, который намеревается продать свои акции третьему лицу, должен известить об этом общество, указав при этом количество продаваемых акций, их цену и другие условия их отчуждения. Общество должно уведомить акционеров о содержании такого извещения не позднее двух дней со дня его получения. По общему правилу акционеры могут воспользоваться преимущественным правом приобретения акций в течение двух месяцев со дня получения обществом от акционера извещения о намерении продать акции (уставом может быть предусмотрен более короткий срок осуществления этого права, но не менее 10 дней). Этот срок прекращается, если до его истечения от всех акционеров общества получены письменные заявления об использовании преимущественного права или об отказе от его использования.

Если акционеры до истечении срока использования преимущественного права приобретения акций не заявили о намерении использовать его или не отказались от его использования, акционер вправе продать акции третьему лицу по цене и на условиях, о которых он известил общество. Если акционер продаст акции с нарушением преимущественного права, акционеры, чье право нарушено, вправе в течение трех месяцев со дня, когда они узнали или должны были узнать о данном нарушении, потребовать в судебном порядке перевода на них прав и обязанностей приобретателя и (или) передачи им отчужденных акций с выплатой приобретателю их цены по договору купли-продажи.

Положения о порядке использования преимущественного права приобретения акций распространяются и на само общество, если в соответствии с уставом ему предоставлено такое право в случае, когда преимущественным правом не воспользовались акционеры этого общества (п.п. 3, 4 ст. 7 Закона об АО в редакции Закона N 210-ФЗ).

Следует отметить, что до 01.07.2015 Закон об АО предусматривал преимущественное право приобретения акций, продаваемых акционером третьему лицу, в отношении закрытых акционерных обществ (п. 3 ст. 7 этого Закона в редакции, действовавшей до вступления в силу Закона N 210-ФЗ). С 01.09.2014 деление обществ на открытые и закрытые упразднено Федеральным законом от 05.05.2014 N 99-ФЗ, однако в силу п. 9 ст. 3 этого Закона до первого изменения уставов ЗАО к ним применялись положения Закона об АО о закрытых акционерных обществах. Поэтому до вступления в силу Закона N 210-ФЗ в тех ЗАО, которые не привели свои уставы в соответствие с частью первой ГК РФ в редакции Закона N 99-ФЗ, акционеры также пользовались преимущественным правом покупки акций в соответствии с положениями Закона об АО. В тех обществах, которые по состоянию на 01.09.2014 были закрытыми акционерными обществами и в уставах которых отсутствуют положения о преимущественном праве приобретения акций, отчуждаемых акционерами третьим лицам по возмездным сделкам, акционеры с 01.07.2015 пользуются преимущественным правом приобретения акций, продаваемых акционерами третьим лицам, в силу ч.ч. 11 и 12 ст. 27 Закона N 210-ФЗ вплоть до приведения устава общества в соответствие с частью первой ГК РФ в редакции Закона N 99-ФЗ, то есть, до решения вопроса о том, будет ли устав предусматривать преимущественное право акционеров на приобретение акций при их возмездном отчуждении третьим лицам (если акционерное общество имеет статус непубличного). Положения ч.ч. 11 и 12 ст. 27 Закона N 210-ФЗ предусматривают преимущественное право именно при продаже акций, а не при совершении любых возмездных сделок, направленных на их отчуждение третьим лицам.

Что касается договора мены акций, отметим, что с 01.07.2015 закон допускает наличие преимущественного права акционеров на приобретение акций при их отчуждении акционером третьему лицу по возмездным сделкам, в том числе по договору мены, если такое право предусмотрено уставом непубличного акционерного общества. Поэтому приведенные выше правила реализации данного права справедливы и в отношении отчуждения акций по договору мены.

До вступления в силу Закона N 210-ФЗ при отчуждении акций ЗАО (созданных до 1 сентября 2014 года) по договору мены у остальных акционеров не возникало преимущественного права приобретения акций, предусмотренного пунктом 3 ст. 7 Закона об АО в предыдущей редакции, который продолжает применяться к таким акционерным обществам до первого изменения их уставов (п. 9 ст. 3 Федерального закона от 05.05.2014 N 99-ФЗ). Это объясняется тем, что на тот момент законодатель, определяя отношения, в рамках которых применимо преимущественное право приобретения акций, не предусмотрел возможности реализации этого права при отчуждении акций по договору мены (п. 1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.06.2009 N 131, пп. 9 п. 14 постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 N 19).

Поскольку дарение акций не является возмездной сделкой, в отношении него не может быть установлено преимущественное право приобретения акционерами непубличного АО акций, отчуждаемых другими акционерами, по цене предложения третьему лицу (п. 3 ст. 7 Закона об АО).

  Комментарии

Нормы гражданского законодательства Российской Федерации устанавливают, что акционеры закрытого акционерного общества (ЗАО) имеют преимущественное право приобретения акций, продаваемых другими акционерами этого общества (ст. 97 ГК РФ, ст. 7 Федерального закона от 26.12.95 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах», с изменениями и дополнениями, далее — Закон).

Существующее различие двух типов АО — открытого и закрытого — обусловило появление института права преимущественной покупки акций для ЗАО. Сущность его в том, что акционеры имеют преимущественное право приобретения акций, продаваемых другими членами данного общества. В то время как участники ОАО не обязаны извещать о своем намерении продать акции ни само АО, ни его акционеров, участники ЗАО вправе реализовать свои акции лишь с соблюдением определенных формальных требований. Они сводятся к следующему.

При продаже или ином возмездном отчуждении акций третьим лицам (т.е. не акционерам данного общества) остальные акционеры и общество имеют преимущественное право приобретения этих акций. Существует и преимущественное право самого ЗАО на приобретение акций, продаваемых его акционерами. В Законе определено, что уставом общества может быть предусмотрено его преимущественное право на приобретение акций, продаваемых акционерами, если другие акционеры не использовали свое преимущественное право. Таким образом, в ЗАО акционер может переуступить свои акции, используя правила преимущественной покупки либо акционерам, либо самому обществу. Общество оставляет за собой преимущественное право их покупки, за исключением случаев передачи гражданами своих акций по наследству или по договору дарения.

Акционер, реализующий преимущественное право, должен в течение срока, определенного в уставе, заключить с продавцом договор купли-продажи. Если акции по цене, обозначенной акционером, согласны купить участники данного АО и третьи лица, то акции должны быть проданы членам АО. Акционер не может продать акцию лицу, не являющемуся акционером ЗАО, по цене меньше той, по которой она предлагалась к продаже акционерам. Если же это произошло, акционеры вправе оспорить продажу в судебном порядке.

Следовательно, если акционеры и АО заявят отказ от покупки акций или в установленный уставом срок не реализуют принадлежащее им преимущественное право, то акционер ЗАО вправе продать их постороннему, третьему лицу, который не имеет отношения к обществу. Однако купля-продажа (поставка) акций должна быть произведена исключительно на условиях, указанных в извещении акционера, направленном АО.

Преимущественное право приобретения акций не применяется в случаях безвозмездного отчуждения их акционером (по договору дарения) либо перехода акций в собственность другого лица в порядке универсального правопреемства. В случае признания договора дарения притворной сделкой лицо, чье преимущественное право на приобретение акций нарушено, может в этом случае потребовать перевода на него прав и обязанностей покупателя акций по сделке, совершенной с третьим лицом. Данное положение было подтверждено в постановлении ФАС Московского округа от 12.05.03 г. по делу № КГ-А41/2519-03.

Несмотря на то, что объем преимущественных прав, предусмотренных ст. 250 ГК РФ, довольно значителен, формальное сходство этой статьи и п. 2 ст. 97 ГК РФ не должно подводить нас к тому, что в случае с преимущественным правом покупки акций в ЗАО должны применяться положения данной статьи как общие нормы (это было подтверждено в постановлении ФАС Северо-Западного округа от 19.06.2000 г. по делу № А05-8075/99-477/17, в котором было указано, что ст. 250 ГК РФ, регулирующая вопросы продажи доли в общей долевой собственности, к спорным правоотношениям применена быть не может, поскольку акционеры не являются обладателями общей долевой собственности).

Пункт 3 статьи 7 Закона устанавливает, что «Акционер общества, имеющий намерение продать свои акции третьему лицу, обязан письменно известить об этом остальных акционеров данного общества и само общество, указав цену и другие условия продажи акций». Извещение акционеров, как правило, осуществляется через общество, если иное не предусмотрено уставом, и за счет акционера, продающего свои акции.

Из указанного положения Закона трудно уяснить, каково правовое значение этого извещения. В Законе не указывается на то, что в извещении должен быть упомянут предполагаемый покупатель — постороннее лицо. Это означает, что его вообще можно не указывать. Более того, необязательно, чтобы предполагаемый покупатель заключил с продавцом какой-то предварительный договор. Из этого следует, что предполагаемый покупатель может не существовать вообще: просто продавец доли должен известить остальных участников АО, что он готов продать свою долю любому постороннему лицу.

Скорее всего, смысл извещения состоит не только в том, что будущий продавец извещает остальных участников о намерении продать свою долю третьему лицу, а в том, что он предлагает каждому из остальных участников купить ее у него. Значит, такое извещение является классической офертой — предложением заключить договор на определенных условиях (ст. 435 ГК РФ). Несоблюдение порядка направления акционерам уведомлений о возможности осуществления преимущественного права, в частности нарушение требований устава общества (например, ненаправление письменного уведомления ценным письмом или невручение под расписку), также рассматривается в судебной практике как нарушение преимущественного права покупки (постановление ФАС Северо-Западного округа от 19.06.2000 г. по делу № А05-8075/99-477/17).

Акционеры, а в надлежащих случаях само общество, могут воспользоваться преимущественным правом приобретения акций, продаваемых акционером, если они согласны приобрести предложенные им акции по цене и на условиях, указанных в извещении (цене предложения третьему лицу). Если цена, по которой акционеры (общество) изъявляют готовность приобрести акции, ниже предложенной третьим лицом или участники общества (общество) согласны купить лишь часть отчуждаемых акций, акционер вправе продать их третьему лицу по цене и на условиях, сообщенных им другим акционерам и обществу.

Указанное положение было конкретизировано в постановлении ФАС Дальневосточного округа от 6.05.02 г. по делу № Ф03-А51/02-1/691. Из материалов дела следует, что продавец реализовал покупателю, не являющемуся акционером ЗАО «Магистраль — СП», спорные акции по цене гораздо ниже предложенной акционерам. В соответствии со ст. 7 Закона акционеры закрытого акционерного общества пользуются преимущественным правом приобретения акций, продаваемых другими акционерами этого общества, по цене предложения третьему лицу. Суд первой инстанции правомерно в соответствии с указанной нормой права пришел к выводу о продаже ГУП «ДВжд» акций ЗАО «Агрохим-Коммерс» с нарушением преимущественного права приобретения акций другими акционерами закрытого общества по цене предложения другому лицу (100 руб. за 1 акцию), поскольку по такой цене он акционерам их не предлагал. Данное нарушение преимущественного права привело к принятию судебного решения о переводе прав покупателя на надлежащее лицо.

Пунктом 3 статьи 7 Закона установлено, что если акционеры (общество) «не воспользуются преимущественным правом приобретения всех акций, предлагаемых для продажи, в течение двух месяцев со дня такого извещения, если более короткий срок не предусмотрен уставом общества, акции могут быть проданы третьему лицу по цене и на условиях, которые сообщены обществу и его акционерам.

Срок осуществления преимущественного права прекращается, если до его истечения от всех акционеров общества получены заявления об использовании или отказе от использования указанного права (постановление ФАС Поволжского округа от 24.03.03 г. по делу № А72-4486/2002-А221). В соответствии с п. 3 ст. 7 Закона акционеры ЗАО имеют преимущественное право приобретения акций, продаваемых другими акционерами этого общества по цене предложения другому лицу. Порядок и сроки осуществления преимущественного права приобретения акций, продаваемых акционерами, устанавливаются уставом общества. Срок осуществления преимущественного права не может быть менее 30 и более 60 дней с момента предложения акций на продажу. Из материалов дела следует, что судебным приставом-исполнителем была подана заявка от 27 декабря 2001 г. фонду имущества Ульяновской области на реализацию арестованных акций ЗАО «Заволжское предприятие промышленного железнодорожного транспорта» (ЗАО «Заволжское ППЖТ») в порядке ст. 54 Федерального закона от 21.07.97 г. № 119-ФЗ «Об исполнительном производстве».

Письмом от 28 декабря 2001 г. Фонд имущества Ульяновской области известил ЗАО «Заволжское ППЖТ» о продаже его акций и предложил обществу известить акционеров общества о возможности их приобретения. Поскольку акционеры общества отказались от приобретения спорных акций, судом правомерно сделан вывод о том, что истцом не было осуществлено преимущественное право приобретения акций в порядке и сроки, предусмотренные Законом.

Постановлением Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 года № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах» (подпункт 7 пункта 14) было отмечено, что «при отчуждении акционером принадлежащих ему акций третьему лицу по цене, которую готовы были уплатить в пределах установленного Законом (уставом) срока акционеры общества (общество), акционеры или общество, чье преимущественное право на приобретение акций нарушено, вправе в течение трех месяцев с момента, когда они узнали или должны были узнать о таком нарушении, потребовать в судебном порядке перевода прав и обязанностей покупателя этих акций на соответствующее заинтересованное лицо».

Нарушение указанного права акционера может отразиться на его праве участвовать в управлении обществом, на что было указано в постановлении ФАС Московского округа от 23.05.03 г. по делу № КГ-А40/2447-03

Преимущественное право акционеров (общества) действует при отчуждении участником этого общества акций только путем продажи.

В связи с этим интересно судебное решение ФАС Уральского округа от 25.02.03 г. по делу № Ф09-270/03-ГК о характере взноса в уставной капитал, который под данное положение Закона не подпадает. Поскольку внесение акций ЗАО «Институт Пермский Промстройпроект» в уставный капитал ООО «Гранит-М», по мнению истицы, осуществлено с нарушением ее права, предусмотренного п. 3 ст. 7 Закона, она обратилась в арбитражный суд с требованием о переводе на нее прав и обязанностей покупателя данных акций. Поскольку внесение акций в уставный капитал создаваемого общества осуществлялось во исполнение учредительного договора от 12.10.01 г., суд пришел к выводу об отсутствии оснований считать, что предусмотренные п. 3 ст. 7 Закона права истицы были нарушены. В соответствии с п. 3 ст. 7 Закона акционеры ЗАО пользуются преимущественным правом приобретения акций, продаваемых другими акционерами этого общества третьим лицам. В материалах дела отсутствуют документы, подтверждающие факт продажи акций создаваемому обществу (ООО «Гранит-М») или заключения с ним договоров мены. Учредительный договор не является сделкой по отчуждению акций. Таким образом, суд обоснованно отклонил доводы истицы о том, что внесение акций в уставный капитал осуществлялось путем возмездного отчуждения физическими лицами — акционерами ЗАО «Институт Пермский Промстройпроект» своих акций с нарушением ее прав, предусмотренных п. 3 ст. 7 Закона, и отказал в удовлетворении исковых требований.

Важным моментом является и то, что Закон предусматривает преимущественное право акционеров (общества) на приобретение акций, отчуждаемых участником общества, в случаях, когда владелец намерен продать их третьему лицу (не являющемуся участником данного общества).

Это положение Закона также неоднократно подтверждалось судебной практикой. Так, в постановлении ФАС Северо-Западного округа от 1.08.03 г. по делу № А56-3019/03 было отмечено, что поскольку в рассматриваемом случае имело место отчуждение акций акционеру общества, следует признать, что соблюдение процедуры извещения других его акционеров и самого общества о намерении продать акции не требовалось. Аналогичное по сути решение было вынесено в постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 5.11.01 г. по делу № А43-3805/01-28-166.

Анализ приведенных доводов показывает, что договор купли-продажи акций ЗАО, заключенный с нарушением права преимущественной покупки, является с позиций ст. 168 ГК РФ действительным. Нарушение преимущественного права приобретения акций акционером или ЗАО влечет за собой правовые последствия: акционер, чье право было проигнорировано, вправе в судебном порядке потребовать перевода на него прав и обязанностей покупателя. Также в аналогичной ситуации вправе, очевидно, поступить и акционерное общество. Это значит, что нет нужды признавать сделку ничтожной. Просто держателем акций становится акционер, чье право было нарушено, а не фактический покупатель.

Исполнение вынесенных судебных решений о переводе прав по договору купли-продажи на практике может быть затруднено одним существенным обстоятельством: договор купли-продажи акций ЗАО может быть исполнен к моменту рассмотрения дела в суде. Тогда в силу ст. 408 ГК РФ обязательство по договору купли-продажи будет исполнено и договор прекратит свое действие. Соответственно вопрос о возможности перевода рассмотренных прав и обязанностей остается открытым.

Преимущественное право покупки акций

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *