Игорь Николаев ФБК

Научная и публицистическая деятельность

Опубликовал более 400 работ в научных и деловых изданиях на экономические темы. Регулярно выступает на научных конференциях в качестве докладчика.

Под редакцией Николаева были проведены исследования «Сколько стоит Россия» (2004 г.) и «Сколько стоит Россия: 10 лет спустя» (2014 г.), получившие широкий резонанс в СМИ . Версия 2004 года была подготовлена в рамках совместного проекта с телекомпанией REN TV и газетой «Ведомости», позднее издана в печатном виде . Совокупная стоимость всех отраслей российской экономики была оценена в 974,7 трлн рублей или 33,6 трлн долларов.

Под руководством Николаева была подготовлена программа социально-экономического развития России на 2008-2010 годы «Второе дыхание» (2007 г.), в которой были изложены конкретные меры по обеспечению устойчивого и эффективного экономического развития России.

Регулярно выступает в СМИ в качестве эксперта по экономическим темам . В выступлениях неоднократно обращал внимание на необходимость проведения структурных реформ и заявлял, что экономический спад, начавшийся в конце 2014 года, был во многом обусловлен внутренними причинами еще до падения цен на нефть .

Осенью 2014 года точно предсказал будущий отказ ЦБ от финансовых интервенций и дальнейшее ослабление рубля .

Секретный бюджет России

МОСКВА – Почти четверть российских расходов (24,8%) в проекте трехлетнего бюджета к 2016 году становится секретной. К такому выводы пришел эксперт Института экономической политики имени Гайдара Василий Зацепин, сообщает газета «Ведомости».
По данным Зацепина, доля закрытой части российского бюджета постоянно растет. Если в период с 2005 по 2012 года она составляла в среднем 11,2%, то в ближайшие три года она вырастет на 28,6%. Таким образом, в 2014 году в тайне будет храниться предназначение каждого шестого бюджетного рубля, а в 2016 году – каждого четвертого.
Главная причина роста закрытой части бюджета – увеличение расходов на оборону и безопасность. К 2016 году до 33% этих ассигнований будут секретными. Однако секретными становятся и такие традиционно прозрачные сферы госфинансирования, как, например, жилищное хозяйство (до 22,7% расходов закрытые) и санаторно-оздоровительная помощь (к 2014 году закрытыми будут 13,8% расходов по этой статье).
Оксана Дмитриева, депутат Госдумы от «Справедливой России» и первый заместитель председателя комитета по бюджету на налогам, не владеет информацией относительно того, какая часть бюджета к 2016 году будет закрытой, но утверждает, что в 2014 секретными будут 16,8% государственных расходов.
По сведениям Дмитриевой, по сравнению с прошлым годом количество закрытых расходов увеличилось на 3%. По ее словам, главная причина увеличения доли закрытой части бюджета — увеличение расходов на оборону.
Непрозрачные военные расходы
По данным Индекса государственной антикоррупционной политики в оборонном секторе за 2013 год (Government Defence Dnticorruption Index), который публикует международная неправительственная организация Transparency International, в России коррупционные риски в оборонном секторе являются высокими. При этом российские военные расходы в 2012 году выросли на 16% – это подсчитали эксперты влиятельного Стокгольмского института исследований мира (SIPRI, Stockholm International Peace Research Institute).
Российский военный эксперт, заместитель главного редактора «Ежедневного Журнала» Александр Гольц рассказал Русской службе «Голоса Америки», что законодательство России позволяет органам исполнительной власти засекречивать свои расходы.
«Российские ведомства не желают раскрывать свои затраты, поэтому ведомства их засекречивают», – рассказал Гольц.
По словам эксперта, главной проблемой является то, что российские законодатели, как правило, не обладают полной информацией относительно того, на что будут потрачены деньги из закрытой части проекта бюджета.
«Депутатам предстоит голосовать по бюджету, но голосуют они вслепую. За исключением некоторых особо посвященных из профильных комитетов по обороне, большинство депутатов обладают далеко не полной информацией относительно закрытой части бюджета», – рассказал Гольц.
В США часть федерального бюджета является закрытой. Но, так называемый «черный бюджет» Пентагона несопоставим с закрытыми частями российского бюджета.
«Однако американские законодатели в курсе засекреченных трат и обладают возможностью контролировать закрытую часть бюджета. В этом залог защиты от коррупции», – сказал Гольц.
По данным Transparency International, в США уровень коррупционных рисков в оборонном секторе является низким.

Экономист Игорь Николаев: «Пока сохраняются санкции, поручения Путина по росту инвестиций невыполнимы»

Отношение инвестиций в основной капитал к ВВП России в 2018 году составило 20,6%, сообщил Росстат. В 2017 году этот показатель составлял 21,4%. Нынешний показатель оказался ниже уровня 2011 года, когда доля инвестиций составила 20,7% ВВП. Между тем по поручению Владимира Путина, содержавшемся в майских указах 2012 и 2018 годов, этот показатель должен вырасти до 25% ВВП. Директор Института стратегического анализа компании ФБК Игорь Николаев рассказал The Insider, почему поручение президента не выполняется и не будет выполнено в ближайшие годы.

В официальном прогнозе Минэкономразвития на этот год заложен прирост инвестиций в основной капитал на уровне 3,1%, а в 2020-м — 7,6%. А на последующие годы закладывается ежегодный прирост на шесть с лишним процентов. Власти действительно ищут варианты достижения этой цели — это и знаменитое письмо Белоусова, и уверены, что мы сейчас вложимся и добьемся указанного роста. Но этого не произойдет. Достаточно посмотреть на отток капитала — за январь—февраль этого года, он вырос в 2,1 раза по сравнению с январем-февралем 2018-го. И мне трудно представить себе, что при таком «хорошем» показателе оттока капитала бизнес начнет мощно вкладываться и инвестировать внутри страны.

Существующая динамика лишний раз доказывает, что и тот экономический рост, который нам нарисовали по итогам 2018 года — эти 2,3% ВВП, весьма сомнителен. Этот рост нарисовали за счет того, что якобы выявили огромный прирост инвестиций в строительстве — сотни миллиардов рублей, которые и вытянули весь ВВП. Теперь оказывается, что инвестиции в основной капитал у нас совсем на другом уровне.

Российская экономика не становится инвестиционно привлекательной. Деньги не вкладываются из-за высокой неопределенности экономической ситуации, инвесторы не знают, что будет происходить. Растет налоговая нагрузка, предприниматели не чувствуют себя уверенно. По совокупности этих причин и нет инвестиций.

Чтобы как-то изменить ситуацию, необходимо ответить на ключевой вопрос: что будет с санкциями. Мы будем исходить из того, что «ничего страшного, мы все выдюжим» или будет предпринята какая-то попытка снизить санкционное давление? Пока сохраняются санкции и антисанкции, никакие цели по доведению доли инвестиций до 25–27% достигнуты не будут.

Решение вопроса начинается с признания проблемы. Мы ведь раньше чуть ли не радовались — «импортозамещение, все хорошо». Сейчас уже говорим: «Да, убытки, издержки для обеих сторон». Какая-то подвижка есть, но нет понимания того, что все амбициозные цели недостижимы без решения санкционного вопроса.

А ведь ничего по-настоящему страшного пока, к счастью, не вводилось. И сейчас еще, что называется, «жить можно, хотя развиваться уже нельзя». Но, к сожалению, самое «страшное» еще может произойти.

Нельзя забывать, что президент США в любой момент может ввести санкции из так называемого «химического пакета», связанного с делом Скрипалей, а в нем есть ограничения и на экспорт, и на импорт. Об этом уже начали забывать, но Трамп просто обязан какие-то санкции ввести, а когда он это сделает — вопрос времени.

В проекте DASKAA-2 , как известно, появились санкции в отношении проектов по добыче сырой нефти, а в американское определение crude oil попадает и сжиженный газ, то есть санкции могут затронуть в том числе проекты «НОВАТЭКа». И я бы не стал говорить, что второй вариант DASKAA-2 менее болезненный для России.

Игорь Николаев ФБК

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *