Аудиозапись судебного заседания

Ходатайство о ведении диктофонной записи

Это ходатайство должно быть первым, заявленным в судебном процессе. Дело в том, что согласно ст.29.8 КоАП РФ при рассмотрении дела об административном правонарушении предписывается вести протокол судебного заседания лишь в случае, если это дело рассматривается коллегиальном органом. При единоличном рассмотрении дела судьей вести такое протокол не требуется, хотя не запрещается. При отсутствии протокола нередко возникает ситуация, когда в последующем постановлении появляются данные о том, что ни водитель, ни допрашиваемые свидетели, ни сотрудники ГИБДД не говорили. Например, может появиться фраза, что водитель свою вину признал, хотя водитель этого не говорил. Или, что свидетель Иванов И. И. заявил, что не помнит точно, какая была разметка в момент начала обгона, хотя свидетель говорил, что не помнит, при какой разметке водитель завершил обгон. Или, что инспектор ДПС сказал, что отлично видел момент совершения правонарушения из автомобиля, хотя инспектор говорил, что видел правонарушение в зеркало заднего вида автомобиля. Бывает, что такие вот «мелкие» неточности существенно искажают суть происходящего в судебном заседании.

Кроме того, при ведении диктофонной записи в судебном заседании судья обычно более строго следит за соблюдением процессуальных требований, не допускает явного беспредела, такого, например, как подсказывание инспектору ДПС ответов на вопросы, ознакомления его с материалами дела, посредством зачитывания рапорта и т.п.

Вообще-то, проведение диктофонной записи официально разрешено ч.3 ст.24.3 КоАП РФ, поэтому, строго говоря, заявлять такое ходатайство не обязательно. Поэтому можно просто спросить, не возражает ли судья против ведения диктофонной записи (А можно и не спрашивать). Но я бы все-таки рекомендовал заявлять письменное ходатайство, т.к. впоследствии будет легче приобщить эту запись и её расшифровку к материалам дела. А если запись не приобщать, то какой смысл писать на диктофон?

Если это последнее судебное заседание, то рекомендую вести запись на 2 диктофона: кассетный и цифровой. Кассету сразу же по окончании процесса приобщить к материалам дела. А запись с цифрового останется у вас. Если же вы знаете, что впереди у вас долгий процесс, то можете вести запись на цифровой диктофон, дома нарезать запись на диск, сделать расшифровку и на последующем заседании приобщить диск и расшифровку к материалам дела.

Диктофонная запись особенно важна при допросе сотрудников ГИБДД. Так как они в своих рапортах, а впоследствии и в судебных заседания беззастенчиво врут, то не помнят, что же они врали в прошлый раз и что же врал их коллега. Вот на этом вранье их и нужно будет ловить. Ну а доказать это вранье вам поможет диктофонная запись.

Текст ходатайства может быть следующим.

Мировому судье судебного участка N ____
_______________ района г. ________________
от Иванова Ивана Ивановича
прож.: ________________________

ХОДАТАЙСТВО

о проведении диктофонной записи.

В Вашем введении находится производство по делу об административном правонарушении в отношении Иванова Ивана Ивановича.

В соответствии с ч.3 ст.24.3 КоАП РФ лица, участвующие в производстве по делу об административном правонарушении, и граждане, присутствующие при открытом рассмотрении дела об административном правонарушении, имеют право в письменной форме, а также с помощью средств аудиозаписи фиксировать ход рассмотрения дела об административном правонарушении.

В соответствии с вышеизложенным и на основании ст.ст. 24.3, 24.4, 25.1 КоАП РФ

Прошу

1. Разрешить производство аудиозаписи в судебном заседании.

2. Рассмотреть ходатайство немедленно, а в случае отказа в его удовлетворении вынести определение в письменном виде, согласно ч.2 ст.24.4 КоАП РФ

Дата

Подпись

Текст предоставил Бадьин Георгий Вилович

Может ли суд запретить вести запись, на каком основании?

Аудиозапись судебного заседания как средство доказывания

Применение диктофона в судебном процессе является весьма остро обсуждаемой проблемой среди практикующих юристов. Эта тема напрямую затрагивает принцип гласности — один из важнейших принципов судопроизводства.

Не секрет, что не все судьи приветствуют применение аудиозаписывающих устройств в зале суда.

Приведем пример из судебной практики. Пенсионер В.Н. Вобликов обратился в суд с иском о взыскании недоплаченной пенсии и в ходе процесса совершил правонарушение, за которое подвергся административному аресту сроком на одну неделю. В постановлении судьи указано, что «из самих показаний правонарушителя Вобликова судом усматриваются прямые признаки правонарушения, так как ведение аудиозаписи было направлено на срыв судебного заседания и с целью унизить достоинство председательствующего судьи…»*(1).

Несмотря на это современное российское законодательство напрямую допускает применение аудиозаписи в гражданском и арбитражном судопроизводстве. Это российская интерпретация гласности. Так, например, принцип гласности в германском варианте не допускает возможность аудио- или видеозаписи судебного заседания для публичного воспроизведения, даже с согласия сторон и разрешения суда; не предусматривается и права сторон на самостоятельные аудио- или видеозаписи судебного разбирательства.

Базисные положения применительно к рассматриваемой теме закреплены в Конституции РФ, которая устанавливает, что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ч. 2 ст. 45), а также свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (ч. 4 ст. 29).

В части 7 ст. 10 ГПК РФ и ч. 7 ст. 11 АПК РФ аудиозапись получила свою конкретную регламентацию. Законодателем закреплено, что лица, участвующие в деле, и граждане, присутствующие в открытом судебном заседании, имеют право с помощью средств аудиозаписи фиксировать ход судебного разбирательства.

Однако при этом возникает вопрос: может ли мешать порядку в судебном заседании применение диктофона? Представляется, что нет. Это объясняется тем, что согласно ч. 4 ст. 158 ГПК РФ и ч. 3 ст. 164 АПК РФ надлежащему порядку в судебном заседании не должны мешать действия граждан, присутствующих в зале заседания и осуществляющих разрешенные судом фотосъемку и видеозапись, трансляцию судебного заседания по радио и телевидению. Таким образом, каких-либо ограничений для аудиозаписи нет. Фото- и видеоаппаратура, возможно, и может реально помешать ведению судебного процесса, поскольку при ее использовании применяются вспышки, лампы освещения, штативы и т.п. Также необходимо учитывать и человеческий фактор: не всякому приятно фотографироваться, а тем более записываться на видеокамеру в обстановке судебного разбирательства. В более выгодном положении находится диктофон, который обладает маленькими габаритами, работает бесшумно и тем самым не создает каких-либо помех для судебного разбирательства.

О том, что диктофон не может помешать порядку судебного заседания, свидетельствует и тот факт, что Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 161-ФЗ из ч. 5 ст. 241 УПК РФ «Гласность» исключены слова, устанавливающие согласие сторон для применения аудиозаписи. Таким образом, законодатель встал на позицию невозможности создания применением диктофоном каких-либо помех порядку судебного заседания.

Сложным и неоднозначным вопросом является возможность применения полученной аудиозаписи судебного заседания в качестве средства доказывания.

Рассмотрим пример из судебной практики. При подаче кассационной жалобы, ООО «Торговый дом «Обувь» заявило письменное ходатайство о приобщении к материалам дела в качестве доказательств по делу аудиозаписи судебного заседания апелляционной инстанции на CD-диске и копии заявления от УМНС РФ по Челябинской области в арбитражный суд Челябинской области.

Налоговые органы возразили против удовлетворения ходатайства и заявили, что указанный диск с аудиозаписью и копия заявления по другому делу не являются относимыми и допустимыми доказательствами по рассматриваемому спору, ссылаются также на отсутствие у кассационной инстанции полномочий на приобщение к делу новых доказательств, которые не были предметом исследования в ходе рассмотрения спора по существу.

Суд кассационной инстанции, совещаясь на месте, руководствуясь ст.ст. 67, 68, 286, 290 АПК РФ определил: отказать ООО ТД «Обувь» в приобщении аудиозаписи судебного заседания апелляционной инстанции на CD-диске и копии заявления от УФНС РФ по Челябинской области 17.11.2004 N 07-14\002450 в арбитражный суд Челябинской области и вернуть указанные документы представителю Общества в настоящем заседании*(2).

Для того чтобы аудиозапись была принята судом в качестве доказательства, она должна отвечать определенным законом требованиям. В соответствии с ч. 2 ст. 89 АПК РФ «Иные документы и материалы» доказательствами являются аудионосители информации полученные, истребованные или представленные в порядке АПК РФ. Однако закон не содержит процессуальных условий, соблюдение которых гарантирует допустимость «иных документов и материалов» в рамках арбитражного процесса. Статья 77 ГПК РФ прямо посвящена аудио- и видеозаписям, как отдельному виду доказательств. В частности, к аудиозаписям предъявляются три обязательных требования, которые лицо, желающее представить или ходатайствовать через суд об истребовании доказательств, должно сообщить: дата произведения записи, кто производил запись и в каких условиях осуществлялась запись. Эти данные должны быть достоверны и не вызывать у суда сомнения.

Обратимся к позиции судебных органов. Показательным является следующий вывод суда: «прослушивание звукозаписи судебного заседания не является обязательным для арбитражного суда, поскольку в ходе рассмотрения дела велся протокол судебного заседания, в котором отражены все необходимые для рассмотрения дела сведения»*(3).

Но может ли секретарь судебного заседания (или судья — в арбитражном процессе) дословно фиксировать в протоколе все сказанное в суде? Очевидно, что нет. Ведь, как правило, протокол пишется под диктовку судьи. И, соответственно, какие обстоятельства, заявления и ходатайства необходимо отразить в протоколе решает суд. Нецелесообразно лицам, участвующим в деле, специально обращать внимание и говорить суду: «Прошу мои слова отразить в протоколе», поскольку протокол должен содержать все существенные сведения о разбирательстве дела, в том числе и возражения на действия председательствующего судьи.

Несомненно, аудиозаписи судебного процесса существенно упрощают и вносят объективную ясность в судебный процесс. Об этом свидетельствует постановление Правительства РФ от 21 сентября 2006 г. N 583 «О федеральной целевой программе «Развитие судебной системы России» на 2007-2011 годы», где сказано, что в целях ускорения судопроизводства, минимизации потерь времени и финансовых ресурсов суда и сторон по делу, предотвращения нарушений порядка ведения протоколов судебных заседаний и подачи в связи с этим жалоб необходимо законодательно закрепить обязательность ведения аудиозаписи судебного заседания.

Наряду с этим приказом Федеральной налоговой службы от 20 декабря 2005 г. N САЭ-3-14/676 «О совершенствовании работы по представлению интересов налоговых органов в судах» руководителям управлений Федеральной налоговой службы предписано в целях ведения аудиозаписи заседаний в арбитражных судах обеспечить сотрудников юридических отделов, отделов урегулирования задолженности и обеспечения процедур банкротства и, при необходимости, сотрудников иных отделов налоговых органов, принимающих участие в судебных заседаниях, диктофонами.

В настоящее время в областном суде Свердловской области введена аудиозапись судебных процессов. Также в судах Новгородской области введена система цифровой аудиозаписи процессов «Фемида». По словам сотрудников управления, система «Фемида» дает возможность воссоздать ход любого процесса и проконтролировать действия судей и других участников процессов.

При этом современная компьютерная техника позволяет не только получать качественную звуковую запись процессов, но и распечатывать их стенограммы. «Это в значительной мере облегчает труд секретарей судебных заседаний», — говорят специалисты. Система «Фемида», по их мнению, обеспечивает абсолютную достоверность фиксации процессов. «Для того, чтобы в подлинную запись нельзя было внести какие-либо изменения задним числом, в программе предусмотрена специальная защита», — отметили в Новгородском управлении Судебного департамента. Все аудиозаписи сохраняются на жестких дисках в компьютерах и дублируются на компакт-дисках, которые приобщаются к рассмотренным в судах делам*(4).

Из перечисленных выше фактов мы видим, что государство в лице различных органов уделяет особое внимание фиксированию в аудиоформате хода судебного разбирательства. Но о сроках повсеместного внедрения аудиозаписи в судах можно пока только догадываться. Спорным представляется вопрос относительно процессуального порядка закрепления и ознакомления с аудиозаписями. Частным же организациям и гражданам необходимо искать выход из этой ситуации своими силами для защиты своих нарушенных прав.

Учитывая изложенное предлагаем ряд практических советов для применения диктофона в суде.

1. Перед применением диктофона необходимо заявить ходатайство о применении диктофона (указать конкретную марку) в суде. Свою просьбу мотивировать необходимостью более точной фиксации объяснений сторон, а также процесса исследования доказательств судом. Хотя этого закон не требует, такое действие окажет существенное психологическое воздействие на суд и лиц, участвующих в деле, и предупредит возможные процессуальные препятствия и нарушения.

2. Убедиться, чтобы это ходатайство занесли в протокол судебного заседания, для того чтобы в последствии на это обстоятельство можно было ссылаться.

3. Запись лучше вести на двух носителях, один из которых кассетный. По окончании записи кассету приложить к протоколу судебного заседания.

4. Если судья прямо возражает на использование диктофона, то возможно поднять вопрос об отводе судьи. Оснований может быть два: либо судья в силу незнания закона не обладает достаточной квалификацией, либо, игнорируя предписания закона, судья каким-либо образом заинтересован в деле.

5. При приобщении в качестве доказательства аудиозаписи, произведенной на диктофон, обратить внимание на то, что проверка судом допустимости, относимости и достоверности аудиоинформации невозможна без ее прослушивания.

Подводя итог вышесказанному, необходимо отметить, что в каждом конкретном случае вопросы, касающиеся аудиозаписи судебных заседаний, решаются индивидуально. Но, несмотря на это, предписания закона должны исполняться всеми неукоснительно, иначе правовые нормы теряют свой практический и социально значимый смысл.

С уважением,

Диктофон — таблетка от судейского хамства

Статус судьи требует от его носителя не только высокого уровня квалификации, образования юриста, стажа работы по юридической специальности, высокой трудоспособности, но и высоких этических установок. А если и не высоких этических установок, то хотя бы обычного уважения к сторонам и другим участникам процесса.

Не знаю, как Вам, но мне доводилось не один раз сталкиваться с неадекватным, откровенно хамским поведением судей. Хамское — значит пренебрежительное, высокомерное и оскорбительное. Чаще всего это хамское поведение проявлялось в отношении всех участников процесса.

Считаю, об этом надо говорить открыто, называя вещи своими именами.

Сталкиваясь с подобным, разные юристы (и не только) поведут себя по-разному. Но большинство предпочтет стерпеть. Когда я столкнулся впервые, я не знал, как реагировать, потому что получил какой-то легкий шок от происходящего. Я тоже терпел, корректно отвечая на откровенное хамство. С другой стороны вообще была девушка, которая не является юристом. Ей судебное заседание стоило слез 🙂

Ну что же, свое решение я нашел и советую Вам тоже пользоваться им.

В следующее судебное заседание я пришел с диктофоном. Открыто и демонстративно. Вы думаете, что-то изменилось? Изменилось все. Все судебное разбирательство до последнего заседания проходило в строгом соответствии с процессуальным законом и максимально корректно, я даже сам не ожидал такого эффекта.

Не стоит забывать, что только видеозапись судебного заседания довольно проблематична, а аудиозапись производится свободно и без предупреждения.

Но нас интересует запись только с предупреждением, как можно более громким и эффектным (можно даже помахать им перед другой стороной). Только нужно не упустить одну деталь — ходатайство о внесении записи в протокол судебного заседания.

Этим ходатайством в такой ситуации Вы:

1. Ясно обозначите, что Вам не нравится такое поведение судьи и Вы не намерены это терпеть;

2. Обозначите, что принесли диктофон (желательно выложить его на самое видное место, я обычно выкладываю его на Кодекс судейской этики 🙂 );

3. В случае использования записи диктофона как доказательства в дальнейшем не возникнет никакого вопроса по ее допустимости как доказательства;

4. Теперь Вас не будет особо беспокоить неполнота протокола судебного заседания. Для этих целей лучше носить диктофон вообще на все судебные разбирательства.

Я использую свою простую форму, основой которой поделюсь . Очень желательно приобщать к делу именно письменное ходатайство о внесении записи, т.к. бывает, что протокол судебного заседания неожиданно (?) не отражает всего, что должен отражать.

Как видите, желательно индивидуализировать диктофон, на который производится запись. Я обозначаю модель и серийный номер.

И еще. Лучше, конечно, иметь отдельный диктофон с выносным микрофоном. Ибо смотрится это более внушительно, качество записи лучше и в случае чего (у меня такого не было и не надо), на экспертизу уйдет сам диктофон, а не Ваш любимый iPhone.

Аудиозапись судебного заседания

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *