Подведомственность корпоративных споров

Экономический характер спора

Экономический характер спора отражает содержание спорного правоотношения и характеризует суть взаимоотношений спорящих сторон – спор возник из предпринимательской и иной экономической деятельности, что соответствует ст. 2 АПК. На такое понимание данного вопроса ориентирует и п. 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ № 12/12 от 18 августа 1992 г. «О некоторых вопросах подведомственности дел судам и арбитражным судам», в котором подчеркивается необходимость исходить из существа взаимоотношений спорящих сторон. В настоящее время в соответствии с п. 1 ст. 2 ГК предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке. При этом экономический характер спора проявляется не только в осуществлении предпринимательской деятельности, но и в доступе к этой деятельности, а также в предъявлении иных имущественных требований.

Поэтому первые два критерия подведомственности употребляются в системе с третьим – субъектный состав сторон и третьих лиц, участвующих в деле, что позволяет более точно разграничить подведомственность между двумя органами судебной власти: судами общей юрисдикции и арбитражными судами. К числу субъектов споров, которые рассматриваются арбитражными судами, относятся следующие:

Во-первых, юридические лица, т.е. организации, которые имеют в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечают по своим обязательствам этим имуществом, могут от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде (ст. 49 ГК). Правосубъектность юридического лица возникает с момента государственной регистрации, поскольку оно считается созданным с момента такой регистрации. Поэтому, для того чтобы убедиться в наличии правосубъектности юридического лица, необходимо проверить его учредительные документы.


Следует иметь в виду, что не все споры между организациями подведомственны арбитражному суду. Например, спор некоммерческой организации с государственным органом об отказе в регистрации изменений в ее учредительных документах не является экономическим по своему характеру и, следовательно, подведомствен суду общей юрисдикции. Так, в соответствии со ст. 12 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» отказ регистрирующего органа в государственной регистрации религиозной организации, а также его уклонение от такой регистрации могут быть обжалованы в суд общей юрисдикции. Вместе с тем согласно ст. 23 указанного Закона религиозные организации вправе заниматься предпринимательской деятельностью, в связи с чем возникающие при этом экономические споры с другими организациями подведомственны арбитражному суду.

Во-вторых, граждане, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющие статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке. В соответствии со ст. 23 ГК граждане вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя. Глава крестьянского (фермерского) хозяйства, осуществляющего деятельность без образования юридического лица, признается предпринимателем с момента государственной регистрации крестьянского (фермерского) хозяйства.

Для подведомственности экономического спора арбитражному суду необходимо, чтобы спор возник между гражданами-предпринимателями либо между организацией и гражданином-предпринимателем. Правило о подведомственности спора арбитражному суду сохраняется до тех пор, пока гражданин не утратит статус индивидуального предпринимателя.

Ряд положений о подведомственности споров с участием граждан-предпринимателей разъяснен в п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». Здесь подчеркнуто, что споры между гражданами, зарегистрированными в качестве индивидуальных предпринимателей, а также между указанными гражданами и юридическими лицами разрешаются арбитражными судами, за исключением споров, не связанных с осуществлением гражданами предпринимательской деятельности. В таком же порядке рассматриваются споры с участием глав крестьянского (фермерского) хозяйства. При разрешении указанных споров арбитражным судам следует руководствоваться нормами АПК, которые регулируют деятельность юридических лиц, являющихся коммерческими организациями, если иное не вытекает из закона, иного правового акта или существа правоотношений (п. 3 ст. 23 ГК).

Учитывая, что гражданин, занимающийся предпринимательской деятельностью, но не прошедший государственную регистрацию в качестве индивидуального предпринимателя, не приобретает в связи с занятием этой деятельностью правового статуса предпринимателя, споры с участием таких лиц, в том числе связанные с осуществлением ими предпринимательской деятельности, в соответствии со ст. 25 ГПК подведомственны суду общей юрисдикции. При разрешении данных споров могут быть применены положения ГК об обязательствах, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности (п. 4 ст. 23 ГК). С момента прекращения действия государственной регистрации гражданина в качестве индивидуального предпринимателя, в частности в связи с истечением срока действия свидетельства о государственной регистрации, аннулированием государственной регистрации и т.п., дела с участием указанных граждан, в том числе и связанные с осуществлявшейся ими ранее предпринимательской деятельностью, подведомственны судам общей юрисдикции, за исключением случаев, когда такие дела были приняты к производству арбитражным судом с соблюдением правил о подведомственности до наступления указанных обстоятельств.

В отдельных случаях некоторые виды хозяйственной деятельности могут осуществляться только на основании специального разрешения или лицензии. Поэтому, как разъяснено в п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 августа 1992 г. «О некоторых вопросах подведомственности дел судам и арбитражным судам», судам общей юрисдикции подведомственны споры об обжаловании отказа в выдаче разрешения, если за разрешением обращался гражданин, не имеющий статуса предпринимателя, а арбитражным судам – если требование о выдаче разрешения заявлялось организацией либо гражданином, имеющим статус индивидуального предпринимателя, если иное не предусмотрено законодательными актами.

Спор об отмене разрешения на хозяйственную деятельность, выданного организации или гражданину, имеющему статус индивидуального предпринимателя, подлежит разрешению в арбитражном суде. Если же гражданин, получивший разрешение на хозяйственную деятельность, еще не зарегистрирован как предприниматель, такой спор разрешается в суде общей юрисдикции.

Таким образом, важно анализировать все критерии подведомственности арбитражному суду споров с участием граждан-предпринимателей. Если такой гражданин является стороной договора как потребитель в соответствии с Законом РФ «О защите прав потребителей», то такой спор не носит экономического характера и подведомствен суду общей юрисдикции. В случае если между гражданином-предпринимателем и организацией заключен какой-либо гражданско-правовой договор, связанный с деятельностью гражданина как предпринимателя, например на оказание каких-либо услуг и выполнение работ для организации, то такой спор подведомствен арбитражному суду.

В ст. 22 АПК подведомственность дел арбитражному суду по критерию субъектного состава связывается с правовым положением сторон спора. Между тем возможны ситуации в арбитражном процессе, когда в качестве лиц, участвующих в деле, привлекаются соответчики – граждане, не имеющие статуса индивидуальных предпринимателей, либо в арбитражный процесс вступают либо должны быть привлечены в качестве третьих лиц граждане, также не имеющие такого же статуса.

Например, в арбитражный процесс в связи с оспариванием решений акционерного общества, начатый по инициативе акционера – юридического лица, – может в качестве соистца вступить акционер – гражданин, который присоединяется к требованиям первоначального истца, либо в связи с тем, что решением по делу затрагиваются интересы акционеров – физических лиц, и одна из сторон настаивает на их привлечении к участию в деле в качестве третьих лиц без самостоятельных требований. В процессе рассмотрения иска юридического лица к органу печати о защите деловой репутации может возникнуть необходимость привлечь в качестве соответчика автора публикации – гражданина. Предусмотреть такие ситуации арбитражному суду в процессе возбуждения дела сложно, поэтому в подобных случаях в результате появления таких соистцов, соответчиков, а также третьих лиц, которые не относятся в соответствии со ст. 22 АПК (так как не являются юридическими лицами и не имеют статуса индивидуального предпринимателя) к числу лиц, участвующих в арбитражном процессе, подведомственность изменяется и дело относится к ведению суда общей юрисдикции.

При разграничении подведомственности между судом общей юрисдикции и арбитражным судом следует исходить не только из буквального содержания ст. 22 АПК, но и иметь в виду невозможность участия в арбитражном процессе в качестве третьих лиц граждан как лиц участвующих в деле.

Постановлением Президиума Высшего Арбитражного СудаРФ от 28 октября 1997 г. № 4502/97 было прекращено производство по делу по спору между ТОО «ЛогоВАЗ Санкт-Петербург» и государственным предприятием данного обслуживания «Комарово» (ГПДО «Комарово») о понуждении исполнить в натуре обязательство, предусмотренное договором по передаче в аренду дачи. Из материалов дела следовало, что дача по другому договору была передана ГПДО «Комарово» в аренду гражданину П., который фактически проживает в спорном помещении постоянно. П. предъявил иск к Комитету по управлению городским имуществом об обязанности включить договор на выкуп арендуемого имущества. Поскольку спор, возникший между ТОО «JIoгоВАЗ Санкт-Петербург» и ГПДО «Koмapoво», затрагивает интересы упомянутого лица, которое к участию и деле не может быть привлечено в соответствии со ст. 22 АПК, то производство по делу на основании п. 1 ст. 85 АПК было прекращено.

Споры с участием нотариусов арбитражным судам не подведомственны, поскольку в соответствии со ст. 1 Основ законодательства РФ о нотариате нотариальная деятельность не является предпринимательством и не преследует цели извлечения прибыли. Если в арбитражном суде ставится вопрос об оспаривании действительности сделки в связи с нарушением правил нотариального производства, т.е. оспариваются действия нотариуса, такое дело подведомственно суду общей юрисдикции в порядке гл. 32 ГПК.

Каждый раз необходим анализ субъектного состава лиц, участвующих в деле, поскольку дела однотипного характера только по критерию правового статуса стороны и третьих лиц подведомственны различным судам. Например, в соответствии с п. 5 ст. 71 Федерального закона «Об акционерных обществах» акционер, владеющий в совокупности не менее чем 1% размещенных обыкновенных акций общества, вправе обратиться в суд с иском к членам совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличному исполнительному органу общества (директору, генеральному директору), члену коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции), а равно к управляющей организации или управляющему о возмещении убытков, причиненных обществу их виновными действиями. Подведомственность по указанным косвенным искам определяется сугубо по субъектному составу. Если ответчиком являются члены совета директоров и других органов общества, состоящих из физических лиц, то косвенный иск должен предъявляться в суд общей юрисдикции. Если истцом будет акционер – юридическое лицо, а ответчиком – управляющая компания, то дело будет рассматриваться арбитражным судом.

Кроме организаций и граждан-предпринимателей,в качестве субъектов экономических споров в соответствии со ст. 22 АПК могут выступать и другие организации и лица.

В-третьих, в случаях, установленных АПК и другими федеральными законами, арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и иные дела с участием образований, не являющихся юридическими лицами, и граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя. В качестве примера участия в арбитражном процессе образования, не являющегося юридическим лицом, можно привести обжалование в арбитражном суде постановления комиссии но контролю за использованием и охраной земель Комитета РФ по земельным ресурсам и землеустройству РФ.

Граждане вправе обратиться в арбитражный суд с иском на решение об отказе в государственной регистрации коммерческой организации, создаваемой гражданами. Кроме того, в соответствии со ст.6, 11 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» граждане имеют право на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом в связи с неисполнением денежных обязательств, если они признаются в соответствии с данным законом в качестве конкурсных кредиторов, т.е. кредиторов по денежным обязательствам, за исключением граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни и здоровью, а также учредителей (участников) должника – юридического лица – по обязательствам, вытекающим из такого участия.

В-четвертых, Российская Федерация и субъекты Российской Федерации, когда они выступают в качестве участников отношений гражданского оборота (ст. 2, 124 и др. ГК).

В-пятых, государственные органы (например, Министерство государственных имуществ и его территориальные органы в субъектахРФ), органы местного самоуправления, прокуроры, когда им предоставлено право участвовать в арбитражном процессе с целью защиты имущественных интересов государства и представляемых ими органов.

В-шестых, иностранные организации, организации с иностранными инвестициями, международные организации, иностранные граждане, лица без гражданства, осуществляющие предпринимательскую деятельность (ч. 6 ст. 22 АПК), если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации.

Помимо указанных критериев – характера спорного правоотношения, экономического содержания спора и субъектного состава, в процессуальном законодательстве используются и иные дополнительные критерии подведомственности – спорность или бесспорность права, наличие договора между сторонами спора, а также нормативный либо ненормативный характер правового акта.

Необходимость в обсуждении вопросов подведомственности корпоративных споров возникла в связи с большим количеством трудностей, возникших при передаче из судов общей юрисдикции дел с участием физических лиц на основании ст. 7 Федерального закона от 24 июля 2002 г. № 96-ФЗ «О введении в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации», а также в последующем при принятии исков, поступающих в арбитражные суды, в общем порядке. В результате нечеткости положений п. 4 ч. 1 ст. 33 АПК РФ нередко возникают споры о подведомственности между арбитражными судами и судами общей юрисдикции. Пострадавшая сторона — участники корпоративных и иных гражданских отношений, которым обе судебные системы фактически отказывают в правосудии.

Анализ процессуального законодательства и практики определения подведомственности корпоративных споров показывает, что до принятия Арбитражного процессуального кодекса РФ 2002 г. подведомственность корпоративных споров разграничивалась между судами общей юрисдикции и арбитражными судами в зависимости от их субъектного состава. Если хотя бы одной стороной в споре было физическое лицо (речь в основном идет об участниках хозяйственных обществ), дело подлежало рассмотрению и разрешению в суде общей юрисдикции. В противном случае (обе стороны — юридические лица и индивидуальные предприниматели) — в арбитражном суде. С принятием части 1 Гражданского кодекса РФ (от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ) была установлена особая подведомственность судам общей юрисдикции корпоративных споров без участия физических лиц, не занимающихся предпринимательской деятельностью (п. 2 ст. 72, п. 2 ст. 76 ГК РФ), что явно не соответствовало действовавшим тогда нормам гражданского и арбитражного процессуального права.

В Арбитражном процессуальном кодексе РФ 2002 г. установлен ряд норм о подведомственности арбитражным судам корпоративных споров независимо от их субъектного состава (п. 2 и п. 4 ч. 1, ч. 2 ст. 33 АПК РФ 2002 г.). Это не только споры участников хозяйственных товариществ и обществ между собой и с названными юридическими лицами в связи с участием в них, а также их органов (кстати, формулировка п. 4 ч. 1 ст. 33 АПК РФ 2002 г. была неудачна, в связи с чем Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в Постановлении от 9 декабря 2002 г. значительно расширил подведомственность корпоративных споров арбитражным судам), но и споры будущих участников будущих корпораций об их создании, о наследовании участия в корпорациях. Это также споры бывших участников и бывших органов корпораций.

Иск к ответчикам, находящимся или проживающим на территориях разных субъектов РФ, предъявляется в арбитражный суд по месту нахождения или месту жительства одного из ответчиков. Выбор между арбитражными судами, которым подсудно дело, принадлежит истцу (ч. 2, 7 ст. 36 АПК РФ). В то же время исковое заявление или заявление по спору, указанному в ст. 225.1 АПК РФ, подается в арбитражный суд по месту нахождения юридического лица, указанного в ст. 225.1 АПК РФ «Дела по корпоративным спорам» (ч. 4.1 ст. 38 АПК РФ).

При разрешении вопроса о том, должен ли арбитражный суд рассматривать тот или иной спор, необходимо помнить общие требования, изложенные в статье 27 АПК РФ.
Указанная норма права определяет, что арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности. Арбитражные суды разрешают экономические споры и рассматривают дела с участием организаций, являющихся юридическими лицами, и граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность, при наличии у них статуса индивидуального предпринимателя. Исключения из данного правила устанавливаются кодексом, иными федеральными законами.

Эти правила действуют и при применении специальных правил о подведомственности дел арбитражному суду. Одной из таких специальных норм является статья 225.1 АПК РФ, которая содержит довольно подробный перечень категорий споров, рассматриваемых арбитражными судами.

В силу указанной нормы права арбитражные суды рассматривают дела по спорам, связанным с созданием юридического лица, управлением им или участием в юридическом лице, являющемся коммерческой организацией, а также в некоммерческом партнерстве, ассоциации (союзе) коммерческих организаций, иной некоммерческой организации, объединяющей коммерческие организации и (или) индивидуальных предпринимателей, некоммерческой организации, имеющей статус саморегулируемой организации в соответствии с федеральным законом, в том числе по таким корпоративным спорам, как споры, связанные с принадлежностью акций, долей в уставном капитале хозяйственных обществ и товариществ, паев членов кооперативов, установлением их обременений и реализацией вытекающих из них прав, за исключением споров, вытекающих из деятельности депозитариев, связанной с учетом прав на акции и иные ценные бумаги, споров, возникающих в связи с разделом наследственного имущества или разделом общего имущества супругов, включающего в себя акции, доли в уставном капитале хозяйственных обществ и товариществ, паи членов кооператива.

Разграничение подведомственности между арбитражными судами и судами общей юрисдикции применительно к обозначенной области исследования связано с понятием «корпоративный спор» — спор, вытекающий из корпоративных отношений, обусловленных членством в корпорации.

Давая разъяснения по этому поводу, ВАС РФ в п.6 Постановления Пленума от 09.12.2002г. № 11 указал, что арбитражным судам подведомственны споры между участниками хозяйственных товариществ и обществ, вытекающие из деятельности таких обществ и связанные с осуществлением прав и выполнением обязанностей участниками хозяйственных товариществ и обществ.

В Постановлении Федерального арбитражного суда Московского округа от 10.10.2011 по делу № А40-35844/11-69-311 указано, в частности, что пунктом 2 части 1 статьи 33 АПК РФ в совокупности со статьей 225.1 АПК РФ установлена специальная подведомственность корпоративных споров арбитражным судам. Это означает не только изъятие данной категории дел из компетенции судов общей юрисдикции, но и исключает передачу таких споров на рассмотрение третейским судам. Это же следует, видимо, из части 4.1 статьи 38 «Исключительная подсудность» АПК РФ. Очевидно, суды рассматривают положения части 4.1 статьи 38 АПК РФ во взаимосвязи со статьей 225.1 АПК РФ и статьей 33 АПК РФ как исключения из компетенции третейских судов, установленные федеральным законом (что не допускает передачу спора на рассмотрение третейского суда в соответствии с пунктом 2 статьи 1 Федерального закона от 24.07.2002 № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» и пунктом 4 статьи 1 Закона Российской Федерации от 07.07.1993 № 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже»).

Относительно позиции арбитражных судов об исключительной подсудности, закрепленной в части 4.1 статьи 38 АПК РФ, положение которой исключает рассмотрение корпоративного спора где-либо, кроме арбитражного суда, необходимо отметить следующее. Исключительная подсудность устанавливается, преследуя вполне определенные цели — рассмотрение спора по месту нахождения большинства доказательств (например, по спорам о недвижимости) или создание условий для максимального и наиболее полного вовлечения в процесс лиц, чьи права будут затронуты судебным решением (обеспечение доступности правосудия). Подсудность, установленная частью 4.1 статьи 38 АПК РФ, предусматривает рассмотрение корпоративного спора в суде по месту нахождения корпорации, тем самым устанавливая обе предпосылки исключительной подсудности. Однако к разграничению дел между судами разных судебных систем подсудность отношения не имеет. Правила подсудности служат для разграничения дел внутри судебной системы, постольку эти правила не затрагивают возможность сторон разрешить спор альтернативным путем, в том числе в третейском суде.

С введением в действие Арбитражного процессуального кодекса РФ на основании Федерального закона от 24 июля 2002 г. № 96-ФЗ «О введении в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями), статья 33 отнесла к специальной подведомственности арбитражных судов споры между акционерами (участниками) и хозяйственными товариществами и обществами, вытекающие из их деятельности, за исключением трудовых споров. Однако в ведении судов общей юрисдикции остались некоторые категории дел, являвшихся по своему содержанию корпоративными (например, признание недействительными решений совета директоров о созыве собраний акционеров, в случаях, когда истец был физическим лицом, — см. пункт 6 Постановления Пленума ВАС РФ от 09.12.2002 № 11)). Также неподведомственными арбитражным судам остались споры между кооперативами (производственные кооперативы при этом являются, в соответствии с ГК РФ, коммерческими организациями) и их членами, споры между некоммерческими организациями и их членами (поскольку деятельность таких организаций не носит экономического или предпринимательского характера, то под общий критерий экономического характера отношений они попасть не могли). Еще одной очень важной с точки зрения корпоративных отношений категорией дел, подведомственных судам общей юрисдикции, были споры из отношений с руководителем корпорации.

В пояснительной записке отмечалось, что «такие дела, как правило, сопровождаются принятием судом общей юрисдикции обеспечительных мер, например, в виде запрета исполнять решение общего собрания акционеров (участников) общества о досрочном прекращении полномочий единоличного исполнительного органа и т.п., что создает возможность перехвата корпоративного контроля». Таким образом, удавалось обходить ограничения, установленные статьей 33 АПК РФ в части специальной подведомственности, и добиться корпоративного управления. С введением в АПК РФ на основании Федерального закона от 19.07.2009 № 205-ФЗ главы 28.1, в первую очередь, появилось понятие корпоративных споров, содержание которых было раскрыто в новой главе АПК РФ. При этом, к корпоративным отнесли как внешние, так и внутренние споры, как носящие имущественный характер (о принадлежности акций (долей)), так и публично-правовые (споры, связанные с эмиссией ценных бумаг, в том числе с оспариванием ненормативных актов государственных органов). В понятие корпоративных были включены споры, традиционно не относимые к этой категории (например, вытекающие из деятельности нотариусов по удостоверению сделок с долями в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью). Однако такие споры, с учетом измененного правового регулирования и сложившейся практики, тем не менее, напрямую связаны с корпоративными отношениями и были специально включены в статью 225.1 АПК РФ для устранения случаев обхода закона. Целью введения подобных норм было ограничение недобросовестного поведения и установление специальных положений о рассмотрении корпоративных споров, но никак не изменение правовой природы самих отношений. Вместе с введением главы 28.1 АПК РФ был изменен и пункт 2 части 1 статьи 33 АПК РФ (изменения внесены Федеральным законом от 19 июля 2009 г. № 205-ФЗ).

Как уже указывалось, сделано это для разграничения подведомственности споров между судебными системами. Таким образом, был исключен критерий субъектного состава спора, но предметный критерий, по сути, сохранился. Так, согласно статье 225.1 АПК РФ арбитражные суды рассматривают корпоративные споры только коммерческих организаций и их участников либо споры некоммерческих организаций — объединений коммерческих организаций и/или индивидуальных предпринимателей (ассоциации, саморегулируемые организации) и их участников (членов), то есть чья деятельность так или иначе связана с экономической или иной предпринимательской. Следовательно, мы должны прийти к выводу, что споры, аналогичные по своему содержанию корпоративным, в отношении некоммерческих организаций (потребительских кооперативов, общественных объединений, фондов, в том числе негосударственных пенсионных) в арбитражных судах рассматриваться не могут и, соответственно, подведомственны судам общей юрисдикции. Следовательно, можно прийти к заключению, что арбитражные суды не обладают монополией на рассмотрение корпоративных споров.

Анализируя главу 28.1 АПК РФ с точки зрения специальной процессуальной формы рассмотрения корпоративных споров, мы приходим к выводу, что взаимосвязанные с данной главой положения статей 33 и 38 АПК РФ являются только частью процессуальной формы. Точно так же нормы АПК РФ устанавливают и определенные требования, например, к форме и содержанию искового заявления по корпоративным спорам (статья 225.3 АПК РФ), и особенности самой процедуры рассмотрения таких споров. Это, на наш взгляд, приводит к одному важному выводу.

В рамках главы 28.1 АПК РФ предусмотрено разрешение споров, имеющих иной характер защищаемого интереса. Кроме того, специальная форма рассмотрения корпоративных споров служит способом разрешения нескольких «микроспоров», обеспечивая механизмы защиты прав и интересов юридического лица и участников, не являющихся сторонами спорных отношений. Возможно ли, с учетом вышесказанного, рассмотрение споров, обладающих такими свойствами, в третейском суде? Заметим, что третейское разбирательство основано на личном иске и защищает личный интерес истца — это единственная процессуальная форма рассмотрения дела в третейском суде. Даже с учетом свободы усмотрения сторон и самого суда характера и сущности исковой формы они изменить не могут. Личный характер защиты в третейском суде следует из природы самого третейского разбирательства, основанного на третейском соглашении. Оно заключается с целью разрешить имеющийся (или возможный) спор между самими сторонами такого соглашения. Следовательно, стороны при обращении в согласованный третейский суд стремятся защитить свой личный интерес. Другого спора ни форма, ни сама суть третейского разбирательства и не предполагают. Иной интерес, кроме личного, в третейском суде защитить нельзя — ибо защита его порой требует специальных форм, которые не всегда закреплены и в государственных судах. Как мы упоминали, в ГПК РФ специальных форм, аналогичных главе 28.1 АПК РФ, не содержится (хотя материальные отношения, схожие по содержанию с корпоративными в смысле статьи 225.1 АПК РФ и требующие защиты в судах общей юрисдикции, существуют), однако отказать в защите прав и интересов по мотиву отсутствия соответствующей процедуры — значит отказать в конституционном праве на судебную защиту. Государственные суды «позволить» себе такого не вправе, в отличие от третейских судов. Устанавливая специальные правила рассмотрения отдельных категорий дел, законодатель тем самым вводит особую процессуальную форму, в которой (исключительно) могут рассматриваться эти дела. Подобное может быть продиктовано различными причинами, но следствие должно быть одно — рассмотрение только в установленной законом процессуальной форме. Именно специальная процессуальная форма разрешения спора, имеющего иной характер заинтересованности, блокирует свободу сторон по передаче такого спора в третейский суд. Поскольку третейское разбирательство основано на личном иске и защищает личный интерес истца, иной интерес в третейском суде защитить нельзя. Следовательно, корпоративные споры в смысле статьи 225.1 АПК РФ в третейском суде разрешаться не могут ввиду отсутствия адекватной защищаемому интересу процессуальной формы.

В то же время в ГПК РФ не содержится положений, аналогичных главе 28.1 АПК РФ, поэтому аналогичные по содержанию споры в отношении некоммерческих организаций должны рассматриваться по общим правилам личного иска. Следовательно, такие споры из судов общей юрисдикции формально могут быть переданы на разрешение арбитражам, если нет иных препятствий. А значит, именно наличие специальной процессуальной формы блокирует передачу корпоративных споров из государственного суда в третейский. Таким образом, именно специальная процессуальная форма рассмотрения корпоративных споров выступает критерием арбитрабельности.

Содержание статьи 33 Арбитражного процессуального кодекса РФ не дает прямого ответа на вопрос о том, подведомственны ли арбитражному суду споры, связанные с хозяйственной деятельностью акционерного общества, по искам физических лиц, не являющихся акционерами на момент предъявления иска. На практике в этой ситуации может возникнуть два варианта. В одном случае иск заявлен лицом, утратившим статус акционера на момент предъявления иска, но оспаривающим отношения, вытекающие из хозяйственной деятельности общества за период, когда истец являлся акционером общества. В другом случае на момент предъявления иска истец по каким-либо основаниям не доказал наличия статуса акционера. Следует ли в этих ситуациях прекращать производство по делу либо отказывать в иске.

Представляется, что в первом варианте главным критерием при определении подведомственности спора должен являться не субъектный состав участников на момент предъявления иска и рассмотрения спора, а характер отношений, связанных с хозяйственной деятельностью общества. Поэтому, если на момент предъявления иска статус акционера либо участника хозяйственного товарищества или общества утрачен, но спор касается того периода, когда истец являлся участником либо акционером общества и связан с экономической деятельностью общества, то он подведомственен арбитражному суду. Таким образом, наличие либо отсутствие статуса акционера не влияет на отмеченную ранее общую направленность судебной практики при определении критериев подведомственности спора.

Во втором случае правовым последствием отсутствия надлежащих доказательств, статуса акционера либо участника хозяйственного товарищества и общества должно являться прекращение производства по делу, а не отказ в иске.

Различный подход судов выявлен и при определении подведомственности спора участника хозяйственного общества о взыскании морального вреда, причиненного деятельностью общества. Представляется, что данное требование в силу статьи 33 АПК РФ подведомственно арбитражному суду, так как непосредственно связано с нарушением прав участника, вытекающих из его отношений с хозяйственным обществом.

Вопрос о подведомственности возникает и при рассмотрении иска о признании не действительным решения общего собрания о прекращении полномочий генерального директора. В силу пункта 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 г. «О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» дела по искам генерального директора, членов коллегиальных исполнительных органов обществ о признании недействительными решений коллегиальных органов акционерных обществ, хозяйственных товариществ и обществ о досрочном прекращении их полномочий отнесены к трудовым спорам и подведомственны судам общей юрисдикции. Таким образом, если с аналогичным иском обратится не генеральный директор, а другое лицо, то спор подведомственен арбитражному суду.

Обсуждение исследуемой темы позволило выработать некоторые рекомендации по определению подведомственности конкретных категорий корпоративных споров, которые могут быть использованы судьями на практике.

Если возник спор между участником общества (акционером, участником ООО и т. д.) и обществом, связанный с осуществлением участником прав и выполнением им своих обязанностей, данный спор подведомствен арбитражным судам независимо от субъектного состава.

В качестве примеров таких споров, наиболее часто встречающихся в практике, можно привести следующие споры:

Для акционерных обществ:

  • по искам акционеров о признании недействительным договора о создании АО, учредительных документов АО(п. 3 Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и ВАС РФ от 02.04.97 № 4/8 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах»);
  • по иску о внесении лица в реестр акционеров, об аннулировании записи на лицевом счете независимо от того, кто ведет реестр — само акционерное общество или специализированный регистратор (п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 09.12.2002 № 11, п. 4 Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и ВАС РФ от 02.04.97 № 4/8 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах»);
  • по иску акционера ЗАО или самого ЗАО о переводе на акционера или акционерное общество прав и обязанностей покупателя акцийпри наличии преимущественного права на приобретение отчуждаемых акций (п. 3 ст. 7 ФЗ «Об акционерных обществах», п. 7 Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и ВАС РФ от 02.04.97 № 4/8 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах»);
  • по иску акционера о признании недействительными решений собраний акционеров, совета директоров либо исполнительного органа общества;
  • по иску акционера дочернего общества о возмещении убытков основным акционерным обществом(п. 12 Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и ВАС РФ от 02.04.97 № 4/8 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах»);
  • по иску акционера о выплате дивидендов;
  • по иску акционера о признании сделок, совершенных обществом, недействительными(при условии, что второй стороной по оспариваемой сделке и соответственно вторым ответчиком по иску является юридическое лицо или индивидуальный предприниматель);
  • по иску акционера о выкупе акций;
  • по иску акционера об обязании общества предоставить акционеру информацию(ст. 90, 91 ФЗ «Об акционерных обществах»);
  • по иску акционера об обязании общества выплатить денежные суммы или предоставить имущество при ликвидации общества(ст. 23 ФЗ «Об акционерных обществах»);
  • по искам акционеров,связанным с формированием уставного капитала общества (увеличение, уменьшение, внесение конкретного имущества в качестве вклада).

Для ООО (и других товариществ и обществ):

  • по иску участника о признании недействительными учредительных документов ООО: устава и учредительного договора(п. 5 Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и ВАС РФ от 09.12.99 № 90/14 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»);
  • по различным искам участников, связанным со спорными вопросами формирования уставного капитала(п. 7-11 Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и ВАС РФ от 09.12.99 № 90/14 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»);
  • по искам участников о выкупе доли(ст. 23 ФЗ «Об Обществах с ограниченной ответственностью», п. 13 Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и ВАС РФ от 09.12.99 № 90/14 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»);
  • по искам участников, в том числе вышедших из числа участников, о выплате части прибыли (дивидендов);
  • по искам участников, в том числе вышедших или исключенных из числа участников, о выплате действительной стоимости доли при выходе или исключении участника из общества;
  • по искам участника, подавшего заявление о выходе из числа участников общества (товарищества), об оспаривании отказа ООО в удовлетворении просьбы участника об отзыве заявления о выходе из общества(п. 15 Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и ВАС РФ от 09.12.99 № 90/14 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»);
  • по искам участников об оспаривании решений собраний участников;
  • по искам участников о признании недействительными сделок, совершенных обществом(при условии, что второй стороной по сделке и соответственно вторым ответчиком по иску является юридическое лицо или индивидуальный предприниматель).

В отношениях между участниками ООО (иного общества или товарищества) могут возникнуть и другие споры (см., например, п. 18 Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и ВАС РФ от 09.12.99 № 90/14 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

Спор между участником и обществом должен приниматься арбитражными судами независимо от субъектного состава только в том случае, если он связан с осуществлением прав и выполнением обязанностей участниками обществ и товариществ.

Для более четкого понимания этого положения можно привести примеры, когда спор, возникший между акционером — физическим лицом и обществом, корпоративным не является, так как не связан с осуществлением акционером прав и выполнением обязанностей акционера:

а) иск заявлен гражданином, ссылающимся на то, что он является акционером общества, в качестве ответчика привлечено само общество, предмет требований — защита чести и достоинства и (или) компенсация морального вреда. В данном случае истец обратился за защитой своего права как гражданина, а не как владельца акций;

б) истец просит восстановить его на работе в обществе, акционером которого он является. Спор должен рассматриваться судом общей юрисдикции, ибо он трудовой. Истец защищает свои права как наемного работника, а не акционера;

в) истец-гражданин, являющийся акционером ответчика, просит признать право собственности на некое имущество. Этот спор носит общегражданский характер, истец просит защитить его право как собственника, а не как акционера.

Но если акционер просит признать право собственности на имущество, внесенное им в качестве вклада в уставный капитал, например, считая, что переход права собственности к обществу не состоялся, такой спор между акционером-гражданином и обществом подлежит рассмотрению арбитражным судом, поскольку связан с осуществлением прав акционера.

Споры между участниками обществ и товариществ (акционерами, участниками ООО и т. д.), если одной из сторон является гражданин (не предприниматель), рассматриваются арбитражными судами, когда они связаны с экономической деятельностью общества.

В качестве примеров подобных споров можно привести следующие:

1) о переводе прав и обязанностей покупателя акций в закрытом акционерном обществе (п. 3 ст. 7 ФЗ «Об акционерных обществах») и обществе с ограниченной ответственностью (п. 4 ст. 21 ФЗ «Об Обществах с ограниченной ответственностью»);

2) об исключении участника общества (ст. 10 ФЗ «Об Обществах с ограниченной ответственностью»);

В отношении споров, связанных с эмиссией, размещением акций и их обращением на вторичном рынке, а также долей в ООО, возникающих между акционерами или участниками ООО, в АПК РФ правило о специальной подведомственности отсутствует. Такие иски должны приниматься арбитражными судами по правилам, установленным ст. 27 АПК РФ, т. е. с учетом субъектного состава.

Примеры:

  • истец-акционер оспаривает сделку по купле-продаже акций, совершенную с другим акционером. Спор подлежит рассмотрению арбитражным судом только в случае, если стороны являются юридическими лицами или индивидуальными предпринимателями;
  • истец — бывший акционер предъявляет требование к ответчику, по мнению истца, незаконно завладевшему его акциями (это может быть виндикация, иск о применении последствий недействительности сделки или иск о признании права собственности на акции и т. д.). Если хотя бы одна из сторон является гражданином (не предпринимателем), спор должен рассматриваться в суде общей юрисдикции, поскольку носит не корпоративный, а общегражданский характер (спор о праве на имущество) 2 , напрямую с экономической деятельностью общества не связан.

Споры между участниками производственных и потребительских кооперативов, а также между участниками и кооперативами (это касается и товариществ собственников жилья — кондоминиумов) рассматриваются и арбитражными судами, и судами общей юрисдикции в соответствии с их компетенцией, определенной АПК РФ и ГПК РФ.

Если бы нормы АПК РФ были сформулированы с учетом статуса участников обществ и товариществ как инвесторов, многие спорные вопросы подведомственности отпали бы сами собой. Так, при обсуждении данной темы в арбитражных судах Свердловской области и Уральского округа неоднократно ставился вопрос: подведомственны ли арбитражным судам споры с участием бывших акционеров — физических лиц, лишившихся, по их мнению, незаконно акций, о защите своих прав на акции (о признании права собственности, о внесении записи в реестр акционеров, об истребовании акций и т. д.). Однозначного ответа участники дискуссии на этот вопрос не нашли: хотя спор явно носит экономический характер и вытекает из участия (пусть и бывшего), формально арбитражным судам он не подведомствен, поскольку истцом по делу, защищающим свои права акционера, является физическое лицо. В силу п. 4 ч. 1 ст. 33 АПК РФ к специальной подведомственности арбитражных судов относятся только споры с участием акционеров, т. е. лиц, числящихся на момент подачи иска в реестре акционеров.

Таким образом, споры с участием физических лиц, предусмотренные п. 4 ч. 1 ст. 33 АПК РФ, подлежат рассмотрению арбитражными судами только при наличии совокупности двух условий: физические лица являются участниками общества или товарищества; спор непосредственно затрагивает интересы общества.

Поэтому при подготовке исковых заявлений по корпоративным спорам сторонам следует определить не только предмет и основание иска, но и ответить на вопрос о подведомственности данного спора тому или иному суду.

Корпоративный конфликт между участниками ООО: способы выхода

Нынешняя бизнес-действительность такова, что еще вчерашние партнеры с долями 50 на 50 могут стать врагами. Каждый из них пытается перетянуть одеяло на себя – забрать себе если не весь бизнес, то точно львиную долю.
Дедлок, или тупик управления, – это ситуация, в которой партнеры (участники ООО, акционеры) не могут принять необходимое корпоративное решение – например, об избрании директора. Причина – конфликт интересов. Амбиции каждого из них не позволяют пойти на компромисс.
Способов выхода из дедлока много – от «мягких» в виде раздела бизнеса до «жестких» в виде исключения партнера из бизнеса.

Принудительная ликвидация юридического лица

Пожалуй, это самый радикальный способ выхода из дедлока.
В прошлом году ВС РФ разъяснил, в каких ситуациях возможна ликвидация юрлица по иску участника (п. 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 года № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»). Например, если из-за систематической неявки участника общее собрание не может принять решение по повестке дня. Однако суд удовлетворит требование только, если были исчерпаны все иные способы разрешения ситуации. К иным, в частности, относятся отсутствие в уставе права на свободный выход, обращение с иском в суд об исключении участника и др.
Плюсами принудительной ликвидации как способа выхода из дедлока является:

  • пресечение злоупотреблений со стороны дружественного оппоненту менеджмента,
  • возможность получения имущества, оставшегося после завершения расчетов с кредиторами,
  • равенство последствий для всех участников,
  • риск принудительной ликвидации может поспособствовать изменению позиций участников и, как следствие, выйти из конфликта.

К минусам можно отнести:

  • прекращение деятельности компании,
  • невозможность начать аналогичную деятельность из-за нехватки собственного имущества,
  • прекращение лицензий,
  • утрата высококвалифицированного персонала, деловых связей, контрагентов.

Реорганизация общества

Менее радикальным способом выхода из дедлока является реорганизация общества в форме разделения или выделения. Выбирая такой механизм, участники, по сути, делят активы компании и в конечном итоге каждый из экс-компаньонов получает самостоятельное юридическое лицо.
Процедура реорганизации требует принятия единогласных решений и слаженных действий всех участников общества. При реорганизации в форме выделения им предстоит решить, кто из них получит оставшееся общество со всеми лицензиями, сложившейся деловой репутацией и контрагентами, а кто получит юридическое лицо с имуществом и будет вынужден налаживать бизнес-процесс фактически с нуля. Теоретически ситуации острого конфликта участники могут привлечь третье независимое лицо – профессионального управляющего.

К плюсам реорганизации можно отнести:

  • возможность оптимального распределения имущества, имущественных прав, результатов интеллектуальной деятельности и др.,

Минусами такого способа являются,

  • сложность распределения активов,
  • реорганизация путем разделения не позволит сохранить имеющиеся лицензии.

Исключение участника

Такой способ защиты стал чаще применяться судами. Исключение участника возможно, если он грубо нарушает свои обязанности либо своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняет (подп. «б» п. 17 совместного Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 90 и Пленума ВАС РФ № 14 от 09.12.1999 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»).
Исключение участника-мажоритария с долей в уставном капитале более 50% возможно только в том случае, если устав общества не содержит право участников на свободный выход (п. 11 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 24.05.2012 года № 151 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с исключением участника из общества с ограниченной ответственностью»).
Для удовлетворения иска необходимо доказать, что такой участник причинил существенный вред обществу либо иным образом существенно затрудняет его деятельность и достижение целей, ради которых оно создавалось. Однако иск не будет удовлетворен, если с таким требованием обращается лицо, в отношении которого также имеются основания для исключения.
К плюсам исключения участника из корпорации можно отнести:

  • предъявление иска об исключении участника может усилить позицию в переговорах, исключить будущие злоупотребления,
  • сохранение юридического лица,
  • в некоторых случаях с участника-вредителя могут быть взысканы убытки.

К минусам относятся:

  • исключение возможно только в судебном порядке (длительно и затратно),
  • судебная практика не сформировалась, велико субъективное судебное усмотрение,
  • суд не обязан учитывать мнение иных участников при рассмотрении иска об исключении (злоупотребление истца в противовес интересам общества и иных участников),
  • необходимость выплатить исключенному участнику действительную стоимость принадлежащей ему доли.

Прекращение статуса участника

Пожалуй, самым быстрым и безболезненным способом разрешения тупиковой ситуации является прекращение статуса участника через:

  • выход из состава участников,
  • отчуждение доли третьему лицу на основании договора,
  • предъявление обществу требование о приобретении доли.

Выход из общества возможен в том случае, если такое право прямо предусмотрено уставом общества.
Отчуждение доли третьему лицу возможно, если это не запрещено уставом.
Участник может потребовать, чтобы само общество (ООО) приобрело долю в установленных законом случаях. Например, если участник голосовал против одобрения крупной сделки (п. 3 ст. 93 ГК РФ, п. 2 ст. 23 Закона об ООО).
Плюсы прекращения статуса участника:

  • достаточная быстрота реализации без существенных затрат,
  • получение действительной стоимости доли или стоимости по договору,

Минусы:

  • уставом могут быть предусмотрены соответствующие ограничения или запреты,
  • выплата действительной стоимости доли может затянуться на длительный срок,
  • возможно возникновение ситуации, в которой действительная стоимость доли не будет выплачена (например, появление у корпорации признаков несостоятельности).

Панацея от будущих дедлоков

Дальновидные бизнесмены предпочитают обо всем договориться заранее, поэтому заключают корпоративный договор, в котором предусматривают правила поведения при:

  • осуществлении корпоративных прав определенным образом (например, голосовать определенным образом на общем собрании участников) или воздерживаться (отказаться) от их осуществления,
  • осуществлении иных действий по управлению обществом (например, определить способ согласования совместных действий и пр.),
  • а также установить обязанность сторон приобретать или отчуждать доли в уставном капитале по заранее определенной цене и (или) при наступлении определенных обстоятельств или воздерживаться от отчуждения акций до наступления определенных обстоятельств.

Некоторые плюсы заключения корпоративного договора:

  • стороны заранее устанавливают правила поведения и меры ответственности,
  • возможно непропорциональное распределение прав и обязанностей сторон,
  • конфиденциальность — содержание договора не раскрывается,
  • детализированный корпоративный договор предотвратит затяжные корпоративные конфликты

Минусы:

  • при некорректном формулировании прав и обязанностей сторон (например, при неоднозначности толкования) суд может отказать в защите нарушенного права.

Оговорюсь, что я не претендую на полноту описания всех достоинств и недостатков указанных способов. Поэтому приглашаю коллег поделиться мнением и опытом по разрешению дедлоков, а также обсудить и дополнить список плюсов и минусов каждого из способов.

Подведомственность корпоративных споров

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *