Добросовестный приобретатель

Содержание

КС РФ запретил отбирать жилье у добросовестных приобретателей

По общему правилу, если добросовестный приобретатель купил имущество у лица, которое не имело права его отчуждать, то собственник вправе истребовать это имущество только в тех случаях, когда оно утеряно собственником или лицом, которому оно было передано собственником во владение, либо было похищено у них, либо выбыло из владения иным путем помимо их воли (п. 1 ст. 302 Гражданского кодекса). Правовое значение понятия «добросовестный приобретатель» раскрыты Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении от 21 апреля 2003 г. № 6-П, в совместном постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. № 10/ 22. Вместе с тем положения п. 1 ст. 302 ГК РФ получили новую оценку КС РФ в связи с обращением гражданина, который стал собственником выморочного имущества в силу ненадлежащего исполнения своих обязанностей органами власти (Постановление КС РФ от 22 июня 2017 г. № 16-П «По делу о проверке конституционности положения пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Д.«. Рассмотрим этот судебный акт подробнее.

Суть дела

Первоначальным собственником спорной квартиры являлся гражданин С., умерший в 1994 году и на момент смерти не имевший наследников ни по закону, ни по завещанию. Принадлежавшая ему квартира, как выморочное имущество, должна была перейти в собственность города Москвы (п. 2 ст. 1151 ГК РФ). Тем не менее каких-либо юридических и фактических действий в отношении указанной квартиры Департаментом городского имущества г. Москвы не было произведено.

Между тем в 2007 году нотариусом г. Москвы Р. на имя гражданки С., на основании поддельных документов, было выдано свидетельство о праве на наследство, зарегистрированное в Управлении Росреестра по Москве, и спорная квартира таким образом была оформлена в ее собственность. Спустя месяц гражданка С. заключила с гражданкой С. А. договор купли-продажи квартиры, а та в свою очередь перепродала квартиру гражданке З. В апреле 2008 года З. заключает с гражданином Д. договор купли-продажи, по условиям которого спорная квартира перешла уже в собственность последнего.

Однако то, что квартира передана гражданке С. мошенническим путем выяснилось только в 2013 году в ходе расследования уголовного дела. Как установил суд, граждане Т., Ф., А., действуя совместно и согласованно в группе с другими лицами, решили путем обмана приобрести право собственности на эту квартиру. Так, в целях незаконного завладения спорной жилплощадью они воспользовались поддельными паспортами на имя других лиц, представили их и ряд документов на госрегистрацию, нашли покупателя квартиры и склонили третье лицо на возмездной основе оказать помощь в проведении сделки с квартирой. Таким образом, приговором Московского городского суда от 10 июня 2013 г. № 1-5/13 они признаны виновными в совершении преступлений, предусмотренных ст. 159 УК РФ(мошенничество). Потерпевшим по этому уголовному делу был признан Департамент городского имущества г. Москвы (далее – Департамент, истец).

Департамент, узнав о факте выбытия спорной квартиры из владения города, подал против последнего покупателя в цепочке договоров купли-продажи Д. (далее – ответчик) исковое заявление с требованием выселить его и передать квартиру в собственность г. Москвы.

Никулинский районный суд города Москвы удовлетворил требования истца, признав, что спорная квартира, будучи выморочным имуществом, выбыла из владения города помимо воли органов власти. Кроме того, являясь собственником квартиры, город от права собственности не отказывался, спорную квартиру не отчуждал, в собственность граждан не передавал. Таким образом, суд первой инстанции принял решение, что Департамент вправе истребовать имущество от последнего покупателя.

Ответчик с этим решением не согласился. Он считает, что в сложившейся ситуации является добросовестным приобретателем, так как при совершении сделки не знал и не должен был знать о неправомерности отчуждения имущества.

Суд апелляционной инстанции также позицию ответчика не поддержал (апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 декабря 2015 г. № 33-44622/15). По его мнению, Д. не представил достаточных доказательств, подтверждающих свои доводы о том, что он является добросовестным приобретателем, поскольку не доказал принятие всех разумных мер для выяснения правомочий продавца на отчуждение имущества. Так, суд отметил, что из договора купли-продажи усматривается, что квартира приобретена по заниженной цене, отличной от ее рыночной стоимости. Кроме того, за период с июня 2007 года по апрель 2008 года, то есть в течение 10 месяцев, в отношении спорной квартиры было совершено три сделки. Таким образом, суд посчитал, что гражданином Д. не была проявлена необходимая заботливость и осмотрительность, которая требовалась при заключении договора купли-продажи.

В июне 2016 года решения судов по делу гражданина Д. безуспешно пыталась оспорить Генеральная прокуратура РФ, которая обращалась в ВС РФ с кассационным представлением о пересмотре дела.

Вместе с тем ответчик, не согласившись с решением суда, подал жалобу в Конституционный суд РФ о проверке конституционности положения п. 1 ст. 302 ГК Российской Федерации в части истребования имущества от добросовестного приобретателя. По его мнению, п. 1 ст. 302 ГК РФ не соответствует ст. 1, 2, ч. 1 ст. 17, ст. 18, ч. 1 ст. 19, ст. 35, ч. 1 ст. 40, ч. 1 ст. 46 и ст. 55 Конституции РФ, так как позволяет правоприменителям произвольно толковать понятие «добросовестный приобретатель» и, соответственно, изымать у граждан – последних приобретателей по искам публично-правовых образований выморочное недвижимое имущество. И это возможно несмотря на то, что право собственности и законность всех предшествовавших приобретению этого права сделок признавались государством в рамках государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Мнения экспертов

КС РФ рассмотрел дело с участием гражданина Д., его адвоката и представителей заинтересованных органов государственной власти. Рассмотрим позиции участников процесса.

Так, первый заместитель председателя совета Исследовательского центра частного права имени С. С. Алексеева при Президенте РФ, к. ю. н. Андрей Егоров в своем заключении по запросу судьи КС РФ отметил, что, как следует из материалов дела, город Москва как собственник на протяжении почти 20 лет не интересовался судьбой перешедшего в его собственность выморочного имущества, не осуществлял регистрационных действий в отношении принадлежащих ему прав, не нес бремя содержания принадлежащего имущества (ст. 210 ГК РФ), и не осуществлял иных собственнических правомочий. Таким образом, поскольку город Москва не вел себя как хозяин, по мнению эксперта, за все наступившие негативные последствия, происшедшие в результате виновных действий (бездействия) самих государственных органов, не может и не должно отвечать третье лицо, проявившее должную осмотрительность, добросовестно полагавшееся на достоверность государственного реестра и, по вине государственных органов, не осведомленное о выморочном статуса имущества.

Основной довод представителя Д., адвоката, к. ю. н. Дмитрия Степанова также заключался в констатации неответственного поведения государства. «Гражданин вправе считать, что если государством создана система призвания к наследству, выдачи соответствующего документа, то государство так или иначе несет ответственность за эту систему. Если орган власти выдает некий документ (например, документ о праве собственности, подтверждающий действия предыдущего собственника, продающего квартиру заявителю), то, наверное, гражданин имеет право полагать, что государство провело некую проверку соблюдения закона при регистрации предшествующих сделок с недвижимым имуществом. Неответственное поведение государства недопустимо в принципе», – считает представитель истца.

Аналогичной позиции придерживается и полномочный представитель Генерального прокурора РФ в Конституционном суде РФ Татьяна Васильева. В данном вопросе она обратила внимание на позицию ЕСПЧ, согласно которой ответственным за регистрацию, социальный наем и приватизацию имущества является государство, обязанное контролировать соблюдение всех необходимых для этого условий. «Ввиду наличия регулятивных органов покупатель квартиры не должен оценивать риск прекращения права собственности в связи с недостатками, которые должны были быть устранены в рамках процедур, специально введенных в этих целях. Упущение властей не может оправдать последующие санкции против добросовестного приобретателя данного имущества. Ошибки или просчеты государственных органов должны служить выгоде заинтересованных лиц, особенно в отсутствие иных конфликтующих интересов. Иными словами, риск любой ошибки, допущенной государственным органом, должно нести государство, и ошибки не должны устраняться за счет заинтересованных лиц (постановление ЕСПЧ по жалобе № 7097/10 «Гладышева против Российской Федерации»)», – считает Васильева.

В то же время она отметила, что установленная в п. 1 ст. 302 ГК РФ возможность изъятия имущества у добросовестного приобретателя не ограничивает его право на возмещение убытков лицом, действия которого и повлекли нарушения этих прав.

Полномочный представитель Государственной Думы в КС РФ Татьяна Касаева также считает, что спорные нормы гражданского законодательства соответствуют Конституции РФ и не запрещают гражданам обжаловать действия госорганов. «Обязательность государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним не может рассматриваться как обстоятельство, исключающее возможность передачи споров по поводу недвижимого имущества и зарегистрированных прав на него, на разрешение судов», – сказала она в суде.

О необходимости приобретателям недвижимого имущества быть более внимательными и осмотрительными напомнила советник Министра юстиции Российской Федерации Мария Мельникова. По мнению Минюста России, каждый гражданин помимо выписки из ЕГРП и выписки из домовой книги должен проверить все предыдущие документы о приобретении этого имущества, опросить соседей о проживании в этом помещении собственников, записанных в ЕГРП, знать все когда-либо опубликованные сведения об этом имуществе.

Однако, по мнению полномочного представителя Совета Федерации в КС РФ Михаила Клишаса, возложенный на конечного приобретателя риск незаконного выбытия из государственной собственности имущества усиливает нестабильность гражданского оборота. «Такой подход может свидетельствовать о допущении нарушения прав гражданина», – считает эксперт.

Полномочный представитель Президента РФ в КС РФ Михаил Кротов, помимо всего уже упомянутого выше, также отметил факт нарушения сроков исковой давности Департаментом при заявлении иска о выселении гражданина Д. «С момента открытия наследства до совершения мошенничества и выдачи нотариусом свидетельства о праве на наследство по поддельным документам и последующего отчуждения квартиры прошло порядка 14 лет, в течение которых мэрией Москвы не совершено никаких действий по выявлению и обращению имущества в собственность субъекта Российской Федерации. Таким образом, есть ли основания для предъявления виндикационного иска у Департамента? Даже десятилетний срок давности, который сегодня фактически является пресекательным в соответствии с ГК РФ, истек. На каком основании тогда судебная система считает допустимым защищать интерес публично-правового образования на право, которое им не зафиксировано?», – рассуждал Кротов.

Решение КС РФ

КС РФ, в свою очередь, признал, что государство в лице уполномоченных законом органов при осуществлении процедуры государственной регистрации прав на недвижимое имущество подтверждает тем самым законность совершения сделки по отчуждению объекта недвижимости (Постановление КС РФ от 22 июня 2017 г. № 16-П «По делу о проверке конституционности положения пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Д.«).

Он также подчеркнул, что проверка соблюдения закона при совершении предшествующих сделок с недвижимым имуществом со стороны приобретателя этого имущества в отличие от государства существенно затруднена или невозможна. Тем более в неравных условиях находятся публично-правовое образование как собственник жилого помещения, являющегося выморочным имуществом, и его добросовестный приобретатель, возможности которых по выявлению противоправных действий, приведших к тому, что жилое помещение выбывает из владения собственника помимо его воли, далеко не одинаковы, отмечается в судебном акте.

Кроме того, суд ссылаясь на решение ЕСПЧ, отметил, что при наличии широкого перечня контрольно-разрешительных органов и большого числа совершенных регистрационных действий с объектом недвижимости никакой сторонний покупатель квартиры не должен брать на себя риск лишения права владения в связи с недостатками, которые должны были быть устранены посредством специально разработанных процедур самим государством (постановление от 6 декабря 2011 года по делу «Гладышева против России»).

Таким образом, КС РФ признал положение п. 1 ст. 302 ГК РФ не соответствующим Конституции РФ в той мере, в какой оно допускает истребование жилого помещения, являвшегося выморочным имуществом, от его добросовестного приобретателя. Однако иск публично-правового образования не будет удовлетворен только в том случае, если добросовестный приобретатель полагался при покупке жилья на данные ЕГРН и в установленном законом порядке зарегистрировал право собственности. А публично-правовое образование при этом не предприняло своевременных мер по установлению выморочного имущества и надлежащему оформлению своего права собственности на него.

КС РФ постановил, что правоприменительные решения по делу гражданина Д., вынесенные на основании п. 1 ст. 302 ГК РФ, подлежат пересмотру. Добавим, что суд не предписал законодателям внести изменения в спорные нормы

Проблема добросовестных приобретателей жилья: долгожданная позиция ВС РФ

В октябре текущего года Президиум ВС РФ утвердил «Обзор судебной практики по делам, связанным с истребованием жилых помещений от добросовестных приобретателей, по искам государственных органов и органов местного самоуправления» (далее – Обзор). Вопреки логике названия, в документе не только рассматриваются примеры соответствующих дел, но содержатся прямые указания нижестоящим судам, как они должны поступать в тех или иных ситуациях. Оправдал ли документ ожидания экспертов, и как он соотносится с позициями ЕСПЧ и КС РФ разберемся далее.

Стоит отметить, что проблема изъятия госорганами органами квартир, приобретенных гражданами на вторичном рынке жилья, существует на протяжении многих лет. Одной из основных причин ее возникновения является незаконная приватизация или иное отчуждение квартир на основании поддельных документов и последующая их перепродажа. Когда госорганы узнают о факте мошенничества, то обращаются в суды с исками об истребовании помещения из чужого незаконного владения (ст. 301 ГК РФ). При этом ответчик, как правило, является вторым или третьим собственником квартиры и даже не подозревает, что давным-давно она была приватизирована незаконным путем (так называемый «добросовестный приобретатель»).

Ситуация осложняется тем, что суды общей юрисдикции не выработали единообразную практику по таким делам. Предметом разногласий служит ст. 302 ГК РФ, которая позволяет изымать имущество у добросовестного приобретателя, только если оно было отчуждено против воли собственника. Здесь и возникает главное противоречие. С одной стороны приватизация происходит путем предоставления злоумышленником поддельных документов – то есть путем совершения мошеннических действий. Однако с другой – договор о приватизации госорган подписывает, то есть выражает свою волю на отчуждение имущества. В дальнейшем такие сделки и переход права собственности по ним еще и успешно проходят регистрацию в Росреестре. В связи с этим юристы давно отмечали острую необходимость в разъяснениях ВС РФ по данному вопросу.

Добросовестность приобретателя

НАША СПРАВКА

Под добросовестным приобретателем в ст. 302 ГК РФ понимается лицо, которое возмездно приобрело имущество у другого лица, не имевшего права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не должен был знать.

В первую очередь Президиум ВС РФ перечислил обстоятельства, которые должны установить суды, чтобы понять является ли приобретатель добросовестным:

  • факт выбытия имущества из владения собственника или из владения лица, которому оно было передано собственником во владение, по воле или помимо их воли;
  • возмездность (безвозмездность) приобретения имущества;
  • знал ли приобретатель или не знал и не должен был знать о том, что имущество приобретено у лица, не имевшего права на его отчуждение.

Также Президиум ВС РФ затронул вопрос о том, что должен доказать истец (государственный или муниципальный орган) и ответчик (приобретатель квартиры) при рассмотрении соответствующих споров. Так, истец должен доказать свое право собственности на спорное имущество и факт наличия этого имущества у незаконного владельца. При этом нахождение недвижимого имущества в реестре государственной или муниципальной собственности, а также факт нахождения имущества на балансе истца сами по себе не являются доказательствами права собственности на это имущество или законного владения им. Ответчик же должен доказать, что жилое помещение было приобретено им по возмездной сделке, и при этом он не знал и не должен был знать, что лицо, у которого он приобрел имущество, не имело права на его отчуждение.

МНЕНИЕ

Елена Нахимова, адвокат АК № 16 «Нахимова и партнеры» Московской городской коллегии адвокатов:

«Из упомянутых положений Обзора следует, что истец избавлен от необходимости доказывать в суде выбытие у него жилого помещения помимо его воли. Это обстоятельство, как бы, презюмируется. Между тем, это, пожалуй, самый больной вопрос, поскольку все остальные перечисленные ВС РФ обстоятельства, которые должен доказать истец, носят объективный характер, а «выбытие помимо воли» – обстоятельство субъективное, основанное на судебной оценке.

Как известно, в российском законодательстве смысл термина «выбытие помимо воли» не раскрывается. На практике, за редким исключением, ставится знак равенства между понятием «выбытие помимо воли собственника» и «выбытие в связи с недобросовестными (непрофессиональными, халатными и тому подобными) действиями должностных лиц собственника». Судебная практика крайне нуждается в официальных разъяснениях по разграничению этих понятий (именно применительно к рассматриваемой категории споров)».

Что касается юридически значимых обстоятельств, которые надлежит доказывать ответчику, то здесь следует признать, что ВС РФ, к сожалению, придерживается точки зрения, что по данной категории споров презумпции добросовестности ответчика не имеется – на него возлагается бремя доказывать свою добросовестность. По моему мнению, вопрос о презумпции добросовестности ответчика является крайне принципиальным, поскольку в спорах с государственными органами и органами местного самоуправления граждане, безусловно, являются слабой стороной и требуют дополнительной государственной защиты и дополнительных гарантий своих прав и охраняемых законом интересов.

В своем Обзоре Президиум ВС РФ подчеркивает, что выясняя добросовестность приобретателя, судам необходимо учитывать не только наличие записи в ЕГРП о праве собственности продавца. Стоит выяснять, была ли проявлена гражданином разумная осмотрительность при заключении сделки, какие меры принимались им для выяснения прав лица, отчуждающего квартиру, и иные факты, обусловленные конкретными обстоятельствами дела. Например, устанавливается существовали ли на момент отчуждения обременения, включая наложенный арест, а также осматривал ли приобретатель жилое помещение до его приобретения

О добросовестности приобретателя может свидетельствовать и ознакомление его со всеми правоустанавливающими документами на недвижимость, а также выяснение оснований возникновения у продавца недвижимого имущества права собственности. При этом если приобретателю было известно, что к моменту совершения возмездной сделки в отношении спорного имущества имелись притязания третьих лиц, и если такие притязания впоследствии признаны правомерными, то добросовестным суд его признать не сможет.

МНЕНИЕ

Зиннур Зиннятуллин, адвокат Московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры»:

«Действительно недостающей судам позиции по защите добросовестных приобретателей в Обзоре не содержится. Система, вынуждающая покупателя при покупке квартиры досконально изучать все документы – не только непосредственного продавца, но и документы продавца своего продавца, и так далее, – продолжает действовать. Удивительно, почему, являясь гражданином правового государства, при покупке недвижимости нельзя ориентироваться только лишь на данные Росреестра. Казалось бы, логично – получить выписку из ЕГРП, осмотреть квартиру и считаться на этом основании добросовестным приобретателем. Увы, ВС РФ придерживается другой позиции».

Если приобретатель в итоге признан добросовестным, то, как уже говорилось выше, имущество у него может быть истребовано только, если оно выбыло от собственника против его воли. Что судам следует принимать во внимание при выяснении данного обстоятельства, также разъяснил Президиум ВС РФ в своем Обзоре.

Воля собственника на отчуждение квартиры

Президиум ВС РФ рассматривает две основные ситуации.

1

Имущество выбывает от собственника в результате действий лица, которое не имело право его отчуждать. При этом уполномоченный орган не заключал договор об отчуждении квартиры и непосредственно не совершали каких-либо действий. Например, право собственности зарегистрировано в результате предоставления непосредственно в Росреестр фиктивных регистрационных документов или впоследствии отмененного решения суда. В таком случае квартира признается выбывшей против воли собственника, и может быть истребована из чужого незаконного владения, в том числе от добросовестного приобретателя.

Правда, в данной ситуации возникает вопрос о том, как должны сказаться на судьбе добросовестного приобретателя ошибки или неправомерные действия должностных лиц не самого собственника, а других государственных органов (Росреестра, судов, ЗАГС), а также нотариальных контор. Во-первых, некоторые из них должны обеспечивать чистоту сделки и правильность оформления необходимых документов – но далеко не всегда исполняют эту обязанность. Во-вторых, основой для незаконной приватизации или иного отчуждения квартир часто являются поддельные доверенности, завещания, свидетельства о праве на наследство, свидетельства о браке, судебные решения, которые невозможно изготовить без участия соответствующих должностных лиц.

«Вопрос о выбытии жилых помещений у государственных органов и органов местного самоуправления по вине должностных лиц других государственных органов и органов местного самоуправления не нашел отражения в Обзоре. Представляется, что по подобным ситуациям также должны быть даны разъяснения, причем, в пользу граждан, поскольку, только такой вывод напрашивается из анализа положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практики ЕСПЧ по правам человека», – комментирует Елена Нахимова.

ИЗ ПОСТАНОВЛЕНИЯ

«При таком количестве регулятивных органов, обеспечивающих чистоту титула, ни заявительница, ни иное третье лицо – покупатель квартиры – не должны были оценивать риск прекращения права собственности в связи с недостатками, которые должны были быть устранены в рамках процедур, специально введенных в этих целях. Упущение властей не могло оправдать последующие санкции против добросовестного приобретателя данного имущества. <….> Европейский Суд напоминает, что ошибки или просчеты государственных органов должны служить выгоде заинтересованных лиц , особенно в отсутствие иных конфликтующих интересов. Иными словами, риск любой ошибки, допущенной государственным органом, должно нести государство, и ошибки не должны устраняться за счет заинтересованного лица».

(Постановление ЕСПЧ от 6 декабря 2011 г. (дело «Гладышева (Gladysheva) против Российской Федерации» (жалоба № 7097/10)

Стоит отметить, что в рассматриваемом Обзоре Президиум ВС РФ также в очередной раз подчеркнул, что суды общей юрисдикции должны учитывать правовые позиции, сформулированные в Постановлениях ЕСПЧ, вынесенных в отношении России (на основании Постановления Пленума ВС РФ от 27 июня 2013 г. № 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней»).

2

Имущество выбывает от собственника в результате его собственных действий. К примеру, государственный или муниципальный орган подписал договор о передаче квартиры в собственность гражданину, то есть совершил действия по отчуждению. Однако сделка была совершена на основании поддельных документов и является недействительной в силу закона. Тем не менее, как отметил Президиум ВС РФ, в такой ситуации недействительность сделки по отчуждению жилого помещения сама по себе не свидетельствует о выбытии недвижимого имущества помимо воли собственника.

Так, имущество не может быть истребовано у добросовестного приобретателя, если будет установлено, что уполномоченный орган мог проверить соответствие представленных документов действительности, однако не проявил должной осмотрительности. В таком случае воля собственника жилья выражена им при выдаче соответствующих правоустанавливающих документов, а также при регистрации договора и права собственности на спорную квартиру.

Практика самого ВС РФ и ряда нижестоящих судов это подтверждает, в частности они отмечают, что проверка документов входит в обязанности госоргана, заключающего договор о приватизации. Кроме того, исходя из позиций судов можно сделать вывод, что подписанный и зарегистрированный в Росреестре договор об отчуждении имущества сам по себе уже свидетельствует о волеизъявлении собственника. Наличие пороков воли (обмана, заблуждения) в данной ситуации не имеет значения.

Показательны в этом смысле Определение ВС РФ от 30 сентября 2014 г. № 5-КГПР14-86, Определение ВС РФ от 13 января 2009 г. № 5-В08-133, Определение ВС РФ от 30 августа 2011 г. № 5-ВПР11-63, решение Нагатинского районного суда г. Москвы от 23 ноября 2012 г. по делу № 2-6879/2012 ~ М-6987/2012, решение Черемушкинского районного суда от 10 февраля 2012 г. Москвы по делу № 2-283/2012, решение Мещанского районного суда г. Москвы от 25 июля 2011 г. по делу № 2-3760/2011).

Тем не менее, существует достаточно большое количество случаев, когда нижестоящие суды общей юрисдикции высказывают прямо противоположную позицию: сделка признается совершенной против воли собственника только на том основании, что она является недействительной. При этом тот факт, что договор об отчуждении имущества подписан государственным органом, который уполномочен на это собственником (государством), во внимание не принимается. В результате квартиры у добросовестных приобретателей изымаются.

Данный подход нашел свое отражение в решении Таганского районного суда г. Москвы от 17 сентября 2013 г. по делу № 2-1626/2013, решении Чертановского районного суда г. Москвы от 18 марта 2011 г. по делу № 2-681/2011, апелляционном определении Мосгорсуда от 18 августа 2014 г. по делу № 33-29536, решении Таганского районного суда г. Москвы от 24 декабря 2013 г. по делу № 2-2678/2013, решении Головинского районного суда г. Москвы от 29 ноября 2013 г. по делу № 2-3931/2013; решении Дорогомиловского районного суда г. Москвы от 13 декабря 2011 г. № 2-4557/2011).

Стоит также отметить, что ранее по делам такого рода слово в защиту добросовестных приобретателей жилья высказал ЕСПЧ. Суд отметил, что, определение условий и порядка отчуждения государственного имущества, контроль соблюдения этих условий – исключительная компетенция самого государства. При этом ничто не препятствует властям, ответственным за регистрацию, социальный наем и приватизацию квартиры, установить подлинность документов до удовлетворения заявления о приватизации – ЕСПЧ отметил, что это можно сделать путем направления элементарных запросов (Постановление ЕСПЧ от 6 декабря 2011 г. (дело «Гладышева (Gladysheva) против Российской Федерации» (жалоба № 7097/10).

В сходном духе высказался и КС РФ: согласно его позиции, законодатель должен предусматривать такие способы и механизмы реализации имущественных прав, которые обеспечивали бы защиту не только собственникам, но и добросовестным приобретателям как участникам гражданского оборота. В противном случае для широкого круга добросовестных приобретателей будет существовать риск неправомерной утраты имущества, которое может быть истребовано у них в порядке реституции (Постановление КС РФ от 21 апреля 2003 г. № 6-П).

Тем не менее, как отмечалось в опубликованном в 2013 году специальном докладе Уполномоченного по правам человека в городе Москве Александра Музыкантского (сейчас – заместитель Секретаря ОП РФ) о проблеме защиты прав добросовестных приобретателей, несмотря на позиции ЕСПЧ, ВС РФ и КС РФ судами города аналогичным делам до сих пор выносятся решения не в пользу добросовестных приобретателей. При этом процент решений, вынесенных в московском регионе в пользу граждан-добросовестных приобретателей является незначительным. Особое внимание к данной проблеме и ее острота именно в Москве не случайна в силу объемного рынка более дорогостоящей по сравнению с регионами недвижимости. При этом, по словам Александра Музыкантского, в других субъектах РФ такой проблемы практически нет.

МНЕНИЕ

Александр Музыкантский, заместитель Секретаря Общественной палаты РФ:

«Во многих регионах судебной практики по проблеме добросовестных приобретателей жилья нет, а там, где есть, она решается в подавляющем большинстве случаев в пользу жителей. Местным органам исполнительной власти суды отказывают в виндикации . Причем отказывают очень часто со ссылкой на то самое решение ЕСПЧ и решение ВС РФ и со ссылкой на простую логику: если вы сами подписали документ о приватизации, чего же вы теперь говорите, что она незаконна?».

Условия применения виндикации и признания сделки недействительной

Президиум ВС РФ также разграничил основания применения ст. 301-302 ГК РФ и ст. 167-168 ГК РФ. Первые нормы регулируют истребование имущества из чужого незаконного владения (виндикационный иск), требуют выяснения добросовестности приобретателя, воли собственника на отчуждение имущества, возмездности сделки и не предусматривают признание ее недействительной. Вторые же нормы предполагают признание сделки недействительной, не влекущей юридических последствий, а также возврат переданного имущества независимо от добросовестности или недобросовестности сторон.

Если ответчик (приобретатель) непосредственно не заключал с истцом (государственным или муниципальным органом) договор о передаче жилья, а приобрел это имущество у другого лица в рамках последующих сделок, то применяются правила ст. 301-302 ГК РФ. При этом неважно, какой способ защиты своего права выбрал истец: иск об истребовании жилого помещения из чужого незаконного владения (ст. 301-302 ГК РФ) или о признании недействительными сделок по отчуждению квартиры (ст. 167-168 ГК РФ), либо заявление таких требований одновременно. Если будет установлено, что приобретатель добросовестный, то в удовлетворении исковых требований в порядке ст. 167-168 ГК РФ должно быть отказано.

Однако самая первая сделка, которая заключена непосредственно между государственным или муниципальным органом и лицом, которому была передана квартира, может быть признана недействительной на основании ст. 167-168 ГК РФ, например в целях последующего взыскания убытков с мошенника. Ранее аналогичную позиции по данному вопросу также высказал и КС РФ (Постановление КС РФ от 21 апреля 2003 г. № 6-П). Данная позиция представляется крайне важной, так как на практике при удовлетворении исков об истребовании жилья у добросовестных приобретателей суды иногда одновременно применяют ст. 167-168 и ст. 301-302 ГК РФ, которые, как следует из позиций ВС РФ и КС РФ, имеют различный предмет регулирования.

Исчисление сроков давности

Президиум ВС РФ отметил, что к искам об истребовании недвижимого имущества из чужого незаконного владения применяется общий срок исковой давности, составляющий три года с момента, когда собственник узнал или должен был узнать о наличии соответствующей записи в ЕГРП (ст. 196 ГК РФ; п. 57 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. № 10/22).

Однако сама по себе запись в ЕГРП о праве на недвижимое имущество или его обременении не означает, что со дня ее внесения в ЕГРП лицо знало или должно было знать о нарушении права. Поэтому момент начала течения срока исковой давности по заявленным требованиям может определяться исходя из обстоятельств конкретного дела. Например, со дня, когда собственник узнал о возбуждении уголовного дела, совершении следственных действий (Определение ВС РФ от 30 сентября 2014 г. № 5-КГПР14-86).

Данная позиция ВС РФ имеет существенное значение, так как иногда суды, рассматривая виндикационные иски к добросовестным приобретателям, неправильно определяют не только момент начала течения срока исковой давности, но и сам срок. В частности, руководствуются положениями о сроке исковой давности для защиты прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения – так называемые негаторные иски (ст. 304 ГК РФ). Дело в том, что на негаторные иски срок исковой давности не распространяется вообще (ст. 208 ГК РФ).

В итоге квартиры у добросовестных приобретателей иногда истребуются через 10 и более лет после того, как госорган узнал о мошеннических действиях при ее отчуждении (решение Таганского районного суда г. Москвы от 17 сентября 2013 г. по делу № 2-1626/2013, решение Таганского районного суда г. Москвы от 24 декабря 2013 г. по делу № 2-2678/2013, решение Головинского районного суда г. Москвы от 29 ноября 2013 г. по делу № 2-3931/2013).

МНЕНИЕ

Елена Нахимова, адвокат АК № 16 «Нахимова и партнеры» Московской городской коллегии адвокатов:

«Возникает парадокс: ст. 304 ГК РФ предоставляет собственникам защиту от нарушений, не связанных с лишением владения (негаторный иск), на эти требования не распространяется срок исковой давности. И зачастую Департамент жилищной политики и жилищно-коммунального хозяйства города Москвы свои требования обосновывает и ст. 301 ГК РФ, и ст. 304 ГК РФ. Это абсолютный парадокс! Невозможно в одном процессе объединить ст. 304 ГК РФ и ст. 301-302 ГК РФ. Нельзя говорить, что к виндикационным искам не применяются сроки исковой давности, когда они применяются.

***

Таким образом, с одной стороны, обзор содержит полезную информацию, которая должна сыграть положительную роль в решении проблемы изъятия жилья у добросовестных приобретателей. Однако при этом некоторые актуальные вопросы защиты их прав так и остаются неразрешенными. Плюс, отдельные положения самого Обзора также воспринимаются неоднозначно.

Не стоит также забывать, что проблема добросовестных приобретателей лежит не только в сфере правоприменения, но и совершенно очевидно связана с коррупционной составляющей в государственных органах и нотариальных конторах. К такому выводу, в частности, пришли участники проходивших летом слушаний в ОП РФ по данной теме.

Не последнюю роль в решении этой проблемы играет и политическая воля руководителей высших должностных лиц, частности, города Москвы, которым ничто не мешает скорректировать политику субъекта РФ в данной части с учетом однозначных позиций ВС РФ, КС РФ, ЕСПЧ о недопустимости изъятия у граждан жилья из-за несовершенной работы государственных органов.

Добрый день Пикабушники!

Мы все привыкли с вами к упоминаниям о недобросовестных продавцах, они есть, их много и методы борьбы с ними многократно изучены. Интернет пухнет от гайдов по наказанию и способов «поставить на место» этих зарвавшихся торгашей. Однако есть и обратная сторона проблемы — недобросовестные покупатели.

Сначала немного о покупателях в принципе. У меня магазин товаров для дома и ремонта, самыми желанными покупателями являются:

— работники которым наниматель оплачивает расходники и инструмент. (им совершенно плевать на цену)

— обеспеченные скучающие домохозяйки (чем дольше они ходят по магазину, тем больше чек. Им нужно все.)

— люди делающие ремонт самостоятельно на выходных или по вечерам (им некогда ехать в Леруа или ОБИ, к тому же обычно ремонт совмещается с пивом и за руль уже не получится.).

Самыми не любимыми:

— бомжи и алкаши. Они приходят погреться (или охладиться летом), покупают свечку за 10 рублей и могут 20-30-40 минут нарезать круги, попутно хватая и спрашивая про все на свете, лишь бы потянуть время нахождения в тепле или прохладе. К тому же норовят что-нибудь украсть.

— «Экономные». Они бывают двух типов.

1. Всегда знают где дешевле. Ходят с недовольной рожей и возмущаются. С такими обычно разговор короткий «Если вам не жалко время и бензин, вы можете проехать туда. Ах вам нужно сейчас? Сейчас цена такая.»

2. Любители высчитывать расход и потребление до квадратного сантиметра и последнего грамма. Да откуда я знаю на какую точно площадь хватит этой банки? Расход пишется усредненный, т.к. один наносит тончайшим слоем, другой поливает из ведра.

— Скучающие. Человек пришел просто убить время. Он будет бесцельно бродить, отвлекая вопросами от нормальных покупателей и уйдет ничего не купив.

— Любители торговаться. Без комментариев. Бывает очень трудно объяснить, что я не буду продавать товар в пол цены. И скидку до себестоимости делать не буду тоже.

Но это все лирика…. Все эти персонажи давно известны, как и способы их отвадить или завлечь. Но, жизнь всегда удивляет, как и человеческая наглость.

Заехал ко мне как-то покупатель. Обычный парень лет 20-21 с фигурой скелета, следами от прыщей на лице, в белой наглаженной рубашечке при галстуке, узкоплечий… в общем классический «рафинированный интеллигент в кубе». Набрал довольно много, молча расплатился и уехал. Шоу началось на следующий день. Он зашел в магазин и с порога нудным голосом заявил «Я хочу вернуть. По закону вы не имеете права не принять, я юрист». Немного напрягло такое вступление. Хочешь вернуть, ради бога, люди часто возвращают лишнее или то что не подошло, проблем нет, зачем нагнетать. Вернул практически все что взял и ушуршал. На следующий день он пришел снова и нагреб еще больше. Через день вернулся и «согласно законодательству вы не можете не принять, вот чек».

Короче такая херня началась каждый день. Покупает совершенно бессистемно кучу всего, на следующий или через день практически все возвращает, гнусавя про закон и пересыпая речь околоюридическими терминами. Я понял, этот хуй делает ремонт, а так как познания в этой сфере равны нулю, берет все что на его взгляд может пригодиться, а потом возвращает. И судя по всему, ремонт этот будет длиться очень долго. Затрахались все ежедневно оформлять возвраты на десятки пунктов, терять кучу времени, гадать по остаткам (нужно заказывать еще или этот урод вернет), думать как это объяснить налоговой (очень много возвратов? что-то вы мутите батенька, давайте проверим), оправдываться перед банком за эту финансовую мастурбацию… Попробовал с ним поговорить по хорошему — нифига. В ответ опять нудным голоском «по закону..» еще больше брать стал, назло похоже. Получал какое-то извращенное удовольствие от своего «лайфхака».

Ладно думаю, петушонец блять…. явно только универ закончил и возомнил себя ниебись юристом. У дяди 2 высших и опыта общения с такими умниками попой кушай…. дядя, пока на свое дело заработал, отпахал в таких конторах и среди таких монстров что тебе и в кошмарах не снилось. Тем временем он расслабился и перестал себя контролировать совершенно…. брал все подряд, все равно ведь вернет. И вот я дождался «особо крупной партии», он в очередной раз привез обратно, ходит размышляет, что ему теперь брать. Я типа сам пересчитываю. Зову его «Ну все, грузи все барахло обратно в машину, ничего обратно не принимаю». Попытался завести песню про законы и обязан… и тут я злорадно ухмыляясь начинаю перечислять: кабель и прочее не подлежит возврату, бытовая химия и промышленные химикаты тоже. Раньше я принимал по доброте душевной, теперь не хочу. Краска туда же, ты ее вскрывал (не вскрывал конечно, но не докажешь). Инструменты эти ты брал не у меня, сравни артикулы с чеком (внимательнее надо быть), у всего остального нарушена заводская упаковка сыпучих и мерных материалов. Занервничал (ога, сумма то неплохая) «Это вы упаковки сейчас порвали!!!»…. Йа???? нет конечно… ты такие привез. К сожалению камеры отключены, а то я показал бы тебе что ничего не трогал. Забирай нахуй, освобождай торговый зал. Метался метался… забрал (а что делать, закон что дышло…) В следующий раз буду с камерой возвращать говорит. Ну-ну…

Приперся через день (изучал походу, что подлежит возврату) только к полкам, а я «молодой человек, вы куда? Выйдите из магазина, я не буду вас обслуживать». Обра-а-адовался, «Вы не имеете права отказать в обслуживании… публичная оферта… в суд… нарушение прав…». Три ХА-ХА, доставай говорю свой телефончик, сейчас будем записывать официальный отказ в обслуживании, тебе для суда пригодится. Заткнулся… почуял подвох. Оферта говоришь… поверни-те пожалуйста ебальник в сторону уголка потребителя, какая информация появилась рядом с «инвалиды и беременные без очереди»?

«….. вправе отказать в обслуживании без объяснения причин …. Нахождение в торговом зале и использование услуг данного магазина означает принятие условий оферты. Согласно п. 2 ст. 426 эти условия одинаковы для всех посетителей». Специально к твоему приходу повесил.

Больше я его не видел, это еще раз доказывает, что как юрист он гавно. А ведь у меня были еще заготовлены отказы в обслуживании по причине личной неприязни продавца как физического лица и невозможности понуждения к исполнению должностных обязанностей руководством, т.к. руководство и понуждаемый — одно лицо (другие продавцы для него перманентно в отгуле), отказ в связи с нахождением потребителя в состоянии наркотического опьянения (докажи прямо щас что это не так), сомнение в дееспособности, отказ на основании Устава (его действия наносят убыток, а цели предприятия — получение прибыли) и еще много другое. Нормальный юрист оспорил и разбил бы любой пункт и мы препирались бы хер пойми сколько, до тех пор пока я (который никуда не торопится) не заебал бы его или до суда. Но с этим недоюристом прокатило.

Верховный суд разъяснил, какого покупателя недвижимости считать недобросовестным

Верховный суд РФ сегодня представил на своем сайте обзор судебной практики по делам, связанным с истребованием жилых помещений от добросовестных приобретателей, по искам государственных органов и органов местного самоуправления, утвержденный 1 октября Президиумом ВС.

В обзоре рассматриваются правовые случаи, когда собственник вправе истребовать недвижимость из чужого владения, в том числе от добросовестного приобретателя, течение срока исковой давности по искам об истребовании жилых помещений и другие вопросы.

В частности, ВС отмечает, что, разрешая вопрос о добросовестности (недобросовестности) приобретателя жилого помещения, необходимо учитывать не только его осведомленность о наличии записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним о праве собственности отчуждателя имущества, но и то, была ли проявлена разумная осмотрительность при заключении сделки и какие меры принимались им для выяснения прав лица, отчуждающего это имущество.

При этом суды исследуют вопросы, связанные с возмездностью приобретения квартиры по сделке, отвечающей признакам действительной сделки, наличием обременений, включая наложенный арест, выясняют, производил ли гражданин, полагающий себя добросовестным приобретателем, осмотр жилого помещения до его приобретения, иные факты, обусловленные конкретными обстоятельствами дела.

О добросовестности приобретателя может также свидетельствовать ознакомление его со всеми правоустанавливающими документами на недвижимость, выяснение оснований возникновения у продавца недвижимого имущества права собственности, непосредственный осмотр приобретаемого имущества.

Так, суд признал ответчика Т. добросовестным приобретателем спорной квартиры, учитывая, что продавцом Н. были предоставлены все правоустанавливающие документы на жилое помещение, что на приобретение спорной квартиры Т. получен ипотечный кредит, а также использованы средства материнского капитала. Принадлежность квартиры продавцу проверялась не только Т., но и сотрудниками риелторского агентства, в которое обращался Т. с целью приобретения квартиры, а также работниками банка при выдаче ипотечного кредита.

В другом деле Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ не согласилась с выводом нижестоящих судов об отсутствии оснований для признания Ш. добросовестным приобретателем, указав, что проверка адресов выбытия предыдущих владельцев квартиры не могла повлиять на ее осведомленность об отсутствии права у предыдущего собственника отчуждать имущество (определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Российской Федерации № 5-ВП Р10 – 55).

Если же совершению сделки сопутствовали обстоятельства, которые должны были вызвать у приобретателя жилого помещения сомнения в отношении права продавца на его отчуждение, то такому приобретателю может быть отказано в признании его добросовестным.

Например, судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении дела по иску органа местного самоуправления к Л. и К. об истребовании имущества из чужого незаконного владения были отвергнуты доводы ответчика К. о добросовестности приобретения квартиры. При этом судебные инстанции, учитывая представленные органом местного самоуправления доказательства, указали, что спорная квартира в течение полутора месяцев трижды являлась предметом договора купли-продажи и дарения и продавалась по цене существенно ниже ее рыночной стоимости, что должно было вызвать у К. разумные сомнения в праве продавца на отчуждение имущества.

С полным текстом обзора судебной практики Верховного суда РФ по делам, связанным с истребованием жилых помещений от добросовестных приобретателей, по искам государственных органов и органов местного самоуправления можно ознакомиться .

Добросовестное приобретение.

Статья 302 ГК допускает добросовестное приобретение права собственности на вещь от лица, не способного эту вещь отчуждать. Такое допущение «работает» в двух следующих случаях: 1) при добросовестном приобретении денег (денежных знаков) и ценных бумаг на предьявителя, 2) при добросовестном приобретении иных вещей, если таковые выбыли из законного владения по воле владельца, а само их приобретение было

возмездным. Логически развивая эти правила, следовало бы допустить добросовестное приобретение 3) всяких вообще цепных бумаг, обладающих свойством публичной достоверности, и 4) недвижимых вещей от лица, поименованного в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним в качестве их собственника. В отличие от норм обо всех иных видах субъективных прав, отталкивающихся от соображения о том, что никто не может приобрести прав больше, чем имеет его предшественник, ст. 302 ГК исходит из несколько другого принципа — никто не может приобрести прав больше, чем, как это ему добросовестно видится, имеет его предшественник. Добросовестное приобретение нрава собственности является альтернативой приобретению посредством передачи вещи по договору: добросовестный приобретатель права собственности по дефектному договору вправе ссылаться в обоснование все- таки состоявшегося приобретения на добросовестное совершение им всех необходимых приобретательных действий. При этом добросовестными такие действия будут считаться лишь тогда, когда им сопутствуют акты, внешние признаки которых позволяют признать их распорядительными (отчуждательными) действиями, совершенными надлежащим лицом.

Мнение о том, что такой юридический факт, как добросовестное приобретение вещи является основанием приобретения (прекращения) права собственности на нес, разделяется далеко нс всеми цивилистами. На наш взгляд, он не противоречит ни теории сделки, согласно которой для того, чтобы констатировать наличность сделки, достаточно действий, внешние признаки которых позволяют добросовестно заключить, что они являются сделками, ни уже упомянутым основам теории транзитивного правопреемства. Соображение о том, что лицо, не обладающее правом, не может им распорядиться (само по себе в общем случае верное), здесь не «срабатывает» по той причине, что законодательство связывает переход права собственности отнюдь не с актом подобного «распоряжения» (который, конечно, никаких юридических последствий, кроме возложения ответственности за подобное «распоряжение», иметь не может), но с отделенным от него и ему противопоставленным актом добросовестного приобретения права. Статья 302 ГК говорит следующее: если по общему правилу акт приобретения права собственности (хотя бы и добросовестного) должен опираться на акт распоряжения этим правом, то существуют в то же время и такие случаи, когда акт добросовестного приобретения оказывается самодостаточным и, даже если не имеет «подкладки» в виде акта отчуждения права, то все равно производит намеченные им последствия — прекращает право собственности, существовавшее к моменту приобретения, и создает право собственности добросовестного приобретателя.

Действующее российское законодательство, к сожалению, прямо не называет добросовестное приобретение права собственности в числе оснований его динамики; не содержится указания на правособственническое влияние такого приобретения и в ст. 302 ГК. Вместе с тем согласно этой статье в двух указанных выше случаях вещи не могут быть истребованы у добросовестного приобретателя. Возникает вопрос: почему? Что за право на вещь приобретает добросовестный ее приобретатель — право, которому даже собственник (!) вещи нс в состоянии противостоять? А в том, что он получает какое-то право на вещь, пет и не может быть сомнений, ибо предметами приобретения являются именно права, и само понятие «приобретатель» органически и неразрывно связано с приобретением какого-нибудь права. Поскольку самым широким и абсолютным из всех возможных абсолютных вещных прав является право собственности, логично заключить, что в тех случаях, в которых законодатель не позволяет «собственнику» виндицировать имущество от добросовестного его приобретателя, он признает состоявшимся прекращение права собственности на это имущество у его собственника (который, следовательно, должен был бы после этого называться бывшим собственником), с одной стороны, и возникновение такого права у добросовестного его приобретателя — с другой. Так называемый собственник не может виндицировать имущество у так называемого добросовестного приобретателя потому, что на самом деле он — вовсе не собственник. Собственником является добросовестный приобретатель; естественно, что виндикационный иск бывшего собственника к собственнику удовлетворению не подлежит.

Весьма символично изменение, внесенное в п. 2 ст. 223 ГК Федеральным законом от 30.12.2004 № 217-ФЗ, установившее (в дополнение к классическим нормам о передаче как моменте возникновения права собственности у приобретателя но договору) правило о принадлежности недвижимого имущества добросовестному его приобретателю на праве собственности с момента государственной регистрации (данного права), «…за исключением предусмотренных статьей 302 настоящего Кодекса случаев, когда собственник вправе истребовать имущество от добросовестного приобретателя». Коротко говоря, в отношении недвижимости законодатель оказался более последователен и откровенен: в соответствии с общим принципом, согласно которому отчуждение недвижимости подлежит государственной регистрации, он уточнил, что таковая в равной степени обязательна для всех, в том числе для добросовестного приобретателя. Право собственности на недвижимость может прекращаться и приобретаться сложным юридическим составом, включающим в себя 1) акт добросовестного приобретения недвижимой и вещи и 2) факт государственной регистрации права собственности добросовестного приобретателя на такую вещь. Если такое толкование верно, то спрашивается, почему бы второй элемент не отбросить применительно к вещам движимым и не признать, что право собственности на таковые вполне может прекращаться и приобретаться актами его добросовестного приобретения? Между прочим, именно так и разъяснили высшие судебные инстанции в постановлении от 29.04.2010 № 10/22, согласно абз. 4 п. 13 которого «…в силу п. 1 ст. 6 ГК РФ (аналогия закона) правило абзаца второго п. 2 ст. 223 ГК РФ подлежит применению при рассмотрении споров о правах на движимое имущество (право собственности на движимое имущество у добросовестного приобретателя возникает с момента возмездного приобретения имущества, за исключением предусмотренных ст. 302 ГК РФ случаев, когда собственник вправе истребовать такое имущество от добросовестного приобретателя)». Аналогия закона здесь, конечно, ни при чем, хотя по сути верно.

Проект Федерального закона № 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» предполагает внести в Кодекс новую статью (ст. 241), которая так и будет называться — «Добросовестное приобретение «. Примечательно ее планируемое расположение — в § 1 гл. 18, т.е. среди общих положений, трактующих об основаниях приобретения нрава собственности. Это значит, что институт добросовестного приобретения будет применим в равной степени к праву собственности как на движимые, так и на недвижимые вещи. Более того, абз. 2 и. 2 ст. 335 ГК, уже вступившим в силу с 1 июля 2014 г., предусмотрена возможность добросовестного приобретения уже даже не права собственности, а … залогового права Несмотря на то, что «…право передачи вещи в залог принадлежит собственнику вещи», «…если вещь передана в залог залогодержателю лицом, которое не являлось ее собственником или иным образом не было надлежаще управомочено распоряжаться имуществом, о чем залогодержатель не знал и не должен был знать (добросовестный залогодержатель), собственник заложенного имущества имеет права и несет обязанности залогодателя, предусмотренные настоящим Кодексом, другими законами и договором залога». Но что же означает фраза «имеет права и несет обязанности залогодателя»? Причем, права, предусмотренные не только «настоящим Кодексом и другими законами», но и договором залога — договором, которого собственник «без него заложенной его вещи» нс то что нс подписывал, но и в глаза не видел? Только одно: другой контрагент данного договора — добросовестный залогодержатель — добросовестно приобретает залоговое право на вещь.

Пункт 1 проектируемой ст. 241 ГК констатирует, что «…в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, право собственности на вещь может быть приобретено ее добросовестным приобретателем». Буквально тут же — в п. 2 и 3 ст. 241 — такие случаи устанавливаются. По большому счету случай этот один — добросовестный приобретатель веши признается ее собственником «…если эта вещь не может быть истребована у него по основаниям, предусмотренным ст. 227,228 настоящего Кодекса», т.е. по правилам о виндикационном иске и его ограничениях (нынешние ст. 301 и 302 ГК). Если такой иск предъявлен, то возникает необходимость в соблюдении еще одного условия — в его удовлетворении должно быть отказано. Разница между движимостью и недвижимостью проявляется — как и во всяком случае приобретения права собственности по сделке — в моменте такого приобретения: для права собственности на движимость он определяется условиями сделки, а на недвижимость — моментом государственной регистрации. Если ко времени рассмотрения иска о виндикации недвижимости от добросовестного приобретателя право собственности последнего еще не зарегистрировано, то отказ в иске становится основанием для его государственной регистрации.

  • Это первая причина описанного выше народного воззрения на оплату вещи как момент перехода права собственности на нее: возмездность (платность) приобретенияделает таковое самодостаточным, а надлежащее отчуждение — ненужным.
  • Читатель без труда узнает в нем слегка подкорректированную римскую аксиомуо том, что никто не может передать прав больше, чем имеет сам («Nemo plus juris adalium transfere potest, quam ipse habet» — D. 50Л7.54).
  • В нашем первом Учебнике по гаржданскому праву 2002/2004 гг. издания (сноска 83к и. 1378) не разделяли этого мнения и мы.
  • См. об этом: Чуваков В. Б. Приобретение права собственности при неуправомочен-ности отчуждателя // Очерки по торговому праву: сб. научных трудов. Вып. 8. Ярославль, 2001. С. 18—30. Эти идеи были высказаны и нами несколько лет назад в статье»Виндикационный иск (К вопросу о толковании ст. 301 и 302 ГК РФ)» (Законодательство. 2008. № 1. С. 11—21), к сожалению, не встретившей не только сочувствия,но и отклика в научном мире. Тем не менее чем дальше — тем больше мы считаем высказанную точку зрения единственно правильной и полагаем возможным настаиватьна ней.

Судебная практика

  • 1.

    Постановление № 44Г-313/2018 4Г-1859/2018 от 28 ноября 2018 г. по делу № 2-68/2018

    Апелляционный суд города Севастополя (Город Севастополь) — Гражданские и административные …им завладело, а также, если имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, такое исковое требование подлежит рассмотрению по правилам статей 301 и 302 Гражданского кодекса Российской Федерации. В соответствии со статьей 301 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения. Если имущество возмездно приобретено у …

  • 2.

    Постановление № 44Г-312/2018 4Г-1845/2018 от 28 ноября 2018 г. по делу № 2-67/2018

    Апелляционный суд города Севастополя (Город Севастополь) — Гражданские и административные …им завладело, а также, если имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, такое исковое требование подлежит рассмотрению по правилам статей 301 и 302 Гражданского кодекса Российской Федерации. В соответствии со статьей 301 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения. Если имущество возмездно приобретено у …

  • 3.

    Постановление № 44Г-229/2018 4Г-4251/2018 от 28 ноября 2018 г. по делу № 2-2033/17

    Санкт-Петербургский городской суд (Город Санкт-Петербург) — Гражданское …помимо воли, в связи с чем ? доля в праве на спорную квартиру подлежит истребованию от добросовестного приобретателя Шлыковой Л.Г. по основаниям статей 301 и 302 ГК РФ. Вместе с тем, судом при разрешении данного спора были допущены существенные нарушения норм материального права, выразившиеся в следующем. В силу п. 1 ст. 1154 ГК …

  • 4.

    Постановление № 44Г-237/2018 4Г-4872/2018 от 28 ноября 2018 г. по делу № 2-5280/17

    Санкт-Петербургский городской суд (Город Санкт-Петербург) — Гражданские и административные …у ООО «АвтоЛидер» и передать его ООО «РЕСО-Лизинг».Разрешая заявленные исковые требования по существу, суд первой инстанции, руководствуясь положениями статей 167, 209, 218, 301, 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, установил, что автомобиль выбыл из владения ООО «РЕСО-Лизинг» помимо его воли, в связи с чем пришел к выводу, что договор купли-продажи …

  • 5.

    Постановление № 44Г-99/2018 44-Г-99/2018 4Г-1592/2018 от 26 ноября 2018 г. по делу № 2-1117/2018

    Омский областной суд (Омская область) — Гражданские и административные …оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором. Это лицо имеет право на защиту его владения также против собственника. Согласно п. 1 ст. 302 ГК РФ, если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник …

  • 6.

    Апелляционное постановление № 22К-12/2018 22К-12/2019 22К-957/2018 от 23 ноября 2018 г. по делу № 22К-12/2018

    Верховный Суд Кабардино-Балкарской Республики (Кабардино-Балкарская Республика) — Уголовное …не выбыл из его владения помимо его воли, а был передан добровольно по его желанию (т.е. не похищен), кроме того Т. по смыслу ст. 302 ГК РФ никогда не являлся законным владельцем-собственником изъятого автомобиля и, тем более, не распоряжался, что подтверждается сведениями из ГИБДД о прохождении регистрации перехода прав собственности на …

  • 7.

    Постановление № 44Г-40/2018 4Г-706/2018 от 22 ноября 2018 г. по делу № 2-2738/2017

    Тамбовский областной суд (Тамбовская область) — Гражданские и административные …и оно не могло распорядиться им путем продажи ИП Кудрину О.Э., поскольку ангар был возведен К.. в 2014 году. Ссылаясь на положения статей 301, 302 ГК РФ, содержащиеся в пункте 35 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10 и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, …

  • 8.

    Постановление № 44Г-311/2018 4Г-1685/2018 от 21 ноября 2018 г. по делу № 2-70/2018

    Апелляционный суд города Севастополя (Город Севастополь) — Гражданские и административные …не внесена запись об ином. В соответствии со статьей 301 указанного выше Кодекса собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения. Пунктом 1 статьи 302 этого же Кодекса предусмотрено, что если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный …

  • 9.

    Постановление № 44Г-170/2018 4Г-1506/2018 от 21 ноября 2018 г. по делу № 2-2026/18

    Верховный Суд Республики Дагестан (Республика Дагестан) — Гражданские и административные …п. 1 ст. 200 ГК РФ, устанавливающей начало течения срока исковой давности. Судом апелляционной инстанции неправильно истолкованы нормы права, содержащиеся в ст. ст. 301 и 302 ГК РФ, которые подлежали применению при разрешении спора. Удовлетворяя требования истца об истребовании земельного участка из его владения, суд апелляционной инстанции не учел, что на спорном земельном …

  • 10.

    Постановление № 44Г-58/2018 4Г-1997/2018 от 12 ноября 2018 г. по делу № 2-2484/2017

    Иркутский областной суд (Иркутская область) — Гражданские и административные …года технического паспорта на жилой дом в МУП БТИ г. Иркутска отсутствуют. Удовлетворяя требования министерства имущественных отношений Иркутской области, суд первой инстанции руководствовался статьями 301, 302 Гражданского кодекса Российской Федерации и разъяснениями, изложенными в пунктах 35 и 39 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от …

Страницы← предыдущая

  • Как добросовестный приобретатель может взыскать причиненные убытки
  • Допустима ли односторонняя реституция для неуправомоченного отчуждателя
  • Когда договор купли-продажи с неуправомоченным отчуждателем является недействительным

На настоящий момент проблемы защиты прав добросовестного приобретателя не нашли универсального решения в действующем законодательстве. Одной из таких проблем является защита добросовестного приобретателя в случае истребования у него имущества собственником по правилам статьи 302 ГК РФ.

При решении данной проблемы нельзя игнорировать позицию Пленума ВАС РФ

и Пленума ВС РФ, выраженную в их совместном постановлении № 10/221 (далее – Постановление № 10/22), а также постановление Пленума ВАС РФ № 54 от 11.07.2011 «О некоторых вопросах разрешения споров, возникающих из договоров по поводу недвижимости, которая будет создана или приобретена в будущем» (далее — Постановление № 54).

Добросовестный приобретатель может остаться без приобретенного имущества и уплаченных за него денег

Для начала следует напомнить, что согласно действующему гражданскому законодательству добросовестный приобретатель — это такой приобретатель, который возмездно приобрел имущество у некоего лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (ст. 302 ГК РФ).

Лицо, которое не имело права отчуждать имущество, принято называть неуправомоченным отчуждателем. В сфере оборота недвижимого имущества под неуправомоченным отчуждателем может пониматься лицо, право собственности которого не зарегистрировано в реестре прав на недвижимость. Разумеется, сюда не относятся лица, управомоченные на продажу недвижимости собственниками, право которых зарегистрировано.

Если добросовестный приобретатель возмездно приобрел имущество у неуправомоченного отчуждателя, собственник вправе истребовать это имущество у приобретателя в судебном порядке при условии, что имущество выбыло из владения собственника помимо его воли (например, было утеряно собственником либо похищено у него). При удовлетворении судом такого требования добросовестный приобретатель остается без приобретенного имущества и без денежных средств, уплаченных в счет этого имущества. Не говоря уже об убытках, связанных с несостоявшимся приобретением имущества. Чтобы в полной мере восстановить имущественное положение добросовестного приобретателя, имевшее место до заключения договора с неуправомоченным отчуждателем, добросовестный приобретатель должен иметь возможность не только вернуть переданные неуправомоченному отчуждателю денежные средства, но и взыскать с него причиненные убытки.

Какие же способы защиты добросовестного приобретателя в такой ситуации предусмотрены законом? Прямо эта ситуация в действующем законодательстве не урегулирована. В доктрине и судебной практике предлагаются два основных способа защиты добросовестного приобретателя:

— применение последствий недействительности сделки (так называемое реституционное требование, ст. 167 ГК РФ);

— применение норм об ответственности продавца в случае изъятия товара у покупателя (так называемая ответственность продавца за эвикцию, ст. 460–462 ГК РФ).

Применение реституции к неуправомоченному отчуждателю может привести к еще большим убыткам

У применения последствий недействительности договора (реституции) как способа защиты добросовестного покупателя есть существенные недостатки.

Реституция носит двусторонний характер, и неуправомоченный отчуждатель вправе потребовать от добросовестного приобретателя отчужденное ему имущество, поскольку закон не ставит возможность предъявления требования о реституцииот управомоченности. То обстоятельство, что имущество уже было истребовано собственником у добросовестного приобретателя, согласно действующему законодательству не может служить препятствием для удовлетворения требования отчуждателя.

«При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах — если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом» (п. 2 ст. 167 ГК РФ).

ЦИТАТА

Из этого положения вытекает, что отсутствие у стороны ничтожной сделки имущества в натуре не является основанием для отказа в реституции. Таким образом, добросовестный приобретатель, у которого имущество было истребовано собственником, предъявляя реституционное требование к неуправомоченному отчуждателю, рискует оказаться в положении, когда с него может быть еще взыскана и стоимость этого имущества.

Указанная проблема решается иногда путем применения односторонней реституции. Так, например, по одному из дел суд обязал отчуждателя вернуть приобретателю уплаченную им покупную цену, а также отказал отчуждателю в удовлетворении требования о возврате имущества от приобретателя, поскольку оно выбыло из его владения2.

Представляется, однако, что такой подход не имеет оснований в действующем гражданском законодательстве. Последнее знает одностороннюю реституцию только в случае совершения сделки с целью, противной основам правопорядка и нравственности и при наличии умысла у одной из сторон такой сделки (ст. 169 ГК РФ).

Еще один существенный недостаток реституции как инструмента защиты интересов обросовестного приобретателя состоит в том, что реституционное требование позволяет добросовестному приобретателю взыскивать с неуправомоченного отчуждателя только покупную цену, но не убытки. Между тем убытки добросовестного приобретателя могут быть значительными.

Например, в результате существенного повышения цен на недвижимое имущество и необходимости осуществления в связи с этим дополнительных затрат на приобретение новой недвижимости и т.п.

Таким образом, использование реституции не гарантирует добросовестному приобретателю восстановления имущественного положения в полной мере и не позволяет взыскать убытки со своего контрагента неуправомоченного отчуждателя.

Признание договора купли-продажи недействительным лишает добросовестного приобретателя возможности взыскать убытки

Взыскание убытков, связанных с истребованием имущества у добросовестного приобретателя, возможно только при использовании правил об ответственности за эвикцию (ст. 461 ГК РФ).

Ответственность в нашем законодательстве рассматривается как договорная ответственность (ст. 460, 461 ГК РФ).

Внедоговорной ответственности за заключение неуправомоченным лицом договора по отчуждению имущества гражданским законодательством не предусмотрено, в отличие, например, от французского. Так, статья 1599 Французского ГК устанавливает, что «продажа чужой вещи является недействительной; она может дать основание для взыскания убытков, если покупатель не знал, что вещь принадлежит другому лицу».

Применима ли ответственность за эвикцию к неуправомоченному отчуждателю? Это будет зависеть от квалификации отношений между добросовестным приобретателем и неуправомоченным отчуждателем, то есть от признания заключенного между ними договора купли-продажи действительным или недействительным, поскольку договорная ответственность может иметь место только при наличии договора.

Вопрос о юридической силе договора купли-продажи (применительно к недвижимости), продавец по которому в момент заключения договора не является собственником продаваемой вещи, ВАС РФ впервые затронул в Постановлении № 54.

Представляется, что в качестве частного случая такого договора можно рассматривать договор купли-продажи имущества неуправомоченным отчуждателем.

В пункте 1 упомянутого постановления Пленума ВАС РФ нашло отражение различие между установлением обязательства в договоре (так называемый обязательственноправовой эффект сделки) и возникновением вещного права, в данном случае — права собственности (вещно- правовой эффект сделки).

ЦИТАТА

«…Судам следует исходить из того, что отсутствие у продавца в момент заключения договора продажи недвижимости права собственности на имущество — предмет договора — само по себе не является основанием для признания такого договора недействительным. В то же время судам необходимо иметь в виду, что для государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество к покупателю (статьи 131 и 551 ГК РФ) продавец должен обладать правом собственности на него» (п. 1 Постановления № 54).

Из этого положения следует, что при соблюдении иных условий действительности договора купли-продажи недвижимости (отсутствие пороков воли и волеизъявления, соблюдение формы сделки, наличие правоспособности и дееспособности у лиц, заключающих сделку, и т.д.) такой договор является действительным несмотря на отсутствие зарегистрированного права собственности продавца. Этот вывод, который может показаться исключительно теоретическим, имеет важные практические последствия для защиты добросовестного приобретателя, в частности, для взыскания убытков с неуправомоченного отчуждателя.

Отсутствие права собственности на проданное имущество не влечет признания договора недействительным

В судебной практике3 уже давно распространена точка зрения, согласно которой договор купли-продажи вещи, заключенный неуправомоченным отчуждателем, является ничтожной сделкой как не соответствующий требованиям закона (ст. 168 ГК РФ).

При этом нормой закона, которой не соответствует такой договор, ряд цивиистов4 называет пункт 1 статьи 209 ГК РФ, согласно которому «собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом».

Однако, как представляется, указанное положение только закрепляет полномочия собственника, которые, что немаловажно, могут быть переданы другим лицам. Так, интересующее нас полномочие распоряжения, которое реализуется при отчуждении имущества, а значит, и так называемая распорядительная власть (власть распоряжаться субъективным правом)5, по общему правилу принадлежит собственнику.

В то же время, как известно, законом или договором распорядительная власть может передаваться другим лицам. Например, распорядительной властью в отношении чужого имущества обладает подрядчик – в отношении результатов выполненных работ при уклонении заказчика от их приемки (п. 6 ст. 720, ст. 738, 778 ГК РФ), хранитель – в отношении невостребованной в срок вещи, переданной на хранение (п. 2 ст. 899, ст. 920, п. 3 ст. 923 ГК РФ), ломбард – в отношении предмета залога (п. 5 ст. 358 ГК РФ). По договору распорядительная власть передается собственником комиссионеру, агенту, которые могут отчуждать вещь от своего имени.

Таким образом, в ГК РФ закрепляются случаи, когда несобственник вправе отчуждать имущество. Более того, в ГК РФ не содержится прямого запрета на заключение договоров об отчуждении чужого имущества, норм о признании их ничтожными. Хотя предпринимаются даже попытки признать договор с неуправомоченным отчуждателем оспоримой сделкой на основании статьи 174 ГК РФ (ограничение полномочий на совершение сделки)6. Однако данное правило неприменимо в нашей ситуации даже по аналогии, поскольку у неуправомоченного отчуждателя изначально нет никаких полномочий на отчуждение вещи и, следовательно, нечего превышать.

Так, утверждение, что договор между неуправомоченным отчуждателем и добросовестным приобретателем является недействительным, не находит подтверждения в действующем законодательстве.

Очевидно, отсутствие распорядительной власти должно привести к ничтожности отчуждения имущества. Вероятно, сторонники признания недействительным договора отчуждения с неуправомоченным отчуждателем исходят из необходимости наличия распорядительной власти отчуждателя при заключении договора.

Однако согласно ГК РФ договор купли-продажи, в том числе договор купли-продажи недвижимости, является обязательственным договором, который порождает обязательства передать имущество в собственность (у продавца) и обязательство оплатить имущество (у покупателя). Само право собственности в момент заключения обязательственного договора купли-продажи на покупателя не переносится, оно переносится в момент передачи имущества покупателю. Применительно к продаже недвижимости момент передачи имущества приравнивается к передаче недвижимого имущества и государственной регистрации перехода права собственности покупателя.

Представляется, что для заключения обязательственного договора по отчуждению имущества наличия такой распорядительной власти не требуется7. Здесь нужно согласиться с Д. О. Тузовым в том, что в обязательственном договоре отчуждатель только принимает на себя обязанность передать имущество. Поэтому ничто не мешает обязаться по такому договору и несобственнику8. Такой подход находит подтверждение в действующем гражданском законодательстве.

ЦИТАТА

«Договор может быть заключен на куплю-продажу товара, имеющегося в наличии у продавца в момент заключения договора, а также товара, который будет создан или приобретен продавцом в будущем, если иное не установлено законом или не вытекает из характера товара» (п. 2 ст. 455 ГК РФ).

Закрепленная в законе возможность продажи будущей вещи подтверждает мысль о том, что на момент заключения договора продавец может и не обладать правом собственности на отчуждаемое имущество. Как правильно отмечает Д.О.Тузов, в ситуации заключения обязательственного договора с продавцом-несобственником нельзя заранее сделать вывод о том, что к моменту исполнения договора продавец не приобретет имущество в собственность, то есть о первоначальной невозможности исполнения, влекущей ничтожность договора9.

Если же к моменту передачи вещи продавец не приобретет ее в собственность, то у него не будет распорядительной власти собственника, поэтому он не будет способен распорядиться правом собственности и перенести его на приобретателя. Как небезосновательно утверждает Д. О. Тузов, отсутствие распорядительной власти и, следовательно, правопреемства, является следствием известного принципа «никто не может передать другому права большего, чем сам имеет»10.

В пункте 1 Постановления № 54 говорится, что для государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество к покупателю (ст. 131, 551ГК РФ) продавец должен обладать правом собственности на такое имущество.

С неуправомоченного отчуждателя можно взыскать убытки, если виндикационный иск собственника будет удовлетворен

Таким образом, недействительной является передача имущества в силу отсутствия распорядительной власти у продавца. Что касается обязательственного договора по отчуждению

имущества, то его следует признать действительным, поскольку распорядительной власти на момент его заключения не требуется. А раз договор по отчуждению имущества является действительным, то это дает основание для применения ответственности за эвикцию продавца, неуправомоченного на отчуждение (ст. 460, 461 ГК РФ). Ответственность отчуждателя в данном случае вытекает из невыполнения договорной обязанности передать вещь, в том числе передать ее свободной от прав третьих лиц (ст. 460 ГК РФ).

Следует отметить, что и судебная практика признает возможность применения к неуправомоченному отчуждателю норм об ответственности за эвикцию в случае удовлетворения виндикационного иска собственника, а значит, и действительность договора с неуправомоченным отчуждателем (поскольку не может быть договорной ответственности при недействительном договоре).

ЦИТАТА

«Правило, предусмотренное п. 1 ст. 461 ГК РФ, является прямым продолжением правовых норм, содержащихся в ст. 460 ГК РФ, которое применяется в случае изъятия товара у покупателя третьим лицом по так называемому виндикационному иску (ст. ст. 301, 302, 305 ГК РФ)»11.

Аналогичное разъяснение содержится в 43 пункте Постановления № 10/22.

Кроме того, признание обязательственного договора действительным, а передачи имущества — недействительной – единственный способ обеспечить баланс интересов собственника и добросовестного приобретателя при наличии условий для удовлетворения виндикационного иска.

С одной стороны, в силу недействительности передачи имущества собственность не переходит к добросовестному приобретателю и собственник вправе истребовать свою вещь при наличии условий, предусмотренных статьей 302 ГК РФ. С другой стороны, на основании статьи 461 ГК РФ добросовестный приобретатель имеет право предъявить требования о возмещении понесенных убытков к неуправомоченному отчуждателю.

Сказанное, однако, не исключает в полной мере применения реституции в отношениях между добросовестным приобретателем и неуправомоченным отчуждателем: представляется, что реституцию следует применять как последствие недействительности передачи имущества.

Добросовестные приобретатели чаще защищают свои права в судах общей юрисдикции, нежели в арбитражных судах

На сегодняшний день дел в судах, по результатам которых имущество было истребовано у добросовестных приобретателей, несоизмеримо больше, чем дел, в которых добросовестные приобретатели используют для защиты правила об эвикции.

Из этого можно сделать вывод: добросовестные приобретатели, у которых собственник истребовал имущество, практически не обращаются в суды с исками к неуправомоченным отчуждателям о возмещении причиненных им убытков. Хотя суды прямо указывают, что правила об эвикции, предусмотренные статьей 461 ГК РФ, подлежат применению в случае истребования собственником имущества у приобретателя по виндикационному иску12.

Правила об эвикции значительно чаще используются для защиты добросовестных приобретателей в судах общей юрисдикции. Так, Московский городской суд указал, что исковые требования добросовестного приобретателя квартиры о взыскании убытков в размере, эквивалентном рыночной стоимости квартиры, удовлетворены правомерно. При изъятии собственником имущества у добросовестного приобретателя продавец обязан возместить добросовестному приобретателю понесенные им убытки13. Аналогичные выводы можно встретить и в других судебных актах судов общей юрисдикции14.

В завершение хотелось бы выразить надежду, что с учетом позиций Пленума ВАС РФ и Пленума ВС РФ, упомянутых выше, в судах сформируется практика, позволяющая шире использовать правила об эвикции для защиты добросовестного приобретателя при истребовании у него имущества собственником.

Показательны в этом смысле выводы Восьмого арбитражного апелляционного суда, который, отказывая Министерству имущественных отношений Омской области в иске об истребовании земельных участков у добросовестного приобретателя, основывался в том числе и на отсутствии практической возможности у добросовестного приобретателя впоследствии взыскать убытки с неуправомоченного отчуждателя15.

Восьмой арбитражный апелляционный суд указал на право добросовестного приобретателя потребовать возмещения убытков у неуправомоченного отчуждателя, а также на то обстоятельство, что неуправомоченный отчуждатель был исключен из единого государственного реестра юридических лиц.

В связи с указанными обстоятельствами суд решил, что удовлетворение требований в такой ситуации лишает добросовестного приобретателя законного права потребовать возмещения убытков с неуправомоченного отчуждателя, поскольку последний не существует в качестве юридического лица.

_________________________________

1. Постановление Пленума ВС РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав».

2. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 12.09.2006 по делу № А13-14944/2005-06.

3. См., напр.: п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 28.04.1997 № 13 «Обзор практики разрешения, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», постановления Президиума ВАС РФ от 08.10.2002 № 11695/01, ФАС Северо-западного округа от 09.06.2006 по делу № А56-17696/2005, Северо-Кавказского округа от 17.10.2006 № Ф08-4362/2006, Московского округа от 11.07.2005 № КГ-А40/6095-05.

4. Рабинович Н.В. Недействительность сделок и ее последствия. Л., 1960. С. 106–107; Шевцов С.Г. Продажа имущества неуправомоченным лицом: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. М., 2004. С. 8; Кузина С. Проблемы защиты интересов добросовестного приобретателя // Хозяйство и право. 2006. № 8. С. 115.

5. Понятие распорядительной власти цит. по кн.: Тузов Д.О. Реституция при недействительности сделок и защита добросовестного приобретателя в российском гражданском праве. М., 2007 С.185.

6. Усков О. Проблема приобретения имущества от неуправомоченного отчуждателя // Хозяйство и право. 2002. № 6. С. 67.

7. Сказанное не распространяется на реальные договоры по отчуждению имущества, так как передача в этом случае выступает конститутивным элементом договора и наличие распорядительной власти отчуждателя, таким образом, здесь обязательно.

8. Тузов Д. О. Указ.соч. С. 190.

9. Там же. С.195.

10. Там же. С.187.

11. Постановление ФАС Московского округа от 13.06.2007 № КГ-А40/5319-07.

12. См., напр.: постановления ФАС Московского округа от 13.06.2007 № КГ-А40/5319-07, Северо-Западного округа от 31.08.2010 по делу № А13-11203/2009, Восьмого арбитражного апелляционного суда от 08.09.2011 по делу № А46-412/2011.

13. Определение Московского городского суда от 12.11.2010 по делу № 33-34591.

14. См., напр.: определения Санкт-Петербургского городского суда от 05.07.2011 № 33-8997/2011, от 16.05.2011 № 33-6966, от 14.04.2011 № 5342, Московского городского суда от 24.01.2011 по делу № 33-1625.

15. Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 08.09.2011 по делу № А46-412/2011.

Налоговые проверки становятся жестче. Научитесь защищать себя в онлайн-курсе «Клерка» — «Налоговые проверки. Тактика защиты».

Посмотрите рассказ о курсе от его автора Ивана Кузнецова, налогового эксперта, который раньше работал в ОБЭП.

Заходите, регистрируйтесь и обучайтесь. Обучение полностью дистанционно, выдаем сертификат.

Добросовестный приобретатель: критерии допустимой защиты

Для начала определимся с терминологией, а именно установим, кто может получить защиту в качестве добросовестного приобретателя. Ответ на этот вопрос мы найдем в п. 1 ст. 302 ГК РФ. Приобретателя можно однозначно рассматривать как добросовестного и имеющего право на защиту от истребования у него его приобретения, если он отвечает таким критериям:

  1. Он не знал и не имел возможности узнать о том, что приобретает имущество не у собственника или его надлежащего представителя, а у человека, который вовсе не был наделен правом на отчуждение.
  2. Приобрел имущество на возмездной основе (иными словами, не получил его в дар, а предоставил равноценное возмещение — деньги или иные материальные или нематериальные ценности).

Оспаривая добросовестность приобретателя, при рассмотрении вопроса о наличии у него осведомленности относительно полномочий продавца в качестве доказательств можно представить документы, подтверждающие наличие между сторонами:

  • родственных связей;
  • служебных связей;
  • участия в уставных капиталах организаций;
  • иных форм аффилированности.

ВАЖНО! Добросовестность приобретения по критерию возмездности сделки оценивается не только на момент ее заключения, но и на момент передачи имущества, а также на момент исполнения обязательства по его оплате.

Так, если вещь не была оплачена покупателем по возмездному договору в установленный срок, то и требовать защиты как добросовестный приобретатель он не имеет права (п. 4 информационного письма президиума ВАС РФ «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения» от 13.11.2008 № 126).

Приведем еще один пример, когда отсутствие возмездности при получении имущества является основанием для отказа в защите, казалось бы, абсолютно добросовестного приобретения. Спорное имущество было передано в хозяйственное ведение унитарному предприятию. Суд при рассмотрении иска собственника об истребовании такого имущества указал, что передача имущества унитарному предприятию была произведена безвозмездно, а, следовательно, защита добросовестного приобретения на эту ситуацию не распространяется.

Добросовестный приобретатель недвижимого имущества и его особенности

Добросовестный приобретатель недвижимости отличается от любого иного прежде всего тем, что обретение им права собственности на такое имущество связано с процедурой государственной регистрации. Во-первых, совершение акта регистрации со стороны государственной власти обуславливает момент наступления права собственности, во-вторых, предоставляет правообладателю особую защиту.

Вспомним общее правило, закрепленное в абз. 2 п. 2 ст. 223 ГК РФ. Согласно этому правилу право собственности на объект недвижимости возникает у добросовестного приобретателя с момента государственной регистрации отчуждения этого имущества. Оспаривание зарегистрированного права собственности добросовестного приобретателя допускается только путем истребования такого имущества и только в случаях, установленных законом. Об этих случаях мы будем говорить подробнее в следующем разделе.

ВАЖНО! К добросовестному приобретателю недвижимости судебные органы предъявляют особые требования. Они связаны прежде всего с проявлением покупателем особой осмотрительности при совершении сделки.

Так, Арбитражный суд Поволжского округа в своем постановлении от 01.11.2016 № Ф06-12185/2016 прямо называет должную осмотрительность в качестве правоустанавливающего критерия при оценке добросовестности покупателя при заключении договора купли-продажи. В данном деле суд отказал покупателю в защите, так как ему должно было быть известно, что недвижимость продавцом ранее не была оплачена, а перепродавалась по стоимости ниже рыночной.

Покупатель недвижимости должен проявить должную осмотрительность, то есть доподлинно выяснить все обстоятельства, касающиеся:

  • личности продавца, его правового статуса и наличия у него прав на распоряжение недвижимостью;
  • соответствия продаваемого объекта данным, изложенным в договоре и содержащимся в соответствующем государственном реестре;
  • отсутствия возможных притязаний на объект со стороны третьих лиц;
  • наличия согласия или одобрения со стороны третьих лиц или государственных органов/организаций, если таковые требуются в соответствии с законодательством.

Истребование имущества у добросовестного приобретателя

Ст. 302 ГК РФ предусматривает ряд случаев, когда, даже несмотря на наличие государственной регистрации перехода прав на недвижимое имущество, собственник может потребовать у добросовестного приобретателя вернуть имущество:

  1. При возмездном приобретении покупателем — при наличии доказательств, свидетельствующих, что имущество:
    • собственником или его представителем, уполномоченным на владение, было утеряно;
    • было у них похищено;
    • выбыло из владения другим путем против их воли.
  2. При безвозмездном приобретении — без каких-либо дополнительных условий.

Верховный суд РФ в Обзоре судебной практики по делам, связанным с истребованием жилых помещений от добросовестных приобретателей по искам государственных органов и органов местного самоуправления, утвержденном президиумом 01.10.2014, указал, что в том случае, если жилое помещение получено владельцем не от собственника, собственник вправе истребовать его посредством виндикационного иска (ст. 301 ГК РФ).

ВАЖНО! Возможность истребовать недвижимое имущество у добросовестного приобретателя имеется также и тогда, когда, несмотря на возмездность приобретения, передача недвижимости во владение добросовестному приобретателю фактически не состоялась по той причине, что собственник сам продолжал пользоваться этим имуществом (п. 6 информационного письма № 126).

Существенное занижение договорной цены недвижимого имущества по отношению к его рыночной стоимости может быть расценено судом в качестве обстоятельства, указывающего на сговор сторон, а, следовательно, на возможность истребования такого имущества у покупателя (п. 9 информационного письма № 126).

Особенности, связанные с добросовестным приобретением земельного участка

Не требует специального разъяснения тот факт, что земельные участки относятся к недвижимому имуществу, а, следовательно, имеют все те же особенности, о которых мы говорили выше. Тем не менее в этом разделе мы затронем еще несколько вопросов, так или иначе связанных с добросовестным приобретением земельных участков или их истребованием:

  1. Не может быть признан добросовестным приобретателем покупатель самовольной постройки, расположенной на земельном участке, который был истребован из чужого незаконного владения. К такому выводу пришел президиум ВАС РФ в информационном письме «Обзор судебной практики по некоторым вопросам применения арбитражными судами статьи 222 ГК РФ» от 09.12.2010 № 143 (п. 11).
  2. Существуют особенности, связанные с истребованием земельных участков, входящих в состав лесного фонда. Напомним, что в соответствии со ст. 8 Лесного кодекса РФ право собственности на такие участки может принадлежать только Российской Федерации. Из этого следует, что участки лесного фонда могут быть истребованы в любом случае, даже если их покупатель мог бы быть признан добросовестным приобретателем. Так, президиум Псковского областного суда встал на сторону прокурора и признал отсутствующим право собственности на участок лесного фонда, зарегистрированное ранее за гражданином, несмотря на то, что участок был приобретен последним по возмездной сделке (постановление от 24.10.2014 № 4-г-281/2014).
  3. Должная осмотрительность добросовестного приобретателя будет поставлена под сомнение, если он проигнорировал несоразмерность площади земельного участка по отношению к площади постройки, а также несоответствие назначения земельного участка, содержащегося в кадастровых документах, назначению, указанному в договоре (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 01.10.2015 № Ф04-23620/2015).
  4. Не могут также получить защиту добросовестные приобретатели земельных участков, если продавцы таких участков приобрели право собственности на них на основании судебных постановлений, которые были впоследствии отменены. К такому выводу пришел Верховный суд РФ в своем определении от 24.05.2016 № 18-КГ16-32.

Судебная практика по исковым заявлениям о признании добросовестным приобретателем квартиры

В этом разделе пришел черед изучить самую последнюю судебную практику, так или иначе затрагивающую вопросы о добросовестном покупателе жилых помещений.

Разберем некоторые из них:

  1. Начнем с постановления Конституционного суда от 22.06.2017 № 16-П, признавшего неконституционным положения п. 1 ст. 302 ГК РФ в той мере, в какой оно позволяет истребовать жилое помещение, которое является выморочным от добросовестного приобретателя, который приобрел его на возмездной основе и в законном порядке зарегистрировал на него право собственности по иску публично-правового образования. При этом такое образование не предприняло своевременных действий для оформления прав на такое помещение.
  2. Весьма показательным мы считаем апелляционное определение Мосгорсуда от 02.11.2016 по делу № 33-43089/2016. В этом акте суд указал, что правом на истребование квартиры из чужого незаконного владения (то есть правом на предъявление виндикационного иска) обладает только собственник квартиры.
  3. При принятии Мосгорсудом апелляционного определения от 16.08.2016 по делу № 33-31612/2016 суд, напротив, не встал на защиту покупателя. Суд отказал в признании его добросовестным приобретателем, так как были нарушены права собственника, утратившего квартиру помимо своей воли (при совершении дарения не было получено его нотариальное согласие на сделку).
  4. Большой круг дел о признании добросовестным приобретателем связан с квартирами, полученными по наследству. Возьмем для примера апелляционное определение Воронежского областного суда от 19.07.2016 по делу № 33-4779/2016. Суд в данном случае отказал покупателю в признании его добросовестным приобретателем, ведь он не проявил должной осмотрительности при покупке квартиры и не установил, что лицо, продавшее ему квартиру, приобрело ее уже после смерти предыдущего собственника.
  5. В апелляционном определении от 18.04.2016 по делу № 33-9610/2016 Мосгорсуд встал на защиту добросовестного приобретателя, указав, что жилое помещение не выбывало из владения собственника против его воли. При наличии обязательственных отношений истребование имущества из чужого незаконного владения невозможно.

Исковое заявление о добросовестном приобретении

Иски, предъявляемые в суд и предполагающие исследование вопросов относительно добросовестного приобретения, можно условно разделить на 2 большие группы:

  1. Исковые заявления об истребовании имущества из незаконного владения приобретателя (ст. 301, 302 ГК РФ).
    Правила о виндикационных исках следует применять и при рассмотрении исков, когда истребование осуществляется в качестве последствия недействительной сделки (п. 35 постановления от 29.04.2010 Пленума Верховного суда РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», далее — постановление № 10/22).
    ВАЖНО! При составлении искового заявления об истребовании имущества необходимо привести доказательства наличия у истца права собственности. Таким доказательством в отношении объектов недвижимого имущества служит выписка из ЕГРН.
    Если собственник не может доказать свое право с помощью этого документа, он вправе представить иные доказательства, в силу которых можно установить его права на спорное имущество. Однако данные из реестра государственной собственности или сведения о балансовой принадлежности имущества в данном случае не могут расцениваться как надлежащие доказательства (п. 36 постановления № 10/22).
  2. Требования о признании добросовестным приобретателем.
    Такие требования могут быть заявлены в качестве первоначального иска, но чаще всего являются ответной мерой (то есть встречным иском) на заявление об истребовании. Напомним, что основанием доказательной базы в этом случае должны стать:
  • документы и иные доказательства, подтверждающие возмездность сделки;
  • документы и иные доказательства, свидетельствующие, что покупатель не располагал информацией о том, что продавец не имел права на отчуждение имущества.

ВАЖНО! Внесение спорной недвижимости в качестве вклада в уставный капитал признается судами возмездной сделкой, так как в ответ участник приобретает право участия в корпорации (п. 37 постановления № 10/22).

Компенсация за утрату права

Принимая во внимание, что и добросовестный приобретатель, и утративший жилье собственник могут фактически безвинно пострадать в результате того, что суд займет противоположную позицию, законодатель предусмотрел компенсацию из бюджета государства.

ВАЖНО! В настоящее время на компенсацию можно рассчитывать в соответствии с законом «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» от 21.07.1997 № 122-ФЗ (ст. 31.1). Он будет действовать вплоть до вступления в силу закона «О государственной регистрации недвижимости» от 13.07.2015 № 218-ФЗ, то есть до 01.01.2020. Новый закон также предусматривает аналогичную компенсацию, но условия ее выплаты будут иными (ст. 68).

На компенсацию и сейчас, и впоследствии могут рассчитывать:

  • собственник, который не смог истребовать жилье у добросовестного приобретателя;
  • добросовестный приобретатель, который все же лишился своего приобретения.

Условия получения компенсации по старому закону:

  • вступившим в законную силу решением суда было присуждено возмещение вреда, который был причинен в виде утраты жилья;
  • исполнение этого решения не произошло в течение 1 года по причинам, за которые взыскатель не отвечает.

Условия получения компенсации по новому закону:

  • утраченное жилье должно быть единственным имеющимся у пострадавшего;
  • вступившим в законную силу решением суда было присуждено возмещение вреда, причиненного в связи с утратой жилья;
  • исполнительное производство по названному решению суда прекращено в связи со смертью должника (при отсутствии правопреемников) или ликвидацией организации-должника.

ВАЖНО! В обоих случаях компенсация носит разовый характер, а ее сумма не может быть более 1 000 000 руб.

В заключение еще раз подчеркнем, что добросовестным приобретателем может быть признан только покупатель, который оплатил недвижимое имущество, а также не знал и не имел возможности узнать о неправомерности сделки. Если же недвижимое имущество попало к приобретателю безвозмездно, рассчитывать на защиту по принципу добросовестного приобретения ему не удастся.

Добросовестный приобретатель

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *