Крымчане о присоединении

«Люди запуганы и молчат»: действительно ли крымчане довольны жизнью?

По данным Всероссийского центра изучения общественного мнения, 88% крымчан довольны своей жизнью, а количество так называемых тотально недовольных после опроса 2015 года снизилось в полтора раза. При этом гендиректор ВЦИОМ Валерий Федоров отметил, что, несмотря на такие показатели, проблемы на полуострове все же есть.

В частности, 13% крымчан недовольны тем, что их зарплаты не растут, а 12% жалуются на сокращение количества рабочих мест. 7% респондентов не устраивают изменения в сфере здравоохранения, а 6% говорят об отсутствии повышения пенсий и плохом состоянии дорог. Тем не менее, по данным ВЦИОМ, 96% крымчан одобряют работу президента России Владимира Путина.

Российский аналитик, руководитель отдела развития «Левада-Центра» Денис Волков находит объяснение таким показателям исследования ВЦИОМ.

– В целом опрос более-менее нормальный. Показатели одобрения выше, чем в России, но в целом коррелируют с нашими опросами. Нужно понимать, что в 2014 году крымчане увидели контраст с тем, что началось на востоке Украины, и потому восприняли произошедшее как везение. Кровопролитие легитимировало присоединение к России. И потом – экономическая стабильность и низкая инфляция в последние полтора-два года. Я знаю, что после 2014 года цены резко выросли, но потом этот процесс прекратился. Для большей части населения стабильность важна. Согласно этому опросу, крымчане стали замечать меньше коррупции, и это тоже характерно для России в последнее время. Россияне считают, что со взяточничеством стали лучше бороться.

Денис Волков

ВЦИОМ также сообщил, что 80% крымчан пойдут голосовать на выборах президента соседней России в марте. Денис Волков сомневается, что так и будет.

– Мне кажется, сам вопрос плохой. Как-то судить о явке можно, только если задавать перед каждыми выборами один и тот же вопрос, слово в слово. ВЦИОМ же в этот раз проводил телефонный опрос, то есть изменил методологию. Насколько я понимаю, эти 80% складываются из тех, кто сказал, что точно пойдет, и тех, кто допустил это. Так что говорить, что все они обязательно придут на участки 18 марта, просто нельзя. Конечно, всегда есть доля людей, которые опасаются выказывать недовольство или отвечать отрицательно. Возможно, в Крыму она выше, чем в России.

Радиослушатели из Крыма жалуются прежде всего на низкие пенсии:

Когда социологи опрашивают, люди просто боятся сказать. Вот и получается: люди запуганные и молчат

​»Я человек пожилой. При Украине у меня неплохая была пенсия, даже оставалось, можно было на черный день откладывать. Сейчас я еле дотягиваю от пенсии до пенсии. Я одинокий. И хожу по учреждениям, мне говорят: «У тебя и так много». Людям добавляют на инфляцию 3-4%, а мне не положено надбавки иметь с пенсией в 14 тысяч рублей. А что это такое? 3 тысячи зимой заплати за коммуналку и 11 тысяч на прожить еле-еле хватает. Я уже не говорю про одежду и все остальное. Вот такая хорошая жизнь. Когда социологи опрашивают, люди просто боятся сказать. Если бы лично меня спросили в городе, я бы побоялся сказать что-то плохое. Вот и получается: люди запуганные и молчат. Я даже звонить вам боюсь, но меня просто достало, что к моей пенсии не положены надбавки».

«Полностью поддерживаю! У предыдущего слушателя 14 тысяч пенсия, а у меня 8 тысяч, и все равно за 4 года за инфляцию ничего не добавляют. Приезжала в Пенсионный фонд, там говорят: «У вас и так много». Как прожить на 8 тысяч? Я живу в селе, газа нет, при 14 градусах. Какая я довольная? Я хотела бы, чтобы Крым скорее вернулся Украине, я только и живу этим с самого 2014 года. Мне не нужна их большая пенсия, пусть вернут нас Украине».

«Конечно, есть недовольные люди. Недовольные пенсией, коммунальными тарифами. Очень много недостатков есть у нас в Крыму. Но в общем люди не боятся! Мы можем выйти. Споры бывают прямо в троллейбусах, некоторые говорят, что лучше жилось при Украине, ругают Сергея Аксенова. Но никто ничего не боится. Людей не хватают и не вешают, бояться нечего».

Украинский социолог, директор фонда «Демократические инициативы» Ирина Бекешкина считает такие цифры российских опросов в Крыму смехотворными.

Ирина Бекешкина Я не знаю другой такой страны, где 88% людей были бы довольны жизнью Ирина Бекешкина

– Это вообще похоже на анекдот. Почему-то вспомнились слова известной песни: «Я другой такой страны не знаю». Так вот, я не знаю другой такой страны, где 88% людей были бы довольны жизнью. Ведь это вопрос именно про жизнь, а не про ситуацию в Крыму. Кто-то может быть недоволен своим семейным положением, заработком. Но чтобы 88% были довольны всем… Может, в Северной Корее будет так же. Очевидно, люди опасаются, тем более когда их спрашивают по телефону. Ответишь, что недоволен, и это повод усомниться в твоей лояльности, возникнут подозрения. Мы знаем, к чему так называемое всеобщее одобрение привело в Советском Союзе.

(Текстовую версию материала подготовил Владислав Ленцев)

В материале используется терминология, принятая на аннексированном Россией полуострове

micoff


(Ноябрь-2017, на берегу бухты Провато)
Два года назад, 19 января 2016 года я стал крымчанином. Мы с женой купили домик в городке Старый Крым и переехали из Петербурга сюда на постоянное место жительства. И вот уже ровно два года я не покидал пределы полуострова. Сменил петербургскую регистрацию на старокрымскую, поставил здесь на учет автомобиль, офисный стол и клавиатуру заменил на топор, молоток, лопату и грабли.
Сегодня я хочу рассказать, как мне вообще здесь живется, что для меня изменилось за два года, что я думаю о крымчанах и насколько меня здесь беспокоит национальный вопрос.
Начну с главного. Год назад один человек меня спросил: что теперь, когда закончился мой розовый крымский период, я думаю о своем переезде в Крым, что изменилось и как вообще мне тут живется? Вот мой ответ, он на этом фото.

(Ноябрь-2017, где-то между Феодосией и пос.Орджонокидзе)
Это просто обочина дороги в 15 минутах езды от моего дома. А посмотрите какие краски ноябрьского заката! И панорама хребтов Карадага на горизонте…
Нет, не закончился мой розовый период, вот в чем штука. Крым я не стал любить меньше. Он по-прежнему меня восхищает, так что порой перехватывает дыхание от восторга. Эти пейзажи с четкими линиями гор на горизонте, буйные краски закатов и восходов, соленые брызги моря в лицо, запах степных трав, цветущий миндаль, розовые цветы тамариска вдоль обочин, треск цикад, россыпи ярких звезд в ночном небе…
Ну а теперь оставим высокое и перейдем к низменному, к обычному быту то есть. И сейчас я, чтобы не повторяться — я ведь уже писал подробно о своей крымской жизни «В Крым на ПМЖ: один год спустя» — буду просто отвечать на вопросы, которые прислали мне читатели блога.
— Везли ли вы с собой крупные вещи, типа холодильника, мебели, и если везли, то как? Если фурой, то сколько это стоило?
— Да, крупные вещи мы везли. Как это было и сколько стоило, я подробно описывал в посте «Как перевезти домашние вещи в Крым?»
— Каким образом оформлялась сделка? И сколько по времени это заняло? Что лучше, наличка или безнал?
— От момента, когда я начал искать домик своей мечты, до оформления сделки прошло ровно два года. Наш сегодняшний домик — это вариант № 4, из тех, которые мы реально готовы были купить. Предыдущие три варианта отвалились по причине того, что у продавцов либо не было документов на недвижимость, либо там вскрывались проблемы, о которых продавцы заранее не предупреждали. Вам нужно понимать вот какую вещь: Крым — это фактически остров и у его жителей островное отношение к жизни, знаете, этакая философия легкого пофигизма. Типа, спешить некуда, наше от нас не уйдет, поживем — увидим и так далее. Мне, как пенсионеру, это нравится, я сам уже стал здесь таким же расслабленным пофигистом. Но когда я был покупателем, меня это напрягало. Был момент, когда жена уже так отчаялась, что решила, что мы здесь не сможем ничего купить; что продавцы здесь на самом деле ничего не продают, а просто им нравится сам процесс переговоров и торговли. Я сам был близок к этому выводу. Поэтому, терпение, терпение и еще раз терпение. Крым того стоит )) Продавцы тут есть и недвижимость продается.
Про свой опыт поиска недвижимости я подробно писал — «Как купить дом в Крыму?». Там же вы найдете мои советы и контакты старокрымских риэлторов, а также ссылку на сайт моего друга Вячеслава Никонова — директора симферопольского агентства недвижимости, который консультировал меня и проверял документы всех моих потенциальных продавцов. Он же помогал мне вести переговоры с продавцом и вел всю сделку до момента передачи документов на регистрацию.
Процесс регистрации может занять много времени, потому что Госкомрегистр не справляется с потоком людей. Дело в том, что всем здесь надо переоформить свою недвижимость, то есть заменить украинские документы на российские. Поэтому у нас в городе один раз в месяц выдают талончики на прием. Если тебе талончика не хватило, то жди следующего месяца. Я всего этого не знал, приехал из Питера на сделку уже с деньгами в кармане, а продавец приехал из Винницы. И тут мы с ним столкнулись с проблемой, что не сможем подать документы раньше чем через месяц. Но, проявив некоторое упорство и настойчивость, мы смогли благополучно в течение четырех дней сдать документы в Госкомрегистр. И через месяц сделка была зарегистрирована. По закону это должно быть сделано раньше, но у регистраторов есть законная возможность продлять сроки.
Платил я наличными. Безнал, может быть, и лучше — не надо через всю страну тащить крупную сумму денег — но продавец соглашался только на наличку.

(Май-2017, Владимирский собор в Херсонесе)
— Вот вы купили дом, но ведь вы ж там не остались, кто-то присматривал за домом, пока вы не приехали совсем?
Было вот как. Я купил дом в июле, а в доме жил арендатор, он попросил время, чтобы переехать (еще надо время, чтобы найти новое жилье). Для меня это было даже хорошо, потому что я сразу после сделки собирался уехать в Питер, и вернуться в Старый Крым в начале сентября. Вот до сентября мы с ним и договорились. В сентябре мы с женой приехали и жили здесь месяц, а потом снова уехали. Присматривать за домом согласился сосед Саша. Я думал, что вернусь через месяц, максимум через полтора, но получилось четыре месяца. Наступила зима и температура в Старом Крыму опускалась до минус 18 градусов. И сосед все это время отапливал мой дом своим углем, чтобы дом оставался жилым и живым. В самый сильный мороз замерзла вода в расширительном бачке отопительного котла, и сосед отогревал его феном, а потом оказалось, что бачок разорвало, и тогда Саша пригласил другого соседа — сварщика — и они вдвоем все отремонтировали. А когда я вернулся, денег за хлопоты с меня не взяли, хотя я настойчиво предлагал, а взяли только уголь, который ушел на отопление моего дома. Я это так подробно рассказываю, чтобы вы понимали, что люди здесь отзывчивые и всегда готовые помочь.
— В вашем доме можно уже было жить без ремонта?
Да, там же жили аредаторы — муж с женой и трое маленьких детей. Они там жили несколько лет и привели дом в порядок. В доме был твердотопливный котел и водяное отопление. Сосед Саша показал мне, как надо разжигать котел, как топить, сколько дров и угля надо, как следить за уровнем воды в системе. Он же договорился с кем-то и мне привезли дрова и уголь. И вот всю зиму я топил котел, рубил дрова.
Арендатор оставил мне накопительную емкость для воды на 1000 литров и всю рабочую систему водоснабжения (естественно я все это оплатил, поскольку он-то принял дом нежилым и все это сам оборудовал).
Не было только газа, поэтому первое время мы готовили еду на электрической плитке, а потом я купил таганок (переносную газовую плиту) и газовый баллон. Ну а весной нам уже провели газ.
— Сколько стоила ваша крыша? Я в журнале не нашла, хотя помню, что вы прям с цифрами писали.
— Крыша — это очень дорогая штука, я даже не ожидал. Получилось порядка 400 тысяч рублей (вместе с работой). И это я еще не все стропила менял, поскольку они оказались крепкими.
— Сколько вы платите в месяц за коммуналку?
— Тут у нас совсем смешные расходы.
ВОДА. За воду я не плачу, потому что у нас своя скважина. А вообще один куб воды сейчас в Старом Крыму стоит 33, 2 руб. — это водопровод. Кстати, в 2017 году куб воды стоил 41 руб, т.е. вода подешевела. Можно также заказать привозную воду — если водопровод сломался или не хватает воды — это стоит 1600 рублей за машину (5,5 кубометра), то есть тут уже получается 290 руб/куб.
ЭЛЕКТРИЧЕСТВО. С Нового года тариф — 3,04 руб/кВт*ч (при потреблении от 150 до 800 кВт за месяц) . За декабрь я заплатил 495 руб. (193 кВт*ч), за ноябрь — 385 руб. (157 кВт*ч ).
ГАЗ. Тариф 4,2 руб/кубометр. За декабрь заплатил 1168 руб., за ноябрь — 1214 руб., за октябрь — 580 руб., за сентябрь — 151 руб. В эту сумму входит отопление, горячая вода, теплый пол в ванной комнате, газовая плита.
ВЫВОЗ МУСОРА. Я плачу 54,76 руб. в месяц. Один раз в неделю, по четвергам, я выставляю мешок с мусором за ворота. В течение дня подъезжает машина и забирает мусор. Система вполне себе неплоха, кроме одного «но» — собаки. Разрывают мешок и рассыпают мусор на землю. Однако я эту проблему решил элегантным способом — купил баллончик с дихлофосом и прыскаю внутрь и снаружи мешка. Ни одна собака, а также ни одна кошка близко к мешку не подходят.
ИНТЕРНЕТ. Тут все как и было раньше — 400 руб/месяц за 20 Мбит/сек.
МОБИЛЬНЫЙ. Тут работает МТС, но не крымский, а Краснодарский. Салонов связи нет, но симки продаются в разных магазинчиках. Тариф СуперМТС, 100 рублей за подключение (из них 50 руб. идут на счет), ну а потом можно через личный кабинет поменять тариф и подключить доп.услуги.
— Как местные относятся к переселенцам? Органы власти? Вопросы с пропиской, покупкой жилья. Нет ли ощущения проживания в облике разведчика? Ночь и топор под подушкой. Просыпаться от каждого шороха. Ну как то так.
— Как относятся местные к «понаехавшим»? Да хорошо относятся, как к родным и близким. Во-первых, крымчане всегда считали себя русскими, а Крым Россией, поэтому для них переселенцы — это не какие-то чужаки, а свои люди. Во-вторых, можно так сказать, что подавляющее большинство крымчан — это переселенцы, в первом, втором, третьем, четвертом поколениях.
Органы власти? Что сказать, обычная бюрократия, как и везде сейчас в России, ни плохого ни хорошего. Я с ними мало сталкивался, ну вот только регистрация в паспортном столе, постановка авто на учет в ГИБДД, перевод пенсии из Питера в Крым, регистрация сделки купли-продажи недвижимости в Госкомрегистре. Ничего необычного. Есть приятные и доброжелательные люди, есть не очень. Но никаких особых местных проблем нет, повторюсь, как везде. Единственное отличие, что здания и помещения будут беднее, чем в России. Впрочем, я же сравниваю Петербург с глубокой крымской провинцией.
Если говорить о моих ощущениях «опасно/безопасно», то я чувствую себя в Крыму безопасней, намного безопасней, чем в Петербурге.

(Декабрь-2017, в Тихой бухте)
— Расскажите о погоде поподробнее.
— Мы живем фактически в горах, хоть горы и не высокие. С севера у нас гора Агамыш, высотой 700 м, с юга — Главная гряда Крымских гор, которая идет вдоль побережья. Мы в долине, на высоте 300 м над уровнем моря. Отсюда и особенности нашего климата. Сильные ветра редки, горы нас защищают. У нас прохладнее, чем в остальном Крыму. Феодосия от Старого Крыма всего в 20 км, но у них всегда на 3-4 градуса теплей. Даже в сильную жару у нас дышится легче, чем на побережье или в степи, особенно по ночам, когда с гор спускается прохлада. Но и зимы у нас холодней, это уже наша третья зима, и все они со снегом, с морозами до 10-12 градусов по ночам. В общем, мне старокрымский климат очень нравится, мне, как человеку долго прожившему в условиях среднероссийского климата, здесь легче акклиматизироваться.
— На какой глубине вода в скважине?
Глубина скважин и колодцев в Старом Крыму зависит от местоположения. У тех, кто живет в верхней части города, как мы, например, вода на глубине от 17 до 30 м — у кого как и кому как повезет. А у тех, кто живет внизу, там всего 3-4 метра до воды, и воды очень много. Я когда приезжал сюда туристом, жил на улице Фонтанная, она так названа, потому что там воды много, раньше там жили греки и у них было много фонтанов.
— Что сейчас и что в перспективе с водохранилищем?
— Я не очень глубоко в этой теме. Старокрымское водохранилище достаточно большое, наполняется от речки Чурук-Су и прочих ручейков. Воды хватает, но не на 100% потребностей.
Я слышал краем уха, что проблемы с водой в Старом Крыму не столько от ее реальной нехватки, сколько оттого, что более одной трети воды теряется. Трубы водопровода настолько изношены, ни разу при Украине они не ремонтировались и не менялись, что вода просто уходит в землю. В прошлом году в Старом Крыму начали полную замену труб, говорят, что проект рассчитан на три года, тогда ситуация с водой радикально изменится.
— Куда ездите на пляж и в каком он состоянии?
Ездим в Феодосию на Золотые пляжи, либо в Береговое, либо в Коктебель на пляж Юнге, либо в Тихую бухту на дикий пляж. Все это от нас примерно в 30 км, полчаса езды. Нормальное состояние пляжей. Цивильнее всего в Коктебеле, но там галька, а мы любим песочек — это Золотой пляж, Береговое и Тихая бухта.

(Октябрь-2017, Коктебель, пляж Юнге)
— На что живёте, где работаете и сколько зарабатываете и на сколько хватает этого заработка.
— Мы с женой нигде не работаем и живем на пенсию. Некоторые считают, что на обычную российскую пенсию не проживешь, но это совсем не так, жить можно. У пенсионера, особенно сельского, как мы, со своей землей, совсем другие расходы, и совсем другие потребности. На еду, коммуналку и одежду хватает самой скромной пенсии. Ну а что сверх того, автомобиль, например, или путешествия — для этого нужен дополнительный заработок или накопления. Или пенсия выше средней.
— Можете подсказать, какие провайдеры работают в Старом Крыму? Какой у вас? Как качество?
— Насколько я знаю, у нас здесь только один провайдер — Domnet. Это симферопольская компания. Нормальный провайдер, если говорить про качество связи. Но персонал у него нелюбезный и нерасторопный. Бывает, что в выходные не дозвонишься до диспетчера. А неисправности они устраняют в течение трех суток. То есть, у тебя нет интернета, ты звонишь, а там отвечают, что заявка принята, в течение трех суток все сделают. И вот ты сидишь двое-трое суток без интернета и понимаешь, что никак на это повлиять не можешь. Это плохо. И еще они с тебя спишут деньги, как будто ты эти дни пользовался их услугами. А вот если они тебе не давали интернет четыре и более суток, то в этом случае ты можешь рассчитывать на компенсацию, но для этого тебе необходимо направить прошение в адрес руководства компании.
В общем, при отсутствии конкуренции, клиенту можно выкручивать руки как угодно.
— Как сейчас там обстоят дела с межнациональными взаимоотношениями?
— Я начал было писать ответ на этот вопрос, и понял, что это непростая и отдельная тема. Отдельно и расскажу в ближайшие дни, обещаю.

(Лето-2017, Старый Крым)
— Скажите, а зачем вам туалет типа сортир если есть септик?
— Не первый уже человек задает мне подобный вопрос. Я думаю, что это чисто городской житель интересуется. Потому что тому, кто живет на своей земле, такой вопрос даже в голову не придет. Ну, отвечаю вам подробно.
Во-первых, ну вот я работаю в саду, на огороде или занимаюсь стройкой, я в рабочей одежде, в земле или в строительных растворах, или в краске, и мне , чтобы зайти в туалет, который в доме, надо разуться, раздеться — не тащить же все в дом. Вот тут и выручает «типа сортир».
Во-вторых, на случай «ядерной войны». Это шутка. Я этого не боюсь, и к тому же понимаю, что если вдруг, то уже никому и никакой сортир не понадобится. Но случаются техногенные катастрофы, например, нет воды в бачке унитаза. Вы, в городской квартире, что будете делать? А я не пропаду.
В-третьих, я, знаете ли, считаю, что поза «орла» физиологичней и естественней, чем сидение на унитазе. Ну это уже вкусовое ))
— Вы не боитесь, что когда Крым вернут назад Украине, покупку признают недействительной, а Вас, как понаехавшего «оккупанта» отправят обратно в Питер?
— Что же вы, дядя, будете делать, когда Крым будут возвращать Украине? Станете украинцем?
— Вообще-то я на дурацкие вопросы не отвечаю, но тут сделаю исключение, потому что это не единичный заданный мне вопрос, а просто массовое явление.
Ну, во-первых, скажу сразу, что не боюсь. Я не считаю такое развитие событий сколько-нибудь вероятным. Крым — это Россия. И при самом плохом раскладе Крым разделит судьбу России и будет вместе с Россией. Никому и никогда в России даже в голову не придет торговать Крымом. Вот если рухнет Россия, тогда и с Крымом что-то произойдет, но это нереальный расклад. А вот вы, которые повторяют мантру «когда Крым вернут назад Украине…», скажите же мне, а КОГДА? Ну, смелее, вперед, я принимаю ставки.
Во-вторых, хочу поблагодарить за гуманизм тех моих украинских читателей, которые предлагают мне в туманном будущем стать украинцем или отправиться обратно в Питер. Ведь могли бы не в Питер отправить «оккупанта», а сразу в концлагерь.
А в третьих, я совсем не понимаю вот этой вашей злобы на людей, которые приехали жить в Крым. А если бы я купил здесь недвижимость до Майдана, считали бы вы тогда меня «оккупантом» или нет? И в чем разница, если я купил дом и землю у человека, с которым начал вести переговоры еще в то время, когда Крым находился под управлением Украины?
Кстати, продавец моей недвижимости — гражданин Украины, никто его здесь собственности не лишал по национальному или еще какому-то признаку. Все те, кого вы называете «оккупантами» законно приобрели свою недвижимость, ни один человек не захватил просто так пустующее жилье или землю. У нас в стране есть закон и порядок, и уважение к частной собственности. Я не знаю, как там решаются вопросы с национализацией коммерческой недвижимости или производства, я сейчас говорю о простых гражданах. Вот у меня по северной границе участка пустующая земля, 14 соток с коммуникациями в центре города. А владелец этой земли гражданин Украины. Вы думаете, кому-либо может придти в голову, занять этот участок на том остновании, что его владелец гражданин другой страны?… Чушь какая! Это у вас в больных головах нездоровые мысли, навариться на халяву на чужой собственности.
Впрочем, чего это я, вдруг, раскипятился? Продолжайте мечтать, это безобидное занятие…

(Сентябрь-2017, Старый Крым)
— Почем нынче домики продают?
— Последний текст про цены на недвижимость я писал в октябре 2017 — «Домик в Крыму: сколько стоит?» Сейчас готовлю свежий обзор. Следите за новостями…
— Сколько ушло на ремонт?
— С какого-то времени я перестал вести учет всех затрат. Но по тегам «стройка» и «дом» можно найти тексты, в которых есть подробные сметы на отдельные объекты и виды строительных работ.
— Зарплаты как на материке?
В июне 2017 я делал на эту тему обзор по Старому Крыму — «А что там в Крыму с работой?». И там еще в комментариях крымчане рассказывают, как у них в городах с работой.
— Почем газ подвести?
— Расклад по ценам на подведение газа в тексте «Про крымский газ» — это написано в феврале-2016, сегодня расценки слегка выросли, но несущественно.
Tags: Крым, Старый Крым, о жизни, общество, познавательные тексты, я

«Нам казалось, воссоединение с Россией это что-то заоблачное»

Автор Редакция рубрики «Политика» Обновлено: 18.03.2017 18:10 Опубликовано: 18.03.2017 09:05 Политика » Власть

В обращении к Федеральному собранию 18 марта 2014 года президент РФ Владимир Путин заявил: «Достаточно знать историю Крыма, знать, что значила и значит Россия для Крыма и Крым для России». В тот же день глава государства подписал договор о принятии Крыма и Севастополя в состав Российской Федерации.

Жители столицы о воссоединении Крыма с Россией

Прошло три года — «уже» и «всего лишь». Понятно, что к годовщине референдума и договора о воссоединении появляется масса разного рода заявлений.

Вот, например, взгляд из Украины, от публициста Ольги Волошиной: «Согласно экономическим показателям самой РФ, у них 75 процентов разрушения инфраструктуры. Я хочу напомнить, что 75 процентов в Европе — это последствия Второй мировой войны… В России исчезают города… Они не справятся в изоляции, не справятся без мира. Поэтому РФ будет деградировать, денег будет всё меньше. Рано или поздно они будут менять Крым на еду, как в свое время Советский Союз времен Горбачёва обменял на еду Восточную Германию». Как видим, некоторые вещи остаются неизменными — например, параллельная реальность некоторых украинских публицистов.

Периодически возникают вариации на тему «а как бы Крым на что-нибудь обменять». Одну из таковых в минувший четверг прокомментировал пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, который категорически отверг возможность проведения второго референдума в обмен на снятие американских санкций с нашей страны. По словам Пескова, об этом не может быть и речи.

А что сами крымчане думают о воссоединении с Россией? И США с Евросоюзом санкции наложили, и Украина каких только блокад не придумала — может, добились хоть чего-то? Вот что «Правде.Ру» рассказали жители Крыма и Севастополя.

Анна Цысарь, председатель регионального отделения Общероссйиской общественной организации «Дети войны» (г. Севастополь):

— Мы все-таки дома. За все 25 лет «независимой Украины» из Крыма только тянули, только строили свои коттеджи, застраивали всё побережье. Никто ничего не соблюдал, не вкладывалось ничего. Я не могу сказать, что всё-всё у нас хорошо, понятно, что сейчас не времена СССР, уже и Россия другая, и мы живем теперь в совершенно другой социальной сфере.

У нас много проблем в здравоохранении, в социальной сфере, с инфраструктурой нужно много работать. Ведь Севастополь где-то 30 лет назад был чистейший и красивейший европейский город. За 25 лет в составе Украины мы просто стали помойкой, и всёэто за три года, конечно, исправить невозможно.

Но самое главное, самое важное, я считаю, что у нас мир, что мы дома, что у нас есть политическая, экономическая стабильность. Я думаю, что мы еще доживем до того времени, когда построится мост, и у нас будет вообще все прекрасно.

Я считаю, что Севастополь — сын России по крови. У нас каждый камень полит в Севастополе кровью. Поэтому Севастополь и Россия — единое и не может быть по-другому. Я из Украины, я украинскую школу закончила, на украинском языке. У меня муж из Украины. Но как же не могут понять люди, что мы едины. Мы дерево одного корня. Я говорю, Господь нам даровал единый корень, триаду сотворить позволил, чтобы Россия, Белоруссия и Украина остались на века едины. Мы едины. И если люди на Украине этого не поймут, я не думаю, что им от этого будет лучше.

Рустем Казаков, сопредседатель ОНФ в Республике Крым, тренер по греко-римской борьбе, олимпийский чемпион:

— Очень много строят домов, инфраструктуру делают довольно интересно и красиво. Вообще, народ доволен тем, что мы присоединились к России. И посмотрите, что творится сейчас на Украине. И глядя на это всё, мы думаем: нам просто Бог помог, что мы вовремя оказались в составе России. Я сам работаю тренером по борьбе в училище Олимпийского резерва. Сейчас у нас новое общежитие будут строить. Мы даже и не мечтали, и не думали. Будет стадион строиться здесь, будет прекрасный спортивный зал. Большинство в Крыму, 99 процентов, рады тому, что мы присоединились к России.

Екатерина Стёжка, координатор Ассоциации студенческих спортивных клубов в Крыму:

— Довольно-таки много изменений уже произошло. Конечно, это связано с тем, что очень много финансовых средств сейчас вкладывается в регион, в том числе в развитие массового студенческого спорта. В целом, крымчане очень довольны сложившейся ситуацией, тем, что их волеизъявление учли. Нам казалось, воссоединение с Россией — это что-то такое заоблачное, это никогда не произойдет. Конечно, это как сбывшаяся мечта у крымчан.

Единственное — пока еще зарплаты немножко не соответствуют ценам. Но динамика видна, потому что вначале было хуже, когда еще не могли сообразить, какие должны быть цены, зарплаты. Сейчас уже и повыше зарплаты стали, то есть уже полегче, чем вначале было.

У меня остались друзья в Киеве, но мы подробно возвращение на Украину не обсуждали. Лично моя позиция, Крым — Россия, и я думаю, не сможет Киев вернуть себе Крым.

Андрей Трофимов, председатель Союза журналистов Республики Крым:

— Я «Крымскую весну» встречал в статусе члена правления Союза журналистов Украины, постоянно ездил в Киев на заседания союза, прилагал максимум усилий, чтобы не было принято решение о политической поддержке Майдана со стороны Союза журналистов Украины. К сожалению, мое вето преодолели украинские коллеги и, в конце концов, приняли решение о том, что Майдан необходимо поддержать. И, к большому сожалению, украинские журналисты стали непосредственными участниками вооруженного захвата власти. Они перестали быть, по большому счету, объективными и всесторонними информаторами общества, а стали реально солдатами этого переворота. Ну а совсем уже таким крайним элементом стала моя встреча прямо в здании Союза журналистов Украины на Крещатике с Ярошем, который возглавляет «Правый сектор», запрещенный в нашей стране. Я тогда прекрасно понял, что это своего рода точка невозврата. Пошел, посмотрел на это всё, на Майдан, вернулся домой и понял, что нам надо здесь делать всё чтобы не допустить этой заразы к нам в Крым.

Чего мы сейчас ждем? Главное, конечно, строительство моста. Потому что сейчас Крым — все-таки практически остров, снабжение идет по островному типу. Будет мост, будет намного легче реализовывать инвестиционные проекты, легче будет адаптироваться Крыму.

Ждем развития Крыма как круглогодичного курортного центра. Второе направление — реанимация сельского хозяйства. Только нужно думать, что тут выращивать, а не так тупо и безмозгло, как это было при Украине, когда одно зерно сеяли. Здесь можно великолепно развивать то, что было раньше, еще в 30-е годы. Крым же был лидером по табаководству. Здесь выращивали тутовый шелкопряд, который китайцы забирали влёт. Виноградарство, виноделие, фруктовые сады. То есть всё то, что потенциально здесь будет приносить намного больший экономический доход, нежели выращивание зерна.

Мы прекрасно понимаем, что единомоментно это всё изменить невозможно. Но если опросить людей на улицах, это очень хороший срез, показатель того, что люди живут с определенной стабильностью. Они могут планировать свой отдых, поездки, свои покупки. И я думаю, что если бы проводился референдум сейчас, то не было бы катастрофических разрывов в показателях. Люди всегда чувствовали себя в Крыму неотъемлемой частью русского культурного пространства, и сама по себе адаптация проходит несложно — мы говорим на одном языке, думаем на одном языке, мы по своей сути, если генетически, те же самые люди. Нам не нужно притворяться или как-то себя ломать.

Олег Свешников, председатель крымского отделения Ассоциации молодых предпринимателей:

— Однозначно праздничные дни сейчас, это даже не обсуждается. Словами сложно передать те эмоции, которые возникают от самого этого факта. Жизнь крымчан изменилась, как мы считаем, в лучшую сторону. Есть положительные тенденции в строительной, бюджетной, торговой сферах. Появилось больше финансовых возможностей у крымских предпринимателей.

Понятно, есть некоторые отрасли, которые были завязаны на работе с Украиной. Кто сумел перестроиться, тот сумел перестроиться, кто не сумел — не сумел. Но в целом бюджет Крыма увеличился как минимум в 2,5 раза, а это деньги опосредованно, но оседают в карманах крымчан, путем государственных контрактов, заказов и т. д. Коррупции стало меньше, порядка стало больше.

Единственное, что этот переход, безусловно, не совсем гладкий, потому что знание законодательной базы РФ и эти нормы переходных положений, действующие сейчас, когда у нас одновременно действуют старые украинские бумаги и новые российские, — приходится немножечко подстраиваться. Мы думали, что переходный период будет завершен до 1 января 2017 года, это не удалось в силу объективных причин, сложно было оценить три года назад, сколько он займет времени, пришлось продлить до 1 января 2019 года. У нас будет хождение двойных документов: и украинские будут действительны, и российские. А в целом всё очень хорошо.

Как изменились взгляды и настроения крымчан после включения полуострова в состав РФ? EtCetera собрал данные социологических опросов, мнения западных СМИ, украинской стороны и представителей крымскотатарского народа.

НАСТРОЕНИЯ В РЕГИОНЕ. Согласно опросу, который был проведен в марте-мае 2017 года Центром восточноевропейских и международных исследований, Крым за три года после аннексии стал более «закрытым». В опросе приняли участие 1800 совершеннолетних жителей городов и сел.

После событий 2014 года только 12% опрошенных выезжали из Крыма на украинские территории, 44% свели к минимуму контакты с родственниками. 22% жителей Крыма ездили в РФ, и только 3% выезжали в другие страны. 21% опрошенных рассказали, что кто-то из их родственников покинул Крым после 2014 года, а еще 10% думают над тем, чтобы поступить так же.

Самые популярные направления миграции – Москва и другие российские регионы. В Европу хотели бы уехать около 8% из тех, кто планирует смену места жительства.

Почти половина опрошенных ответили, что не ожидали присоединения к РФ в 2014 году. Около 30% респондентов считают причиной такого развития событий то, что украинские власти не уделяли Крыму должного внимания и не прилагали усилий для развития полуострова.

Более 50% крымчан отметили, что цены на полуострове после 2014 года стали выше: 27% жителям Крыма хватает денег только на самое необходимое, 23% – на питание, 35% могут покрыть ежедневные расходы, но не могут позволить себе более дорогостоящие покупки. 3% опрошенных заявили, что могут купить автомобиль.

Социологи пришли к выводу, что связи Крыма с Украиной существенно ослабли, а полуостров полностью интегрировали в медиапространство РФ. Несмотря на сложное финансовое положение, ожидать каких-то глобальных перемен в общественном мнении пока не стоит.

ОТНОШЕНИЕ РОССИЯН. Согласно результатам исследования независимого института «Левада-центр», включение Крыма в состав РФ в сознании россиян – второе по значимости событие в российской истории.

Вместе с тем, эйфория постепенно отступает. Если в 2015 году 70% опрошенных россиян были уверены, что присоединение Крыма было на благо РФ, то спустя два года с этим согласились 64% участников опроса.

ДАННЫЕ ЗАПАДНЫХ СМИ. В начале 2018 года корреспондент издания NPR Лучиан Ким побывал в Крыму и поделился своими впечатлениями.

Корреспондент отметил, что люди боялись говорить «для записи», даже если они являются сторонниками присоединения и полностью поддерживают политику Владимира Путина, несмотря на экономические трудности. Они считают, что «в Украине еще хуже», имея в виду военный конфликт на Востоке.

Кроме того, жители полуострова отмечают, что в Крыму начали налаживать инфраструктуру: строят детские сады, школы, больницы, ремонтируют дороги. По мнению корреспондента, это логично, ведь Крым является частью имиджа российского президента.

Лучиан КИМ, корреспондент NPR:

Люди критиковали уровень коррупции, отсутствие рабочих мест. И в то же время заявили, что готовы проголосовать за Путина, потому что он, по их словам, воссоединил Крым с Россией, выполнив таким образом историческую миссию.

ВЗГЛЯД КРЫМСКИХ ТАТАР. Один из лидеров крымскотатарского национального движения Мустафа Джемилев в интервью изданию BBC сообщил, что среди крымских татар на территории полуострова количество «предателей» не растет. А те, кто все-таки пополнил ряды коллаборантов, становятся нерукопожатными.

Что касается русскоговорящего населения, то Джемилев вспомнил цитату владельца зоопарка «Тайга», который сказал: «Мы думали, что вернулись на историческую родину, а оказалось, что попали в плен». Крымчане, которые осмеливаются публично заявлять о своих правах или отстаивать их, оказываются в автозаках.

Есть и такие, кто, разочаровавшись, говорят, что лучше бы оторвали себе руку, чем бросали бюллетень на том самом референдуме. Кроме того, есть крымчане, которые боятся мести Украины, если Крым «вернется», поэтому, по словам Мустафы Джемилева, нужно «давать этим людям какие-то месседжи».

КРЫМ ПРЕВРАТИТСЯ В ПУСТЫНЮ. Для Крыма критически важно сохранять связь с материковой Украиной – так сложилось исторически, в силу его географического положения. Здесь всегда были трудности с водой. Именно поэтому, когда на данной территории образовалось Крымское ханство, то уже тогда возникла необходимость расширить территорию полуострова на материк.

По мнению украинского журналиста Виталия Портникова, аннексия Крыма только усилила его связь с материком. Во времена СССР эту зависимость уже признали. Именно поэтому Крым был передан УССР и стал таким, «каким мы его знаем сегодня» благодаря днепровским водам. Но из-за аннексии Крым опять станет «негостеприимным», из-за чего его начнут покидать люди. Более того – в нем «перестанет хватать воды даже военным базам оккупантов».

  • Средняя заработная плата в Крыму — 250−300 евро
  • Средняя пенсия — 200 евро
  • Снять квартиру можно за 200 евро в месяц
  • Бутылка самой дешевой водки 4 евро
  • Пятилитровая канистра краденного с симферопольского завода коньяка — 16,33 евро (1200 рублей)
  • Бензин 60 евроцентов
  • За 20 евро можно купить: килограмм курятины, масло сливочное (200 гр.), творог (300 гр.), пачку чая, литр молока, килограм гречки, риса, два кило муки, пачку недорогих макарон, масло подсолнечное, десяток яиц, килограмм молодого картофеля, полкило твердого сыра, сахар, бутылку водки 0,5 и буханку хлеба.

Спустя 4 года после присоединения к России Крым все еще во многом остается инородным телом в составе своей новой (старой) страны. Это подсанкционная территория, куда не ходят поезда, перекрыт канал с водой из Днепра и не работают международные платежные системы. При этом жители Крыма в своем абсолютном большинстве автоматически получили российские паспорта, российскую пенсию и все российские административные и социальные сервисы и уклады, включая коррупцию и проблемы с силовыми органами. Как живется крымчанам в составе России, разбирались корреспонденты «Спектра».

Предельная жесткость

«Ты знаешь, мы совершенно не понимали, насколько Россия жестче и организованней Украины как государство! — говорит мой собеседник. — Нам в 2014-м обещали повсеместное повышение зарплат, пенсий, цен и, соответственно, рост оборотов в торговле и доходов. Получилось немного по-другому».

Андрей — один из владельцев крупного оптового бизнеса, работает в Крыму, в Киеве и в Донбассе. Фамилию свою он предпочел не называть. «В Киеве я плачу один раз за лицензию и торгую. Покупаю тот же ящик пива у производителя, и по дороге к прилавку на него выписывается пара накладных, и все, — рассказывает Андрей. — В России я покупаю бутылку пива централизовано через Москву, через систему „Эгоист“, и по дороге к прилавку на эту бутылку будет выписано 42 различных документа в формате А4! Любая ошибка — что налоговая, что миграционная — карается астрономическими штрафами, которые сами по себе могут привести к банкротству».

Новый терминал аэропорта в Симферополе введен в эксплуатацию в апреле. Фото Алексей Леонидов/Spektr.Press

«Но в Крыму бумага тупо дороже, — продолжает он. — Картриджи и их заправка тоже, а для того, чтобы все это отслеживать, я должен держать четырех квалифицированных бухгалтеров с заработными платами под 30 тысяч рублей (430 евро), вместо двух за 4000 гривен (125 евро), которые работают у меня где-нибудь на таком же складе в украинской Константиновке. Когда в Керчи у нас первый раз обнаружили нелегала — беженца из Донецка, который не оформил патент — мы получили штраф в 250 тысяч. Следующий был бы уже миллион!»

«Коррупция в России есть тоже, и она смягчает ситуацию, — признает Андрей. — Но в Украине ты платишь, и они отстают, а в России с силовиками надо еще искренне дружить. Что напрягает. В итоге на гривну, вложенную в Украине я получаю 30 копеек, в Крыму на рубль — 10 копеек, при гораздо большем „геморрое“. И это тоже напрягает. Через четыре года борьбы с системой и, надо признать, и наших ошибок, мы выходим из бизнеса в Крыму».

Правила миграции

Переход из одного государства в другое оказался серьезным испытанием для многих в Крыму.

«В 2014 пенсии сразу пересчитали в рубли по высокому курсу 1 к 3, а потом просто увеличили их вдвое, и пенсионеры на время стали самой счастливой прослойкой населения, я по своим родителям сужу, — рассказывает бывший нотариус из Симферополя Татьяна. — Но с 1 января 2015 года уже новым пенсионерам стали начислять пенсии по той же сетке, что и в остальной России. И обычными стали пенсии в 9 тысяч рублей (122,50 евро).

Самые «потерпевшие» — такие как мы, самозанятые, нам надо документально доказать, что мы платили в Украине начисления годами. Хорошо получают летчики (их в нашем районе много), военные, муниципальные служащие. У нас знакомый бывший гражданский летчик получает пенсию в 68 тысяч рублей (925 евро), но он и при Украине по тому курсу около тысячи долларов получал».

Нотариат в Крыму в целом вошел в Россию очень мягко. «Нам просто установили квоту по количеству нотариусов, которые на момент событий изъявили желание работать, — объясняет Татьяна. — Неделю лекции послушали — выдали свидетельства, и ни одного человека со стороны не добавили. Квоты в Крыму будут уменьшаться, но по естественным причинам — кто-то будет умирать, кто-то выходить на пенсию…»

А вот среди судейского корпуса и, особенно, силовиков в Крыму приезжих из России много. К примеру, управление ФСБ в Крыму возглавляет генерал-лейтенант Виктор Палагин, имевший опыт работы на такой же должности в республике Башкортостан, где тоже сильна мусульманская община. Прокурор Крыма Олег Камшилов прибыл из Москвы, его первый зам Андрей Фомин — из Ярославской области. И если в ФСБ, полиции и прокуратуре местных хватает, то такое новое подразделение как Следственный комитет Крыма практически весь состоит из приезжих россиян (в Украине аналога СК не было).

Состав силовых ведомств в Крыму в результате присоединения к России был серьезно обновлен. Фото Алексей Леонидов/Spektr.Press

Однако в отличие от силовиков, в непростой ситуации в Крыму оказался футбол. Чтобы не было вопросов от международных футбольных организаций украинские футбольные клубы как юридические лица были расформированы (симферопольская «Таврия» была первым чемпионом Украины и обладателем Кубка 2010 года), на их месте создали абсолютно новые российские.

В августе 2014 специальным решением Российского футбольного союза (РФС) три крымских клуба начали играть во втором дивизионе российского чемпионата в зоне «Юг». Но специальным решением исполкома УЕФА в декабре 2014 года крымским клубам было запрещено участвовать в соревнованиях под эгидой РФС.

Чтобы футбол на полуострове не погиб, под эгидой УЕФА был создан Крымский футбольный союз с особым статусом, в чемпионате Крыма участвует восемь профессиональных клубов, идет третий чемпионат. Все они (кроме флотских и армейских) существуют за счет бюджетных денег, выделяемых министерством спорта.

Футбол — на особом положении из-за существовавшего риска потерять чемпионат мира 2018 года в России. Все остальные виды спорта в Крыму спокойно работают внутри соответствующих российских федераций.

Право на собственность

Рынок недвижимости в Крыму — очередное отражение неоднозначного статуса полуострова. Его реалии нам на условиях анонимности обрисовал крымский татарин, который недавно продал квартиру в одном из курортных поселков под Ялтой.

«Моя квартира до войны стоила 350 тысяч долларов и подешевела в 2,5 раза, мне нужны были деньги, выезжаем в Киев отсюда, — пояснил наш собеседник. — А квартиры в новых домах в Симферополе, Джанкое и Севастополе, где много приезжих из России военных и чиновников, в цене как раз выросли. Россияне скупают новое жилье, с опаской относясь к вторичном рынку — к недвижимости с непонятной для них историей. На словах в „Крымнаш“ все верят истово, а вот собственной копейкой голосовать за него не спешат. В среднем на вторичном рынке недвижимость упала на 50% и самые „пострадавшие“ — курортные места на Южном берегу Крыма, где раньше жилье было „золотым“».

Невъездное сало. Как крымчане подготовились к очередному курортному сезону на непризнанном полуострове

Сделки с недвижимостью в Крыму, равно как и любые документы «оккупационных властей» Украина не признает. Более того, украинские документы на недвижимость, прошедшие через сделку в Крыму и получившие отметки с двуглавым орлом, тоже считаются недействительными на территории Украины.

Россия, в свою очередь, в 2014 году пообещала собственникам недвижимости в Крыму признать действие выданных ранее украинских документов без «какого-либо подтверждения» со стороны федеральных и региональных госорганов. Но теперь эти правила меняются: минэкономики России разработало поправки в закон, которые фактически отменяют гарантии права собственности на крымскую недвижимость, купленную после 1 января 2008 года. Их принятие ожидается до конца года, и тогда российские суды получат право трактовать украинское законодательство и задним числом отменять право собственности на землю и недвижимость, приобретенную в период с 2008 по 2014 год.

У многих крымчан до сих пор остался «запасной» украинский паспорт дома для поездок заграницу. Фото Алексей Леонидов/Spektr.Press

В Крыму убеждены, что появление законопроекта вызвано целой серией судов по искам украинских собственников, которые пытаются вернуть свое национализированное в 2014 году имущество — АЗС, автостанций, рынков, многоквартирных домов, магазинов и пр., принадлежавших украинским компаниям, отказавшимся переходить под российскую юрисдикцию.

Маленькие хитрости

Сергей — студент Крымского федерального университета, учится на программиста, подрабатывает расклейкой объявлений. Он строго перепроверяет мою «легенду» про журналиста «Спектра» и просит сказать что-то на латышском. Потом приоткрывает завесу тайны над своим бизнесом: «Поклейка одного объявления стоит 1,5 рубля, за доску получаю около 50 рублей (0,69 евроцентов), стипендия у нас 1500 в месяц (20,76 евро), но я ее за день удачный могу сделать!»

За расклейку объявлений Сергей зарабатывает гораздо больше своей стипендии. Фото Алексей Леонидов/Spektr.Press

Как специалист он пояснил мне правила компьютерного выживания на полуострове: «Телеграм на мобильном интернете тут уже не работает или работает крайне медленно, любые обновления на телефон в Крыму не скачиваются и не продаются, пользуйтесь VPN и с ним все у вас будет хорошо!»

Крымский университет, где учится Сергей, славился своими историками-археологами специалистами по древним временам и Средневековью, здесь был лучший в Украине факультет восточной филологии, изучавший турецкий и крымско-татарские языки, отличной считалась подготовка по специальностям «русская филология» и «психология».

Сейчас дипломы университета признаются только в России, международные проекты свернуты. «Два „довоенных“ компьютера с лицензионным Windows бережем на кафедре как зеницу ока, под санкциями лицензионные программы для нас закрыты», — пояснила мне Алена, старший преподаватель Крымского федерального университета.

«Как-то обходят запреты и санкции, — рассказывает выпускник университета журналист Павел Казарин. — Я знаю историка из Симферополя, который вступил в Казанское историческое общество и уже как его член поехал с докладом о тактике средневековой конницы на международную конференцию в Японию. Визу японскую при этом получал в посольстве в Киеве».

Бей своих. Госдума предложила сажать на 4 года за исполнение санкций

Официально от российского гражданства в 2014 году на полуострове отказалось 3500 человек, но количество людей, ежемесячно получающих на материке в Украине «безвизовые» биометрические украинские заграничные паспорта исчисляются десятками тысяч — все она предъявляют в миграционных службах свои сохраненные украинские гражданские паспорта и другие документы. «Запасной» украинский паспорт дома — обычный атрибут среднестатистического крымчанина.

Финансовые потоки

О деньгах и зарплатах местные говорят довольно агрессивно.

«Я не знаю, кто там говорит про большие заработные платы в Крыму, — сразу заявляет мне женщина за прилавком на рынке. — У нас девочки в селе работают горничными в „Артеке“ и получают 7−8 тысяч рублей (около 100−110 евро), соседка работает в санатории „Крым“ массажистом, руки отваливаются — там тоже 8 тысяч и с утра полный рабочий день на работе! Парни на стройке получают 1000 рублей в день».

Женщину зовут Татьяна Павлова, она из горного села Запрудное, которое пять столетий стоит практически на самой Медведь-горе. У ее семьи большой огород — «25 соток ровной земли и 15 „буераков“ под деревья». На земле растет знаменитый синий крымский лук, помидоры, клубника, в саду — инжир. Все идет на продажу. В день нашей встречи Татьяна торгует луком прошлого урожая по 100 рублей (1,38 евро) за килограмм, первой клубникой по 350 рублей (4,85 евро) и купленными оптом на «Крымтеплице» местными помидорами тоже по 350 рублей. Свои помидоры поспеют летом и тоже пойдут на рынок, Татьяна признается, что в сезон снимают с огорода и вывозят в Ялту до 300 кг помидоров в день.

«У меня соседка родом из Новосибирска, и у нее там родная сестра осталась, так обрадовалась присоединению Крыма! — рассказывает Татьяна. — Говорит: „Куплю в Партениде квартиру, чтобы рядом было и тут работать буду“. Походила и говорит: „А что тут у вас за заработные платы? Больше 20 тысяч не могу найти!“ У нее там в Новосибирске 80 тысяч (1107 евро), у мужа — 70 (970 евро), квартира шикарная, работа хорошая. Решила, что ей легче приезжать сюда на отдых. Сейчас сестре билеты на самолет купила, чтобы та на могилы к родителям на поминальный день могла слетать. У нас тут особо билеты не купишь на наши доходы».

Многих крымчан по-прежнему кормит то, что они могут вырастить и продать сами. Фото Алексей Леонидов/Spektr.Press

«Мы дочку учим в ветеринарной академии в Симферополе, она у нас отличница, но бесплатных мест в тот год не было — бесплатно взяли „донецких“, а наших за деньги, — говорит Татьяна Павлова. — Была цена учебы 6 тысяч гривен в год, стала 100 тысяч рублей (1384 евро), очень многие не смогли учиться. Такие цены! За место на рынке плачу 15 тысяч в месяц (207 евро), стою тут на сквозняке. Вот все, что вырастишь, идет сюда и еще что-то прикупаешь для торговли. Вроде деньги есть, и сразу их нет! Дочке нужно с собой дать, что-то на покушать, на бензин, на машину, в огород вложить, сейчас вот капельное орошение за 7 тысяч купили… Эти тысячи просто летят! Цены перевели, поначалу вроде все было ничего, а потом как пошло все вверх, а заработные платы остались прежними. Вроде не сидим на месте, и муж работает, и огород обрабатываем, но очень тяжело».

Такое кино

Самая экзотическая «подработка» для местных — съемки в массовке. «Моя жена ночь провела на советском санатории местном, где снимался фильм о 1947 году, платили за съемочный день отличные деньги — 1000 рублей (13.6 евро), а тем, кто хорошо танцует, и по 3000 (41.50 евро), но это в основном студенты училища из Севастополя! — восторженно рассказывал мой знакомый Семен, беженец из Донецка, 4 года уже живущий в Крыму, и обещал «записать в кино» и журналиста. Лишние люди в массовку не потребовались, но даже и просто прогуливаясь мимо морвокзала, мы вошли… в 1986 год.

На Ялтинском морском вокзале красовался транспарант: «КИЯНИ ВІТАЄМО Вас с 41 річчям ВЕЛИКОЇ ПЕРЕМОГИ!». Перед вокзалом пара крепких ребят клеила на две старые волги шашечки такси, сновали люди в странной старой одежде, «цыганка» продавала семечки, яркая красавица — пирожки, а отобранные счастливые бабушки со своими «пропусками в кино» — старыми сохранившимися чемоданами — зачаровано слушали пояснения ассистента режиссера. Рядом стоял военный патруль и солдаты в форме Советской армии и пограничных войск СССР. На фоне автобуса с маршрутом «Київ-Прип’ять» кто-то фотографировался. Среди этого бедлама бежал мужик и орал: «„Мерседес“ побил четыре машины и скрылся!!!».

Участие в «массовках» — неплохой способ подзаработать в Севастополе. Фото Алексей Леонидов/Spektr.Press

К толпе массовки рядом добавилась нештатная толпа зевак. Возможно, засмотревшись на съемку, проезжающий автомобиль действительно разбил по касательной целый ряд припаркованных машин и уехал.

«Что снимают?» — поинтересовался я у капитана в стильных черных очках с красной повязкой «Патруль» на рукаве. «Не знаю, мы ж массовка, каждый день чего-то снимают!» — равнодушно пожал плечами тот.

Красавица с пирожками оказалась артисткой Драматического театра имени Б. А. Лавренева Черноморского флота Российской Федерации Светлана Агафошина. «Снимают здесь фильм „Русские горки“, сейчас в Крыму одновременно снимают три больших проекта», — улыбнулась она.

Театр флота работал в Севастополе и при СССР, и при Украине, продолжает работать и сейчас.

«В финансовом плане для нас мало что изменилось, мы всегда были театром российского Черноморского флота и получали заработную плату от него, в том числе хорошие доплаты и премии, как служащим флота за границей, — рассказала Светлана. — После присоединения Крыма к России эти выплаты прекратились, как и доплаты за службу за границей всем остальным офицерам и служащим флота. Что изменилось? Ну, в бытовом плане порядка стало вокруг гораздо больше…»

Татарский вопрос

О «политике» почти все собеседники в Крыму стараются говорить очень аккуратно, в стиле «хотелось бы мира». Ну, почти все.

26 апреля 2018 года в Крыму прошли массовые обыски и задержания. Лидеры крымских татар из Киева назвали этот день «черным четвергом». Самый громкий арест случился в Белогорске, где арестовали предпринимателей Ресуле и Ремзи Велиляевых. Братьям принадлежит одна из крупнейших продуктовых оптовых компаний в Крыму, в их бизнесе задействовано более 1500 работников. Арестовали их по обвинению в хозяйственном преступлении — в магазинах якобы были найдены просроченные продукты. Но на второй день заключения обоих вывезли в Москву в следственный изолятор ФСБ «Лефортово», где они продолжают оставаться на момент подготовки этой статьи.

Братья Велияевы не входили ни в какие оппозиционные образования, но были очень влиятельными меценатами. Именно их деньгами и грантами финансировались все культурные проекты крымских татар на полуострове.

Крымские татары — одна из главных проблем России в Крыму. Этот народ, массово депортированный из Крыма в 1944 году, начал возвращаться на полуостров еще в последние годы Советского Союза. Возвращение сопровождалось стихийным сопротивлением местных властей, жителей бывших татарских сел и домов и самозахватами земли на полуострове. По данным переписи населения 2001 года крымских татар в Украине было 248 тысяч.

Возглавлял и координировал их Меджлис крымско-татарского народа («крымско-татарское национальное собрание»). В украинские годы крымские татары всегда голосовали в основном за партию, которую рекомендовали лидеры Меджлиса. И раньше, и сейчас в Верховной раде Украины всегда было по три представителя крымских татар.

Так же сплоченно выступили татары и в 2014 году. Большинство их проигнорировало референдум о присоединении Крыма к России. Наиболее авторитетный лидер крымских татар, известный советский диссидент и правозащитник с мировой репутацией Мустафа Джемилев заявил, что в последних выборах президента России 18 марта 2018 года приняло участие лишь 10% крымских татар.

Строительство Соборной мечети в Симферополе — один из способов, с помощью которого Россия надеется завоевать расположение крымских татар. Фото Алексей Леонидов/Spektr.Press

Выстраивать отношения с татарами Россия начала еще в 2014 году: переговоры с Джемилевым по просьбе Владимира Путина провели лидеры Татарстана. Однако своей позиции по незаконному, с его точки зрения, отторжению Крыма от Украины Джемилев не изменил. Вскоре Россия закрыла для него въезд в Крым, а позднее Симферопольский городской суд заочно арестовал его по обвинению в терроризме. Меджлис крымско-татарского народа был объявлен экстремисткой организацией и запрещен в Крыму.

Москва, однако, своего подхода к решению проблемы крымских татар не изменила и теперь. В Крыму созданы пусть не многочисленные, но лояльные России общественные и религиозные организации крымских татар, принял новую реальность муфтий Крыма Эмирали Аблаев, в качестве посредников широко привлекается помощь республики Татарстан. Символом системной работы с мусульманами российской власти в Крыму является строительство в Симферополе комплекса Соборной мечети. При Украине местная власть сопротивлялась растущему влиянию мусульман на полуострове, землю под Соборную мечеть в Симферополе не могли пробить десятилетиями. При России все решилось быстро.

В компании Гумилева

В Севастополе мы неожиданно попали на литературный вечер на малой сцене театра имени Луначарского. Стихи, песни и даже премьеры видеоклипов были посвящены войне, близящемуся 9 мая.

В зале собралось человек семьдесят — музыканты, актеры театра, известный в городе учитель литературы с сыном, несколько моряков сверхсрочников и несколько молодых девушек, самой младшей выступающей было около 15. Но в основном поэты были в возрасте, и стихи их поражали эмоциональной и личной вовлеченностью в войну: это они атаковали, это они воевали, это они мальчишками стояли рядом с отцами.

На вечере состоялась премьера видеоклипа песни на слова Евгения Барулина, очень колоритного мужчины, по виду типичного рокера. Джон, как все друзья зовут Евгения, окончил военно-морское училище и прослужил в свое время 11 лет на подводных лодках. Последним местом регулярной работы Джона его друзья назвали торговлю мороженым на бульваре. Можно сказать, что рокером он не только выглядит, но и живет — в любимом Севастополе, совершенно не привязываясь к материальному миру.

Вчера на Малой сцене Театра им. Луначарского состоялась премьера песни «Последний бой». Думаю, что всё получилось, как и было задумано. И ради чего всё было сделано. Судите сами.

Gepostet von Джон Барулин am Freitag, 27. April 2018

«Не было здесь никогда Украины, не бы-ло! — горячо говорил мне Джон Барулин. — Я могу бесконечно говорить о Севастополе, о Николае Гумилеве, который за три месяца до своей смерти в вагоне командующего въехал в город и, зная, что уже происходит в Санкт-Петербурге, здесь последние две недели отдыхал и читал свои стихи. О том, как я вырос и в десятом классе ходил и не понимал, почему есть вывески на украинском. Я, как бывший военный, видел, что тут творилось с флотом. Когда в 90-х годах матросы просили у нас денег на хлеб и сигареты, я испытывал грусть! Сейчас все совсем по-другому…»

Где-то играли деды в шахматы, на стационарной малой сцене пели местные молодые рок-музыканты, чуть поодаль какой-то мужик с установкой для караоке громко исполнял шансон и вокруг энергично танцевало десятка два горожан.

«В театре, где мы были, актеры пять дней в неделю днем по часу читают стихи, а колонки транслируют это на бульвар — Гумилева, Бродского, Есенина, Ахматову… У нас здесь хорошо», — вел экскурсию один из организаторов литературного вечера Сергей Шишкин.

«У нас здесь хорошо, — вторила ему позже другая моя собеседница. — Мой сын работает в „Горгазе“ и как рядовой рабочий в бригаде получает 30 тысяч рублей в месяц (415 евро) — это не Москва, конечно, но это достойно хотя бы. Жить можно! Меня хозяин нашего кафе прошлым летом в Щелково в свой пансионат отправлял работать, и у нас украинка там в коллективе была, все Путина ругала. А что Путин? Войны-то у нас нет, нормально!»

Памятник Екатерине Великой в Симферополе. Фото Алексей Леонидов/Spektr.Press

Мы проходим мимо памятника Екатерине Великой в Симферополе: это копия установленного «Таврическим дворянством к столетию присоединения Крыма» в 1883 году. С обратной стороны монумента ниже всех скопированных старых, есть новая надпись: «Памятник возрожден в честь воссоединения Крыма с Россией в 2014 году» и под ней огромными отдельными буквами выведено — «НАВСЕГДА».

Крымчане о присоединении

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *