Если президентом станет трамп

Трамп и отношения с Россией

Интереснее всего заявления Трампа касательно России. В целом, если верить его предвыборной политике, будущий президент планирует «пойти на мировую» с нашей страной. Сегодня он утверждает, что необходимо взаимодействовать со всеми государствами. Особенно, когда речь идет о таких больших и мощных державах, как Россия:

  1. Стоит откинуть противоречия и забыть о них.
  2. Ошибки прошлого не стоят испорченного будущего.
  3. Только принимая во внимание интересы всех остальных государств, Америка сможет снова стать великой.
  4. Санкции и противодействие негативно сказывается и на США, подрывая экономику.

По большому счету, в своих утверждениях Трамп старается максимально «отзеркалить» позицию своих противников. В том числе и касательно России.

Остается надеяться, что предвыборные лозунги не останутся просто лозунгами. Но здесь можно столкнуться с еще одной проблемой, в Америке нет никакого единства, ни по одному вопросу. Всегда есть заинтересованные группы лиц, проталкивающие свои идеи, а президент это всего одна из многих сил.

С другой стороны, конечно же «потепление» в отношениях двух стран произойдет. Но только в том случае, если избранник не решит внезапно пересмотреть свою позицию. Такое уже бывало, нынешний президент вообще обещал вывести войска из Афганистана и закрыть все секретные тюрьмы. Да вот как-то не сложилось с миротворчеством и защитой прав человека, от слова «совсем».

Кто такой Трамп?

Следует понять, о ком вообще идет речь:

  • Аналог Трампа в России это Жириновский. Много говорит, многое обещает, но реальной властью пока что не обладает.
  • Трамп склонен к популизму и готов пообещать что угодно, лишь бы быть избранным.
  • Большинство изначальных лозунгов задумывались как очень «жирный троллинг». Но в последующем стало понятно, что именно такие предложения нужны стране.
  • Этот кандидат обещает сделать Америку снова великой, в этом он видит свое предназначение. Не Россию, а США. Так что иллюзии на его счет строить не стоит, Трамп будет защищать исключительно интересы Америки.
  • По своей природе он убежденный республиканец. Не демократ, сторонник консервативных идей. Проще говоря, он считает, что если что-то работает, это не надо чинить.

Вот такая сложная личность на ближайшие годы может занять главное кресло в США. Для России это действительно будет один из лучших вариантов, только выбирать практически не из чего. Все остальные кандидаты настаивают на продлении и даже усилении санкций относительно нашей страны.

Иностранная пресса о России и не только

По мнению экспертов, которых опросила The Moscow Times, в том «маловероятном» случае, если Дональд Трамп станет президентом США, обещанного им разворота в отношениях Америки и России не произойдет: во-первых, этого не допустят политические элиты, а, кроме того, предвыборные обещания могут оказаться просто способом покритиковать оппонентов.

По мнению автора статьи Ивана Нечепуренко, у Трампа и Путина много общего: «они прямолинейны, говорят без обиняков и любят заключать сделки, руководствуясь прагматическими интересами… Оба противопоставляют себя мейнстриму, оба — уверенные в себе люди, оба не считают нужным обременять себя политкорректностью… Оба хотят выглядеть настоящими мужчинами, не включенными в истеблишмент».

«Взявшись за наведение мостов, Трамп уже сделал несколько лестных высказываний в адрес Путина», — пишет корреспондент. Он приводит цитату из интервью республиканского кандидата телеканалу Fox News: «Путин не уважает нашего президента. Он невероятно популярен в России. Людям нравится, что он делает, им нравится то, что он олицетворяет».

С точки зрения профессора Европейского университета в Санкт-Петербурге Ивана Куриллы, эти слова Трампа на самом деле нацелены на Обаму: «Поскольку на российском направлении администрацию Обамы, очевидно, постигла неудача, Трамп говорит, что он сможет сладить с Путиным. Точно так же во время предыдущей предвыборной гонки Обама гордился «перезагрузкой» в российско-американских отношениях, а Митт Ромни называл Россию главным геополитическим соперником. Он делал это для того, чтобы покритиковать Белый дом, а не Россию».

Тем не менее, Нечепуренко всерьез анализирует предвыборные обещания Трампа. Трамп обязался ужесточить санкции против Ирана — следовательно, иранская нефть не попадет на рынок, цена нефти вырастет, а это основной предмет российского экспорта. Трамп обещал обложить дополнительными пошлинами китайский экспорт в США, и «это может усилить позиции России в глазах китайского руководства, подтолкнув их навстречу друг к другу». Наконец, если учесть беспокойство Москвы насчет террористической угрозы у ее южных границ, она «благосклонно воспримет» и еще одно намерение Трампа: сокрушить «Исламское государство».

Юрий Рогулев, директор Фонда изучения США имени Франклина Рузвельта при МГУ, сказал о Трампе следующее: «У него нет команды, связей с истеблишментом, и, кроме того, он уже нажил себе множество врагов. Он говорит, что найдет общий язык , но этого недостаточно. Никто ему не позволит развернуть американскую политику на 180 градусов. Президент Барак Обама тоже много чего говорил , но политическая элита мало что позволила ему сделать».

«Возможно, Дональд Трамп надеется, что если в результате выборов он окажется в Белом доме, то у него будут отличные отношения с президентом Владимиром Путиным, но проблема в том, что состояние российско-американских отношений обусловлено политическими элитами этих двух стран, у которых иные, собственные интересы», — резюмирует Нечепуренко.

Трамп собирается защищать экономическую и политическую мощь Соединенных Штатов.

Чего ждать миру, если Дональд Трамп станет президентом США, сегодня такая постановка вопроса уже не кажется невозможной.

«Мы прекратим быть идиотами» — заявил Трамп избирателям в феврале,- «Мы будем умнее»

Несмотря на то что Трамп — миллиардер, бизнесмен в недвижимости и звезда телешоу, он никогда не занимал должностей в чиновничьем аппарате и никогда серьезно не занимался анализом международной политики.

Как сказал бывший американский дипломат Кристофер Хилл: «Я не думаю, что он обладает знаниями в этих вопросах. Он производит впечатление человека , обладающего чутьем, но не имеющего больших возможностей применить его на практике»

Трамп собирается защищать экономическую и политическую мощь Соединенных Штатов, по его словам «вернуть Америке её величие». Он является своего рода спикером той многочисленной части электората, которая испытывает фрустрацию и страхи по поводу места США в мире. Его ответ на эти страхи не всегда достаточно ясен.

«Стена»

Краеугольный камень президентской компании Трампа — проект строительства стены на границе с Мексикой, которая станет барьером против проникновения нелегальных мигрантов, преступников и наркодилеров. При этом Трамп настаивает на том , что платить должна Мексика. На что спикер мексиканского президента ответил, что его правительство и не собирается .

Каким бы не был в конечном итоге источник финансирования, но это миллиарды долларов, которые наверняка придется выложить американскому правительству, при этом Конгресс является именно той последней инстанцией, которая одобряет подобные траты.

«Исламское государство»

Трамп обязуется раздавить Исламское гос-во в Ираке- в частности отобрать нефтяные залежи, которые тот захватил, и лишить исламистов дохода. В Сирии он предполагает поручить задачу борьбы против ДАЕШ сирийскому правительству. Кстати Трамп единственный из основных кандидатов в президенты, который рад военной помощи России сирийскому режиму.

При Трампе США откажутся принимать сирийских беженцев (и всех мусульман, откуда бы они ни прибыли, по крайней мере временно,). Вместо этого он предлагает создать безопасную зону внутри Сирии, которую Вашингтон будет помогать финансировать, но возложит на другие нации миссию её создать и защищать.

«Борьба против терроризма»

Трамп возобновит допросы, известные под названием «пытки погружением под воду», при этом он уточняет что это ещё не самый суровый метод. Он убеждает избирателей в том , что «пытки дают результаты». Он также сохранит тюрьму Гуантанамо на Кубе, и отправит туда еще больше узников.

«Торговля»

Трамп полагает, что коммерческие партнеры эксплуатируют США, особенно Китай. Он сказал в интервью Нью Йорк Таймс , что предполагает установить таможенные пошлины в размере 45 % для импортируемых китайских товаров. В последствии Трамп отказался от своих слов, Но Таймс записал интервью и опубликовал запись.

«Смена режимов»

В 2011 Трамп настоятельно советовал США помочь ливийцам сменить режим Кадаффи. Но в прошлом месяце он отрицал свое участие. Но и эти его слова были записаны. Сегодня он критикует вторжение Штатов в Ирак в 2003 году. При этом Трамп не может объяснить свои тогдашние комменты поддержки действий правительства. «Это было давно», — сказал он NBC News,- » и кто знает, что там у меня было в голове?». Трамп объяснил на CNN что он поменял свое мнение прямо перед войной.

«Союзники Америки»

Трамп не скрывает своего беспокойства по поводу стоимости военного присутствия Америки в Европе и давления в плане председательства в НАТО. «Где Германия? Где европейские лидеры? Я готов подставить им плечо».

Он также хочет чтобы Южная Корея платила побольше за военную защиту США. «Мы ничего не получаем взамен. Я не говорю что мы их бросим, если с ними что-то случится. Но они должны нам помочь», — заявил он. Между тем по информации Politifact.com США получают 800 миллионов долларов в год от Южной Кореи за размещение там американских войск.

«Израиль»

Трамп собирается занять «нейтральную позицию» в попытках установления мира между израильтянами и палестинцами, а также оказать полную поддержку израильскому государству.

Основная тема , поднимаемая Трампом: границы США слишком открыты для иностранцев, это дает им слишком легкую возможность эксплуатировать экономику страны, а военные альянсы приносят односторонние выгоды союзникам.

Магнат на сегодня несомненно самая противоречивая фигура на американском политическом поле, поэтому неудивительно , что эксперты не могут прийти к единому мнению по поводу того, что он может принести Белому дому.

«При президентстве Трампа внешняя политика будет жесткой и проактивной, похожей на политику Рейгана, предпочитавшего классическую концепцию мира посредством экономической и военной мощи, в противоположность опасной слабости , характеризующей сегодняшний Белый дом», — утверждает Питер Наварро, экономист Калифорнийского университета.

Но по мнению Джами Метзл, бывшего чиновника Департамента США и бывшего кандидата в Конгресс от партии демократов: «Мир представляет собой сложную экосистему и уровень брутальности, используемый Доном Трампом в течение этой кампании, обескураживает». Активисты, промышленники и целая плеяда групп по интересам используют свое влияние. Общественное мнение также генерирует давление на способ эволюции США в мире.

Вне конференц-залов и телешоу Дональд Трамп пока ничем себя не проявил. После спектакля, который он дал всему миру и Америке в эти последние месяцы, кто-нибудь может сказать, чего нам ждать?

Анализ американского журналиста Джонатана Манн. Газета «Фигаро». Перевод с французского.

От перспективы, что со второй попытки Дональд Трамп все-таки въедет в Белый дом, больше не отмахиваются, как от неуместной шутки. Как победа харизматичного миллиардера повлияла бы на принятие экономических решений, размышляет Говард Е. Беркенблит, партнер и руководитель группы рынков капитала юридической фирмы Sullivan & Worcester. Делает это он в статье на портале cfo.com. Как можно догадаться уже по названию, сайт адресован главным финансовым директорам американских корпораций.

Автор сразу признается, что экономическая политика президента Трампа выглядит сейчас такой же неопределенной, как и ответ на вопрос, состоится ли в итоге его президентство. А судить об экономических воззрениях кандидата по его предвыборным речам и вовсе не представляется возможным. По одной простой причине: сегодня он говорит одно, а завтра скажет совсем другое. Однако пищей для предположений могут служить его более ранние высказывания и вся предыдущая карьера в бизнесе.

Хотя Уолл-стрит считает Трампа экономическим популистом и предателем своего сословия, пишет Беркенблит, его позиция в области налоговой политики вполне согласуются с традиционной и консервативной экономической доктриной. В скобках стоит напомнить, что именно налоги, как и расходы государства,— вечное поле политических битв республиканцев и демократов.

По мнению автора, серьезным тестом для Трампа может стать вопрос о вознаграждениях для высших руководителей бизнеса. На данный момент доходы топ-менеджеров в 350 раз превышают доходы среднего американца. И конгресс США уже предпринял ряд шагов, чтобы обуздать аппетиты глав корпораций. Личные взгляды Трампа на эту проблему, прозвучавшие в ходе предвыборной гонки, могут вступить в противоречие с другой его заявленной целью: снять любые ограничения с бизнеса, которые мешают ему расти.

В своих публичных выступлениях Трамп высмеивал и осуждал практику, при которой топ-менеджеры выторговывают себе огромные зарплаты и бонусы у советов директоров. А последние не обладают достаточной независимостью, чтобы защитить интересы акционеров. В подтверждение автор приводит фрагмент выступления Трампа на канале CBS. Кандидат заявил тогда, что главам корпораций переплачивают потому, что они продвигают своих друзей в советы директоров. И добиваются всего, чего хотят, потому что друзья любят заседать в советах. «Это полный и абсолютный анекдот»,— воскликнул Трамп.

Однако, несмотря на всю резкую риторику, замечает автор, ситуация может измениться. В случае избрания Трамп способен произвести такие назначения в Комиссию по ценным бумагам и биржам (Securities and Exchange Commission, SEC), в результате которых регулирующий орган станет лучше учитывать интересы большого бизнеса в данном вопросе. Аргументом против ограничительных мер могут, в частности, стать трудности с их реализацией в отношении мультинациональных корпораций, которые оперируют в десятках стран и руководствуются внутренними правилами и регулированием.

Далее автор переходит к теме, которая, на первый взгляд, не имеет громкого общественного звучания. Однако она сможет служить индикатором того, как в решениях президента Трампа будут сочетаться принципы, на которых строится внешняя политика, и интересы бизнеса.

Речь в данном случае идет о так называемых conflict minerals. Под этим названием понимаются сырьевые материалы, которые поставляются для нужд американской промышленности из зон военных и межэтнических конфликтов. В регулировании, которое было принято в 2012 году, фигурируют охваченная войной Демократическая Республика Конго и прилегающие государства. А в списке conflict minerals перечислены золото, тантал, олово и вольфрам.

По новым правилам, компании должны отчитываться, откуда получают сырье. И это вызывает противодействие, как бизнеса, так и политиков-республиканцев. Торговая палата США (U.S. Chamber of Commerce), Круглый стол бизнеса (Business Roundtable) и Национальная ассоциация промышленников (National Association of Manufacturers) грозят властям шагами юридического плана. А члены SEC от республиканской партии называют регулирование контрпродуктивным и фактически вводящим эмбарго на любые поставки из региона.

Беркенблит предлагает учитывать изоляционистские взгляды Дональда Трампа и риторику, смысл которой сводится к тому, что интересы Америки и ее экономики превыше всего. И не исключает, что после избрания тот вполне сможет добиваться отмены всех подобных ограничений, считает Беркенблит. Наконец, автор обращается к теме краудфандинга в интересах малого бизнеса. И напоминает про заявления Трампа о том, что доступ американских компаний к источникам финансирования служит для него одним из высших приоритетов.

Возможность продавать свои акции через интернет, которая станет доступной для частных компаний уже в мае нынешнего года, оговаривается целым рядом условий. Например, общая сумма фондирования, полученного таким путем, не должна превышать $1 млн. Существуют также лимиты сумм, которые в зависимости от доходов вправе потратить на эти цели каждый частный инвестор.

Если Трамп ставит целью предоставить бизнесу больше капиталов, пишет автор, он добьется, чтобы его назначенцы в SEC подвергли ревизии существующие правила. Аналогичный подход вероятен в отношении всех других мер, которые ограничивают доступ малого бизнеса к источникам финансирования.

В своей статье Говард Беркенблит постоянно возвращается к SEC, которая устанавливает правила на рынке. Комиссия состоит из пяти человек. Ограничительные меры последнего времени принимались в ней большинством в один голос — 3:2. Оппонентами нововведений неизменно выступали оба представителя республиканцев.

Главный вопрос заключается в том, кого, став президентом, назначит в SEC Трамп. Будут ли это либералы, добивающиеся реформ, или консерваторы, которые стоят за сохранение status quo? По этому поводу можно только строить догадки, пишет Беркенблит. Пока Трамп посылает избирателям весьма неоднозначные сигналы насчет возможного состава своей будущей администрации. Ясно одно, замечает в заключение автор. Приняв однажды решение, каким именно курсом идти, Дональд Трамп заявит об этом со всей определенностью. И горе тем, кто окажется у него на пути.

Sullivan & Worcester — юридическая фирма со штаб-квартирой в Бостоне и офисами в Лондоне, Вашингтоне и Нью-Йорке. Среди клиентов фирмы — ведущие финансовые учреждения и другие корпорации, входящие в список Fortune 500. Помимо США Sullivan & Worcester ведет бизнес в Великобритании, Ирландии, Израиле, а также государствах Северной и Восточной Европы.

Налоговые проверки становятся жестче. Научитесь защищать себя в онлайн-курсе «Клерка» — «Налоговые проверки. Тактика защиты».

Посмотрите рассказ о курсе от его автора Ивана Кузнецова, налогового эксперта, который раньше работал в ОБЭП.

Заходите, регистрируйтесь и обучайтесь. Обучение полностью дистанционно, выдаем сертификат.

Если президентом станет трамп

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *