Брахнов Александр Викторович

Специалист по долгам: как заработать на развивающихся рынках

В 1993 году Брахнов сменил госбанк на частный. Сначала он перешел в казначейство Международного московского банка (сейчас ЮниКредит Банк), где организовал торговлю облигациями, а через пару лет уже работал в «МФК — Московские партнеры», акционерами которого были будущие миллиардеры Владимир Потанин и Михаил Прохоров. Благодаря опыту и компетенциям команды банка обороты по торговле «вэбовками» к 1997 году составили $9,5 млрд. «Мы могли заработать в день $300 000, и такие сделки были регулярны. Были, разумеется, и чертовски плохие дни. Торговля бумагами Минфина («вэбовками») больше напоминала розничный рынок форекс. Западные инвесторы искали применение спекулятивным деньгам и мало думали о рисках», — вспоминает Брахнов.

В конце 1997 года банк МФК продал свои 49% акций «МФК — Московские партнеры» Сбербанку, и Брахнов решил работать за рубежом. По его словам, он познакомился с владельцами голландской компании Schildershoven (акционеров Брахнов не называет, в отчетности компании они не указаны) с активами несколько миллионов долларов. С ними он договорился строить международную торговлю облигациями из Амстердама. Впрочем, один из постоянных контрагентов Schildershoven говорит, что, кроме Брахнова, никогда не слышал о других акционерах компании.

«Мы решили, что нашим конкурентным преимуществом станет личное знакомство с местными контрагентами на любом рынке, — рассказывает Брахнов. — К примеру, если мы начинали торговать облигациями в Мексике, то находили там партнеров, способных обеспечить нас ликвидностью и информацией для наших инвестиционных задач». Кроме Мексики компания торговала в Латинской Америке, Восточной Европе, России. К 2009 году оборот торговли составлял $5 млрд.

О России Брахнов не забывал. В 2003 году, по его словам, он уговорил своих голландских партнеров основать небольшой инвестбутик «Тайга Капитал».

Компания участвовала в продаже издательского дома «Афиша» группе «Спутник» Бориса Йордана, консультировала создание совместного предприятия мирового автомобильного дилера Inchсape и компании «Независимость», покупала активы для Comstar (теперь часть МТС Владимира Евтушенкова).

Компания и сама занималась прямыми инвестициями в России, но неудачно. Перед кризисом 2008 года она вложилась в недвижимость и производство аминокислот для скота в Чувашии. «Финансировать эти проекты стало невозможно. В совокупности убытки по этим проектам составили порядка $15 млн. Терять подобного рода проекты крайне обидно, это то самое импортозамещение, о котором чиновники начали говорить задолго до введения санкций против страны», — говорит Брахнов. Свою долю в «Тайга Капитал» Брахнов продал менеджменту и другим партнерам в 2008 году.

Кризис заставил компанию вернуться к корням — торговле облигациями. «Торговлей на собственные средства большой бизнес не построить, поэтому мы решили продавать наши торговые стратегии другим участникам рынка», — рассказывает Брахнов. В октябре 2014 года Schildershoven запустила индекс Schildershoven Global Bonds Value Harvester, в основе которого — управляемый компанией портфель корпоративных и суверенных облигаций.

Банк Credit Suisse выпустил сертификаты участия в доходности портфеля индекса с номиналом бумаги $1000 и минимальным лотом 150 штук. «Для покупки этой бумаги не нужно проходить проверку в Credit Suisse, не нужно раскрывать бенефициара, ее можно купить как обычную еврооблигацию», — говорит Брахнов. За год компания продала бумаг на $50 млн. Еще столько же находится на счетах клиентов, которых консультирует Schildershoven.

Основной инструмент компании для выбора активов — кредитный анализ. «Мы ищем баланс риска и доходности, за который рынок платит премию относительно аналогичного либо сравнимого с ним, — объясняет управляющий. — Мы стремимся определить, по каким причинам существует эта премия, и формируем сценарии, при которых рынок перестанет недооценивать эту бумагу. Если шансы на позитивный пересмотр рынком этого риска достаточно велик на горизонте до двух лет, то мы покупаем бумагу».

В портфеле Schildershoven есть облигации Альфа-банка, банков «Тинькофф», «Открытие», МКБ, российские евробонды (не более 10%). «Экономические реалии заставляют смотреть на каждую бумагу через призму негативных сценариев», — говорит Брахнов. Он приводит в пример облигации китайского лидера автопроката Car Inc. , доходность его облигаций в Schildershoven оценили на 1% ниже рынка. «Определив целевой уровень, мы использовали колебания цен на рынке, чтобы приобрести бумагу по привлекательным ценам, и продавали ее, когда она достигала справедливого уровня. Управление этой позицией позволило получить внушительный доход около 16% годовых в течение этого года», — рассказывает Брахнов. Кроме Китая большой вес в портфеле у бумаг компаний из Латинской Америки (30%). Компания также инвестирует в облигации эмитентов из Австралии, Азербайджана, Болгарии, Чили, Эквадора, Венгрии, Индонезии.

До июня 2015 года стратегия работала — индекс вырос с начала года на 6%. «К началу июня у нас было 30% кеша, мы начали его инвестировать, что было несколько преждевременно. В этот период серьезно девальвировались многие валюты, индекс сырьевых товаров упал на 15%, что сказалось на всех рискованных активах без исключения» — так Брахнов объясняет отрицательную доходность индекса с момента запуска (минус 1% с учетом комиссии управляющего 1% и 10% за успех). Пока цены падают, инвесторы довольствуются 4%-ным годовым купоном по сертификатам Credit Suisse. В декабре 2015-го ФРС США впервые за девять лет подняла учетную ставку, Брахнов уверен, что во второй половине 2016 года интерес к развивающимся рынкам восстановится.

Брахнов Александр Викторович

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *