Arthur andersen

Банкротство крупнейшей аудиторской компании мира Arthur Andersen

аудиторский судебный мошенничество

Шок, в котором пребывал мир, в начале 2000-х, когда в США одна за другой рушились гигантские бизнес-империи, оказался слишком сильным. Enron, WorldCom, Global Crossing, Merck — все эти американские корпорации, в один миг превратились в руины из-за того, что на протяжении нескольких лет их руководители намеренно искажали бухгалтерскую отчетность, а внешние финансовые контролеры вместо того, чтобы бить тревогу, вступали с ними в преступный сговор. Обанкротившиеся фирмы работали в совершенно разных отраслях и имели каждый свою историю. Однако в биографиях всех этих компаний был единственный персонаж, который навсегда объединил их воедино. Это была аудиторская компания Arthur Andersen, занимавшаяся проверками их бухгалтерии.

Уважаемая успешная компания, всегда имевшая безупречную репутацию. Крупнейший мировой аудитор с почти 90-летней историей успеха, который не просто входил в аудиторскую Big Six (а затем и Big Five), но на протяжении последних лет своего существования был ее бесспорным лидером.

Первым в череде «фальшивоотчетчиков», получивших с благословения аудиторов Arthur Andersen заметно похорошевшие после проверки финансовые показатели стала компания Waste Management, специализировавшаяся на переработке мусора.

Отношения между Arthur Andersen и Waste Management начались еще в далеком 1971 году, когда эта аудиторская компания впервые провела проверку годовой финансовой отчетности «мусорщиков». В ходе успешного сотрудничества между организациями завязалась самая настоящая дружба. На протяжении почти 30 последующих лет все финансовые директора и главные бухгалтеры Waste Management неизменно были выходцами из Arthur Andersen.

Первый тревожный звоночек прозвенел в 1991 году, когда у мусорной компании возникли серьезные финансовые проблемы. Отрасль по переработке мусора, до того развивавшаяся стремительными темпами, переживала кризис: избыток работающих мощностей в конце концов привел к существенному падению прибылей предприятий, занятых в этой сфере. Руководители Waste Management решили вместо поиска новых бизнес-решений отретушировать свои финансовые показатели, завысив реальные доходы фирмы.

В 1993 году Arthur Andersen предпринял самую решительную попытку образумить Waste Management, сообщив им, что их практика ведения финансовой отчетности делает компанию «клиентом с высоким уровнем риска». Контролеры предложили свой план по изменению существующей ситуации, предполагавший отход от незаконных способов ведения бухгалтерии и постепенную корректировку поддельных результатов. Тем не менее, руководство Waste Management категорически отказалось от такой помощи.

В результате за период с 1991 по 1996 годы Waste Management завысила размер своей чистой прибыли в общей сложности на $1,43 млрд. (не менее чем на 15%), что стало на тот момент крупнейшей финансовой фальшивкой в истории США. В 1997 году обман был раскрыт, и американская Комиссия по ценным бумагам и рынкам (SEC) начала свое разбирательство этих злоупотреблений. До суда дело дошло только к 2001 году, когда расследование было завершено.

Основные обвинения, как и следовало ожидать, были предъявлены именно аудиторам, трем партнерам-совладельцам Arthur Andersen, которые на протяжении этих лет покрывали мошенничество Waste Management: Роберту Оллгайеру, Уолтеру Серкавши и Эдварду Майеру. Чтобы урегулировать все проблемы в досудебном порядке, руководство компании согласилось выплатить беспрецедентный для аудиторского рынка штраф в $7 млн. Помимо этого, SEC вынесла Arthur Andersen и ее партнерам публичное порицание, которое затронуло не только трех перечисленных персон, но и бывшего регионального директора компании Роберта Кутсенда, который работал в Arthur Andersen как раз в период совершения всех перечисленных нарушений. В качестве меры наказания, помимо крупных сумм штрафа, наложенных лично на этих сотрудников, всем им было запрещено в ближайшие годы заниматься проведением аудита публичных компаний.

Что же до Waste Management, то по искам разгневанных акционеров за свой многолетний обман она была вынуждена заплатить огромную сумму — $220 млн.

Как рассказывали наблюдатели, основной причиной побудившей Arthur Andersen ввязаться в аферу по приукрашиванию отчетности «мусорной» компании, стали как раз те самые тесные рабочие отношения между двумя организациями, из-за которых аудиторы, были вынуждены поступаться своими профессиональными принципами. С одной стороны на них давят клиенты, заказывающие аудит и желающие видеть наилучший — во всех смыслах — результат. С другой — в противовес оперативному руководству выступают акционеры компаний, которым важно знать реальное положение дел и для которых собственно и готовятся аудиторские отчеты. Мало кому удается всегда успешно балансировать на этой грани.

До недавнего времени фраза «Отчетность заверена Arthur Andersen» хоть и стоила немалых денег, но все же являлась однозначным гарантом достоверности представленной информации. Теперь же репутация этого аудитора оказалась сильно подпорченной. Единственным, что тогда спасло компанию от разорения, стало заявление SEC о том, что Комиссия не подвергает сомнению качество и эффективность методов работы Arthur Andersen .

Компания Arthur Andersen была основана в 1913 году двумя американцами — профессором Артуром Андерсеном, ранее работавшим аудитором в чикагском офисе Price Waterhouse и предпринимателем Кларенсом ДеЛани. Первоначально их фирма носила более длинное название Andersen, DeLany & Co. Но через пять лет после начала работы партнер Андерсена вышел из бизнеса, а вместе с ним из названия компании исчезла и его фамилия .

Сам же профессор оставался во главе компании вплоть до своей смерти в 1947 году. Всю жизнь он был рьяным поборником соблюдения высочайших стандартов бухгалтерского учета.

По твердому убеждению Андерсена, основную ответственность аудиторы должны нести не перед компанией-клиентом, заказавшей проверку, а перед ее акционерами. Другими словами, главным критерием аудиторской деятельности является честность и ничего кроме честности. При Артуре Андерсене, а затем и при его последователе Леонарде Спачеке девизом компании стала фраза: «Честно думайте, честно говорите».

Еще на заре своей деятельности профессор Андерсен отметил, что налоговое и бухгалтерское консультирование способно приносить едва ли не большие деньги, чем собственно проверка отчетности.

Леонард Спачек, возглавивший компанию после кончины Андерсена, принялся более активно развивать ее деятельность в том числе путем освоения зарубежных рынков. В частности, именно благодаря Спачеку Arthur Andersen смогла завоевать лидирующие позиции в Европе, а затем войти в «большую шестерку» аудиторов и на долгие годы стать одним из мировых лидеров своего сегмента экономики. При нем ежегодная прибыль компании возросла более чем в 16 раз — с $8 млн. до $130 млн., а значит, стратегия кристальной честности все-таки приносила Arthur Andersen свои дивиденды.

Все изменилось в 1980-х, когда стремительно растущая экономика США выдвинула бухгалтерам новые требования. Теперь аудиторы перестали быть в компаниях желанными гостями, потому что промышленники и предприниматели, нацеленные только на повышение прибылей, больше не желали видеть своих ошибок.

В 1970-1980-х гг. своего расцвета достигла консалтинговая деятельность компании, давно ставшая куда более прибыльной, чем работа аудиторов. В 1989 году в структуре корпорации, которая к тому времени уже была реорганизована и переименована в Andersen Worldwide, было выделено два подразделения — Arthur Andersen, которое специализировалось на проведении аудита, и Andersen Consulting, занимавшееся консультированием.

Консалтинговая ветвь год от года демонстрировала внушительную динамику роста. Ее прибыльность не шла ни в какое сравнение с работой аудиторского крыла. В итоге, аудит из основного бизнеса превратился для корпорации в своеобразный трамплин, помогавший ей успешно продвигать свои консалтинговые услуги и брать все новые бизнес-высоты.

В погоне за прибылью руководство компании упустило из виду самый важный и решающий этап в развитии корпорации Andersen, который в итоге и стал тем самым переломным моментом, поведшим ее к кризису, а затем и развалу. В ходе реструктуризации компании было установлено правило, согласно которому более прибыльное крыло становилось донором менее прибыльного, на счета которого первому следовало перечислять определенную долю заработанных за год средств (максимум 15%). Столкнув лбами сотрудников обоих подразделений, главы Andersen Worldwide, сами того не желая, породили внутри своей фирмы жесточайшую внутреннюю конкуренцию, которую многие бизнесмены до сих пор ошибочно считают конструктивным элементом внутрикорпоративной политики.

Практически сразу после того, как только «аудиторы» и «консультанты» выделились в отдельные подразделения, между ними началась настоящая война. Разумеется, аудиторская ветвь при всех своих заслугах была менее успешной, чем консалтинговая. В результате сотрудники Arthur Andersen, не желая оставаться на вторых ролях, негласно организовали внутри своей компании собственную консалтинговую службу и принялись отбивать клиентов у своих собратьев. А «консультанты», и без того не желавшие «кормить» своих коллег, узнав о том, что «аудиторы» пытаются самостоятельно работать на чужом поле, были настолько возмущены, что приняли решение выйти из холдинга.

Руководство Andersen Consulting открыто заявило о том, что их компания больше не намерена финансировать Arthur Andersen, работники которого так грубо нарушают корпоративную этику, и потребовало у материнской корпорации окончательного выделения «консультантов» в самостоятельную компанию, не зависящую ни юридически, ни финансово не только от «аудиторов», но и от Andersen Worldwide.

Своего апогея ситуация достигла в 1997 году, когда Andersen Consulting подала иск в международный арбитражный суд с требованием к Arthur Andersen возместить убытки в $1 млрд. из-за того, что аудиторское подразделение корпорации в нарушение существующих договоренностей перебивает у нее клиентов, предлагая на рынке свои консультационные услуги. Но самое главное — представители истца теперь уже через суд потребовали вывести Andersen Consulting из материнской компании и при этом оставить за ней все права на пользование ныне существующим именем.

Только лишь после этого руководство Andersen Worldwide обратило внимание на то, что дела в компании на самом деле плохи. Переговоры с мятежным подразделением длились почти два года. Несмотря на готовность сторон идти на контакт и обсуждать вопросы дальнейшего взаимодействия вне стен суда, никаких видимых результатов эти намерения не приносили. Отношения между компаниями по-прежнему оставались крайне напряженными, и отступать от своих требований Andersen Consulting вовсе не собиралась. Более того, все платежи, которые консалтинговое подразделение должно было осуществлять в пользу Arthur Andersen, с момента принятия дела к рассмотрению блокировались на счетах эскроу, а значит, аудиторы более не получали от своих прибыльных собратьев ни цента.

Чтобы сохранить хорошую мину при плохой игре, представители материнской компании заявили, что группа Andersen Worldwide согласна отпустить Andersen Consulting при условии, что та выплатит ей $14,6 млрд. в качестве отступных, оставит корпорации всю инфраструктуру и откажется от своих притязаний на брэнд. Точка в этом изнурительном противостоянии была поставлена только лишь в 2000 году, когда международный арбитражный суд в Париже окончательно постановил отделить компанию Andersen Consulting от основной корпорации. Согласно решению суда, бывшее подразделение обязывалось выплатить материнской компании $1 млрд. вместо запрошенных $14 млрд., а также «вернуть» корпорации свой брэнд. К слову сказать, этот миллиард складывался из суммы долга перед Arthur Andersen, накопившегося у «консультантов» за время блокировки средств на счетах эскроу, а значит, уже был давно перечислен из Andersen Consulting. Получилось, что компании и вовсе удалось избежать выплаты какой-либо компенсации.

Исходом процесса оказались довольны обе стороны. Представители основной компании, хоть и не скрывали своего сожалению по поводу фактически бесплатного ухода ценного актива, все же отвоевали у отщепенцев право на использование доброго имени своего прародителя. А «консультантов», наконец-то добившихся долгожданной свободы, чрезмерно радовало решение судьи об отмене платы «за выход».

Этот судебный процесс всколыхнул весь мировой аудиторский рынок. Ведь каждая уважающая себя аудиторская компания имела в своем составе в том числе и консалтинговое подразделение. Опасаясь повторения ситуации в недрах своих корпораций, ведущие мировые аудиторы поспешили либо избавиться от своих «консультантов», либо предоставить им максимальную самостоятельность, чтобы заранее исключить возможность возникновения внутрикорпоративного конфликта интересов. В частности, компания Ernst&Young продала свое консалтинговое подразделение компании Cap Gemini за $11 млрд., а KPMG выделило его в самостоятельную структуру.

До конца 2000 года Anderson Consulting получила право пользоваться своим старым брэндом. А затем она сменила свое название на Accenture, сделав многомиллионные вложения в его агрессивную раскрутку. Ни на минуту не теряя завоеванных ранее позиций, эта компания до сих пор продолжает счастливо работать и развиваться. О достигнутых ею успехах может в полной мере свидетельствовать один только факт, что на сегодняшний день ее клиентами являются 89 из 100 крупнейших компаний мира.

Чего, увы, нельзя сказать о ныне почившей в базе компании Arthur Andersen, которая после «развода» тоже провела ребрэндинг и укоротила свое имя до Andersen. Вдруг оказалось, что роль консалтингового подразделения в ее жизни была настолько значима, что после его ухода ее дела просто пошли под откос.

Вероятно, еще в период того десятилетнего противостояния с «консультантами» для того, чтобы держаться на плаву, демонстрировать хорошую прибыльность и не бить в грязь лицом перед более удачливыми коллегами, руководство Arthur Andersen приняло решение активнее сотрудничать со своими клиентами в работе над «улучшением их бухгалтерской отчетности». И действительно, даже после раскола аудиторская компания демонстрировала вполне неплохие финансовые результаты. Правда, для этого ей потребовалось превратиться в «пластилиновую куклу» для своих богатых заказчиков.

Такие истории не могут длиться долго. Для Andersen гром грянул уже через год. Сначала был штраф по делу Waste Management в 2001 году. А несколько месяцев спустя случился крах Enron.

Поначалу казалось, что компанию еще можно спасти, вновь отделавшись многомиллионным штрафом и определенными репутационными потерями. Но когда общественность узнала о том, что сотрудники Andersen за несколько дней до банкротства энергетического гиганта намеренно, по приказанию своего руководства, уничтожили большую часть документов, имевших отношение к аудиторским проверкам Enron, стало ясно, что этой компании тоже пришел конец.

Ситуация осложнялась еще и тем, что поначалу руководство Andersen всячески отрицало причастность своих сотрудников к этому скандалу. Однако потом оно не только созналось в содеянном, но и само назвало имена виновных. Ими оказались главный аудитор, проверявший Enron, Дэвид Дункан, аудиторы Томас Бауэр, Дебра Кэш и Роджер Виллард, а также четыре партнера фирмы, работавшие в Хьюстоне, где располагается штаб-квартира Enron: Стивен Годдард, Майкл Лоутер, Гари Гулсби и Майкл Олом.

В ходе расследования выяснилось, что со стороны аудиторов Andersen неоднократно имело место и серьезное нарушение корпоративной этики. «Enron и ее аудитор больше напоминали не проверяемую и проверяющую компании, а единую корпорацию, в которой Andersen исполняла роль финансового органа Enron», — писала одна из американских газет. По сведениям журналистов, Enron безвозмездно предоставляла Andersen рабочие помещения, проводила с сотрудниками этой компании совместные вечеринки, организовывала поездки на дорогостоящие курорты. Кроме того, работники Andersen получали гонорары от Enron не только за аудит, но и за консультационные услуги. В 1990-е годы Enron, как и Waste Management, взяла к себе на работу такое число сотрудников Andersen, что это вызвало недоумение многих наблюдателей. Поэтому, резюмировала газета, немудрено, что в благодарность за все это аудиторы закрыли глаза в том числе и на схемы сокрытия долгов, разорившие Enron.

Сразу после этого власти США начали проверку остальных компаний, являвшихся клиентами Andersen. Все они, также как и Enron, регулярно демонстрировали благоприятную финансовую отчетность, однако при этом стоимость их акций неуклонно снижалась. Самые худшие опасения начали подтверждаться уже через несколько недель. Вслед за Enron признали себя банкротом телекоммуникационные компании WorldCom, Qwest Communications и Global Crossing, фармацевтический гигант Merck и крупная благотворительная религиозная организация Baptist Foundation of Arizona.

Теперь горе-аудиторам, против которых было заведено сразу несколько уголовных дел, оставался только один выход — поскорее продать свой бизнес вместе с остатками репутации, пока это все еще хоть что-нибудь стоило. В марте 2002 года Andersen начала переговоры со всеми компаниями «большой пятерки».

Всех претендентов интересовала в первую очередь покупка европейских операций Andersen, однако руководство проштрафившейся компании поначалу занимало жесткую позицию, настаивая на продаже всего бизнеса целиком. Для американского подразделения покупателям предлагался вариант его предварительного банкротства с получением защиты от кредиторов и истцов. А затем предлагалось выкупить американские активы Andersen, оставив «пустую» компанию со средствами, необходимыми для выплат штрафов и компенсаций.

Излишняя принципиальность руководителей Andersen уже второй раз подряд оказывалась чрезвычайно губительной для всей этой корпорации. Потенциальные покупатели почти в полном составе отказались от идеи приобрести активы этой аудиторской фирмы, сославшись на «рискованность затеи по покупке операций и обязательств скомпрометированной фирмы». Единственным, кто продолжил переговоры с Andersen, была швейцарская компания KPMG, которая оказалась еще более упрямой и продолжала настаивать на приобретении только лишь зарубежных активов.

Вскоре расследование по делу Andersen было завершено, и федеральный департамент юстиции США озвучил суть своих претензий к компании. «В период между 10 октября и 9 ноября 2001 года как в Техасе, так и в других местах, включая Чикаго, Портленд и Лондон (Великобритания), компания Andersen сама или через своих партнеров сознательно, преднамеренно и противоправно оказывала или пыталась оказать давление на других лиц, а именно на сотрудников Andersen, с целью вынудить их: a) утаить от официального следствия… протоколы, документы и другие материалы и б) подправить эти документы, сделать их нечитаемыми, уничтожить или спрятать с целью нарушить целостность документов или сделать невозможным их использование при расследовании… 23 октября прошлого года, когда было принято решении об уничтожении бумаг, имеющих отношение к Enron, руководство Andersen уже знало о готовящейся инспекции. Машины для резки бумаги в представительствах компании в разных странах работали день и ночь, а обрезки вывозились грузовиками…».

После нескольких месяцев судебного разбирательства, в июне 2002 года, компания Andersen была признана виновной по всем пунктам обвинения. Помимо наложенных на нее штрафов, суд запретил ей проводить аудит финансовых отчетов компаний, зарегистрированных в Комиссии по ценным бумагам и рынкам. Фактически это был смертный приговор.

Но к тому времени от Andersen уже почти ничего не осталось. Смирившись с грядущим банкротством и практически полностью распродало ее по частям. Конкуренты, с настороженностью относившиеся к возможности покупке американских операций Anderson, с радостью растащили по кусочкам ее зарубежные активы. К примеру, российское подразделение компании по личной инициативе партнеров перешло «под крыло» Ernst & Young, которая также взяла под свой контроль отделения Andersen в ряде стран Восточной Европы и СНГ. К KPMG отошли активы в Японии, ЮАР, Великобритании, Германии, Польше. Что же касается приобретений других членов «большой пятерки», превратившейся после ликвидации Andersen уже в «четверку», то они были малозначительны и носили единичный характер.

После вынесения приговора SEC дала Andersen ровно два месяца для того, чтобы та помогла своим оставшимся клиентам перейти к другому аудитору. Параллельно регулирующие органы начали процедуру отзыва лицензий Andersen, позволявших компании работать на территории США. Помимо этого, в ее адрес сыпались бесконечные многомиллионные иски от разгневанных акционеров обанкротившихся корпораций (всего их поступило более ста). В сентябре 2002 года деятельность аудиторской компании Andersen была окончательно прекращена. В ее головном офисе остались работать лишь 200 человек, которые и занимались урегулированием вопросов с кредиторами и истцами.

Но на этом история компании Артура Андерсена все еще не закончилась. 1 июня 2005 года стало известно о том, что Верховный суд США отменил приговор бухгалтерской фирме Andersen, на том основании, что решение суда нижней инстанции «было слишком пространным». Судьи ВС пришли к мнению, что инструкции, которыми руководствовался суд присяжных в 2002 г., были слишком неясны и неконкретны, чтобы вынести справедливый вердикт. Как говорилось в решении суда, в напутствии присяжным не содержалось доказательств того, что служащие компании Andersen при уничтожении документов по аудиту Enron действовали со злым умыслом, пытаясь помешать следствию. Доказательство вины тогда основывалось лишь на самом факте уничтожения документов, необходимых для проведения следствия.

Посмертная реабилитация, к сожалению, так и не помогла некогда крупнейшей аудиторской компании возродиться из небытия и снова вернуться к своей прежней работе. Однако вердикт суда позволил многим в Соединенных Штатах вздохнуть с облегчением. Ведь подобное решение однозначно свидетельствовало о смягчении позиции властей по отношению к корпоративным скандалам. Кроме того, как бы то ни было, но отмена обвинительного приговора все-таки возвращала компании Андерсена былое доброе имя.

Артур Андерсен (Arthur Andersen)

Arthur Andersen LLP — одна из крупнейших аудиторских компаний мира, которая практически прекратила свою деятельность в 2002 году, после скандала с банкротством компании Энрон (Enron) — энергетической компанией, располагавшейся в Техасе (Texas). Компания Артур Андерсен, по итогам проведения аудита, подтвердила недостоверную бухгалтерскую отчетность Энрон, что ввело в заблуждение инвесторов. Когда неплатежеспособность Энрон выявилась, инвесторы получили многомиллиардные убытки.

Штаб квартира Arthur Andersen LLP находилась в Чикаго. Фирма входила в состав Большой пятерки («Big Five») аудиторских компаний мира (см. Большая четверка (аудит)).

После скандала с Энрон, большинство практик Артур Андерсен было приобретено оставшимися четырьмя крупнейшими аудиторскими компаниями. Хотя формально еще и сейчас существует в США небольшая по численности компания Arthur Andersen LLP.

Консалтинговое подразделение группы Arthur Andersen выделилось еще в 1987 году и до сих пор успешно функционирует. Сейчас это компания носит имя Аксенчер (Accenture) и является одной из крупнейших консалтинговых компаний мира.

Новое возрождение

Компания в 2014 году вернулась на рынок под обновленным брендом Andersen.

Сайт Andersen: andersen.com

В России офис Андерсен располагается в Москве, по адресу: Трехпрудный переулок 9 стр. 2, офис 315-4. Tel: +7 495 730 96 06.

Логотип AndersenTax

Историческая справка

Основатель компании Артур Андерсен (Arthur Andersen) родился 30 мая 1885 года в Плано Иллинойс (Plano, Illinois). Артур остался без родителей в 16-летнем возрасте и был вынужден днем работать почтальоном, а вечером учиться.

В 1908 году, в возрасте 23 лет он стал самым молодым сертифицированным бухгалтером (CPA) в штате.

В 1913 году Arthur Andersen и Clarence DeLany открыли компанию Andersen, DeLany & Co. Фирма изменила название до Arthur Andersen & Co в 1918 году.

В 1917 году Артур Андерсен получил степень бакалавра бизнеса в школе Kellogg School Северозападного университета (Northwestern University). Артур Андерсен был активным пособником развития образования. В 1927 году он был избран в совет попечителей Северозападного университета (Northwestern University), а с 1930 по 1932 годы был его президентом. Он был также председателем экспертного совета сертифицированных бухгалтеров (CPA).

Артур Андерсен управлял компанией вплоть до своей смерти в 1947 году.

Компания успешно функционировала до начала 21 века. Скандал с банкротством компании Энрон (энергетическая компания с оборотом 100 миллиардов долларов США), аудитором которой был Артур Андерсен, привел к закрытию аудиторской фирмы Большой пятерки. Против Артур Андерсен были выдвинуты обвинения в уголовном преступлении. Менеджеры Артур Андерсен обвинялись в том, что они давали указания по уничтожению и фальсификации документов. Позже, Верховный суд США отверг эти обвинения 15 июня 2002 года. Но компании это уже не помогло. Она практически прекратила свою деятельность.

Бывший глава офиса Артур Андерсен в Сиэтл ввел новое слово, означающее суть произошедшего с компанией — «Enron-ed». Так, одна из крупнейших аудиторских компаний мира, имевшая 85 тысяч сотрудников по всему миру, прекратила свое существование. Сейчас компания еще формально продолжает существовать. Ее штат насчитывает около 200 человек, которые занимаются урегулированием требований к бывшему гиганту.

Аудиторский скандал XXI века

Резниченко Д. В., сертифицированный бухгалтер-практик (CAP)

Когда мы близко соприкасаемся с бухгалтерским учетом и аудиторской профессией, их деятельность всегда является предметом дебатов и дискуссий. Много слов говорится о независимости и компетенции, о детальных аналитических процедурах, выборке и эффективности аудита. Компетенция аудиторов покрывает обширную сферу финансовой деятельности компании и ее отчетности. Еще большее внимание уделяется недобросовестному исполнению своих обязательств аудиторами, которое иногда приводит к огромным скандалам, банкротству компаний и потерям вкладов инвесторов.

Было ли так всегда? Многие аналитики небезосновательно приписывают заострение внимания к аудиторской деятельности в 2001 году и скандалу в США, получившему название «Дела Enron» и последующей гибели одной из крупнейших аудиторских компаний Артур Андерсен. Это дело заслужено считается самым громким в мировой истории, в котором было замешано множество публичных персон, побудившее целую цепочку других расследований и которое осветило профессию аудитора на весь мир. Республиканская партия потеряла много голосов и акций в те времена и сам президент США адресовал критические замечания в сторону аудиторов. В 2002 году компания Артур Андерсен, основанная в 1913 году, входившая в «Большую Пятерку» аудиторских компаний, имевшая 9,3 миллиардов долларов годового дохода и 2,4 тысяч компаний-клиентов из числа зарегистрированных американской Комиссией по ценным бумагам и биржам, перестала существовать. Именно после «Дела Enron» остро стал вопос независимости аудиторов.

Для того, чтобы понять как предотвратить подобные кризисы, нужно понимать что в сущности их вызвало и насколько важны для инвесторов правдивость и обьективное представление реальности дел. Поэтому мы расскажем Вам что же произошло в ведущей американской энергетической компании Enron, а затем и в повторившей ее участь телекоммуникационной компании №2 в США WorldCom Inc.

Против менеджмента Enron выдвигались обвинения в фальсификации отчётности, вводившей в заблуждение инвесторов. В процессе расследования было выявлено, что руководство, манипулируя цифрами, скрыло реальный уровень долга путем переложения 8,5 миллиардов фунтов стерлингов групповых обязательств на тысячи специально созданных юридических лиц на офшорах, счета которых не были консолидированы в финансовой отчетности компании, о которой специалисты аудиторской компании Артур Андерсен давали положительные заключения, а все документы связанные с аудитом уничтожили.

В случае с WorldCom Inc., компания завысила свою прибыль на сумму, превышающую 3,8 миллиардов долларов путем перевода части операционных затрат в состав капитальных вложений. В дополнение они занизили сведения о ссудах на сумму 2,5 миллиарда долларов.

Можно сделать следующий вывод:

Причинами краха компаний в первую очередь послужило отсутствие эффективной системы внутреннего и внешнего контроля, а также противоречие между интересами менеджеров высшего звена, получающих вознаграждение в процентом отношении к показанной бухгалтерской прибыли, и интересами корпорации в целом. Данный конфликт интересов заставлял менеджмент компании скрывать убытки и завышать доходы.

Кроме расследования «Дела Enron», проверке подверглись и другие клиенты Артур Андерсен, в результате чего последовательно банкротами себя признали компании WorldCom, Qwest Communications, Merck, Global Crossing и даже благотворительная религиозная организация «Baptist Foundation of Arizona».

Этот скандал произвел огромное влияние. Все начали работать в направлении предотвращения повторения такого кризиса. Только тогда обратили внимание на безконтрольность аудита, на подход к регулированию управленческого и бухгалтерского учета, введения многоуровневой системы финансового контроля и качества. Результатом этого стало возникновение PCAOB и принятие в 2002 году Закона Сарбейнза — Оксли (закон «SOX»), ужесточившего требования к финансовой отчётности и установившего ответственность аудиторских компаний в 2 миллиона долларов США за некачественный аудит.

Комментарии экспертов:

1. Чтобы такого не повторилось необходимо повышение качества всего аудиторского процесса. Самый главный вопрос повышения качества — это создание рабочих документов должного уровня, которые не возможно будет уничтожить. Для этого их нужно хранить на специальных серверах, защищенных от несанкционированного доступа.

2. Повышение качества – это не разовое действие, а длительный процесс, который происходит по мере приобритения компанией опыта деятельности на рынке. Вот почему для предоставления не только аудита, но и любых других услуг, так важно выбирать сетевые именитые компании, которые строго придерживаются всех правил, имеют проверенную годами многоуровневую систему контроля качества и входят в мировую сеть или ассоциацию аудиторских и консалтинговых фирм, которая из года в год совершенствует свой подход к аудиту и его процедурам.

3. По нашему мнению, главным для инвесторов является не выявление проблем, а их профилактика и предупреждение. Для достижения этой цели независимых внешних аудиторов нужно приглашать в компанию не по окончании очередного года, когда отчетность уже закрыта и нет времени для маневра по исправлению текущих ошибок, переходящих из квартала в квартал. Этим можно выявить наличие уже существующих проблем и столкнуться с их последствиями в ближайшем обозримом будущем. Для предупреждения возможных искажений в конце года аудиторов нужно приглашать к контролю компании или ее бизнес-единиц ежеквартально, чтобы ошибки исправлялись мгновенно, интерпретировались, анализировались и применялись организационно-технические мероприятия по их недопущению. Это принесет намного больше пользы, чем просто годовой аудит, так как в процессе ежеквартального аудита можно:

— обратиться в ГФС за разъяснениями по налогам (в результате разночтения);

— заказать судебно-экономическую экспертизу;

— или даже правовую экспертизу в Институте государства и права.

4. Одной из важных функций аудитора является тщательное исследование и принятие мер во избежание случаев мошенничества и злоупотребления служебным положением на предприятии, включающее методы планирования выборки в ответ на оцененные риски.

5. Аудиторы должны понимать, что им вероятнее всего понадобятся различные эксперты, экологи, технологи и оценщики и т.п., потому что много вопросов возникает в связи с технологиями, экологией, обесценением имущества, компания не улавливает этот момент вовремя и теряет активы. Все эти дополнительные услуги нужны компаниям, но многие менеджеры не чувствуют этих рисков. Это утверждение также находит свое выражение в требованиях МСА №620 «Использование работы эксперта».

История

Компания была основана в 1913 году — Артур Андерсен и его партнер Кларенс Делани приобрели небольшую компанию «The Audit Company of Illinois». Новая компания стала называться «Andersen, Delaney & Co.», а с 1918 года — «Arthur Andersen & Co». В течение последующих почти 90 лет бизнес фирмы шел успешно — Arthur Andersen вошла сначала в «большую восьмерку», в «большую шестерку», а под конец своей деятельности — в «большую пятерку» аудиторских компаний. К 2002 году компания имела $9,3 млрд годового дохода и присутствовала в 84 странах. Клиентами компании по аудиту были 2,4 тысяч компаний из числа зарегистрированных американской Комиссией по ценным бумагам и биржам. Репутация и надежность аудиторских отчетов Arthur Andersen считались безукоризненными.

«Дело Enron»

Банкротство компании Enron, произошедшее в итоге крупного скандала, получившего название «Дело Enron», стало одним из крупнейших в мировой истории. Основным обвинением, выдвигавшимся против Enron, была фальсификация отчётности, вводившая в заблуждение инвесторов. В ходе разгоравшегося скандала покончил с собой вице-президент компании Клиффорд Бакстер.

Было вскрыто использование различных финансовых и офшорных схем. Для проведения аферы было создано много юридических лиц, которые располагались преимущественно в офшорных зонах. По одному юридическому адресу (Джорджтаун, а/я 1350) на Каймановых островах было зарегистрировано 692 дочерние компании. Несмотря на сложность схем, принцип их действия был прост: с одной стороны, операции с электроэнергией, проводимые через дочерние компании, увеличивали себестоимость и продажную цену электричества, с другой стороны, на офшоры оформлялись долги корпорации, которые руководство не хотело афишировать. Таким образом, афера Enron заключалась не в сокрытии доходов, а в сокрытии убытков.

Одним из итогов «Дела Enron» стало принятие американскими законодателями Закона Сарбейнза — Оксли, ужесточившего требования к финансовой отчётности, а также распад аудиторской компании Arthur Andersen, до этого входившей в «большую пятёрку» аудиторских компаний мира.

Распад

Комиссия по ценным бумагам и биржам кроме расследования «дела Enron» стала проверять отчетность других клиентов Arthur Andersen. Через несколько недель банкротами последовательно признали себя клиенты компании Arthur Andersen — WorldCom, Qwest Communications, Merck, Global Crossing и даже благотворительная религиозная организация «Baptist Foundation of Arizona».

Руководство Arthur Andersen пыталось спасти компанию — глава фирмы Джозеф Берардино уверял в январе 2001 года, что «мы выживем, клиенты знают нас и не отвернутся от нас», «мы уверены в том, что фирма преодолеет кризис и клиенты не покинут её». Однако клиенты начали массово переходить к другим аудиторам. В результате к июню 2002 года, когда суд вынес решение запретить Arthur Andersen проводить аудит финансовых отчетов компаний, зарегистрированных в Комиссии по ценным бумагам и рынкам, компания уже по сути перестала существовать.

Как погибли Arthur Andersen и Enron

Этот почтенный господин с чудесной скромной розочкой в петличке – Артур Андерсен. Это не тот Андерсон, который писал замечательные детские сказки, и даже не его родственник. Артур был аудитором, или, сказать точнее – «публичным бухгалтером». Это чуть ли не единственная его фотография. Сразу хочу сказать, что Артур Андерсен был и умер честным человеком. Всё, о чём я сегодня расскажу вам, произошло уже после его ухода. Он создал отличную компанию, вывел её в топ рынка. Но теперь его имя будет занесено в историю и запомнится всем бизнесменам мира совершенно по другому поводу.

Компания была основана в 1913 году — Артур Андерсен и его партнер Кларенс Делани приобрели небольшую компанию «The Audit Company of Illinois». Новая компания стала называться «Andersen, Delaney & Co.», а с 1918 года — «Arthur Andersen & Co». В течение последующих почти 90 лет бизнес фирмы шел успешно — Arthur Andersen вошла сначала в «большую восьмерку», в «большую шестерку», а под конец своей деятельности — в «большую пятерку» аудиторских компаний. К 2002 году компания имела $9,3 млрд годового дохода и присутствовала в 84 странах. Клиентами компании по аудиту были 2,4 тысяч компаний из числа зарегистрированных американской Комиссией по ценным бумагам и биржам. Репутация и надежность аудиторских отчетов Arthur Andersen считались безукоризненными.

Основная задача публичного бухгалтера (или аудитора) в США состоит в подтверждении «достоверности отчетности», а по сути – прибыли крупных компаний, чьи акции котируются на фондовой бирже. То есть он должен был сказать: «Окей, парни, Генри действительно делает свои вонючие самобеглые коляски, продает их и получает неплохую прибыль». И парни бежали на биржу к своим брокерам скупать акции «Форд Мотор Компани».

Артур был честным человеком и хорошим бизнесменом – фирма росла и процветала, и продолжала процветать и после его смерти. К 2002 году компания имела $9,3 млрд годового дохода и присутствовала в 84 странах. Клиентами компании по аудиту были 2,4 тысяч компаний – акционерных обществ – только в США.

Всё было прекрасно, пока фирме не повстречался некий Эндрю Фастоу. Этот господин был главой финансовой службы гиганта американской энергетики Enron Corporation.

Дело было в конце 90-х и дела у Enron Corporation шли не очень, из-за неудачных сделок по диверсификации бизнеса (купили какой-то хлам убыточный). Господин Эндрю Фастоу, несмотря на то, что был топ-менеджером, был жуликом по своему складу ума. Причем довольно рядовым жуликом – хитрым и тупым.

Как всякий рядовой жулик он придумал хитрую и тупую схему выхода из корпоративного кризиса – сокрытие неэффективных активов в оффшоры. Только по одному юридическому адресу (Джорджтаун, а/я 1350) на Каймановых островах им было зарегистрировано 692 компании, связанные с Enron Corporation и управляемые им лично и его подельниками.

Затраты были снижены, прибыль – соответственно выросла, котировки акций, фьючерсов и прочих форвардов Enron Corporation поползли вверх. А аудиторы Arthur Andersen & Co стояли рядом и давали на все это положительные заключения (а в последствии выяснилось, что не просто стояли, а ещё и помогали разрабатывать схему). Бедный Артур, наверняка, не раз перевернулся в гробу.

16 октября 2001-го года мировой лидер в отрасли торговли энергоносителями, занимавший около 20% энергетического рынка США опубликовал финансовую отчетность, в результате которой капитализация компании тут же упала на 60 млрд дол. США. И даже дело не в том, сколь масштабен был убыток, куда больше впечатлят организация схемы, по которой этот самый убыток тщательно скрывался. Главными действующими лицами этого скандала стали три мошенника: Эндрю Фастоу (глава финансовой службы, Джефф Скиллинг (один из топ-менеджеров) и Кеннет Ли (президент и глава компании с 1986-го года). Именно они провернули всю аферу и без них, возможно, сегодня были бы живы и «Артур Андерсен» и «Энрон» и прочие компании, которые они утянули с собой в эту смертельную финансовую воронку.

Как только мошенничество было вскрыто и стало достоянием гласности – Enron рухнул. Это было не просто банкротство очередной коммерческой компании. Это было так, как если бы у нас обанкротилось «РЖД» или «Газпром».

Еще до проблем 2001-го года акции компании начали постепенно падать в цене, что относительно логично: топ-менеджеры до последнего старались удержать компанию на плаву. Осенью 2000-го года акции компании поднялись на свой исторический максимум — 90 дол. США за штуку, однако в течение всего года они обесценились почти в 4 раза — до 25 дол. США.

16 октября 2001-го года компания опубликовала отчет, в котором указала невесть откуда взявшийся убыток в 1,2 млрд дол. США. Поскольку предыдущая отчетность и деятельность компании, находившейся чуть ли ни на пике своей цены, в принципе не предвещала ничего подобного, такой убыток оказался громом среди ясного неба — акции корпорации упали сразу до нескольких центов.

Комиссия по ценным бумагам и биржам кроме расследования «дела Enron» стала проверять отчетность других клиентов Arthur Andersen. Через несколько недель банкротами последовательно признали себя другие крупные клиенты Arthur Andersen — такие «монстры» как WorldCom, Qwest Communications, Merck, Global Crossing и даже благотворительная религиозная организация Baptist Foundation of Arizona.

Дальнейшее расследование и вовсе переросло в международный скандал: Энрон был системообразующим энергетическим бизнесом США и в сравнении с крахом доткомов имел куда большую значимость. Предприятие, расположенное на 5 континентах оказалось фикцией, создав гигантскую сеть оффшорных компаний — афера века поражала своими масштабами и количеством задействованных участников.

Неизвестно, в какой момент руководство решило создать из Энрона идеальную корпорацию, но реализация затеи требовала не один год. Суть идеи идеальной компании проста — сделать все, чтобы компания имела идеальный баланс, полностью отсутствовал риск, долги, а рейтинговые агентства присуждали бы все более и более высокие рейтинги. Как избежать долгов? Просто их не брать. Способов, как избежать рисков, несколько:

  • Хеджирование при помощи финансовых инструментов (деривативов) — дорого и сложно;
  • Страхование рисков — еще дороже;
  • Делегирование рисков в специально созданные для этих целей структуры.

Третий способ был придуман еще до Энрона. Да и в общем, вся афера века не была сколь новой. Скорее, она была усовершенствованной и увеличенной до гигантских масштабов. Именно третий путь и позволил создать две реальности корпорации Энрон:

  • Реальность осязаемая — электростанции, высоковольтные линии, очистительные и водные сооружения по всему миру и т.д.;
  • Реальность витринная — идеальная финансовая отчетность, высокие рейтинги, рост капитализации.

Афера века, создал которую Эндрю Фастоу, решала противоречие между поставщиками и потребителями электроэнергии. Потребителям были важны долгосрочные контракт и фиксированная цена, поставщики же были заинтересованы в краткосрочных договорах, благодаря котором можно было бы менять цену ежемесячно согласно рыночным колебаниям. К тому же поставщики все время жаловались на нехватку средств.

Выступая в качестве посредника «Энрон» решил предлагать потребителям электроэнергию по фиксированным ценам, как они того и хотят. С другой стороны, корпорация решила финансировать поставщиков энергии, тем самым закрывая финансовый и временной разрыв в финансовой цепочке «потребитель-поставщик». Дело оставалось за малым — найти временные деньги для оплаты электричества поставщикам до того момента, как расплатятся потребители. Афера века продолжала разрабатываться. Деньги для финансирования были найдены при помощи «секьюритизации».

——

Справка. Как работает «секьюритизация»:

  • Компания-создатель, планирующая получить деньги посредством секьюритизации, формирует один большой портфель из своих активов, который обеспечит финансовые поступления. Портфель продается (не передается временно, а именно продается). Дальнейшая судьба активов от компании-создателя уже не зависит;
  • Третье лицо, выступающее держателем активов, является целевой компанией, созданной под определенный проект. Иными словами, специально созданная компания для покупки определенного актива, этот актив выкупает, полностью реализуя свою функцию. Но где взять деньги? Целевая компания (Special Purpose Entity (Vehiсle) в США) эмитирует свои ценные бумаги — векселя, долговые обязательства, облигации, обеспеченные теми самыми активами, которые она собирается покупать у компании-создателя;
  • Чтобы долговые обязательства SPE активно приобретались, необходимо получение высокого кредитного рейтинга, после чего целевая компания получает доверие со стороны рядовых инвесторов.

По факту, целевая компания конечно же создавалась самой компанией-создателем и полностью ею контролировалась. Создатель при этом решал несколько вопросов: имя целевой компании не ассоциировалось с головной компанией-создателем, а целевая компания была полностью чиста, поскольку не проводила никаких иных сделок, кроме как с целевым активом. Если бы подобным привлечением капитала занималась одна структура, мог бы возникнуть ряд вопросов, с какой целью компания привлекает капитал.

Инвесторы же с чистой совестью вкладывали деньги в векселя и облигации, поскольку всецело доверяли рейтингу SPE, а также понимали, что бумаги обеспечены активом.

——

Применить эту схему настолько прямо корпорация не могла, поскольку корпорация изначально не владела базовым активом, который можно было бы продать целевой компании. Ведь поставщики готовы были предоставить электричество только после оплаты. А «Энрон» мог получить финансирование для оплаты электричества, только имея актив на руках. Получается замкнутый круг. Решение было найдено в так называемой системе «Кактус III».

Первая схема «Кактус I» по секьюритизации активов была совершена еще в 1991-м году и прошла весьма неудачно. Компания Энрон собрала пул на сумму 900 млн дол. США, которые были обещаны производителям газа, после чего продала эмитированные под данный актив ценные бумаги группе крупных инвесторов, в том числе General Electric. По условиям сделки инвесторы обязались впоследствии продать газ обратно (яркий пример хеджирования рисков при помощи своп-операций). Схема была скользкой, поскольку многое держалось на взаимном доверии — поставщики газа отпускать актив в долг не собирались, а сопутствующая документация была сложной и требовала расходов. Зато долг перед поставщиками был выведен с бухгалтерии.

Предыдущая схема имела один существенный недостаток: привлечение инвесторов предполагалось со стороны рядовых участников рынка, а для этого нужно было пройти рейтингование — кто же вложит деньги в неизвестную структуру? А получить рейтинг, не имея реальных активов, основываясь лишь на договоренностях было непросто. Тогда компания Энрон решила пойти по второму пути — привлечь не рядовых инвесторов, а крупных инвестиционных банкиров, консорциумы и т.д., обеспечив себе тем самым вместо рейтинга репутацию. А имея репутацию, получить рейтинг было делом техники.

Вторая сделка по схеме «Кактус II» — была проведена в 1993-м году. Тогда Система пенсионного обеспечения государственных служащих Калифорнии приняла решения вложить 250 млн дол. США в безбалансовые партнёерские инвестиции. В компанию также вложил деньги и Уоррен Баффет, что дало возможность «Энрону» активно рекламировать такое партнёрство: «Смотрите, нам доверяют самые серьёзные инвесторы мира!» Теперь компания «Энрон» с такой серьёзной репутацией могла создавать любые схемы.

Уже отточенная схема была усовершенствована и получила название «Кактус III»:

  • Создавалось две целевые компании (SPE), первая из которых — «Кактус III» — выпускала долговые обязательства двух классов: А (фиксированный процент дохода) и В (плавающий процент дохода);
  • Вторая целевая компания привлекала кредитные средства консорциума и банков, на которые покупала облигации и долговые обязательства «Кактуса III». К чему такая сложность? Банки не имеют право заниматься спекуляцией ценными бумагами, а вот выдать кредит компании, которая и займется этой самой спекуляций — запросто;
  • «Кактус III» на полученные деньги покупал газ и электроэнергию у производителей;
  • Компания Энрон выкупала у «Кактуса III» ресурсы и продавала конечным производителям по фиксированным ценам;
  • «Кактус III» от полученных денег Энрона погашала обязательства перед второй целевой компании.

Долговые облигации класса В продавались напрямую финансовому подразделению General Electric Credit. Тем самым подчеркивалось исключительное доверие активам «Энрон» со стороны крупнейших корпораций страны.

Такая схема, в первую очередь, позволяла вывести все кредитные обязательства с баланса Энрона на другие целевые компании. Это было решающим фактором для того, чтобы компания Энрон получала высокие кредитные рейтинги (ведь проверялась отчетность только Энрона). Высокие кредитные рейтинги обеспечивали доверие рядовых инвесторов, а значит компания Энрон могла и дальше проводить подобные операции в то время, как её капитализация росла с каждым днем.

Логично предположить, что продажа ресурсов по фиксированным ценам потребителям при изменяющейся цене от поставщиков была далеко не всегда прибыльной. Однако размах связанных структур был настолько огромен, что все эти убытки равномерно распределялись между SPE обоих уровней. Только по одному адресу на Каймановых островах было выявлено 692(!!!) связанные компании!

Секрет схемы столь огромного масштаба прост:

  • Уомпании SPE регистрировались только в оффшорных зонах, а потому связать их учредителей с топ-менеджментом энергетического гиганта было невозможно;
  • Привлекать все новый и новый капитал для финансирования SPE 2-го уровня позволяла репутация Энрон;
  • Инвесторы вкладывали деньги только потому, что активы были подтверждены высоким рейтингом корпорации, но фактически проданные SPE, уже не были собственностью Энрон — вся ответственность ложилась на SPE первого уровня «Кактус III», которая и расплачивалась с поставщиками, а затем и с кредиторами.

В определенный момент задолженность всех SPE достигла критической точки, и компания Энрон вынуждена была отразить убытки в своем балансе. Вы спросите, почему нельзя было просто утопить связанные SPE? Увы, система эмиссии ценных бумаг, долговых обязательств и договоров поставок с потребителями и поставщиками была настолько взаимосвязана, что проблема в одном узле схемы моментально отразилась на всех её участниках.

У многих компания Энрон ассоциируется с мошенничеством, однако вся схема с SPE абсолютно легальна. К слову, после банкротства Энрона ряд стран принял соответствующее законодательство, ужесточающее требования к финансовой отчётности.

Можно ли сказать, что компания умышленно скрывала убытки? Тоже нет, поскольку она просто переносила их на другие структуры и сообщать об убытках «Кактуса III» была не обязана. Да, в результате банкротства ведущие инвесторы и многочисленные фонды потерпели убытки, но в этом и заключается риск инвестирования.

Дальнейшая судьба главных действующих лиц следующая:

  • в 2004-м году компания Энрон вышла из состояния банкротства, частично сменила название, а в 2006-м году она распродала свои активы и прекратила существование
  • Кеннет Ли умер от инфаркта в 2006-м году, так и не получив срок
  • Джефф Скиллинг получил 10 лет, и уже в этом 2017-м году выйдет на свободу
  • Эндрю Фастоу получил 6 лет с конфискацией имущества (24 млн дол. США), уже давно на свободе и читает в американских университетах лекции по корпоративной этике.

И красота всей схемы не только в том, как масштабно она была организована, а в том, каким образом это было сделано с бухгалтерской точки зрения.

Банкротство компании получило название «Дело Enron» и стало одним из крупнейших в мировой истории. Основным обвинением, выдвигавшимся против Enron, была фальсификация отчётности, вводившая в заблуждение инвесторов. В ходе разгоравшегося скандала покончил с собой вице-президент компании Клиффорд Бакстер.

А что же с аудиторской компанией Артур Андерсен, давшей разрешение на схему секьюритизации «Кактус III»?

От Arthur Andersen & Co отшатнулись почти все крупные клиенты. За пару месяцев от ее услуг отказались 785 из 2300 фирм, в том числе и такие всемирно известные корпорации как United Airlines, Merck&Co., Aquila Inc., Costco Cos. и UnitedHealth Group. Фирма была вынуждена заявить, что прекращает заниматься аудитом компаний, чьи акции котируются на биржах.

В ходе судебного разбирательства обвинение привлекло господина Дункана (не Маклауда, а Дэвида) — менеджера Arthur Andersen, который руководил проверками Enron. Поняв, что его делают козлом отпущения, он подтвердил, что аудиторы Arthur Andersen фактически закрывали глаза на противоправные действия руководства Enron.

Руководство Arthur Andersen пыталось спасти компанию — глава фирмы Джозеф Берардино уверял в январе 2001 года, что «мы выживем, клиенты знают нас и не отвернутся от нас», «мы уверены в том, что фирма преодолеет кризис и клиенты не покинут её». Однако клиенты начали массово переходить к другим аудиторам. В результате к июню 2002 года, когда суд вынес решение запретить Arthur Andersen проводить аудит финансовых отчетов компаний, зарегистрированных в Комиссии по ценным бумагам и рынкам, компания уже по сути не дышала.

Последней каплей стало выявление того факта, что именно аудиторы поспешно уничтожили тысячи документов и электронных носителей, хранящих тайны сговора между менеджерами Enron и представителями Arthur Andersen.

Это довершило дело. В июле 2002 года компания Arthur Andersen & Co перестала существовать.

«Андерсен» срочно меняет имя

К 1 мая трудящиеся двух крупнейших операторов на российском рынке аудита объединятся. Arthur Andersen и Ernst&Young станут одной компанией, работающей под именем Ernst&Young.

К 1 мая трудящиеся двух крупнейших операторов на российском рынке аудита объединятся. Arthur Andersen и Ernst&Young станут одной компанией, работающей под именем Ernst&Young. Спешная смена имени стала ответом российской компаний на скандал, постигший Arthur Andersen Worldwide в минувший месяц, когда стало известно, что один из самых крупных клиентов последней — компания Enron объявила себя банкротом. Несмотря на то что в компании Ernst&Young уверены — репутация Andersen не затронет новую компанию (российская Andersen связана с американской только названием), имя, под которым будут работать обе компании, говорит о предосторожности.

Изменение личности В результате скандала на днях в компании Andersen появился новый президент Альдо Кардозо, ранее возглавлявший парижский филиал компании, который сменил Джозефа Берардино, ушедшего в оставку 27 марта, — именно в его правление произошел переломный момент в Arthur Andersen. Вначале Andersen отказывалась от причастности к банкротству клиента, но недавно один из сотрудников фирмы, партнер Andersen Дэвид Дункан, признал себя виновным, что может существенно усугубить положение американского аудитора. Дело в том, что Дункан был причастен к уничтожению аудиторской документации «по делу» Enron (большей частью представлявшей собой электронные сообщения). Например, бывший менеджер Andersen уже признался в причастности к этому бывшего руководства компании. Кроме того, Дункан может пролить свет на то, были ли руководители Andersen осведомлены о долгах и завышенных доходах клиента. Слушание дела назначено на 6 мая в Хьюстоне.

Дробление Andersen Изначально Arthur Andersen Worldwide рассчитывал на глобальное слияние с одной из двух представителей «пятерки» — Deloitte&Touche или KPMG, с последней был даже заключен протокол о намерениях. В российском представительстве KPMG уточнили, что компания планировала купить Andersen во всем мире, кроме США. Но впоследствии выяснилось, что на локальном уровне представительства Andersen предпочитают делать свой выбор самостоятельно. При этом руководство российского представительства KPMG еще не сформулировало свою позицию: стало ли это поражением компании, или KPMG смутили условия Andersen. Газета The Washington Post сообщила, что американская Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) намерена подать иск против корпорации Xerox и ее бывшего аудитора компании KPMG. В частности, речь идет о раздувании доходов от долгосрочной аренды оборудования в Мексике. Расследование, проведенное SEC в отношении Xerox, показало, что финансовая отчетность корпорации за последние годы составлялась с нарушениями. SEC уже наложила на корпорацию штраф в $10 млн, что является рекордной суммой за всю историю расследований подобного рода. Xerox также согласилась пересмотреть свою отчетность за период с 1997 по 2000 год, что потребует пересмотреть постатейное распределение более $2 млрд дохода за этот период. Аудиторская компания KPMG также теперь находится под прицелом SEC, хотя она и отказалась подтвердить финансовый отчет Xerox за 2000 год, а также потребовала проведения независимой проверки после раскрытия фактов нарушения отчетности по операциям Xerox в Мексике. В итоге Xerox приняла решение расстаться с KPMG. По информации Dow Jones, 10 апреля 2002 компания Avenue Entertainment Group, аудит которой осуществляла KPMG, решила расстаться с последней. Если рассматривать «общемировой процесс», то испанский Andersen «продался» Deloitte&Touche, китайский — PricewaterhousCoopers, в Великобритании готовится слияние Andersen с KPMG. Ernst&Young объединяется с Andersen в Австралии, Новой Зеландии, Норвегии, а также в СНГ, хотя изначально речь шла только о России. Процесс стал фактически неуправляемым, поэтому, по мнению некоторых экспертов, руководство Arthur Andersen Worldwide, после того как оправится от судебных тяжб, вероятнее всего, будет взыскивать с разбежавшихся практиков неустойки.

Что будет Генеральный директор ЗАО «Артур Андерсен» Ханс Йукум Хорн заявил по поводу сделки: «Суммарный эффект от объединения практики «Эрнст энд Янг Лимитед (СНГ)» и нашей превзойдет все ожидания. У «Эрнст энд Янг Лимитед (СНГ)» высококлассная по качеству практика в России и отличная международная клиентская база. Корпоративная культура «Эрнст энд Янг Лимитед (СНГ)» во многом похожа на нашу, а ее международная инфраструктура позволит нашим клиентам получить необходимую им поддержку. Используя сильные стороны этого сочетания, мы сможем продолжать оказывать нашим общим клиентам профессиональные услуги высочайшего качества». По мнению экспертов, дробление Andersen положительно скажется на конкурентности рынка. Тем не менее передел российского рынка возможен, вопреки утверждениям аудиторских компаний о том, что все клиенты пока остаются на местах. Об этом говорит хотя бы тот факт, что в ряде российских представительств экс-«пятерки» (в частности, KPMG) после американской трагедии в рекламных проспектах запретили публиковать имена клиентов, которые традиционно являются главным рекламным аргументом консультантов (а также секретом полишинеля). Безусловно, это обусловлено опасениями переманивания клиентов. Структура объединенных компаний еще только разрабатывается и будет известна только в середине мая. При этом, по сведениям «ДП», увольнения в петербургском Andersen маловероятны, поскольку общая клиентская база предполагает сохранение и объединение консультантов.

Реклама Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter

Arthur andersen

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *