Отказ от расторжения договора

Статья 310. Недопустимость одностороннего отказа от исполнения обязательства

СТ 310 ГК РФ

1. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или иными правовыми актами.

2. Одностороннее изменение условий обязательства, связанного с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности, или односторонний отказ от исполнения этого обязательства допускается в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами, иными правовыми актами или договором.

В случае, если исполнение обязательства связано с осуществлением предпринимательской деятельности не всеми его сторонами, право на одностороннее изменение его условий или отказ от исполнения обязательства может быть предоставлено договором лишь стороне, не осуществляющей предпринимательской деятельности, за исключением случаев, когда законом или иным правовым актом предусмотрена возможность предоставления договором такого права другой стороне.

3. Предусмотренное настоящим Кодексом, другим законом, иным правовым актом или договором право на односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, или на одностороннее изменение условий такого обязательства может быть обусловлено по соглашению сторон необходимостью выплаты определенной денежной суммы другой стороне обязательства.

Комментарий к Ст. 310 Гражданского кодекса РФ

1. ГК РФ по умолчанию закрепляет невозможность одностороннего отказа от исполнения обязательства и одностороннего изменения его условий, устанавливая при этом ряд исключений, позволяющих отступить от данного правила.

Во-первых, некоторые нормы ГК РФ предоставляют стороне право одностороннего отказа от исполнения обязательства и одностороннего изменения обязательства, главным образом, в связи с невыполнением или ненадлежащим исполнением другой стороной встречных обязательств. Общее правило на этот счет содержится в п. 2 ст. 450 ГК РФ, где указано, что по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только:

— при существенном нарушении договора другой стороной;

— в иных случаях, предусмотренных ГК РФ, другими законами или договором.

В п. 2 ст. 328 ГК РФ предусмотрено, что в случае непредоставления обязанной стороной предусмотренного договором исполнения обязательства либо при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что такое исполнение не будет произведено в установленный срок, сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства или отказаться от исполнения этого обязательства и потребовать возмещения убытков.

В силу п. 2 ст. 405 ГК РФ, если вследствие просрочки должника исполнение утратило интерес для кредитора, он может отказаться от принятия исполнения и требовать возмещения убытков.

Ряд соответствующих исключений содержится также в следующих нормах ГК РФ: п. 1 ст. 463, абз. 2 ст. 464, п. 2 ст. 467, п. 2 ст. 468, п. 2 ст. 475, п. 2 ст. 480, п. 3 ст. 484, ст. 486, п. 2 ст. 487, п. 2 ст. 488, п. 2 ст. 489, ст. 490, п. 3 ст. 495, ст. 496, п. 4 ст. 497, п. 2 ст. 500, п. 3 ст. 503, п. 3 ст. 509, п. 2 ст. 515, ст. 523, п. 2 ст. 533, п. 1 ст. 546, ст. 569, ст. 577, ст. 610, п. 3 ст. 627, ст. 699, п. 5 ст. 709, ст. 715, п. 3 ст. 716, ст. 717, ст. 782, ст. 806 и др.

Во-вторых, односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий может быть предусмотрено другими законами или иными правовыми актами (о понятии «иных правовых актов» см. комментарий к статье 3 ГК РФ).

Так, например, в соответствии с п. 1 ст. 101 КВВТ РФ перевозчик может в одностороннем порядке расторгнуть договор перевозки пассажира в случае:

— невозможности перевозки пассажира в порт назначения вследствие непреодолимой силы, военных действий, запрещения властей или иных не зависящих от перевозчика причин;

— задержания судна на основании решения соответствующих органов исполнительной власти или привлечения судна для государственных нужд;

— недоступности порта отправления или порта назначения для судна (блокады порта, аварии судна, недостаточного для судоходства уровня воды и другого);

— гибели судна или его насильственного захвата;

— нарушения пассажиром правил оказания услуг и правил перевозок пассажиров или отказа пассажира от соблюдения таких правил.

Иные случаи предусмотрены, например, в таких актах:

— ЖК РФ (см. ст. 162);

— ВзК РФ (см. ст. 107);

— ГрК РФ (см. ст. 46.2);

— ФЗ от 09.02.2007 N 16-ФЗ «О транспортной безопасности» (см. ст. 12.2);

— ФЗ от 07.07.2003 N 126-ФЗ «О связи» (см. ст. 44);

— ФЗ от 05.04.2013 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (см. ст. 95);

— ФЗ от 29.11.2010 N 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» (см. ст. 38);

— ФЗ от 30.12.2004 N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» (см. ст. ст. 5, 7, 9);

— ФЗ от 26.03.2003 N 35-ФЗ «Об электроэнергетике» (см. ст. 37);

— ФЗ от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (см. ст. ст. 102, 201.5);

— ФЗ от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (см. ст. 84.3);

— Закон РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» (см. ст. 18);

— ФЗ от 30.12.2006 N 275-ФЗ «О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций» (см. ст. 16).

В-третьих, в случаях, предусмотренных ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами или договором, допускается одностороннее изменение условий обязательства, связанного с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности, или односторонний отказ от исполнения этого обязательства.

В-четвертых, если исполнение обязательства связано с осуществлением предпринимательской деятельности не всеми его сторонами, то право на одностороннее изменение его условий или отказ от исполнения обязательства может быть предоставлено договором лишь стороне, не осуществляющей предпринимательской деятельности (например, в договоре розничной купли-продажи такой стороной выступает покупатель). Однако законом или иным правовым актом может быть предусмотрена возможность предоставления договором такого права и другой стороне (т.е. стороне, осуществляющей предпринимательскую деятельность).

2. В п. 3 комментируемой статьи закреплено право сторон по взаимному соглашению предусмотреть денежную компенсацию за односторонний отказ от исполнения обязательств или одностороннее изменение условий обязательства.

Рассмотрим обозначенные нормы на конкретном примере. Так, по одному из дел арендатор обратился в суд с иском к арендодателю о признании недействительным пункта договора, предусматривающего удержание арендодателем в полном объеме суммы задатка в качестве штрафа в случае досрочного расторжения арендатором договора аренды. Суд первой инстанции, руководствуясь положениями п. 3 ст. 450, ст. 330 ГК РФ, удовлетворил заявленные требования в связи с тем, что установление в договоре штрафа за односторонний отказ от исполнения договора противоречит правовой природе неустойки как меры ответственности, применяемой за нарушение гражданских прав. Поскольку досрочное расторжение договора в одностороннем порядке не является гражданско-правовым нарушением (ненадлежащим исполнением обязательств), а обусловлено реализацией арендатором права, предоставленного договором, суды признали соответствующее условие договора противоречащим нормам гражданского законодательства.

Суд апелляционной инстанции и арбитражный суд округа поддержали выводы суда первой инстанции. Однако Судебная коллегия ВС РФ отменила судебные акты судов нижестоящих инстанций и отказала в удовлетворении иска по следующим основаниям.

Положения ст. ст. 619, 620 ГК РФ не содержат запрета на досрочное расторжение договора аренды по иным основаниям, не предусмотренным в данных правовых нормах, в связи с чем стороны при заключении договора вправе установить основания для досрочного расторжения договора и условия такого расторжения. В частности, право на односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, может быть обусловлено по соглашению сторон необходимостью выплаты определенной денежной суммы другой стороне обязательства (п. 3 ст. 310 ГК РФ).

Оспариваемым пунктом договора предусмотрена возможность расторжения договора до истечения срока его действия в одностороннем порядке по любым другим основаниям, кроме прямо указанных в договоре, однако условием такого расторжения является для арендатора удержание арендодателем задатка, для арендодателя — уплата задатка в двойном размере.

В соответствии со ст. 329 ГК РФ исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием имущества должника, поручительством, банковской гарантией, задатком и другими способами, предусмотренными законом или договором. В данном случае задаток вносился и удерживался арендодателем в качестве гарантии надлежащего выполнения арендатором обязательств по договору, что не противоречит положениям указанной правовой нормы.

Таким образом, сторонами определен порядок расторжения договора, которым предусмотрено особое условие для досрочного немотивированного расторжения договора в одностороннем порядке, что не противоречит положениям ст. ст. 329, 421 ГК РФ.

Поскольку удержание задатка арендодателем не связано с нарушением сторонами договорных обязательств, а при наличии определенных обстоятельств является условием для расторжения договора, квалификация судами суммы задатка в качестве неустойки основана на ошибочном толковании норм права.

В данном случае стороны при заключении договора определили сумму компенсации, которая должна быть выплачена одной из сторон при отказе от договора (см. п. 3 ст. 310 ГК РФ). То, что такая компенсация поименована в договоре штрафом, не изменяет ее сути, которая состоит не в привлечении к ответственности стороны, решившей досрочно отказаться от договора, а, напротив, предоставляет возможность расторжения договора без объяснения причин любой из сторон.

Поскольку ГК РФ допускает любые предусмотренные законом или договором способы обеспечения обязательств, отсутствуют основания для признания недействительным оспариваемого пункта договора в части условия, предусматривающего право арендодателя удерживать задаток в качестве штрафа за досрочное расторжение договора, направленного на обеспечение исполнения арендатором условий договора и гарантирующего законные интересы арендодателя при его исполнении (см. подробнее Определение СК по экономическим спорам ВС РФ от 03.11.2015 N 305-ЭС15-6784).

О применении норм п. 3 комментируемой статьи см. также Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 12.05.2016 N 09АП-15326/2016 по делу N А40-80910/15, Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 20.04.2016 по делу N А33-20440/2015, Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.03.2016 N 13АП-3257/2016 по делу N А56-74601/2015 и др.

Исключения из принципа недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Вопросы гражданского права

УДК 347.5

ИСКЛЮЧЕНИЯ ИЗ ПРИНЦИПА НЕДОПУСТИМОСТИ ОДНОСТОРОННЕГО ОТКАЗА ОТ ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА

© Безик К. С., 2010

Статья посвящена важной проблеме исполнения обязательства. Делается вывод, что случаи правомерного отказа от исполнения обязательства могут быть классифицированы на основе различных критериев. Одна из основных идей статьи заключается в том, что существует частичный отказ от исполнения обязательств. Также отмечается, что правом на отказ от исполнения обязательства могут обладать как должник, так и кредитор. В заключении статьи обосновывается необходимость существования принципа недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства, который, однако, должен иметь исключения. Данные исключения в совокупности должны представлять собой систему.

Ключевые слова: обязательство; исполнение обязательства; односторонний отказ от исполнения обязательства; изменение договора; расторжение договора; правовые принципы.

Единственной формой существования человеческого общества является его постоянное развитие. Однако это развитие нуждается в определенных устойчивых началах. Как для движения требуется опора, так и для развития общества нужна стабильность.

На обеспечение стабильности общественных отношений направлены многие правовые нормы. Такие нормы фиксируют неизменность определенных связей субъектов, гарантируют реализацию их интересов, придают крайне подвижной социальной материи форму.

Особое значение задача обеспечения социальной стабильности приобретает в сфере перемещения различных благ. Данная область изменчива по своей природе и всегда является пространством для возникновения конфликтов интересов. При этом противоречия встречаются здесь не только между интересами разных субъектов, но и между интересами одного лица, существующими в разное время. Человеку, купившему сегодня товар, завтра он может оказаться ненужным. Неограниченная возможность воз-

врата блага при изменении интереса одного лица приведет к ущемлению интересов другого лица, которые состоят в сохранении блага, полученного в ходе обмена. В результате существования такой неограниченной возможности количество отмененных невыгодных для одной из сторон актов обмена приблизится к числу состоявшихся выгодных перемещений благ. Вследствие подобной «энтропии» экономическое развитие общества будет невозможно. Общество превратится в равновесную систему, т. е. перестанет двигаться, а значит, погибнет.

Для того чтобы не допустить такого развития событий, уже не одно тысячелетие существует институт гражданско-правовых обязательств. Именно обязательство опосредует обмен благами. При этом его действие подобно работе полупроводника: «пропуская» благо в одну сторону, оно «не пускает» его обратно. Данный принцип в свое время нашел отражение в формуле «pacta sunt servanda» («договоры должны исполняться»). В настоящее время в России он закреплен в ст. 310 ГК РФ и обозначается

как «недопустимость одностороннего отказа от исполнения обязательства».

В литературе отмечается: «Совокупность принципов надлежащего исполнения обязательств и недопустимости одностороннего отказа от обязательства или изменения его условий в договорной сфере, по существу, является важнейшим, определяющим элементом более общего и универсального начала, которое в различной литературе обнаруживает себя как “строгое соблюдение договорных обязательств” (“договорная дисциплина”) или pacta sunt servanda (святость договора)» . Таким образом, в науке констатируется, что принцип, закрепленный в ст. 310 ГК РФ, является лишь частью более общего принципа. Представляется, что с этим можно согласиться, если принять во внимание, что принцип недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства имеет негативную направленность и характер двойного отрицания: «нельзя отказываться». В то же время принцип надлежащего исполнения обязательства имеет подчеркнуто положительную, побудительную окраску: «надо исполнять».

Поскольку позитивное обязывание сложнее и многообразнее, чем негативное, принципу надлежащего исполнения обязательств уделяется намного больше внимания. В то же время принцип недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства также не является простым для понимания. Это объясняется наличием исключений из данного принципа.

Возможность закрепления в законе исключений из принципа недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства предусмотрена в самой ст. 310 ГК РФ. Кроме того, в ст. 310 и п. 3 ст. 450 ГК РФ говорится о возможности предусмотреть право на односторонний отказ от исполнения обязательства в договоре. Вопрос о соотношении указанных норм и о круге субъектов, управомоченных предусматривать право на односторонний отказ от исполнения обязательства в своем договоре, ранее уже был нами рассмотрен . В настоящем исследовании целесообразно сосредоточить внимание на круге действий, которые могут быть признаны правомерным односторонним отказом от исполнения обязательства.

Существует точка зрения, что «использование права на односторонний отказ от

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

исполнения собственного обязательства может быть предусмотрено законом только для договорных обязательств» . Для обоснования позиции автором, в частности, приводятся следующие суждения о внедо-говорных обязательствах: «Так как их стороны изначально находятся в неравном положении, государство осуществляет активное вмешательство в регулирование этих отношений, обеспечивая защиту прав и интересов кредитора — поэтому надлежащему исполнению таких обязательств придается особое значение, а их прекращение по усмотрению должника, исключающее какое-либо предоставление с его стороны, не допускается» .

Анализируя приведенное мнение, необходимо указать, что для оценки возможности отказа от исполнения внедоговорных обязательств сначала нужно определиться, что понимать под исполнением обязательства вообще. Представляется, что исполнение обязательства нельзя рассматривать как односторонний процесс, осуществляемый исключительно должником. Даже на уровне учебной литературы упоминается о «кредиторских обязанностях» , существование которых подтверждается как общими нормами (например, ст. 404 ГК РФ), так и нормами специальными (например, ст. 484 ГК РФ). Исходя из существования кредиторских обязанностей, можно говорить о том, что односторонний отказ от исполнения обязательства возможен не только со стороны должника, но и со стороны кредитора.

Пункт 2 ст. 405 ГК РФ закрепляет, что кредитор вправе отказаться от принятия исполнения, которое вследствие просрочки утратило для него интерес. Согласно п. 3 ст. 396 ГК РФ такой отказ освобождает должника от исполнения обязательства в натуре. Представляется, что подобный отказ кредитора возможен и в деликтных, и в кондикционных, и в иных внедоговор-ных обязательствах. Отсюда следует вывод, что односторонний отказ от исполнения обязательств является родовым понятием, объединяющим отказ от исполнения как договорных, так и внедоговор-ных обязательств.

В связи со сказанным выше нельзя согласиться со следующим мнением: «Правовая природа волеизъявлений кредитора по “одностороннему отказу от исполнения обязательства” и “одностороннему отказу

от исполнения договора” всегда различается» . Основа такого подхода состоит в некорректной, как представляется, посылке: «Не соответствует современному национальному регулированию, прежде всего, теоретическое определение обязательства как сложного правоотношения» . Автор исходит из того, что договор одновременно порождает несколько обязательств, а отсюда в итоге следует вывод: «Отказ от исполнения какого-либо одного обязательства, без прекращения договорного правоотношения, вполне возможен» .

Некорректность понимания обязательства в приведенной позиции во многом объясняется неоднозначным использованием термина «обязательство» в гражданском законодательстве РФ. Так, например, в ст. 309 ГК РФ говорится об «условиях обязательства». В таком понимании обязательство не может рассматриваться иначе, чем правоотношение, поскольку условия могут отражать только содержание правоотношения в целом. В то же время во многих других нормах ГК РФ говорится об обязательстве конкретного лица. Например, в ст. 815 ГК РФ упоминается «обязательство векселедателя». В таком контексте обязательство сложно отличить от обязанности, поскольку одному конкретному лицу принадлежать может только обязанность, но не правоотношение в целом. Исходя из этого, термин «обязательство» в гражданском праве можно рассматривать только в двух смыслах: в широком (как правоотношение) и в узком (как субъективную обязанность).

Однако как при широком, так и при узком понимании термина «обязательство» односторонний отказ от исполнения договора является разновидностью одностороннего отказа от исполнения обязательства. Это объясняется возможностью не только полного, но и частичного отказа от исполнения договора, при совершении которых договор считается соответственно расторгнутым или измененным (п. 3 ст. 450 ГК РФ). При отказе от исполнения договора полностью происходит прекращение всех прав и обязанностей (п. 2 ст. 453 ГК РФ), т. е. правоотношения в целом. При отказе от исполнения договора частично прекращаются отдельные права и обязанности в рамках договорного правоотношения, что влечет изменение последнего (п. 1 ст. 453 ГК РФ). Таким образом, односто-

ронний отказ от исполнения договора всегда представляет собой отказ от исполнения обязательства как в узком, так и в широком смысле.

Односторонний отказ от исполнения договора влечет движение договорного обязательства. В связи с этим возникает вопрос: всегда ли отказ от исполнения обязательства изменяет или прекращает данное обязательство? При изучении этого вопроса представляет интерес следующая позиция: «Понятие “отказ от товара” (или “отказ от принятия товара”) не является тождественным “отказу от исполнения договора”. “Отказ от исполнения договора” — это одностороннее расторжение договора. “Отказ от товара” — это лишь отказ признать надлежащим предложенное продавцом исполнение» . С данным утверждением сложно согласиться, поскольку анализ примеров отказа от товара, о которых говорит автор, свидетельствует об обратном.

Согласно абз. 2 ст. 464 ГК РФ возможен отказ от товара в случае, если продавец не предоставляет относящиеся к нему документы и принадлежности. Однако такой отказ возможен только после назначения покупателем разумного срока для передачи продавцом данных документов и принадлежностей (п. 1 ст. 464 ГК РФ). До истечения этого срока от товара отказываться нельзя, значит, товар в соответствии с данной нормой сначала должен быть принят покупателем, и только потом от него возможен отказ. Данный отказ, по-видимому, будет вести к повороту права собственности на товар и прекращать право на получение за товар обусловленной цены. В противном случае отказ от товара не имеет смысла: если права и обязанности сторон после него сохраняются, то продавец обязан передать товар с документами и принадлежностями, а покупатель обязан принять их. То есть товар все равно вернется к покупателю. Зачем же от него тогда отказываться? Таким образом, отказ от товара в данном случае прекращает договорное обязательство и выступает как отказ от исполнения договора полностью (п. 3 ст. 450 ГК РФ).

Отказ от принятия товаров, поставка которых просрочена (п. 3 ст. 511 ГК РФ), также является отказом от исполнения обязательства. Сложно себе представить ситуацию, при которой отказ от доставленного с просрочкой товара не прекратит или не

изменит обязательство, а сохранит права и обязанности по поставке и принятию товара, которые должны будут исполнены еще позднее. Зачем отказываться от товара из-за просрочки сейчас, если придется его принимать еще позднее? Очевидно, что в данном случае отказ от принятия товаров изменяет договорное обязательство (если поставка осуществлялась партиями, и происходит отказ от одной партии) или прекращает его (если речь идет об однократной поставке).

В п. 1 ст. 466 и в 1 ст. 468 ГК РФ говорится об отказе от товара, переданного в меньшем количестве, чем было предусмотрено договором, либо в не соответствующем договору ассортименте. При таком отказе также происходит отказ от оплаты товара либо возврат уплаченной денежной суммы. Это свидетельствует об окончательности отказа от товара, поскольку в противном случае было бы бессмысленно забирать цену договора с тем, чтобы потом ее опять уплачивать. Отказ от товара, предусмотренный п. 1 ст. 466 и п. 1 ст. 468 ГК РФ, может представлять собой отказ как от всего товара, так и от отдельной партии. Поэтому он может быть направлен как на прекращение обязательства, так и на его изменение. В зависимости от этого данный отказ будет являться формой либо расторжения, либо изменения договора — отказом от исполнения договора полностью или частично (п. 3 ст. 450 ГК РФ).

Особое внимание следует уделить отказу от товара, предусмотренному в п. 2 ст. 468 ГК РФ. В данной норме говорится о том, что при передаче покупателю наряду с товарами, ассортимент которых соответствует договору, товаров, не соответствующих условию об ассортименте, покупатель, в том числе, может отказаться от неассортиментных товаров или отказаться от всех переданных товаров. В п. 12 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ (далее — ВАС РФ) от 22 октября 1997 г. № 18 сказано: «Такой отказ не считается отказом от исполнения обязательства и не влечет расторжения договора» .

Представляется, что при анализе данного вывода нужно учитывать следующую за ним фразу: «Покупатель в этом случае вправе требовать неустойку за недопоставку всей партии (курсив мой. — К. Б.) товара». Таким образом Пленум ВАС РФ рассматривал только ситуацию поставки

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

товаров партиями, при которой неассортиментный товар присутствовал только в одной из партий. Отказ от такого товара, как и отказ от всей партии, не прекратит обязательство, поскольку он не затрагивает последующие партии. Безусловно, такой отказ не является расторжением договора. Он является его изменением по линии предмета: из предмета поставки исключаются товары, от которых покупатель отказался, соответственно и плата за них не должна уплачиваться. Возврат суммы оплаты товаров, возможный в данном случае при отказе от товаров (п. 3 ст. 468 ГК РФ), также подтверждает окончательность такого отказа и его направленность на изменение обязательства, поскольку возврат денег, очевидно, потому и происходит, что покупатель утрачивает интерес в получении партии товара. Еще одним доказательством происходящего при отказе от товаров изменения договора является предусмотренная п. 2 ст. 468 ГК РФ возможность покупателя потребовать замены неассортиментного товара. Если бы отказ от товаров не влиял на обязательство, он бы дублировал это право покупателя, поскольку при сохранении обязательства в неизменном виде продавец должен был бы передать товар в ассортименте вместо товара, от которого покупатель отказался.

Стоит отметить, что Пленум ВАС РФ, указывая, что отказ от товаров по смыслу п. 2 ст. 468 ГК РФ не является отказом от исполнения обязательства, по-видимому, имел в виду, что отказ от исполнения обязательства может привести только к прекращению обязательства, что не совсем верно, поскольку существует частичный отказ от исполнения договора (п. 3 ст. 450 ГК РФ). Именно в качестве такого отказа и следует квалифицировать отказ от товаров по п. 2 ст. 468 ГК РФ. Такой отказ можно считать отказом от исполнения договора полностью, только если поставка исчерпывалась однократной передачей товаров, и передача других партий договором не предусматривалась. Как было указано выше, Пленум ВАС РФ такую ситуацию в своем Постановлении не рассматривал.

Таким образом, отказ от товара и отказ от принятия товара всегда являются односторонним отказом от исполнения договора полностью или частично.

Выше были рассмотрены случаи одностороннего отказа от исполнения обяза-

тельства, осуществляемые самими сторонами, во внесудебном порядке. Как известно, по значительному количеству оснований расторжение договора возможно только в судебном порядке (п. 2 ст. 450 ГК РФ). Является ли такое расторжение договора односторонним отказом от исполнения обязательства? В данном случае, как представляется, можно согласиться с мнением, что «отказ от исполнения обязательства представляет собой сущностное содержание понятия “расторжение договора в одностороннем порядке”» . Поэтому односторонний отказ от исполнения обязательства возможен как в судебном, так и во внесудебном порядке.

Подводя итог, можно сделать вывод, что законом предусмотрено достаточно большое число исключений из принципа недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства. Данные исключения можно классифицировать по нескольким основаниям.

По критерию вида обязательства, от исполнения которого происходит отказ, можно выделить отказ от исполнения договорного и внедоговорного обязательства.

В зависимости от субъекта, инициирующего односторонний отказ, можно различать отказ кредитора и отказ должника от исполнения обязательства.

По критерию характера влияния на обязательство можно выделить полный и частичный отказ от исполнения обязательства. Полный отказ ведет к прекращению обязательства, а частичный — к его изменению. Частичный односторонний отказ от исполнения обязательства следует отличать от одностороннего изменения условий обязательства (ст. 310 ГК РФ). Последнее можно охарактеризовать как расширительное изменение обязательства, поскольку прежнее условие посредством осуществления такого его изменения не просто прекращает свое действие, а заменяется новым. Частичный отказ от исполнения обязательства можно назвать ограничительным изменением обязательства, поскольку он не приносит в обязательство что-либо новое, а производит «сужение» обязательства по сравнению с его прежними рамками.

В зависимости от порядка осуществления можно дифференцировать судебный и внесудебный односторонний отказ от исполнения обязательства.

Наличие значительного числа исключений из принципа порождает сомнения в существовании самого принципа. Возможно, этим вызвано включение в п. 9.1. Раздела V Концепции развития гражданского законодательства РФ следующего предложения об изменении закона: «… в случае, когда при наличии основания для отказа от договора (исполнения договора) сторона, имеющая на это право, подтверждает действие договора, в том числе путем принятия от другой стороны предложенного последней исполнения, отказ от договора (исполнения договора) не допускается, если иное не предусмотрено договором» . Представляется, однако, что содержащееся в Концепции предложение не учитывает, что право на отказ от договора зачастую возникает вследствие ненадлежащего исполнения обязательства контрагентом. Если, например, покупатель принимает от продавца товар в меньшем количестве, чем предусмотрено договором, соглашаясь подождать доставки остальной части, то согласно Концепции он будет утрачивать право на отказ от переданного ему товара, установленное п. 1 ст. 466 ГК РФ. Думается, что такое ограничение прав покупателя недопустимо.

С другой стороны, предлагаемая новелла также не учитывает, что отказ от исполнения договора далеко не всегда выступает последствием его нарушения. В ряде случаев право отказаться от исполнения договора существует с момента заключения договора (например, согласно ст. 717 или п. 1 ст. 977 ГК РФ). Согласно буквальному толкованию приведенного выше пункта Концепции принятие части исполнения по указанным договорам лишает сторону права отказаться от их исполнения, что выглядит абсурдно, поскольку возможность отказа от договора была изначально заложена законодателем в конструкции этих договоров. Представляется, что содержащаяся в Концепции новелла нарушит предусмотренный законодателем баланс прав и обязанностей сторон таких договоров, и это дестабилизирует гражданский оборот.

Стабильность гражданского оборота должна обеспечиваться не тотальным запретом одностороннего отказа от исполнения обязательства, а существованием логически обоснованных исключений из данного общего запрета. Можно утверждать, что принцип недопустимости одностороннего

отказа от исполнения обязательства существует, если такие исключения приведены в систему, независимо от их числа. Необходимо крайне осторожно относиться к предложениям внести изменения в эту систему, поскольку непродуманные решения могут серьезно навредить экономике нашей страны. Ш

нума ВАС РФ от 22 окт. 1997 г. № 18 // Хоз-во и право. 1998. № 7. С. 90.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

11. Корецкий А. Д. Договорное право России. Основы теории и практика реализации : учеб. пособие. М. ; Ростов н/Д, 2004. С. 120.

12. Концепция развития гражданского законодательства РФ // Вестн. ВАС Рф. 2009. № 11. С. 80.

1. Ровный В. В. Проблемы единства российского частного права. Иркутск, 1999. С. 184.

2. См.: Безик К. С. Субъекты права на односторонний отказ от исполнения договора // Сиб. юрид. вестн. 2007. № 4. С. 40—44.

3. Оболонкова Е. В. Односторонний отказ от исполнения обязательства : автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2009. С. 9.

4. Там же.

5. См.: Гражданское право. В 4 т. Т. 3. Обязательственное право : учебник / отв. ред. Е. А. Суханов. М., 2007. С. 55 (автор — Е. А. Суханов).

6. Красноярова Н. И. Односторонний отказ от исполнения договорных обязательств во внутреннем и внешнем обороте : монография. Тюмень, 2006. С. 30.

7. Там же. С. 19.

8. Там же. С. 31.

9. Ульянов И. В. Изменение и расторжение договора купли-продажи и его разновидностей : автореф. дис. . канд. юрид. наук. Саратов, 2004. С. 8.

10. О некоторых вопросах, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре поставки : постановление Пле-

Exceptions From the Principle of Prohibition to Repudiate Obligation’s Performance

© Bezik K.r 2010

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Частичное расторжение контракта (правовые последствия)

Здравствуйте!

Наша правовая позиция обусловлена содержанием действующего гражданского законодательства РФ и законодательства РФ о контрактной системе.

С точки зрения закона «изменение договора» и «расторжение договора» являются разными юридическими понятиями. При этом если законодательство РФ о контрактной системе подробно и жёстко регламентирует вопросы изменения условий контрактов (ч. 1-7 ст. 95), то в отношении расторжения контракта во внесудебном порядке какая-либо регламентация отсутствует.

В соответствии с частью 8 статьи 95 Закона № 44-ФЗ о контрактной системе указано, что контракт может быть расторгнут «по соглашению стороны». В каких именно случаях расторгнут и каковые последствия такого расторжения, в законодательстве РФ о контрактной системе не указано.

Соответственно, по общему правилу, применяются положения статьи 453 Гражданского кодекса РФ, согласно которым стороны самостоятельно определяют момент и порядок прекращения своих обязательств в связи с расторжением контракта.

Исходя из данной правовой позиции, ответы на Ваши вопросы будут следующими:

Вопрос 1: Изменится ли цена контракта после заключения соглашения о частичном расторжении контракта?

Ответ на вопрос 1: Нет, не изменится. Предметом соглашения о расторжении контракта является не изменение, а прекращение обязательств по нему.

Вопрос 2: Правомерно ли указывать одним из условий соглашения о частичном расторжении контракта изменение цены контракта (изменение объема оказываемых услуг), а также “новую” цену контракта, измененный объем услуг, с учетом не оказанных услуг?

Ответ на вопрос 2: Нет, это неправомерно и юридически некорректно. Ещё раз обращаю внимание на то, что предметом соглашения о расторжении контракта является не изменение, а прекращение обязательств по нему. Поэтому, включая подобное условие в контракт, заказчик заключает соглашение не о расторжении, а об изменении контракта. Вместо этого необходимо указать в соглашении о расторжении контракта на момент и порядок прекращения обязательств по контракту (например, порядок оплаты задолженности, необходимость взаимной сверки расчётов, оплаты стоимости фактически поставленного товара, выполненных работ, оказанных услуг и т.п.).

Вопрос 3: Какая цена контракта (объем услуг) должна быть размещена в реестре контрактов ЕИС (пункт 6 части 1 статьи 103 Федерального закона 04.2013 N 44-ФЗ), после публикации соглашения о частичном расторжении договора?

Ответ на вопрос 3: Цена при предоставлении сведений о расторжении контракта в реестр не меняется. В сведениях о расторжении контракта указывается стоимость оплаченных и фактически поставленных товаров, выполненных работ, оказанных услуг.

С уважением,

Дон Виктор,

руководитель Центра консультаций

по закупкам Балтийского тендерного центра

Гражданский кодекс Российской Федерации:

Статья 393.1 ГК РФ. Возмещение убытков при прекращении договора

1. В случае, если неисполнение или ненадлежащее исполнение должником договора повлекло его досрочное прекращение и кредитор заключил взамен его аналогичный договор, кредитор вправе потребовать от должника возмещения убытков в виде разницы между ценой, установленной в прекращенном договоре, и ценой на сопоставимые товары, работы или услуги по условиям договора, заключенного взамен прекращенного договора.

2. Если кредитор не заключил аналогичный договор взамен прекращенного договора (пункт 1 настоящей статьи), но в отношении предусмотренного прекращенным договором исполнения имеется текущая цена на сопоставимые товары, работы или услуги, кредитор вправе потребовать от должника возмещения убытков в виде разницы между ценой, установленной в прекращенном договоре, и текущей ценой.

Текущей ценой признается цена, взимаемая в момент прекращения договора за сопоставимые товары, работы или услуги в месте, где должен был быть исполнен договор, а при отсутствии текущей цены в указанном месте — цена, которая применялась в другом месте и может служить разумной заменой с учетом транспортных и иных дополнительных расходов.

3. Удовлетворение требований, предусмотренных пунктами 1 и 2 настоящей статьи, не освобождает сторону, не исполнившую обязательства или ненадлежаще его исполнившую, от возмещения иных убытков, причиненных другой стороне.

документа: Гражданский кодекс РФ Часть 1 в действующей редакции

Комментарии к статье 393.1 ГК РФ, судебная практика применения

В пп. 11-14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» содержатся следующие разъяснения:

Возмещение убытков при прекращении договора в виде разницы между договорной и текущей ценой

По смыслу статьи 393.1 ГК РФ, пунктов 1 и 2 статьи 405 ГК РФ, риски изменения цен на сопоставимые товары, работы или услуги возлагаются на сторону, неисполнение или ненадлежащее исполнение договора которой повлекло его досрочное прекращение, например, в результате расторжения договора в судебном порядке или одностороннего отказа другой стороны от исполнения обязательства.

В указанном случае убытки в виде разницы между ценой, установленной в прекращенном договоре, и текущей ценой возмещаются соответствующей стороной независимо от того, заключалась ли другой стороной взамен прекращенного договора аналогичная (замещающая) сделка. Если в отношении предусмотренного прекращенным договором исполнения имеется текущая цена на сопоставимые товары, работы или услуги, кредитор вправе потребовать от должника возмещения таких убытков и тогда, когда замещающая сделка им не заключалась (пункт 2 статьи 393.1 ГК РФ).

Текущей ценой признается цена, взимаемая в момент прекращения договора за сопоставимые товары, работы или услуги в месте, где должен был быть исполнен договор, а при отсутствии текущей цены в указанном месте — цена, которая применялась в другом месте и может служить разумной заменой с учетом транспортных и иных дополнительных расходов.

Возмещение убытков при прекращении договора в виде разницы между договорной ценой и ценой по замещающей сделке

Если кредитор заключил замещающую сделку взамен прекращенного договора, он вправе потребовать от должника возмещения убытков в виде разницы между ценой, установленной в прекращенном договоре, и ценой на сопоставимые товары, работы или услуги по условиям замещающей сделки (пункт 1 статьи 393.1 ГК РФ). Кредитором могут быть заключены несколько сделок, которые замещают расторгнутый договор, либо приобретены аналогичные товары или их заменители в той же или в иной местности и т.п.

Добросовестность кредитора и разумность его действий при заключении замещающей сделки предполагаются (пункт 5 статьи 10, пункт 3 статьи 307, статья 393.1 ГК РФ).

Должник вправе представить доказательства того, что кредитор действовал недобросовестно и/или неразумно и, заключая замещающую сделку, умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением, либо не принял разумных мер к их уменьшению (пункт 1 статьи 404 ГК РФ). Например, должник вправе представлять доказательства чрезмерного несоответствия цены замещающей сделки текущей цене, определяемой на момент ее заключения по правилам пункта 2 статьи 393.1 ГК РФ.

Возмещение убытков при заключении замещающей сделки до прекращения первоначального договора

Заключение замещающей сделки до прекращения первоначального обязательства не влияет на обязанность должника по осуществлению исполнения в натуре и на обязанность кредитора по принятию такого исполнения (пункт 3 статьи 308 ГК РФ). Кредитор вправе потребовать от должника возмещения убытков в виде разницы между ценами в первоначальном договоре и такой замещающей сделке при условии, что впоследствии первоначальный договор был прекращен в связи с нарушением обязательства, которое вызвало заключение этой замещающей сделки.

Возмещение убытков в полном объеме

Удовлетворение требований кредитора о взыскании с должника убытков в виде разницы между ценой, установленной в прекращенном договоре, и текущей ценой либо ценой замещающей сделки не освобождает должника от возмещения иных убытков, причиненных кредитору (пункт 3 статьи 393.1 ГК РФ).

Отказ от расторжения договора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *